Главная  
27.04.2018 г.
Краткие новости
Заместитель декана Филологического факультета СПбГУ д.ф.н. А.С.Асиновский в интервью корреспонденту журнала "Санкт-Петербургский государственный университет" рассказал об итогах прошедшей 29-31 октября 2007 года Первой Международной конференции "Проблемы создания новых учебников по русскому языку для стран СНГ"

        Подробнее...
 
Имя прилагательное. Имя числительное. Местоимение. - Аннотация Печать E-mail
Автор Administrator   
22.11.2007 г.
Оглавление
Аннотация
Имя прилагательное
Имя числительное
Контаминанты, совмещающие признаки имён числительных и др. частей речи
Местоимение
Контаминанты, совмещающие свойства местоимений и др. частей речи
Задания для самостоятельной работы
Контрольно-тренировочные упражнения
Вопросы для блицконтроля
Схемы разбора по частям речи
Литература
Список сокращений

Местоимение
Часть 2

Основные вопросы

  • Местоимение как часть речи.
  • Разряды местоимений по категориальному значению и грамматическим особенностям. Понятие местоименного ряда.
  • Семантическая классификация местоимений.
  • Значение и особенности употребления местоимений основных семантических разрядов.
  • Иммиграционный потенциал местоимений.
  • Эмиграционный потенциал местоимений.

«К разряду местоимений относятся такие слова, которые указывают на предметы и на их признаки, но не называют их и не определяют их содержания» [ Грамматика–1960, т. 1, с. 387 ]

«Местоимение-существительное – это часть речи, указывающая на предмет и выражающая значение указания в морфологических категориях падежа (последовательно), числа и рода (непоследовательно).

Местоимения-существительные объединяют небольшую группу слов, указывающих на предмет в грамматическом смысле этого слова...» [ Русская грамматика–1980, т. 1, с. 531 ] .

Остальные местоименные слова Русская грамматика–1980 распределя­ет по именам прилагательным, числительным и наречиям.

1. Местоимение как часть речи

Термин «местоимение» произошел от лат. pronomen, что означает «вместо имени». Но содержание местоимений значительно шире их замести­тельной функции. Об этом еще в конце Х I Х в. писал Г. Павский: «Местоиме­ния не заменяют имён, а служат только указанием на них или напомина­нием об них, вовсе не выражая качества, вида, числа вещей ... только намекают на них» [ Павский Г. Филологические явления над составом русского языка. – СПб., 1880. – С. 249 ] . Учёные отмечали, с одной сто­роны, отсутствие у многих местоимений «прототипов» среди именных час­тей речи, с другой – возможность замещать, кроме именных частей речи, также наречия.

По вопросу о месте местоимений в системе частей речи современного русского языка существуют две противоположные точки зрения: одни учё­ные считают местоимения частью речи (М.В. Ломоносов, А.X. Востоков, А.Н. Гвоздев и др.), другие отказывают в самостоятельности и распределя­ют по знаменательным частям речи (А.А. Потебня, А.М. Пешковский, В.Н. Мигирин и др.). В.В. Виноградов относит к местоимениям лишь предметно-лич­ные и производные от них. Он рассматривает местоимения как реликтовую, отмирающую группу слов [ Виноградов, 1972 ] . По его мнению, от местоимений как особой части речи сохранились только остатки, а большая часть местоимении слилась с именами прилагательными и наречиями. В пятидесятые годы В.В. Виноградов признал ошибочным свой прежний взгляд на развитие местоимений, но официально не подкрепил его теоретическими выкладками.

Противоречиво и неполно представлены местоимения в Русской грамма­тике–1980. Отказывая местоимениям «в статусе части речи», авторы грамматики в то же время выделяют в часть речи «местоимения-существи­тельные» и располагают их среди знаменательных частей речи в одном ряду с именами существительными, прилагательными, числительными, гла­голами, наречиями. Единственной мотивировкой такого распределения яв­ляется несовпадение категорий рода, числа и падежа у имён существительных и соответствующих местоимений. «Эти собственно морфологические характеристики служат основанием для выделения местоимений-существи­тельных в самостоятельную часть речи» [ Русская грамматика–1980, т. 1, с. 531 ] .

Некоторые лингвисты, считая местоимения отдельной частью речи, в дальнейшем, противореча себе, распределяют их по знаменательным час­тям речи (А.А. Шахматов и др.).

Местоимения нельзя распределять по другим знаменательным частям речи по следующим причинам.

  1. Способы отображения действительности у местоимений и категориаль­но соотносительных частей речи различны. Первые выделяют предметы, признаки, количества и т. п., указывают на них или отрицают их, сооб­щают о них неопределённо или запрашивают о них информацию, то есть реализуют прономинальный способ отображения через один из пяти основ­ных типов, сложившихся в русских местоимениях. При этом за каждым зна­ком (местоимением) не закреплено постоянное содержание; значение их переменно и зависит от контекста и ситуации. Слова категориально соот­носительных частей речи (имён существительных, прилагательных, числи­тельных, наречий и безлично-предикативных слов) выполняют функцию на­зывания, обладают номинативным способом отображения действительности. Поэтому включение местоимений в другие части речи входит в противоре­чие с основными законами логики, обязательными для всех научных клас­сификаций.
  2. У местоимений и категориально соотносительных частей речи не со­впадают частные категории рода, числа и падежа.
  3. Не все местоимения современного русского языка могут быть кате­гориально соотносительными с другими частями речи. Соответственно, не входя ни в одну из них, они становятся «беспризорными». Примеры: когда в качестве вопроса об условии, что – от как вопрос о состоянии, что – вопрос о цене, как – вопрос о состоянии и др. ( Когда после при­ставки пишется твердый знак? Что Лена, поправляется? Что стоят эти сапоги? Как Марина? ).

Таким образом, местоимения нельзя распределить между категориально соотносительными знаменательными частями речи: именами существительны­ми, прилагательными, числительными, наречиями и безлично-предикативными словами. Вместе с тем надо иметь и достаточные основания, чтобы объединить их в одну местоименную часть речи. Помня о том, что каж­дая часть речи выделяется по совокупности дифференциальных признаков, определяемых с учетом критериев разграничения частей речи, назовём основные лексико-грамматические характеристики местоимений.

  1. Местоимения входят в состав знаменательной лексики. Они обладают прономинальным способом отображения объективной действительности и этим признаком очень чётко отграничиваются от остальных знаменательных частей речи.
  2. Местоимения не имеют особого, свойственного только им категориального значения, отличных от других частей речи грамматических признаков (исключая частные характеристики). Они опираются на ка­тегориальные значения имени существительного, прилагательного, чис­лительного, наречия и безлично-предикативных слов, имеют ряд об­щих с ними морфологических и синтаксических особенностей, объединя­ют все эти свойства в себе, реализуя свою семантику через один из пяти основных типов прономинации.

К числу признаков, объединяющих класс местоименных свойств, от­носятся также высокий уровень абстракции, контекстуально-ситуативная конкретизация значения, общие синтаксические свойства: способ­ность выступать в качестве уточняемых и обобщающих слов, легко употребляться в эллиптических предложениях и т. д. Денотативная ос­нова местоимений по объему равна сумме денотативных основ слов, выраженных категориально соотносительными частями речи. Это позволя­ет говорить о том, что местоимения образуют отдельную часть речи.

Выделяя местоимения в самостоятельную часть речи, нужно подчеркнуть, что производится это на несколько иной, чем у номинативных слов, основе, то есть местоимения представляют собой не чисто лексико-грамматический класс слов, а скорее семантико-функциональный класс слов.

В связи с отмеченными особенностями соотношения знаменательных частей речи и местоимений последние иногда называют «поперечной» частью речи, то есть расположенной не в одной ряду со знаменатель­ными частями речи, а как бы «поперек» их. Специфика соотношения местоимений и категориально соотносительных частей речи может быть отражена в схеме.

