Модальные слова. Служебные части речи. Междометия. Функциональные омонимы многочленных рядов.
Автор Administrator   
22.11.2007 г.

Модальные слова. Служебные части речи. Междометия. Трансформациология
Часть 4

Учебно-методический комплекс дисциплины «Современный русский язык», именуемый «Теоретические и практические материалы по морфологии (части речи и контаминанты)», состоит из 5 частей.

Ч. IV : Модальные слова. Служебные части речи. Междометия. Трансформациология – включает соответствующие материалы к лекциям, контрольно-тренировочные упражнения для самопроверки и индивидуальной работы, задания для блицконтроля в 10 вариантах каждое, схемы и образцы разбора по частям речи, рекомендуемую литературу. Тем самым студент обеспечивается теоретическим и практическим материалом по данному разделу, представленным комплексно, что способствует эффективному самообразованию.

Книга предназначена для преподавателей, студентов и аспирантов высших учебных заведений, может быть использована в практике преподавания русского языка как иностранного. Она рассчитана также на широкий круг лиц, интересующихся русским языком.

Рецензенты: доктор филологических наук профессор В.М. Брицын;

кафедра русской филологии Крымского инженерно-педагогического института

Модальные слова
Часть 4

1. Краткие сведения об истории изучения модальности и модальных слов.

•  Семантические разряды модальных слов.

•  Морфологические особенности модальных слов.

4. Синтаксические особенности модальных слов.

5. Иммиграционный потенциал модальных слов.

 

•  Краткие сведения об истории изучения модальности и модальных слов

 

На специфику модальных слов обращали внимание ещё А.Х. Востоков, Н.И. Греч, А.А. Шахматов и другие лингвисты, хотя они и не выделяли эти слова в отдельную часть речи, а рассматривали их чаще всего в составе наречий или частиц.

А.Х. Востоков назвал несколько групп наречий с модальными оттенками: 1) вопросительные: разве, неужели, ли и др.; 2) утвердительные: подлинно, истинно, действительно и др.; 3) предположительные: авось, никак, чуть ли, вряд ли и под.; 4) отрицательные: лишь, также, единственно и др.

Русские грамматики уже в середине XIX в. заметили определённую семантическую связь модальных наречий, частиц (даже союзов), категории наклонения глаголов с вводными словами, модальным планом предложения. Ещё не были разграничены уровни модальности (лексический, морфологический, синтаксический), но формировалось понимание общности этих средств, выделение понятийной категории модальности (такое понимание, в частности, представлено в «Словаре лингвистических терминов» О.С. Ахмановой, в учебном пособии Н.М. Шанского и А.Н. Тихонова и др.). О.С. Ахманова дает следующее определение: « Модальность… Понятийная категория со значением отношения говорящего к содержанию высказывания и отношения содержания высказывания к действительности (отношения сообщаемого к его реальному осуществлению), выражаемая различными грамматическими и лексическими средствами, такими, как формы наклонения, модальные глаголы, интонация и т. п.» [Ахманова, 1966, с. 237]. Авторы другого словаря лингвистических терминов, Д.Э. Розенталь и М.А. Теленкова, вносят некоторые коррективы: вместо не очень чётко очерченного термина понятийный (то есть выражающий отвлечённое обобщённое значение, имеющее соответствующее выражение, или относящийся к понятиям как к семантической основе лингвистических категорий) авторы используют термин «грамматико-семантическая категория» [Розенталь, Теленкова, 1976, с. 180].

Отношение говорящего к высказываемому и оценка того, как сообщаемое соотносится с объективной действительностью (как реальное, возможное, необходимое, желательное и т. п.), может быть выражено лексическим значением корня слова, морфологическими и синтаксическими средствами. Покажем это на примерах.

1. Модальные значения входят в семантическую структуру слов, выраженных разными знаменательными частями речи: а) именами существительными: желание, возможность и под.; б) именами прилагательными: желательный, возможный, должен, уверен и т. д.; в) наречиями: безусловно, неуверенно и др.; г) безлично-предикативными словами: можно, сомнительно, возможно и т. д.; д) глаголами: предполагать, сомневаться, желать, хотеть и др.

В системе служебных частей речи средствами выражения модальности выступают частицы: авось, чай, якобы, вроде, разве что и под. (в широком понимании термина «модальность», когда в него включают утверждение, отрицание, вопрос, к модальным частицам относят не, ни, разве, ли ).

