Главная arrow Информационный раздел arrow Отзывы и рецензии arrow Е.В.Сирота, С.В.Степанюк (Бельцкий государственный университет, Молдова)  
20.01.2018 г.
Е.В.Сирота, С.В.Степанюк (Бельцкий государственный университет, Молдова) Печать E-mail
Автор Administrator   
15.11.2007 г.

Е.В.Сирота, С.В.Степанюк (Бельцкий государственный университет, Молдова)

  1. Раздел «Морфология» является, пожалуй, самым сложным и в плане объема материала (при мизерном количестве часов, выделяемых в соответствии с Болонским проектом) и в плане содержательности, дискуссионности многих проблем, наличия функциональных омонимов в системе частей речи. И, конечно же, нередко недостаточной в этом плане школьной подготовкой студентов по русскому языку.
  2. Предлагаемый проспект учебника, охватывая основные вопросы морфологии современного русского языка, опирается на системно-функциональный подход к анализу морфологических категорий, языковых явлений, что расширяет возможности его использования.Достаточно высокий уровень научности и учет особенностей функционирования языковых единиц в речи позволит использовать его как для работы на специальных филологических факультетах (в том числе и в странах СНГ, в частности в Молдавии) по профилю «Русский язык и литература» (в русских группах), так и для подготовки будущих преподавателей русского языка как неродного, а также подготовки переводчиков при билингвизме.
  3. Научная база учебника опирается как на фундаментальные работы известных отечественных и зарубежных лингвистов прошлого (например, работы Л.В. Щербы, В.В. Виноградова, А.А. Шахматова, А.М. Пешковского и др.), так и на новейшие исследования современных ученых (Милославского И.Г., Золотовой Г.А., Бондарко А.В. и др.). Учтены и наиболее распространенные действующие учебники, рассматривающие вопросы морфологии.
  4. Такой учебник нужен, особенно для тех периферийных вузов, где не совсем полно, мягко говоря, укомплектованы библиотеки специальной литературой по разным аспектам языка, так что студенты не всегда могут познакомиться с первоисточниками (да и преподаватели тоже).
  5. Хорошо (в основном) продумана структура учебника. Непосредственное изучение частей речи и их особенностей предваряется «Введением», где предлагается рассмотрение ряда вопросов общетеоретического характера (понятие формы слова, разграничение формо- и словообразования, средства и способы выражения грамматических значений, понятие аналитизма в грамматике, парадигмы и типов парадигм, грамматической (морфологической) категории и др.), без решения которых невозможным было бы понимание и изучение далее изложенного материала. Однако, на наш взгляд, логическая последовательность иногда нарушается. Так, нам кажется, что целесообразно было бы по традиции рассматривать все имена (существительные, прилагательные, числительные), затем местоименные слова; наречие после темы «Глагол».
  6. Полностью согласны с тем, что при рассмотрении морфологических явлений следует учитывать не только письменную форму языка, но и устную (принимать во внимание особенности фонетических и фонологических чередований, акцентологические особенности, орфоэпические нормы в процессе формоизменения, хотя в предлагаемом проспекте не всегда этот принцип последовательно выдерживается (у существительных учитываются чередования при склонении, изменения в ударении, а у прилагательных - -ого, -его, например, - нет) и др.Но, вероятно, не следует описывать языковые единицы только «на основе их звуковой формы, а не на основе их письменных коррелятов (стр. 1). Думается, следует учитывать обе формы, дабы не снизить еще больше и так не очень высокую грамотность носителей языка, тем более будущих преподавателей.
  7. Естественно, что проспект дает только общее представление о будущем учебнике (на наш взгляд, довольно полном, цельном, научном, терминологически доступном для студентов, раскрывающем борьбу мнений и дающем представление о новых направлениях в решении многих спорных вопросов морфологии). Хотелось бы увидеть материализацию (воплощение) хороших замыслов авторов, побыстрее получить, прочитать самый учебник и рекомендовать его для работы.