Таблица 10

Имя существительное

Имя прилагательное

Имя числительное

Наречие

Безлично-предикативные слова

Местоимения

От объёма и границ местоимений зависит определение этой части речи. Приведём некоторые из дефиниций: «К разряду местоимений от­носятся такие слова, которые указывают на предметы и на их призна­ки, но не называют их и не определяют их содержания» [ Грамматика–1960, т. 1, с. 387 ] . «Местоимения – это склоняемые именные слова, которые не называют предметов, их признаков и количества, а только указывают на них...» [ Шанский, Тихонов, 1981, с. 149 ] .

Эти определения соответствуют узкому пониманию термина «место­имение». В широком понимании местоимения можно рассматривать как особую часть речи, обладающую категориальной соотносительностью с именами существительными, прилагательными, числительными, наре­чиями, безлично-предикативными словами; имеющую особый прономинальный способ отображения объективной действительности.

Указание, замещение и прономинальный способ отображения в системе местоимений. Указательность называется главным семантическим признаком местоимений во многих учебниках, в том числе и в школьном. Понятие о местоимениях как указательных словах было широко распространено еще в XIX в., затем пере­шло во многие последующие издания, но на самом деле оно ошибоч­но, так как, во-первых, не охватывает всю местоименную лексику; во-вторых, абсолютно нелогично считать указательными все местоимения и в то же самое время в их составе выделять самостоятель­ный разряд указательных местоимений.

Указательная функция не свойственна многим местоимениям. Рассмотрим пример: Кто-то стучит в дверь. Слово кто-то означает не­определённое лицо, а указывать можно лишь на нечто известное из контекста или ситуации. Поэтому кто-то – не указательное слово, а неопределённое местоимение. Неопределённость как тип прономинальной семантики выделяется в одном ряду с указательностью.

Другой пример: Кто пришел? Местоимение кто также не является указательным, оно вопросительное. Вопросительные местоимения противопоставлены всем «ответным» (термин А.Х. Востокова) и употреб­ляются в тех случаях, когда необходимо выяснить что-либо актуаль­ное для адресата речи, а указание является одним из типов место­именного способа отображения в сфере так называемых ответных слов. Из этого следует, что вопросительные местоимения по своей специ­фике должны быть противопоставлены указательным, то есть дейктичным словам. Указательность свойственна лишь нескольким традиционно выделяемым семантическим разрядам: указательному, личному, воз­вратному и притяжательному, что и позволяет объединить их в один разряд, выделив в их составе четыре подразряда.

С высокой абстрактностью местоимений, их способностью при не­обходимости конкретизировать свое значение связывают еще одно свойство местоимений – так называемую заместительную функцию. Про­тивопоставление местоимений остальным именным частям речи как слов-заместителей (заменителей) сложилось в русской грамматике под влиянием греко-римской грамматической школы, потом многократно отвергалось одними учёными и возрождалось другими. Скептицизм по отношению к так называемой «заместительной» функции местоимений был проявлен лингвистами уже в XI Хв., потом поддержан нашими со­временниками. В определенной степени это связанно и с разным толкованием термина «замещение».

  1. Замещение (в узком значении) трактуют как синонимичную замену одного слова (или словосочетания) другим, совпадающим с ним по содержанию; ср.: языкознание – языковедение – лингвистика; Киев – столица Украины .
  2. Замещение понимается как явление, при котором слова-суб­ституты представляют собой эквиваленты антецедента (то есть того, к чему они отсылают). Такое замещение может рассматриваться как грамматическое явление. Если антецедент и местоимение (субсти­тут) категориально соотносительны, то они могут вступать в от­ношения замещения, например: Листья после первых заморозков по­текли с деревьев, и на следующий день они разноцветным ковром устилали всю землю в саду. Я купил пять книг, товарищ – столько же.

Замещение используют как методический прием, заключающийся в замене одного слова (или словосочетания) другими, равными перво­му по категориальному значению. При этом конкретное веществен­ное значение последнего всегда учитывается. Другими словами, рассматривается всё, кроме способа обозначения у знаменательного слова (номинации или прономинации). Замещение как полное совпа­дение лексического значения, морфологического оформления, син­таксической функции и стилистической нагрузки двух сравниваемых слов, выраженных местоимением и номинативным словом, в силу спе­цифики способа отображения тех и других невозможно.

В некоторых случаях вместо термина «замещение» используют слово «замена», опираясь при этом на этимологию термина «место­имение» (от лат. pronomen – вместо имени). Но ни отрицатель­ные, ни вопросительные, ни многие другие местоимения, как было показано выше, не выполняют функцию замены имени. Итак, ни указательность, ни замещение не являются главными семантическими признаками, позволяющими объединить все местоиме­ния в одну часть речи и отграничить их от других частей речи. Этим признаком может служить только прономинация – такой способ отображения, при котором за звуковым комплексом не закрепляется определённое содержание, значение переменно и зависит от кон­текста и ситуации. Например, местоимение он может в зависимости от ситуации обозначать портфель, туман, кот, повар, Евгений Петрович и т. п. Слово, образованное с помощью прономинального способа отображения, не обладает «вещественным» содержанием, относится к сфере знаменательной лексики. Прономинальный способ характерен только для местоименной лексики. Имена существитель­ные, прилагательные, числительные, наречия, глаголы, безлично-предикативные слова обладают номинативным способом отображения, при котором за звуковым комплексом закрепляется постоянное со­держание, одно или несколько значений. Таким образом, способ отображения может быть представлен как главный критерий, раз­граничивающий местоименную и номинативную (назывную) лексику.

В языке он является одним из средств, позволяющих решать определённые коммуникативные задачи. В местоимениях прономиналь­ный способ используется для того, чтобы, не называя конкретные предметы, признаки и т. п., запросить о них какую-либо информацию или сообщить о них неопределённо, указать на них и т. д. Осуществление связи звукового комплекса с явлениями объективной действительности происходит через один из пяти основных типов прономинальной семантики: вопрос, указание, отрицание, неопре­деленность, обобщение с выделением. Именно эти типы прономиналь­ной семантики и дают право выделить пять основных семантических разрядов местоимений. В составе каждого из них с учётом индивидуальных особенностей прономинативов можно выделить дополнитель­но некоторые подтипы, о чём более подробно будет сказано при ана­лизе семантических разрядов местоимений.

Каждое местоимение можно представить как фокус совмещения разрядового и категориального значения, например: кто – вопрос о предмете (живом существе), нигде – отрицание места, почему-то – не ­ определённость причины и т. д. Рассмотрим более подробно каждую состав­ляющую местоимений.

2. Разряды местоимений по категориальному значению
и грамматическим особенностям. Понятие местоименного ряда

По категориальному значению и грамматическим признакам местоимения не представляют единой группы слов. Можно выделить следующие разряды:

  1. местоимения, категориально соотносительные с именами существительными: я, ты, кто, никто, кто-то, некто, кто-ли бо, что, всё, ни­что, кое-что, это и др.;
  2. место и мения, категориально соотносительные с именами прилага­тельными: какой, чей, который, такой, какой-то, чей-нибудь, некий, тот, этот, никакой, ничей, всякий, любой, другой и т. д.;
  3. местоимения, категориально соотносительные с именами числи­тельными: сколько, столько, сколько-нибудь, несколько ;
  4. местоимения, категориально соотносительные с наречиями: где, куда, откуда, как, когда, почему, отчего, зачем, насколько, там, тут, сюда, оттуда, никак, некогда, почему-то, отчего-нибудь, зачем-то, иногда, всегда и т. д.;
  5. местоимения, категориально соотносительные с безлично-предикативными словами: каково, таково.

Категориальная соотносительность предполагает наличие у вопроси­тельного местоимения и ответной лексемы единства категориального значения, а также близости, реже – совпадения основных морфологических и синтаксических признаков.

Исследование категориальной соотносительности местоимений позво­ляет выделить понятие местоименного ряда. Местоименный ряд – это совокупность прономинативов разных семантических разрядов, имеющих общую денотативную основу. Условным началом местоименного ряда может служить вопросительный прономинатив, по своей природе противо­поставленный всем ответным формам ( как местоименным, так и неместо­именным). В качестве примера назовем местоименный ряд с условным началом что : что, нечто, что-то, что-либо, что-нибудь, кое-что, то, это, ничто, все, любое , иное, всякое.