Модальность (в широком понимании термина) находят и в междометиях: «Категория субъективной модальности реализуется: … 3) при помощи междометий, напр. для выражения значения внезапности ( бац, хлоп, хвать, глядь )…» [ Русский язык, 1979, с. 145].

2. В морфологии специальным средством выражения модальности является наклонение глагола, которое передает значения реальности–ирреальности, желательности и т. д.

3. Разнообразен спектр выражаемых модальных отношений на уровне синтаксиса. Сюда относят: вводные слова и предложения, вставные слова и конструкции; повествовательные, вопросительные и побудительные предложения; утвердительные и отрицательные предложения; порядок слов.

Таким образом, модальность включает в себя разнообразные средства, подчинённые общей идее: передать отношение сообщаемого к его реальному осуществлению.

Ядром категории модальности является специальный структурно-семантический класс модальных слов. Каков частеречный статус этого класса слов? Однозначного ответа на этот вопрос в современной лингвистической литературе нет. «Русская грамматика»–1980, большинство современных грамматик не выделяют модальные слова в часть речи, распределяя их между наречиями, безлично-предикативными словами, глаголами, именами существительными. Противоположной точки зрения придерживаются авторы учебного пособия «Современный русский язык» Н.М. Шанский и А.Н. Тихонов, которые приняли точку зрения В.В. Виноградова, впервые выделившего модальные слова в качестве самостоятельного структурно-семантического класса слов. В книге «Русский язык (грамматическое учение о слове)» В.В. Виноградов писал: «В кругу модальных отношений обыкновенно рассматривают отрицание и утверждение, всякого рода наклонения, разнообразные субъективные оттенки значений, облекающие формы времени, и т. п.

Модальные отношения выражаются не только грамматическими формами глагола или особыми формальными показателями. Они могут выражаться также своеобразным «вводным» использованием как форм разных частей речи, так и целых синтагм и даже предложений. Но в русском языке для выражения категории синтаксической модальности существует и отдельный лексико-семантический разряд слов» [Виноградов, 1972, с. 568]. Гораздо раньше, на с. 31, В.В. Виноградов именует модальные слова структурно-семантической категорией слов: «Итак, намечаются четыре основные структурно-семантические категории слов в современном русском языке: 1) слова-названия, или части речи; 2) связочные слова, или частицы речи, 3) модальные слова и частицы и 4) междометия» [Виноградов, 1972, с. 32]. Эти же категории на с. 31 названы «грамматико-семантическими». Итак, модальные слова у В.В. Виноградова характеризуются как лексико-семантический разряд, грамматико-семантическая категория, структурно-семантическая категория. Их место определяется как промежуточное между частями речи (то есть знаменательными словами) и частицами речи (то есть служебными словами). При этом к модальным словам В.В. Виноградов присоединяет модальные частицы, часто включает в них идиомы, что свидетельствует о нестабильности, нечёткости выделения объёма и границ модальных слов. Основными особенностями модальных слов В.В. Виноградов считал следующие:

1) они лишены «номинативной функции» и этим отличаются от знаменательных слов, именуемых частями речи;

2) они выражают модальность высказывания, определяют точку зрения говорящего на отношение речи и деятельности;

3) они выполняют синтаксическую функцию вводных членов предложения [Виноградов, 1972, с. 568–583].

В последующем теория модальных слов совершенствовалась и углублялась в работах В.Б. Барчунова, А.Я. Баудера, В.А. Ицковича, Б.В. Хрычикова. От модальных слов отграничивались такие, которые не соответствуют семантике модальности: «Не включаются в разряд модальных слов: 1) вводные слова, выражающие эмоциональное отношение к фактам действительности ( к счастью, к удовольствию, к сожалению, к несчастью, к удивлению, к огорчению, к прискорбию, к досаде и т. п.; 2) слова со значением уточнения, пояснения, ограничения ( в частности, впрочем, кстати и т. п.); 3) слова, указывающие на связь мыслей, порядок их изложения, способ оформления, близкие по функции к союзам ( во-первых, наконец, напротив, наоборот, однако, итак, значит, следовательно, словом, так сказать и т. п.)» [Розенталь, Теленкова, 1976, с. 181–182].