Вместе с тем хотелось бы обратить внимание на следующее:

  1. Предисловие (стр.1). Если авторы ставят задачей связать преподавание морфологии с фонетикой и фонологией, то надо не забывать и о связи с лексикологией, особенно в тех разделах морфологии, где морфологические характеристики тесно переплетаются с лексическим значением (вид, залог, трансформационные возможности частей речи), тем более что далее рассматривается соотношение лексемы и словоформы (с.2, П).
  2. Понятие о функциональной грамматике перенесено в конец 1У раздела. На наш взгляд, так как вопрос о функциональной грамматике, ее особенностях связан с понятием категорий и квазикатегорий, целесообразнее сначала дать понятие о категориях и квазикатегориях, а затем – общее представление о функциональной грамматике.
  3. Раздел У. Можно было бы больше внимания уделить проблеме трансформации на уровне частей речи, которая приводит к функциональной омонимии и вызывает затруднение при определении статуса части речи не только в вузе, но и в школе. С этим также связан вопрос о способах пополнения частей речи (трансформация и словообразование). Основные идеи профессора В.Н. Мигирина о теории трансформационных процессов и соотношении их со словообразованием можно было бы ввести в данное учебное пособие (Мигирин В.Н. Очерки по теории процессов переходности в русском языке. –Бельцы, 1971).
  4. Дефиниции категориального значения частей речи должны быть адекватны принципам отображения действительности. Если идти от значения к форме и рассматривать категорию как единство формы и содержания, то следовало бы, вероятно, пересмотреть вопрос о выделяемых категориальных значениях или, давая традиционную характеристику категориальных значений, рядом пояснить их суть. Например, предметность в качестве категориального значения существительных – расплывчатый термин, так как по сути имена существительные – это наименования носителей признака, отсюда и возможность при любом существительном употребить имя прилагательное. ри описании рода существительных более четко разграничить план содержания (категория пола) и план выражения (родовая форма). С этим можно связать понятие «пустой» формы. При характеристике категории числа также более четко разграничить форму и содержание (числовая форма и содержание числа). Может быть, в самом учебнике это все уже отражено?В практике преподавания возникает необходимость выделить вопрос об омонимии падежных форм и способах их разграничения, так как это создает определенные трудности в определении падежных форм и их значений (морфологическое, морфолого-синтаксическое выражение, учет синтаксических связей и функций, служебных слов, в частности, предлогов).
  5. Не совсем ясно, являются ли категориями формы рода, числа, падежа прилагательных, или это родовые, числовые, падежные формы? Если это категории, то каково их содержание у прилагательных?.Два типа употребления кратких форм предполагает разграничение кратких и усеченных прилагательных или подразумевает только функции кратких прилагательных в роли атрибутива или предиката?На наш взгляд, следует рассмотреть вопрос об объеме степеней сравнения и разграничении таких понятий, как аналитическая форма и синтаксическое сочетание для выражения значения степени проявления качества.
  6. Почему вопрос о наречиях рассматривается после имени прилагательного, а не после глагола, ведь одна из типичных дистрибутивных особенностей наречий – сочетаемость с глаголом? Что предполагает функциональная типология наречий и почему частеречные признаки наречий даются в конце темы? Целесообразнее, как нам кажется, этот вопрос рассмотреть при определении места наречий в системе частей речи.
  7. Изложение вопроса о местоимении, на наш взгляд, следует начать с проблемы их места в системе частей речи, затем осветить круг проблем, связанных с описанием этих слов. Более четко разграничить грамматическую классификацию местоимений и семантическую. В этом плане значительный интерес представляет прогнозирующая классификация местоимений, предложенная В.Н. Мигириным в работе «Язык как система категорий отображения» (Кишинев, 1973), учитывающая и семантику, и функции, и соотнесенность с частями речи и членами предложения и предполагающая не только уточнение некоторых имеющихся разрядов, но и введение новых разрядов и перспективу местоименных слов в языке.
  8. Рассматривается вопрос о лексико-грамматических разрядах, семантическая же классификация глаголов не представлена (по характеру процесса, по природе исполнителя). Может быть, определенный интерес вызвала бы многоступенчатая классификация процессов, предложенная В.Н. Мигириным.
  9. Хотелось бы внести уточнение в вопрос о сущности сослагательного наклонения – морфологическая ли это категория или признак предложения – категория синтаксического уровня (Огня бы!) (И.Г. Милославский, В.Н. Мигирин).
  10. Непонятен статус причастий и деепричастий в системе частей речи.
  11. В сфере служебных частей речи хотелось, чтобы больше внимания уделялось проблеме трансформации как основному способу пополнения данного класса слов.Употребляется термин омонимичные предлоги, а омонимия союзов и других частей речи, омонимия частиц? Желательно и далее употреблять этот же термин, чтобы сохранять единство терминологического аппарата.

Хочется отметить, что не все проблемы проспекта дают четкое представление о том, как это будет выглядеть на конкретном материале. Вероятно, при знакомстве с учебным пособием многие наши вопросы и сомнения будут сняты.

Последнее обновление ( 30.11.2007 г. )
 
След. »