3. Семантическая классификация местоимений

Семантическая классификация местоимений, представленная в большинстве вузовских и школьных учебников включает следующие разряды (заметим, что мы исходим из широкого понимания термина «местоимение»:

  1. Личные: я, ты, он, она, оно, мы, вы, они , Вы.
  2. Возвратное: себя (в косвенных падежах).
  3. Притяжательные: мой, твой, свой, его, её, их, наш, ваш .
  4. Указательные: тот, этот, такой, таков, столько, там, здесь, тут, туда, сюда, оттуда, отсюда, так, тогда, затем, потому, оттого, настолько.
  5. Вопросительные: кто, что, какой, каков, чей, который, сколько, где, куда, откуда, как, когда, зачем, почему, отчего, насколько.
  6. Относительные: кто, что, какой, каков, который, сколько, где, ку­да, откуда, как, когда, зачем, почему, отчего, насколько.
  7. Отрицательные: никто, ничто, никакой, ничей, нигде, никуда, ниоткуда, никогда, низачем, ниотчего, нечего, некого, негде, некуда, неоткуда, некогда, незачем, неотчего.
  8. Определительные: весь, всякий, сам, самый, каждый, иной, любой , иной, иногда, всегда, везде, всюду, отовсюду.
  9. Неопределенные: некто, кто-то, кто-либо, кто-нибудь, кое-кто и все местоимения, образованные от основы вопросительных путем присоединения аффиксов - то, -либо, -нибудь, кое -, не -.

Эта классификация, несмотря на известные достоинства, имеет ряд недостатков.

  1. При распределении местоимений по разрядам нарушен один из законов логики – закон единого основания деления. Произвольный подход к распределению местоимений по разрядам привел к тому, что некоторые местоимения не получили четко ограни­ченного места в классификации. Это относится, например, к местоимению чей (вопросительное или притяжательное?); мой, твой и под. (притяжательное или указательное?); ты, он, она, оно и под. (личное или указательное?) и т. д.
  2. В семантической классификации не показаны некоторые из местоимений, функционирующих в русском языке, в том числе предметно-личные, которые неоправданно названы личными (например, местоимение он в предложении типа Наш город молодой, он основан двадцать лет назад ).
  3. В классификации допущено выделение в качестве самостоятельных тех разрядов, которые по совокупности своих свойств могут быть рассмотрены лишь как подразряды одного из больших семантических разрядов. Так, собственно указательные местоимения ( тот, этот, такой, столько и др.) по общему значению указания объединяются с предметно-личными, возвратным (указание на лицо), притяжательными (указание на принадлежность). В связи с этим возникла необходимость установления иерархических отношений: все названные подразделы на первом этапе вычленения следует включить в общий разряд указательных, а на следующей ступени разбиения выделить подразряды собственно указательных, предметно-личных, возвратного и притяжательных.

В науке о языке представлены и другие семантические классификации местоимений. Одной из наиболее ранних является классификация проф. А.М. Пешковского, который выделяет следующие группы: 1) личные местоимения, 2) возвратные, 3) указательные, 4) обобщительные, 5) совокупные, 6) выделительные, 7) вопросительные, 8) относительные, 9) восклицательные, 10) неопределенные, 11) отрицательные местоимения [ Пешковский, 1938, с. 163 ] .

Классификация А.М. Пешковского является во многом оригинальной. Она построена не на значениях местоименных слов, а на значениях их корней. Обратимся к размышлениям по этому поводу самого А.М. Пешковского: «Местоимения представляют собой такую единственную в языке и совершенно парадоксальную в грамматическом отношении группу слов, в которой неграмматические части слов (корни) имеют именно это субъективно-объективное значение, то есть обозначают отношение самого мыслящего к тому, о чем он мыслит» [Пешковский, 1938, с. 163]. Местоимения, по А.М. Пешковскому, изымаются из словарного состава языка и переходят в сферу грамматики, где располагаются среди модальных категорий. Если последовательно развивать эту идею, то в состав указательных местоимений необходимо ввести слова здешний, тогдашний , к возвратным отнести свойственный, присвоенный и т. д., то есть все слова, имеющие местоименные корни. Это было бы не меньшим алогизмом, чем если ли бы в состав имён существительных были включены все однокоренные слова, например: мир, мирный, мириться, перемирие, помириться и т.д. Кроме того, классификация А.М. Пешковского имеет, на наш взгляд, и другие недочёты: 1) она включает в себя не только отдельные слова, но и целые выражения с местоименным компонентом ( с каких пор? до каких пор? ); 2) неправомерно, на наш взгляд, в семантическую классификацию прономинативов включать причастия и прилагательные, которые лишь в определённом контексте могут переходить в местоимения; 3) вероятно, не следует включать без особой оговорки в семантическую классификацию наряду с местоимениями литературного языка стилистически маркированные слова (устаревшие, диалектные и т. п. типа егойный, ейный, ихний ); 4) сомнительным представляется выделение восклицательных местоимений.

Одна из классификаций, имеющих несомненный интерес, принадлежит В.Н. Мигирину [Мигирин, 1973, с. 218]. Автор выделяет следующие семантические раз­ряды местоимений: 1) коммуникативно-относительные, 2) вопросительные, 3) неопреде­лённые, 4) возвратное, 5) указательные, 6) отрицательные (отрицательно-обобщитель­ные), 7) определительные (утвердительно-обобщительные), 8) притяжательные, 9) эмо­циональные, 10) относительные (союзные). 11) взаимные, указательно-неопределённые [ Мигирин, 1973, с. 219 ] .

Анализируемая классификация имеет много достоинств: 1) большой интерес представляет сама идея прогнозирования морфологических разрядов; 2) удачно отмечена (вслед за А.М. Пешковским) специфика предметно-личных местоимений; 3) семантические особенности местоимений показаны с учётом и грамматической специфики и т. д.

Признавая ценность этой классификации, мы тем не менее не совсем с ней можем согласиться. Вызывают возражения следующие положения.

  1. В классификацию включены не только местоимения, но и сочетания слов – эквиваленты местоимений. На наш взгляд, далеко не все из них являются аналитическими прономинативами (например, при каком условии? при таком условии и др.), и поэтому они не должны быть включены в таблицу. В противном случае туда же следовало ввести и многочисленные выражения типа по какой причин? ни по какой причине; с какой целью? ни с какой целью и др.).
  2. Неясны основы выделения в самостоятельный разряд взаимных местоимений – фразеологического оборота друг друга . Любопытно, что другие фразеологические выражения типа сам собой, сам по себе и под. в классификации не названы.
  3. Следующее замечание касается такой важной особенности, как возможность прогнозировать появление в языке новых местоимений. Идея создания прогнозирующих классифика­ций в лингвистике является интересной и плодотворной. Её параллелями служат широко распространённые в физике, химии, математике и др. точных науках идеи прогнозирования, основанные на точном научном знании и предвидении. Возможно ли подобное в лингвистике? Целый ряд наблюдений подтверждает положительный ответ на этот вопрос. Например, определённая семантика и форма подлежащего прогнозирует соответствующие лексико-грамматические средства выражения (инфинитив в роли подлежащего требует сказуемого, выраженного инфинитивом, именем существительным, безлично-предикативным словом и т. д.). Прогнозирование появления в языке отдельных слов (или небольших групп), обладающих определённой семантикой и категориальным значением, проведено впервые.

В классификации В.Н. Мигирина имеется два типа пустых клеток, которые, по мнению автора, со временем должны быть заполнены вновь появившимися прономинативами. Первую группу (условно) составляют лакуны вертикальных рядов, например, ряда местоимений, обслуживающих функцию обстоятельства условия, обстоятельства уступки. Вместо них употребляются функциональные заменители местоименных рядов при каком условии? и несмотря на что? (вопреки чему?). Попутно заметим, что эта категория, осознанная человеком сравнительно поздно и выраженная прежде всего на уровне синтаксиса, не получила еще своего морфологизованного выражения и не вербализована отдельными полнознаменательными лексемами. На этом примере хорошо иллюстрируется связь языка и мышления. Историки языка и философы свидетельствуют о том, что такие сравнительно поздно осознанные человеком категории мышления, как причина, цель, условие, соответственно имеют минимальное количество лексем для их выражения. Так, в современном русском языке отмечено всего несколько наречий причины, наречий цели и ни одного наречия условия, уступки. Местоимения также не составляют исключения. Например, вопросительные прономинативы со значением причины ( почему? отчего? ) и цели ( зачем? ) как отдельные лексически единицы сформировались лишь к XV веку. До этого названные категории обслуживались целой системой словосочетаний и предложных сочетаний.