 

2. Семантические разряды модальных слов

 

Общим значением модальных слов является способность устанавливать отношение сообщаемого к реальному осуществлению. Одна часть рассматриваемых слов выражает реальную, утвердительную модальность, достоверность, бесспорность, очевидность ( конечно, безусловно, несомненно, действительно, разумеется и под.): Она, конечно , все это прочитала… (В.Дуд.). Федор Иванович, действительно , был бледен и вял… (В.Дуд.); другая – гипотетическую модальность, предположение. Во второй группе можно выделить модальные слова, выражающие возможность, предположительность, сомнение, вероятность т. п. ( возможно, может, верно, вероятно, видимо, думаю, думается, знать, кажется, наверно, наверное, очевидно, по-видимому, пожалуй, полагаю, предполагается и др.): Скажу вам, что вообще я впервые буду держать в руках … видимо , настоящие объективные данные (В.Дуд.). Так, пожалуй , будет ещё лучше (В.Дуд.).

 

3. Морфологические особенности модальных слов

 

Основной морфологической характеристикой модальных слов является их неизменяемость: модальные слова не изменяются ни по родам, числам, падежам, ни по лицам, временам, наклонениям и т. д. В процессе модаляции любое знаменательное слово с разветвлённой системой форм изменения «застывает» в одной из них, реже – в двух–трёх (типа казалось, кажется, казалось бы ), например: Вы, кажется , подумали, что я сплю, товарищ лейтенант (Ю.Б.). Он, казалось , задремал.

 

•  4. Синтаксические особенности модальных слов

•   

Модальные слова не примыкают к другим словам, не управляют ими, не входят в состав словосочетаний. Они не являются членами предложения, поэтому в школьном и ряде вузовских учебников они квалифицируются как слова, грамматически не связанные с предложением. Согласно второй точке зрения, модальные слова вступают в особые отношения с предложением и образуют особые связи с ним, что подтверждается интонационно. В предложении модальные слова выступают в функции вводных слов с модальным значением или в качестве нечленимых, так называемых «слов-предложений» в диалогической речи: – Я, правда , говорил, что тебе писать попроще надо… однако не до последней же, братец, степени (Л.Л.). Видимо , они выскочили, не выдержав огня… (К.С.). – Полотенце, мыло найдется? – Конечно ! (В.Дуд.). В последнем случае всё содержание предложения сводится к утверждению или отрицанию, согласию или несогласию и к общей модальной оценке предшествующего высказывания.

Ещё одна точка зрения на слова-предложения отражена в статье В.Ф. Киприянова «Понятие о коммуникативации» (Грамматические классы слов. – Тамбов, 1976. – С. 68–73). Автор ставит вопрос о выделении особого семантико-грамматического класса слов, которые он назвал коммуникативами . Коммуникативы выделялись на основании совокупности следующих признаков: указания на целостную нерасчленённую мысль; неизменяемость, функционирование исключительно в качестве нечленимого предложения.

 

5. Иммиграционный потенциал модальных слов

 

Модальные слова образованы за счёт диахронного трансформационного потенциала модаляции. В модальные слова переходят:

имена существительные: правда, факт ; например: Эта повесть, правда , небольшая, в шесть-семь авторских листов (К.П.);

глаголы: кажется, казалось, разумеется, знать, видать, думаю, полагаю, предполагать, пожалуй и под.; например: А может , нам и правда остаться в Москве? (К.С.). Вы, кажется , думаете, что это я к вам на дорогу выбегала? (Л.Л.). Думается , день этот, такой звонкий, яркий запомниться ему… (М.А.). Ну что ж, пожалуй , верно (К.С.);

краткие прилагательные в форме среднего рода единственного числа: истинно, верно, бесспорно, действительно, очевидно и др. (некоторые лингвисты считают, что в данном случае в качестве исходной формы выступают не краткие прилагательные, а наречия на - о ); например: Он очень волновался, чем, верно , и объяснялась его беспорядочная и не по характеру откровенная скороговорка (Л.Л.). Ты, конечно , пообедаешь с нами, Иван Матвеевич? (Л.Л.);

причастие видимо : Он, видимо , имел в виду не высоту дерева, а размер обречённых территорий, поправился Александр Яковлевич (Л.Л.);

слова категории состояния слышно, видно : Видно , у тебя хорошая должность (Л.Л.).

При переходе в модальные слова все перечисленные выше слова теряют способность изменяться, быть членом предложения, приобретают особую грамматическую интонацию и способность выступать в роли вводных слов, нечленимых предложений – ответных реплик диалогического единства.

 

Служебные части речи

 

1. Общая характеристика служебных слов в русском языке.

2. Классификация служебных частей речи.