Процесс появления новых лексических единиц (как местоименных, так и неместоименных), обслуживающих поздно осознанные человеком категории объективной действительности, хотя и очень медленно, продолжается и в настоящее время. Мы считаем, что прогнозирование местоимений (как, впрочем, и полнознаменательных слов – наречий), вербализующих категории условия и уступки, соответствует основным тенденциям развития языка, и в этом, безусловно, следует согласиться с В.Н. Мигириным. Но не все пустые клетки семантической классификации, о которой идёт речь, могут быть заполнены. Аргументируем своё мнение на примере одного семантического разряды прономинативов – притяжательного. Притяжательность представляет собой частное категориальное значение группы имён прилагательных и местоимений, обозначающих принадлежность кому-либо (общим категориальным значением является признак предмета). Это положение является общеизвестным и не нуждается в доказательствах. Притяжательность в связи с этим нельзя считать разрядовым значением местоимений, как это принято в традиционной и ряде других классификаций (в том числе и В.Н. Мигирина).

В соответствии со сказанным ранее, притяжательные прономинативы должны иметь свой собственный местоименный ряд, который действительно существует и выглядит следующим образом: чей, мой, твой, свой, его, ее, наш, ваш, их, ничей, чей-то, чей-либо, кое-чей, чей-нибудь. Притяжательные местоимения образуют «уголок» указательных прономинативов, их особый подразряд, категориально соотносительный с соответствующим подразрядом имён прилагательных и вместе с последними обслуживающий категорию принадлежности. Каждое частное категориальное значение, обслуживаемое полнозначными и местоименными словами, имеет свое определённое место в системе лексико-грамматических категорий. Поэтому нет необходимости предполагать, что категория места будет обслуживаться наречиями и местоимениями, обозначающими причину, цель и т. п.

Прогнозирование какой-либо группы слов должно опираться на семантическую структуру лексем и учёт их места в системе смежных явлений. К сожалению, современное состояние лингвистики не всегда даёт нам возможность с достаточной полнотой и достоверностью утверждать, что прогноз будет обязательно реализован в будущем. Так, до сих пор нет ответа на вопрос о том, почему глагол, будучи одной из древних частей речи, не имеет категориально соотносительных местоимений. Поэтому на современном этапе развития языкознания можно лишь констатировать наличие объективных условий, способствующих появлению в языке будущих поколений необходимых для целей коммуникации местоимений.

К числу недавно появившихся в русистике следует отнести семантико-синтаксическую классификацию местоимений Ю.В. Большовой и др.

Отсутствие общепринятой семантической классификации местоимений, важность ее теоретической и практической разработки свидетельствуют о необходимости новых изысканий в этой области. Предлагая собственный вариант семантической классификации местоимений (табл. 11), мы обязаны сделать несколько предварительных замечаний.

Принципы построения этой классификации не являются совершенно новыми (за исключением выделения контаминированных разрядов) [Грамматика–1953, Русская грамматика–1980 и др.].

Работа над классификацией проводилась по двум направлениям: уточнялись частные категориальные значения, обслуживаемые системой прономинативов разных местоименных разрядов; подвергались критическому анализу количественный состав и содержание основных семантических разрядов местоимений. В левом вертикальном столбце нашей классификации перечислены частные категориальные значения, имеющие определённые соответствия в языке и мышлении, то есть то, что отображается с помощью знаменательных слов. Вверху в горизонтальном ряду перечислены виды прономинального способа отображения действительности, то есть то, как отображаются в системе местоимений предметы, признаки и т. п.

В прелагаемой нами классификации была создана попытка учесть научные достижения в области создания классификаций и выделить семантические разряды местоимений с учётом их важнейших особенностей на основе законов логики.

Семантическая классификация построена с учетом категориальной соотносительности местоимений с неместоименными знаменательными частями речи и иерархии взаимоотношений разрядовых значений. Такой принцип избран не случайно. Местоимения, как известно, не имеют собственного, отличного от других знаменательных частей речи категориального значения. Они используют значения, свойственные другим знаменательным частям речи, но оформляют их весьма своеобразно. Например, категориальное значение имени существительного стол и местоимений что, то, нечто, ничто, все одно и то же – предметность, но в первом случае оно оформлено лексемой, обладающей номинативной функцией, во втором – словами со значением вопроса, указания, неопределённости, отрицания, обобщения с выделением. Местоимения, таким образом, представляют собой фокус совмещения разрядового и категориального значения, что и нашло свое отражение в нашей семантической классификации: если от какого-либо местоимения, представленного в классификации, провести линию по вертикали, получим название семантического разряда, к которому относится данный прономинатив; линия слева по горизонтали укажет на категориальное значение данного местоимения. С другой стороны, по разрядовому и категориальному значению можно назвать и само местоимение. Например, категориальное значение количества и разрядовое значение вопроса можно выделить у местоимения сколько .

4. Значение и особенности употребления местоимений
основных семантических разрядов

Рассмотрим особен­ности местоимений основных семантических разрядов.

Удобно начать изучение местоимений с вопросительного разряда, так как все остальные местоимения противопоставлены им по типу от­ветных.

Вопросительные местоимения . Местоимения этого семантического разряда используются в акте коммуникации для выяснения раз­личных сторон объективной действительности и представляют собой ядро вопросительного местоименного предложения. Количество их неве­лико: кто, что, какой (каков), чей, который, сколько, где, куда, от­куда , как, когда, зачем, почему, отчего, насколько ; но высокая аб­страктность их значения позволяет этой небольшой группе слов гибко, эффективно обслуживать самые разные явления. Хорошо подтверждают эту мысль слова известного польского педагога Януша Корчака, сказанные им в беседе с учениками: «Я вам расскажу сейчас об одном ма­люсеньком слове таком умном, что просто не верится. Этакое малюсенькое словцо: кто?

Постучали в дверь, ты спрашиваешь : «Кто?» А не будь этой малышки Кто, ты должен был спросить: «Это Казик стучит? или Манька? или тетя? или гончар? или продавец посуды? или кум Петр? или нищий?» А тот все отвечал бы : «Нет, нет, нет». И ты бы мог так три часа подряд спрашивать и не угадал бы. Стал бы мокрым, как мышь, разозлился, не ел и не пил бы. А так: «Кто там?» - и в этом коротеньком «кто» сидят имена всех на свете людей. «Кто» – это место­имение» [ Корчак Я. Избранные педагогические произведения. – М., 1966. – С. 406–407.(Неверли И. о Януше Корчаке)] .

Система местоимений складывалась таким образом, чтобы при минимальных затратах языковой энергии можно было охватить наибольшее количество разных ситуаций. Кто и что закрепились в качестве во­просов о предметах (живых и неживых); какой, чей, который – о признаке предметов, в том числе и их порядковой последовательности ; сколько – вопрос о количестве, числе; где – вопрос о месте; куда, откуда – о направлении; как – образе, способе, мере, качественной характеристике действия; когда – вопрос о времени; зачем – о цели; почему, отчего – о причине ; насколько – о мере и степени.

В то же время нужно говорить и о недостаточности местоименных вопросительных средств. Так, в русском языке отсутствуют специаль­ные местоимения, выступающие в качестве вопроса о действии, состо­янии, уступке, следствии, условии. Компенсация недостающих местоименных средств осуществляется, главным обрезом, с помощью слово­сочетаний что делать ?, что сделать ?, что происходит ?, чем занимаешься ?, не смотря на что ?, вопреки чему ?, при каком условии? и т. д., но возможно и использование уже имеющегося слова, но в другом зна­чении. Например, местоимение когда , ранее употребляемое для вопро­са о времени, приобрело способность выступать в качестве вопроса об условии. Ср.: 1 . Когда приедет Андрей? (когда? = в какое время ?, какого числа, месяца ?) . 2. Когда ставится тире в простом предложе­нии? (когда, при каком условии ?).

Наблюдения над путями образования местоимений в русском языке позволяют высказать некоторые замечания о возможном появлении недостающих местоимений в будущем. По нашему мнению, оформившиеся на синтаксическом уровне категории условия, уступки, следствия предпо­лагают возникновение в будущем специальных местоименных средств (как вопросительных, так и ответных). [См. также: Мигирин В.Н. Язык как система категорий отображения. – Кишинев: Штиинца, 1973. – С. 219–226 ] .

В некоторых местоимениях под одним звуковым комплексом скрывается несколько омонимов (возможно – разных лексико-семантических вариантов одного слова). Наиболее спорным является местоимение что .

Вопрос что используется в значении вопроса о предмете, явлении, абстрактном понятии: Что вы читаете? О чем он грустит? В этом слу­чае вопросительное местоимение что является категориально соотносительным с именами существительными, изменяется по падежам.

Реже что употребляется в значении вопроса о причине ( Что ты так долго собираешься ? ), о цели ( Чего пожаловал ? ), о мотивации без раз­граничения на причину и цель ( Что ты на меня так смотришь ?), о по­ложении, состоянии ( Что больная, поправляется ? ), о качестве пред­мета ( Ну что машинка? – Отличная ). Некоторые из этих форм имеют разговорный характер, в просторечии возможен вопрос что , синонимич­ный сколько ( Что стоит эта шуба ?). Омонимия и многозначность делают всю прономинальную систему более гибкой, семантически ёмкой.

Местоимения кто и что изменяются по падежам.

Таблица 11

И.

Р.

Д.

В.

Т.

П.

кто

кого

кому

кого

кем

( о) ком

что

чего

чему

что

чем

чем

Они не имеют морфологических категорий рода и числа , эти кате­гории проявляются у них на уровне синтаксиса : кто сочетается с формой муж. рода имени прилагательного, причастия, глагола в прошедшем времени; что – с формой ср. р. ед. ч. ( Кто сказал? Что лежало?).

У местоимений кто и что не совпадает с именами существительными и категория одушевлённости / неодушевлённости. Так, одушевлённость существительных охватывает практически все живые существа, у кото­рых вин. п. совпадает с род. п. во мн. ч. (а у муж. рода – и в ед. ч.). Местоимение кто относится только к людям и некоторым животным, на­пример: Кто звонил? – Наташа. Кто пасется на лугу? – Корова. Что сегодня ловится на удочку? – Ставрида.

Вопросительные местоимения какой, который склоняются как прилага­тельные с твердой основой ( деловой, славный ), чей – как лисий . Каков имеет только родовую и числовую парадигмы, по падежам не из­меняется.

Вопросительное местоимение сколько имеет только падежную пара­дигму, числовой и родовой парадигмы оно не имеет.

И. сколько

Р. скольких

Д. скольким

В. сколько и скольких

Т. сколькими

П. (о) скольких

Вопросительные местоимения где, куда, откуда, как, когда, зачем, почему, отчего, категориально соотносительные с наречиями, не изменяются ни по родам, ни по числом, ни по падежам.

Указательные местоимения . Семантический разряд указательных местоимений является наиболее объёмным и разнообразным. На правах подразрядов в него входят собст­венно указательные, пред­метно-личные, возвратное и притяжательные местоимения. Они объеди­нены семантикой указания на предмет, признак предмета, количество, разные об­стоятельства, при которых протекает какой-либо процесс.

Наиболее яркой чертой всех местоимений, объединённых в семанти­ческий разряд указательных, является способностьих выступать в анафорической, катафорической функции и функции прямого указания. В письменной речи анафорической называется отсылка по линии теста назад к тому, что уже было названо; катафорической (или препаративной) – отсылка по линии текста вперёд к тому, что будет названо. Тот кусок текста, к которому отсылает указательное местоимение, назовем цедентом . При анафорической отсылке цедент именуется антецедентом, при катафорической – постцедентом. В роли антецедента при анафорической функции может выступать одно слово, слово­сочетание, предложение, текст разных размеров. Приведём несколько примеров.

  1. Указательные местоимения (в широком понимании этого термина) осуществляют анафорическую отсылку к антецеденту: Он постиг, что не всякий сорочий зов выведет охотника к зверю, надо уметь простую болтовню сороки отличать от её удивления (С.Сартаков).50 золотых, 27 серебряных, 22 бронзовых медали – столько наград было завоевано советскими олимпийцами в Мюнхене ( Из газет).
    В приведенных примерах местоимения её и столько выполняют анафо­рическую функцию, отсылая к антецеденту, выраженному словоформой (в первом предложении) и однородными членами предложения, вербализованными с помощью числительных (во втором примере).
  2. Указательные местоимения выполняют катафорическую (препаративную) функцию в следующих пред­ложениях: И у Чехова болело сердце оттого , что он тратил время здесь, в Крыму , ничего не видя, когда ему нужно было, до зарезу нужно быть там, в России , на севере, чтобы следить за отблесками ночи на те­совой крыше избы или в омутах родных притихших озёр (К.П.) . Каждый лист был совершенным творением природы, произведением её таинственного искусства, недоступного нам, людям (К.П.).
    В первом примере местоимения здесь и та м , реализуя катафорическую функцию, отсылают к постцедентам в Крыму и в России . Во втором предложении в подобной роли выступают соответственно местоимение нам и антецедент, выраженный именем существительным, – людям .
  3. Существует ещё одна функция – прямого указания, но она обычно реализуется в разговорной речи и сопровождается мимикой и жестами, например: Дай мне, пожалуйста, эту книгу. Но возможна реализация этой функции и в письменной речи при наличии определённого контекс­та: Быть может, некогда случится, что, все страницы пробежав, на эту взор ваш устремится, и вы промолвите: он прав... (М.Л.).

Итак, указательность (дейктичность) проявляется в семантике этой группы слов, а также в способности реализовать одну из трёх назван­ных выше функций: анафорическую, катафорическую или функцию пря­мого указания. Так как указание осуществляется в предложении, в тексте, логично характеризовать дейксис не как чисто семантическое, а как семантико-синтаксическое явление.

На втором уровне членения с учётом специфики выражения указания данный семантический разряд можно разделить на четыре подразряда: собственно указательный, предметно-личный, возвратный и притяжа­тельный.

а) Собственно указательные местоимения . Не вызывает споров отнесение к указательным прономинативам собственно указательных ме­стоимений. Их количество невелико: тот, этот, такой (таков), столько, там, здесь, тут, туда, сюда, оттуда, от­сюда, тогда, потому, поэтому, затем, настолько . Они составляют яд­ро семантического разряда указательных местоимений. Перечислим их основные семантические и грамматические особенности.

Во многих собственно указательных местоимениях выражено проти­вопоставление по близости-удаленности, ср.: тот – этот, там – здесь – тут, туда – сюда, оттуда – отсюда . Логично было бы ждать подобного противопоставления и у местоимений со значением времени, но оно в русском языке не выработалось, поэтому тогда используется для ука­зания на любое время, в том числе и на отдалённое.

Местоимения тот и этот во всех формах могут категориально соот­носиться с именами прилагательными: Толстый мыс очень похож на братского Пурсея . Те же серые камни, та же высо та в сотню метров, и ширина у реки в этом месте такая же, как под Братском (В.Пес.), реже – с именами существительными: Не силен тот , кто радости про­сит, только гордые в силе живут (С.Е.).

Местоимение столько категориально соотносится с именами числи­тельными. В отличие от тот, этот, такой, которые изменяются по ро­дам, числам и падежам, местоимение столько изменяется только по падежам:

И. столько

Р. стольких

Д. стольким

В. столько (стольких )

Т. столькими

П. (о) стольких

Местоимения там, здесь, тут, туда, сюда и т. д. категориально соотносятся с наречиями и являются неизменяемыми.