 

•  Общая характеристика служебных слов в русском языке

 

Противопоставление знаменательности – служебности в системе частей речи русского языка имеет место со времен М.В. Ломоносова. В.В. Виноградов в книге «Русский язык: (грамматическое учение о слове)» назвал знаменательные слова частями речи, служебные – частицами речи, охарактеризовав последние как отдельный структурно-семантический класс. «Ч а с т и ц а м и называются классы таких слов, которые обычно не имеют вполне самостоятельного реального или материального значения, а вносят главным образом дополнительные оттенки в значения других слов, групп слов, предложений или же служат для выражения разного рода грамматических (а следовательно , и логических, и экспрессивных) отношений. Лексические значения этих слов совпадают с их грамматическими, логическими или экспрессивно-стилистическими функциями. Поэтому семантический объём этих частиц очень широк, их лексико-грамматические значения очень подвижны, они находятся во власти синтаксического употребления» [Виноградов, 1972, с. 520].

Служебные слова лишены возможности обозначать предметы, признаки предметов, процессы, признаки других признаков и т. д. Знаменательные слова делают это, как известно, двумя способами: номинативным (назывным, когда за звуковым комплексом закрепляется определенное значение, одно или несколько) и прономинальным (местоименным, когда значение слова не закреплено за звуковым комплексом, оно переменно и зависит от контекста и ситуации).

В связи с этим служебные слова не вступают в словосочетания, а сами являются формальным средством выражения связи слов (ср.: около дома – предлог не может быть самостоятельным компонентом словосочетания, он лишь является формальным средством выражения связи слов).

Служебные слова не являются самостоятельными членами предложения.

Как правило, служебные слова не изменяются (кроме связок), не имеют грамматических категорий рода, числа, падежа и т. д., не членятся на морфемы. Большая часть служебных слов не имеет самостоятельного ударения и присоединяется к знаменательному слову в препозиции (проклитика: перед домом ) или постпозиции (энклитика: читал ли ), образуя вместе с ним большое фонетическое слово.

Служебные слова не имеют собственного словообразовательного аппарата, поэтому пополняются за счет диахронной трансформации – перехода из знаменательных частей речи.

Отмечают, что после служебных слов невозможны паузы, оформленные на письме запятой, двоеточием или тире, но, как исключение, возможны паузы, оформленные многоточием: Огурцы из … Заполярья.

•  Классификация служебных частей речи

 

В лингвистической литературе (например, в работах В.Н. Сидорова и др.) известны попытки в системе служебной лексики выделить группы слов, выражающих синтаксические формальные значения (предлоги, союзы, связки) и несинтаксические (собственно частицы). Предлоги, союзы и связки выражают разного рода отношения (временные, пространственные, причинные и т. д.), передаваемые в составе словосочетания, предложения. Собственно частицы могут оформлять некоторые грамматические значения ( Читал ли ты эту книгу? – Частица ли совместно с интонацией служит для выражения вопроса), но гораздо чаще они вносят в высказывание разного рода семантические оттенки: ограничительные, усилительные и т. д., например: Даже слово блузка объявлялось неправильным. Женщины имели право носить только кофточки (К.Чук.). Прислушиваясь к ночным звукам, он думал, что вот проходит жизнь, а ничего еще толком не сделано (К.П.). Городок Спас-Клепики уж очень маленький, тихий (К.П.).

Поэтому некоторые лингвисты говорят о грамматичности предлогов, союзов, связок и семантичности собственно частиц, что, как было показано выше, не совсем правильно.

По грамматическому и коммуникативному назначению служебную лексику делят на предлоги, союзы, собственно частицы и связки. Последние вызывают наибольшие споры. О них более подробно будет сказано в соответствующих разделах.

Служебные части речи

 

1. Общая характеристика служебных слов в русском языке.

2. Классификация служебных частей речи.

 

•  Общая характеристика служебных слов в русском языке

 

Противопоставление знаменательности – служебности в системе частей речи русского языка имеет место со времен М.В. Ломоносова. В.В. Виноградов в книге «Русский язык: (грамматическое учение о слове)» назвал знаменательные слова частями речи, служебные – частицами речи, охарактеризовав последние как отдельный структурно-семантический класс. «Ч а с т и ц а м и называются классы таких слов, которые обычно не имеют вполне самостоятельного реального или материального значения, а вносят главным образом дополнительные оттенки в значения других слов, групп слов, предложений или же служат для выражения разного рода грамматических (а следовательно , и логических, и экспрессивных) отношений. Лексические значения этих слов совпадают с их грамматическими, логическими или экспрессивно-стилистическими функциями. Поэтому семантический объём этих частиц очень широк, их лексико-грамматические значения очень подвижны, они находятся во власти синтаксического употребления» [Виноградов, 1972, с. 520].