Любопытно отметить наличие противопоставленных форм у местоимений потому - поэтому , указывающих на причину. Известно, что причина – явление сложное, многоаспектное, но она не содержит в себе семы 'близость' или ' отдалённость '. Логично предположить, что язык, отбрасывающий в процессе отбора все лишние формы, не должен был бы иметь дублирующие по семантике единицы. Оказывается, живучесть и употребительность обеих форм объясняется довольно просто: указа­тельное местоимение поэтому закрепилось преимущественно в анафорической функции, потому – в катафорической. Примеры: Накануне прошел дождь, поэтому на улице было сыро и прохладно. На улице бы­ло сыро и прохладно потому , что накануне прошел дождь.

Такое явление можно рассматривать как внутриязыковой (интралингвистический) фактор, способствующий отбору языковых единиц.

б ) Предметно-личные местоимения. Традиционно такие местоимения называются личными. К ним относятся: я, ты, Вы, он, она, оно, мы, вы, они.

В зависимости от специфики отображения ими реальной действительности эти местоимения можно разделить на две подгруппы: указыва­ющие на лица ( я, ты, Вы, мы, вы ) и указывающие на лица и предметы ( он, она, оно, они ). Поэтому в традиционное название этого подразряда следует внести коррективы: учёт полного объёма отображаемых объектов определил использование термина «предметно-личные место­имения».

Для местоимений, указывающих на лицо, характерна противопоставленность по субъективной ориентации, прежде всего – по участию в беседе: я – адресант речи (говорящий), ты – адресат речи (тот, к кому обращаются с речью); он, она, оно – третье лицо, по мнению одних – человек, о котором говорят; по мнению других – тот, кто не принимает участия в беседе. Таким образом, подгруппа личных место­имений имеет в современном русском языке систему противопоставле­ний по субъектной ориентации.

Некоторые местоимения могут употребляться в значении других.

Ты вместо я . Выйдешь к доске, все на тебя смотрят (цель использо­вания – усилить впечатление, побудить собеседника войти в положе­ние говорящего).

Он вместо ты, Вы : Устал он , нужно отдохнуть... (ребенка гладят по головке).

Мы вместо я используется в нескольких случаях:

авторское мы : Мы рассматриваем эту проблему ...;

крестьянское мы : Мы, псковские ...;

монаршее мы : Мы, Николай II , ...

Мы вместо ты также используется в нескольких случаях:

для выражения ласково-покровительственного от­ношения: Мы сегодня хорошо пообедали? (в обращении к ребенку);

для выражения участия (так называемое «докторское мы »): Как мы сегодня себя чувствуем?

Некоторые категории проявляются в предметно-личных местоимениях так нестандартно, что являются дискуссионными до настоящего време­ни. Споры ведутся прежде всего вокруг местоимений я – мы , ты – вы : представляют ли данные пары соотносительные формы ед. и мн. ч. одного слова или это разные слова? Сторонники последней точки зре­ния исходят из того, что мы не есть два и более я , что мы – это я и другие. На этом основании мы рассматривается как самостоятельное слово, выражающее мн. число. Противники этой точки зрения в ка­честве возражения выдвигают тезис о том, что в именах существитель­ных мн. ч. обозначает не повторение одного и того же предмета два и более раза, а два и более предмета одинакового типа, ср.: книга – книги, дом – дома, поле – поля. Поэтому мы можно рассматривать как я и другие, каждый их которых в определённой ситуации (выступая в качестве говорящего) может стать я . Из этого следует сделать вывод: мы представляет собой форму мн. ч. от я.

Своеобразно проявляется в предметно-личных местоимениях катего­рия рода. Местоимения I и II л. ед. ч. я и ты индифферентны к категории рода на морфологическом уровне, она проявляется только на уровне синтаксиса, ср.: Я читал и я читала, ты писал и ты писала .

В III л. ед. ч. в современном русском языке выделяется 3 рода: мужской (он ), женский ( она ) и средний ( оно ). При обозначении живых существ категория рода у место­имений III л. имеет номинативный характер, соотносится о полом че­ловека и животного. При обозначении предметов эта категория явля­ется неноминативной.

Падежные парадигмы предметно-личных местоимений.

Таблица 12

И.

Р.

Д.

В.

Т.

П.

я

меня

мне

меня

мною

(обо) мне

ты

тебя

тебе

тебя

тобою

(о) тебе

он

его

ему

его

им

(о) нем

она

ее

ей

ее

ею

(о) ней

оно

его

ему

его

им

(о) нем

мы

нас

нам

нас

нами

(о) нас

вы

вас

вам

вас

вами

(о) вас

они

их

им

их

ими

(о) них

в )Возвратное местоимение . Третью подгруппу указательных местоимений составляет возвратное местоимение себя. Оно ука­зывает на отношение действия к самому производи­телю действия (подлежащему), соответствуя по смыслу личным место­имениям любого лица и числа.

Возвратное местоимение себя показывает, что объектом действия является тот же субъект, который производит данное действие. Ср.:

Я покупаю книги себе . Мы покупаем книги себе .

Ты покупаешь книги себе . Вы покупаете книги себе .

Он (она, оно) покупает книги себе . Они покупают книги себе .

Падежная парадигма возвратного местоимения ущербна, в ней нет именительного падежа.

И. –

Р. себя

Д. себе

В. себя

Т. собой

П. (о) себе

Тем не менее это местоимение достаточно полно обслуживает «воз­вратность», передавая с помощью системы имеющихся форм все оттенки этого явления. Примеры: Я никогда не понимал, почему человек, что­бы стать здоровым, должен доставлять себе сплошные неприятности (В.Сан.). По утрам, до ухода в питомник, Тихон Петрович всегда работал у себя в саду (К.П.).

г) Притяжательные местоимения . К притяжательным относятся местоимения мой, твой, Ваш, наш, ваш, свой, его, её, их . Они выражают принадлежность первому лицу ( мой, наш ), второму лицу ( твой, ваш, Ваш ), третьему лицу ( его, ее, их ). Примеры:

Я беру мой портфель.

Ты берешь твой портфель .

(Он, она, оно) бере т его (её) портфель.

Мы берем наш портфель.

Вы берете ваш портфель.

Они берут их портфель.

Местоимение свой обозначает принадлежность любому лицу и, сле­довательно, может быть синонимом остальных местоимений. Но синонимическая замена возможна лишь в тех случаях, если принадлежность относится к лицу, представленному подлежащим.

Я беру свой портфель.

Ты берешь свой портфель.

Он (она) берет свой портфель и т. д.

В противном случае возможны ошибки, например: Ведущая попросила актера прочитать свои стихи. Из предложения неясно, чьи стихи (ведущей или актера?) попросили прочитать. Чтобы избежать двусмысленности, следует использовать местоимение его или её в зависимости от ситуации, контекста:

Ведущая попросила актера прочитать его стихи.

Ведущая попросила актера прочитать её стихи.

Отрицательные местоимения. Отрицательные местоимения используются в речи при необходимости обозначить отсутствие предмета, признака предмета, количества, мес­та, времени и т. д.: никто, ничто, никакой, ничей, нисколько, ни­где, никуда, ниоткуда, никак, никогда, низачем, ниотчего . Они образуются от вопросительных местоимений. Кроме приставки ни- в них традиционно выделяют и приставку не -, например: некого, нечего, негде, некуда, неоткуда, некогда, незачем, неотчего . На самом деле местоимения с приставкой не- и отрицательным значением следует отнести к контаминантам, совмещающим свойства отрицательных место­имений и безлично-предикативных слов. Примеры: Им не о чем было говорить. Идти было некуда . Нам некогда вести пустые разговоры.

Основной характеристикой отрицательных местоимений является то, что они употребляются в предложениях с отрицательным сказуемым. Примеры: Он не променяет эти туманные зори ни на какие позлащенные закаты (К.П.). Люди любят рассуждать о счастье. Но никто не знает , что самое большое счастье – в понимании (К.П.).

Местоимения никто, ничто и нисколько склоняются как кто, что и сколько ; они изменяются только по падежам, но не имеют морфологи­ческих категорий рода и числа (см. соответствующие категории у кто, что и сколько ). Местоимения никакой, ничей, никоторый изменяются по родам, числам и падежам; отрицательные местоимения, категориаль­но соотносительные с наречиями, являются неизменяемыми.

Неопределённые местоимения . Категории неопределённости и определённости являются противопоставленными. Они обе не име­ют прообраза в материальной действительности, следовательно, обе являются продуктом человеческого сознания.

Неопределённость в системе местоимений представлена несколькими способами: наибольшее количество лексем составляют аффиксальные ме­стоимения типа нечто, что-то, какой-нибудь, где-либо, кое-как и под.; первичной по происхождению, хотя и малочисленной, является группа безаффиксных местоимений (значение неопределённости в них проявляет­ся только в контексте, например: Если кто спросит обо мне, скажи, что скоро приду ). В последнее время появились фразеологизованные единицы типа неизвестно какой , невесть где, выступающие в качестве эквивалентов неопределённых местоимений.

Семантический разряд аффиксальных неопределённых местоимений обслуживает все известные категории, вербализованные в языке с помощью знаменательных слов (кроме глаголов), и насчитывает около 60 единиц. Эти местоимения образуются путем прибавления основе вопросительных местоимений пяти аффиксов: префиксов не- и кое- и постфиксов -то, -либо, -нибудь . Образование неопределённых местоимений показано в данной ниже таблице; прочерки означают, что соответствующие прономинативы, несмотря на теоретическую возможность их появления в языке, практически отсутствуют в нем.

Таблица 13

Вопросительные местоимения

Неопределенные местоимения

не-

кое-

-то

-либо

-нибудь

к то

что

какой

 

чей

который

 

сколько

 

где

куда

откуда

 

как

когда

 

зачем

 

отчего

 

почему

насколько

некто

нечто

(некий)

 

некоторый

 

несколько

 

 

некогда

 

 

 

кое-кто

кое-что

кое-какой

 

кое-чей

кое-который

 

кое-где

кое-куда

кое-откуда

 

кое-как

кое-когда

 

кое-зачем

 

кое-отчего

 

кто-то

что-то

какой-то

 

чей-то

 

сколько-то

 

где-то

куда-то

откуда-то

 

как-то

когда-то

 

зачем-то

 

отчего-то

 

почему-то

насколько-то

кто-либо

что-либо

какой-либо

 

чей-либо

который-либо

 

где-либо

куда-либо

откуда-либо

 

как-либо

когда-либо

 

зачем-либо

 

отчего- либо

 

почему-либо

кто-нибудь

что-нибудь

какой-нибудь

чей-нибудь

который-нибудь

сколько-нибудь

где-нибуд ь

куда-ни­будь

откуда-нибудь

как-нибудь

когда-нибудь

зачем-нибудь

отчего-нибудь

Аффиксальные неопределённые местоимения могут дифференцироваться по признаку известности / неизвестности говорящему / слушающему. Так, местоимения с префиксом кое- обозначают предметы , признаки предметов, место, время и т. д., известные в какой-то степени говорящему, но не­известные слушающему: Поучатся еще решетом воду носить, кое-чему у мужика и научатся (А.Т.). Кроме того, важным компонентом является значение целого или его части. Примеры: Кое-кому надо подумать над сказанным. В дорогу надо взять кое-что из тёплых ве­щей.

Оттенок количественного расчленения характерен не только для местоимений с приставкой кое -, но и для неопределённых местоимений с постфиксом -нибудь и -либо. Примеры: Пришлите кого-нибудь из рабочих. Все похожи на кого-нибудь . Я пожил бы летом где-либо в Крыму.

Местоимения с постфиксом -то называют реально существующие, не­известные говорящему лица, предметы, признаки предметов, место и т.д., например: Что-то насмешило ребят. На столе лежали забытые кем-то тетради и чей-то портфель . Где-то звучала музыка.

Местоимения с постфиксом -нибудь называют предметы, признаки предметов, количество, место, время и т. п., безразличные в какой-либо ситуации для говорящего. Примеры: Не проходил ли кто-нибудь мимо террасы? Пусть кто-нибудь принесет воды. Хоть бы спросил о ней у кого-нибудь .

Местоимения с постфиксом -либо употребляются обычно в книжной речи. Они обозначают безразличие в выборе предмета, признака, места, направления, времени и т. п. Пример: Сможет ли кто-либ о ре­шить эту задачу?

Но подобные местоимения могут быть использованы и в разговорной речи: Попробуй что-либо втолковать этой глупой старухе! (М.А.).

Неопределённые местоимения с префиксом не- еще более ограничены сферой использования, они употребляются в книжной речи.

Местоимения некоторые, несколько имеют свободное, широкое упот­ребление.

Определительные (обобщающе-выделительные) местоимения . В самостоятельный разряд, именуемый в традиционной лингвистике определительным, выделяются местоимения сам, самый, весь, всякий, каждый , иной, любой, другой, везде, всюду, всегда, иногда, всяко.

Авторы некоторых классификаций уходят от термина «определительные местоимения». У А.М. Пешковского эти местоимения помещены в три разряда: обобщительные, совокупные и выделительные [ Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – М., 1956. – С. 156 ] . В.Н. Мигирин называет определительные местоимения отрицательно-обобщительными и утвердительно-обобщительными [ Мигирин В.Н. Язык как система категорий отображения. – Кишинев: Штиинца, 1973. – С. 220 ] .

Необходимость замены термина «определительные» вызывается несовпа­дением семантики данных местоимений с их реальным функционированием, ибо они могут быть не только определениями, но и подлежащими, допол­нениями, обстоятельствами, то есть выходят за пределы атрибутивной функции, заложенной в названии.

По нашему мнению, их можно назвать обобщающе-выделительными, ис­ходя из специфики их значения и употребления. В местоимениях любой , всякий, везде, всюду, всегда на первый план выходит семантика обоб­щения; в прономинативах иной, другой, каждый, иногда – значение вы­деления в сравнении с рядом других свойств; местоимение весь употреб­ляется, как правило, в качестве показателя исчерпывающего охвата и обстоятельства полной меры.

В разряд обобщающе-выделительных местоимений не следует включать слово самый . В современном русском языке оно выступает в качестве контаминанта, объединяющего свойства местоимения и частицы ( к самому берегу, он самый , самый добрый ).

Обобщающе-выделительные местоимения могут категориально соотноситься с именами существительными: Каждый стремился попробовать свои си­лы, и началось сдержанное препирательство (Б.П. ) . Кубрак был родом из Крыловки, и всякий понимал, что в нем говорят Крыловские пашни, а не интересы дела (А.Ф.); с именами прилагательными: У каждого времени свои песни . (Посл.). Всякое утро становится вечером (Посл.); с наречиями: В большой светлой комнате бросалось в глаза много телевизоров. Они стояли везде : на столе, на стульях (В.Ш.). Алёша вс егда много думал, глядя на ого нь (В. Ш . ). Природа, кажется, иногда шутит (В.Ш.).

Местоимения, категориально соотносительные с именами существи­тельными, изменяются по числам и падежам. Они могут изменяться и по родам, но категория рода у местоимений, отсылающим к живым сущест­вам, имеет номинативный характер и зависит от пола живого существа Местоимения, отсылающие к неодушевлённым предметам, употребляются преимущественно в форме ср. р. ( любое, иное, каждое ), но могут иметь и форму рода того существительного, с которым соотносятся по смыслу ( Столы установили справа от двери, на каждом были свежие цветы ).

Местоимениxя , категориально соотносительные с именами прилагатель­ными, имеют синтаксические, отображательные, зависимые от имени существительного формы рода, числа и падежа: каждый листок, каждая веточка, на каждой улице и т. д.

Обобщающе-выделительные местоимения, категориально соотноситель­ные с наречиями, являются неизменяемыми: всегда, иногда, всюду .