Служебные слова лишены возможности обозначать предметы, признаки предметов, процессы, признаки других признаков и т. д. Знаменательные слова делают это, как известно, двумя способами: номинативным (назывным, когда за звуковым комплексом закрепляется определенное значение, одно или несколько) и прономинальным (местоименным, когда значение слова не закреплено за звуковым комплексом, оно переменно и зависит от контекста и ситуации).

В связи с этим служебные слова не вступают в словосочетания, а сами являются формальным средством выражения связи слов (ср.: около дома – предлог не может быть самостоятельным компонентом словосочетания, он лишь является формальным средством выражения связи слов).

Служебные слова не являются самостоятельными членами предложения.

Как правило, служебные слова не изменяются (кроме связок), не имеют грамматических категорий рода, числа, падежа и т. д., не членятся на морфемы. Большая часть служебных слов не имеет самостоятельного ударения и присоединяется к знаменательному слову в препозиции (проклитика: перед домом ) или постпозиции (энклитика: читал ли ), образуя вместе с ним большое фонетическое слово.

Служебные слова не имеют собственного словообразовательного аппарата, поэтому пополняются за счет диахронной трансформации – перехода из знаменательных частей речи.

Отмечают, что после служебных слов невозможны паузы, оформленные на письме запятой, двоеточием или тире, но, как исключение, возможны паузы, оформленные многоточием: Огурцы из … Заполярья.

•  Классификация служебных частей речи

 

В лингвистической литературе (например, в работах В.Н. Сидорова и др.) известны попытки в системе служебной лексики выделить группы слов, выражающих синтаксические формальные значения (предлоги, союзы, связки) и несинтаксические (собственно частицы). Предлоги, союзы и связки выражают разного рода отношения (временные, пространственные, причинные и т. д.), передаваемые в составе словосочетания, предложения. Собственно частицы могут оформлять некоторые грамматические значения ( Читал ли ты эту книгу? – Частица ли совместно с интонацией служит для выражения вопроса), но гораздо чаще они вносят в высказывание разного рода семантические оттенки: ограничительные, усилительные и т. д., например: Даже слово блузка объявлялось неправильным. Женщины имели право носить только кофточки (К.Чук.). Прислушиваясь к ночным звукам, он думал, что вот проходит жизнь, а ничего еще толком не сделано (К.П.). Городок Спас-Клепики уж очень маленький, тихий (К.П.).

Поэтому некоторые лингвисты говорят о грамматичности предлогов, союзов, связок и семантичности собственно частиц, что, как было показано выше, не совсем правильно.

По грамматическому и коммуникативному назначению служебную лексику делят на предлоги, союзы, собственно частицы и связки. Последние вызывают наибольшие споры. О них более подробно будет сказано в соответствующих разделах.

Предлог
Часть 4

1. Вопрос о предлогах в лингвистической литературе.

2. Значение предлогов.

3. Корреляция падежа и предлога.

4. Разряды предлогов по структуре.

5. Особенности употребления некоторых предлогов.

6. Иммиграционный потенциал предлогов.

 

« Предлоги как служебные слова не имеют самостоятельного лексического значения и поэтому отдельно от других слов в языке не употребляются. Всегда сочетаясь с именами существительными, а также с местоимениями и именами числительными, предлоги указывают на синтаксические отношения их к другим словам (глаголам, именам существительным, именам прилагательным, местоимениям и наречиям), напр.: наблюдать с земли, идти по мостовой, готовиться к экзаменам; привет из Москвы, лампа с абажуром; воодушевлённый на борьбу; громоздкий для перевозки; далеко от города, налево от двери, выше над уровнем моря » [Грамматика–1960, т. 1, с. 652].

« Предлог – это служебная часть речи, оформляющая подчинение одного знаменательного слова другому в словосочетании или в предложении и тем самым выражающая отношение друг к другу тех предметов и действий, состояний, признаков, которые этими словами называются: говорить о поездке, забежать за ограду, перелезть через забор, состоять из частиц, беседовать в течение часа, считаться за знатока, дом на окраине, недалеко от станции, готовы к подвигу , скучать среди чужих » [Русская грамматика –1980, т. 1, с. 706].

 

•  Вопрос о предлогах в лингвистической литературе

 

Предлог – одна из служебных частей речи («частиц речи» – по терминологии В.В. Виноградова). Они выражают те же отношения, которые передаются косвенными падежами имён существительных и местоимений, но делают это более дифференцированно. Это дало возможность говорить, что предлог не только поддерживает, усиливает значение падежей, но и дополняет, специализирует их (Д.Н. Овсянико-Куликовский, В.В. Виноградов и др.).

Соединяя два знаменательных слова, предлог обращен одновременно к обоим: мечтать об отдыхе, перебраться через реку. На выбор глагола влияет семантика главного слова словосочетания (прежде всего глагола) и семантика имени, которым управляет предлог.

Современная система русских предлогов сложилась в результате длительного развития. Историки языка говорят о двух этапах: на I этапе (примерно до XVII в.) шло развитие предлогов за счёт внутренних ресурсов (так называемых первообразных предлогов, этимология которых неизвестна современнику). С VIII по XVII в. в результате перехода из других частей речи появилось только несколько предлогов: вместо, подобно, противно, смотря по [Судаков Г.В. Двойные предлоги // Русская речь. – 1972. – №2. – С. 125]. С XVII в. начинается активный процесс препозиционализации – переход в предлоги имен существительных, наречий, деепричастий. В результате в современном русском языке мы имеем достаточно большое количество предлогов.

По времени появления и соответственно – структурного усложнения предлоги делят на 3 группы:

древние: в, на, за, из, до, с и под.;

новые: мимо, около, вдоль, согласно, по причине и др.;

новейшие образования: в связи с, по пути к, по направлению к, по вопросу о и т. д.

Новые предлоги активно развиваются с XVIII в., новейшие – результат формирования в последние десятилетия. Они практически не изучены, хотя это явление характерно не только для русского, но и украинского и других славянских языков (см., например, монографию И.Р. Выхованца «Прийменникова система украiнськоi мови». – Киiв: Наукова думка, 1980. В ней автор выделяет 39 единиц подобного типа). В новейшие предложные лексии, по нашему мнению, следует включить около 60 единиц, построенных по моделям:

1) бывшее наречие и простой предлог: вплоть до , вблизи от , совместно с и под.;

2) бывшее деепричастие и простой предлог: исходя из , невзирая на , смотря по и под.;

3) сочетание простого предлога, застывшей формы бывшего существительного и простого предлога: в соответствии с , по отношению к, в отличие от, в зависимости от , в сравнении с , по пути к , по направлению к , в связи с и т. п.

 

•  Значение предлогов

 

Предлоги в сочетании с именами способны передавать разнообразные синтаксические и смысловые отношения:

объектные: говорить о задании, размышлять над статьёй, спросить насчёт задатка, решить вопрос в отношении каникул и т. п.;

атрибутивные (определительные): листок в клеточку, рыба под соусом, платье из шерсти, учебник по математике, полки для книг и др.;

обстоятельственные пространственные: быть в лесу, выйти из кинотеатра, находиться возле магазина, перебросить через плетень, спрятать под прилавком, лететь над водою, оказаться за спиной и т. п.;

временные: отложить до воскресенья, встретиться в субботу, потеплело к утру, собраться накануне выходных, отдыхать в течение месяца и т. д.;

причинные: устать от шума, расстроиться из- за опоздания, разлилась вследствие дождей, победить благодаря таланту, отказаться ввиду непогоды и т. д.;

целевые: сказать в шутку, подарить на память, купить для рисования, послать за квасом и др.;

образа и способа действия: говорить с восхищением, лить через край, работать без удовольствия и т. п.

Можно выделить и другие типы отношений.

Минимальным контекстом является управляемое слово (имя в форме косвенного падежа) и управляющее слово, выраженное чаще глаголами, реже – именами. Бывают случаи, когда семантика предлога зависит только от контекста: это касается непроизводных, часто употребляемых предлогов. Они полисемичны, и количество их значений может быть, по данным толковых словарей, до 30. Производные предлоги, как правило, однозначны: по причине, благодаря, с целью и т. д.

Многие лингвисты в семантике предлогов выделяют лексическое и грамматическое значение. «Падежные значения – это их грамматические значения, а семантические элементы, связанные с конкретизацией пространственных, временных и т. п. отношений, составляют их лексические значения» [Шанский, Тихонов, 1981, с. 424]. В этом случае термин «лексическое значение» используется в широком понимании и приравнивается к термину «семантика», что, на наш взгляд, некорректно. Мы придерживаемся узкого значения этого термина (лексическое значение – это «вещественное» значение номинативного слова) и поэтому являемся сторонниками второй точки зрения, согласно которой предлоги как служебные слова не могут иметь лексического значения. Они обладают семантикой, имеют грамматическое значение, коммуникативное предназначение и т. д., но не лексическое значение. Справедливы слова В.В. Виноградова: «Собственное значение предлога не может проявляться вне связи с падежной формой какого-нибудь названия лица или предмета. Предлоги могут быть рассматриваемы как агглютинативные префиксы косвенного объекта. Однако в русском языке предлоги в большей своей части ещё не вполне утратили лексическую отдельность и ещё не стали простыми падежными префиксами, совсем лишёнными способности непосредственно выражать обстоятельственные отношения» [Виноградов, 1972, с. 531].