В последние годы в лингвистике уделяется большое внимание функ­циональному и прагматическому аспекту использования местоимений, их зависимости от контекста. Действительно, каждое местоимение имеет собственные особенности в разных контекстах, значения, иногда исклю­чающие друг друга. Покажем это на одном примере. Местоимение любой имеет значение всеобщности ( Любые знания в современной науке добываются трудом = все знания ...) и единичности (Выбери любую книгу. Возьми любые тетради ). При этом существуют ограничения, связанные и со значением имени, и со значением глагола. Так, местоимение любой со значением всеобщности не сочетается с несчётным существительным, не разделяющимся на виды (нельзя сказать: любая ненависть , так как ненависть не делится на виды, но можно сказать: любая страсть , так как страсть может быть и любовью, и ненавистью, и чем-то другим). Местоимение любой нельзя использовать в конструкциях со сказуемым, выраженным глаголом совершенного вида в прошедшем актуальном вре­мени (типа: Любой ученик решил задачу и вышел ), в предложениях с отрицанием и т.д. [ См.: Падучева Е. В. О семантике синтаксиса: Материалы к трансформационной грамматике русского языка. – М., 1974 – и последующие работы этого автора ] .

Разряд обобщающе-выделительных местоимений сформировался позднее других и продолжает пополняться в настоящее время. Так, сравнитель­но недавно определились как местоимения бывшие прилагательные любой и другой .

Традиционные грамматики выделяют в качестве самостоятельного раз­ряда относительные местоимения. Они омонимичны вопросительным, но используются не для вопроса, а в качестве средства присоединения придаточной части сложного предложения ( кто, что, какой , чей, который, сколько, где, куда, откуда, как, когда, зачем, почему, отчего, насколько ). В синтаксисе они известны как «союзные слова». Так как в них объединяются свойства двух частей речи: местоимений и союзов, они должны быть выведены за пределы местоимений и рассмотрены как самостоятельный контаминантный класс.

Кроме основных семантических разрядов, в современном русском языке выделяется промежуточный, контаминированный подразряд – указательно-неопределённый. Указательно-неопределённые местоимения то-то, такой-то, столько-то, там-то и др. используются в том случае, если адресант речи указывает на предмет, признак, обстоятельство и т. п. неопределённо, то есть не соотносит его с конкретными фактами, не подключает к высказыванию контекст или ситуацию, например: Редакции можно сказать, что я напишу то-то и то-то , но никогда нельзя сказать этого себе (К.С.). Во время войны для лётчиков существовала норма: за столько-то боевых вылетов и сбитых самолетов – боевой орден, а за ст олько-то – звание Героя Советского Союза (П.Саж.). Человек знал, что он для своего командира не только боец такой-то , но еще и Трофим Иванович Иванов (К.С.).

Таким образом, семантическая классификация местоимений включает в себя следующие основные разряды: вопросительный, указательный, от­рицательный, неопределённый и обобщающе-выделительный . В свою очередь, указательный разряд состоит из 4 подразрядов: собственно указательного, предметно-личного, возвратного и притяжательного. Промежуточным, контаминированным является указательно-неопределённый разряд.

За пределами местоимений остаются межклассовые (межчастеречные) контаминанты, объединяющие свойства местоимений и других частей речи (местоименно-союзные, местоименно-предикативные, местоименно-частичные).

5. Иммиграционный потенциал местоимений

Местоимения – небольшой класс слов, отображающий благодаря прономинальному способу, разнообразным категориальным и разрядовым значениям все основные стороны объективной действительности. Но, хотя и медленно, местоименная лексика пополняется за счет прономина­лизации и создания лексий. Рассмотрим эти процессы.

Прономинализация – это пополнение местоимений за счёт перехода слов других частей речи в процессе исторического развития языка.

Специфика прономинализации как диахронного трансформационного процесса заключается прежде всего в потере исходным словом номина­тивного способа отображения и в приобретении им прономинального способа отображения.

Из существительных в местоимения переходят слово дело , но только в строго ограниченных конструкциях, в которых оно выступает в ка­честве семантически пустого подлежащего, эквивалентного слову это : ( Дело было вечером = Это было вечером ).

Подвергаются прономинализации имена прилагательные известный, отдельный , прочий , подобный , целый, последний : В подобной неволе волки не должны потерять природных повадок, и, стало быть, зоологам можно будет понаблюдать кое-что интересное (В.Пес.). Целый месяц он разъезжал по Москве – то выбирал мебель (В.Кав.). Конеч­но, чего лукавить, приятно быть первооткрывателем: слава, цветы, автографы, влюбленные взоры девушек и прочее (В.Сан.).

Прономинализируются некоторые причастия: определённый, следу­ющий, настоящий, данный: Когда слова, что пишутся на бумаге, не обеспечены определенным количеством искреннего, не­поддельного чувства, наступает инфляция слов (В.Сол.).

Из числительных в местоимение переходит слово один : Один человек сказал мне недавно: самое страшное – выпустить судьбу из рук, прожить не свою, а чужую жизнь (Ю.Наг.). А я одного желал: счастья (В.Кав.).

Таким образом, класс местоименных слов пополняется, хотя и не очень активно, за счет прономинализации.

Активным источником пополнения их является образование аналитичес­ких единиц, семантически и функционально эквивалентных местоимени­ям, но структурно более усложненных, – лексий. Примеры: по како й причине, с какой целью, при каком условии, неведомо что, невесть куда , неизвестно как, вот где, в такой мере, в том месте, кто по­пало и т.д. Появление большого количества лексий, с помощью кото­рых передаются значения синонимичных местоимений ( с какой целью = зачем, невесть куда = куда-то и т. д.) или компенсируется морфологическая недостаточность местоименных средств ( что делать, при каком условии, вопреки чему и под .), свидетельствует о росте аналитизма в русском языке, о конденсации в языке, сжатии в одних об­ластях и расширении, дифференциации в других.

6. Эмиграционный потенциал местоимений

Местоимения могут переходить в союзы, частицы, междометия, не­которые контаминанты.

В простые подчинительные союзы переходят 3 местоимения: что, как и когда : Я входил в Эрмитаж как в хранилище человеческого гения (К.П.). Я уже давно, хотя и смутно, понимал, что уметь составлять стихи еще не значит быть поэтом (В.Кат.).

В современном русском языке, кроме простых первообразных и про­изводных союзов, имеются так называемые составные союзы потому что, несмотря на то что, так как и др. Они образовались из соединения коррелят (соотносительных слов, находящихся ранее в главной части сложноподчиненного предложения) и релят (союзных средств придаточ­ной части). В качестве исходного материала в том и другом случае использовались местоимения.

Указательное местоимение то перешло в сочинительный союз: Погода менялась много раз: то лил дождь, т о появлялось солнце.

В местоименно-союзные контаминанты (союзные слова) переходят вопросительные местоимения кто, что, какой, чей, который, сколько, где, куда, откуда, как, когда, зачем, почему, отчего, насколько : Я видел, как работал Гайдар (К.П.). Я отлично помню, что и где лежит в этом большом ящике (Л. Л.).

Местоимения могут переходить в частицы что, как, мне, себе, то, того, так, в се и др.: Ты что это такой растерянный? Где это вы были ? Вот так встреча! Ох, уж эта мне молодежь! Иди себе ! Мы все реже разговаривали с Романиным (К.П).

Местоимения могут переходить в контаминанты, совмещающие свой­ства местоимений и частиц одновременно. К ним прежде всего относятся так называемые «восклицательные местоимения»: Сколько интересного ушло и его уже не встретишь! (К.П.). Как хорошо вернуться в родной город после восьмилетней разлуки! (В.Кат.).

В междометия переходит всего несколько местоимений. Речь идет прежде всего о словах что и как , которые используются только для передачи разного рода эмоций: удивления, возмущения и т. п.; на пример, один из собеседников, поражённый услышанным, восклицает: Что? В этой же роли может использоваться бывшее отрицательное место­имение ничего с частицей себе : А Ваня Петров последние пять лет в Африке работает. – Ничего себе! (Выделенные междометные слова выражают удивление собеседника).



 
« Пред.   След. »
Опросы
В чём причина снижения уровня владения русским языком у граждан бывших советских республик?

Кто на сайте?
Сейчас на сайте находятся:
1 гость