Значение предлога не может быть выявлено вне контекста (за исключением небольшой группы производных предлогов, ещё близких к своей исходной форме, типа по причине, с целью ), и этот факт является важнейшим в системе доказательств отсутствия лексического значения у предлогов.

 

3. Корреляция падежа и предлога

 

Падежные формы имен существительных, числительных и местоимений выражают различные отношения, для передачи которых приспособлены и предлоги. Между значениями предлога и падежа наблюдаются семантические корреляции. За каждым падежом закрепляется свой круг предлогов.

С родительным падежом сочетается наибольшее количество предлогов: без, близ, вблизи, вдоль, внутри, внутрь, возле, вокруг, в виде, ввиду, во время, в деле, в знак, во избежание, во имя, вместо, в области, в отношении, в продолжение, в свете, в силу, вследствие, в случае, в течение, в целях, до, за исключением, за счёт, из, из-за, из-под, кругом, мимо, накануне, напротив, около, от, позади, поперёк, после, посреди, прежде, относительно, с, сбоку, сзади, снизу, по линии, по мере, по поводу, по причине, посредством, путём, у и др.

Дательного падежа требуют предлоги благодаря, вопреки, вслед, к, навстречу, наперекор, подобно, по направлению к, согласно, соответственно, соразмерно и т. п.

Винительный падеж обслуживают предлоги в, включая, за, исключая, на, не считая, несмотря на, о, по, под, про, с, сквозь, спустя, через и др.

С творительным падежом употребляются предлоги в связи с, вслед за, за, кончая, между, над, наравне с, наряду с, перед, под, сообразно с, соразмерно с, согласно с и т. д.

Предложным падежом имени управляют в, на, о, по, при, по вопросу о и др.

Большая часть предлогов употребляется с формой имени в одном падеже. Это касается прежде всего производных предлогов: благодаря (дат. п.), по причине (род. п.) и т. д. Но некоторые из первообразных предлогов могут употребляться с двумя и тремя падежами. Двупадежными являются предлоги в, на, о (вин. и предл. п.), за, под (вин. и тв. п.), между (род. и тв. п.).

Трёхпадежные предлоги: по (вин., дат. и предл. п.), с (род., вин. и тв. п.), например: идти п о дороге (дат. п.), по колено в снегу (вин. п.), скучать по другу (предл. п.).

 

4. Разряды предлогов по структуре

 

По структуре предлоги следует разделить на

1) простые ( в, на, за, от, через, мимо, благодаря и т. д.);

2) сложные ( из-за, из-под, по-над );

3) составные ( вместе с, независимо от, по пути к и др.).

Последняя группа предлогов представляет собой аналитические единицы особого типа; такие предлоги, используя термин Б. Потье, мы назвали лексиями. Это новый тип аналитизма, способствующий дифференциации мышления. «В составных формах предложных новообразований основа существительного, наречия или глагола как бы указывает на то грамматическое отношение (причинное, пространственное и т. п.), которое выражается данным предлогом. (Ср. предлоги вследствие, по причине, в силу и т. п., в которых причинная функция подчёркнута лексическим, вещественным значением именной основы). Таким образом, в предложном сочетании по направлению к значение направления в сторону чего-нибудь обозначено лексически – выражением по направлению – и грамматически – предлогом к . Возникает своеобразное лексико-грамматическое удвоение, или усиление предлога (ср.: вслед за, в связи с, независимо от и т. д.). Это яркий признак аналитической формы» [Виноградов, 1972, с. 536].

Простые предлоги состоят из одного слова, сложные – из двух предлогов (их называют также парными, двойными), составные включают два или три компонента. Составные предлоги могут иметь следующую структуру:

а) наречие + предлог: вплоть до, независимо от, наряду с, наравне с и др.;

б) деепричастие + предлог: несмотря на, невзирая на, судя по, смотря по и др.;

в) предлог + имя существительное в косвенном падеже + предлог: в связи с, по направлению к, в соответствии с и др.

Существуют и другие классификации предлогов по структуре. Так, Е.Т. Черкасова, автор статьи «Предлог» в энциклопедии «Русский язык» (М.: Советская энциклопедия, 1979, с. 208), предлагает следующую классификацию: «По строению П. делятся на простые (состоящие из одного слова, напр.: в, неужели, благодаря ), сложные (из двух слов, напр.: в силу, во время ) и составные (из трех слов, напр.: в зависимости от, в связи с, по отношению к )». Нерациональность этой классификации очевидна: в ней избран формальный (механический, чисто количественный) подход, не учтены средства выражения компонентов с учётом лексико-грамматических особенностей исходных частей речи и т. д. Попутно заметим, что в цитате допущена и случайная ошибка: слово неужели является частицей, а не предлогом.

 

5. Особенности употребления некоторых предлогов

 

Вызывают затруднения особенности употребления некоторых предлогов. Приведем несколько примеров.

Предлоги в и на . Как правило, предлог на обозначает нахождение на поверхности, предлог в – движение внутрь чего-либо: находиться на крыше, войти в здание. При указании на средство передвижения употребляют на ( прилететь на самолете, приехать на автобусе ), но если подчёркивается нахождение внутри средства передвижения, используется предлог в ( ехать в вагоне, в поезде, в метро, в троллейбусе и т. п.). Важна и семантика имени существительного: если оно называет территорию с определенными службами или место деятельности без представления о помещении (завод, фабрика, вокзал, почта, кафедра, выставка, курорт и под.), различного рода трудовые процессы, занятия (спектакль, состязания, работа и под.), употребляется предлог на , в остальных случаях – в (аудитория, цех). Предлог в употребляется в сочетании с географическими названиями: материков, стран, областей, регионов, районов, городов, деревень – при обозначении места действия: в Америке, Африке, России, Симферополе, Ялте . В последние десятилетия стали распространёнными сочетания с предлогом на : на Брянщине , на Орловщине . Сочетание на Украине в последние годы изменилось на в Украине.

С названиями горных местностей для обозначения `среди гор, в горах` используется предлог в ( в Карпатах, в Альпах, в Гималаях ), со значением `на поверхности гор ` – на ( на Урале, на Памире, на Карпатах , на Балканах и т. д.)

С названиями улиц используется предлог на , переулков – в : на Бабушкинской , н а Гоголя, но в переулке Героев Аджимушкая, Ростовском и т. д.

При указании на конечный пункт движения используется предлог в : в город, в деревню, в театр , в клуб , в кухню и т. д., при обычной характеристике места может быть употреблён предлог на : на хутор, на речку, на кухню и т. д.

 

•  6. Иммиграционный потенциал предлогов

 

Количество предлогов точно не определено, и причиной этого является, во-первых, активность процесса перехода в предлоги слов из других частей речи в результате диахронного процесса препозиционализации и, во-вторых, спорность отдельных случаев отнесения предложных сочетаний к предлогам (типа во главе с и др.).

1. В предлоги перешло большое количество наречий: вблизи, вдоль, взамен, внутри, внутрь, возле, вокруг, вопреки, впереди, касательно, кругом, между, мимо, наверх, наверху, навстречу, накануне, наперекор, наперёд, напротив, насквозь, ниже, около, относительно, поверх, подобно, позади, поперёк, после, посредине, прежде, против, раньше, сбоку, свыше, сзади, снаружи, согласно, соответственно, через и др. Примеры: На поляне вблизи сквера стояла скамейка, сколоченная из березовых жердей (К.П.). Мимо окон трамвая неслись, шумя листвой, свежие бульвары… (К.П.). В начале июня в саду около дачи зацвела сирень (К.П.). Переход этот тянется около километра (К.П.). Лет ему около шестидесяти (В.Сол.). Посреди поляны толстой бабой сидел стог сена (В.Аст.). Сзади них, стуча сапогами, поднимались по лестнице Петя, повар с тортом (К.С.). Согласно этому описанию можно изготовить макет, декорацию, план, картину (Д.Гр.). Относительно записи «доброта» можно сказать очень много (К.П.).

Переход наречий в предлоги объясняется целым рядом причин, в числе которых – наличие у исходной формы и трансформанта «семантического мостика», то есть способности передавать одни и те же отношения: временные, пространственные и др. Например: наречие накануне обозначает время: встретились накануне ; предлог накануне передаёт временное значение вместе со следующим за ним именем существительным: встретились накануне праздника .

2. Переход имен существительных в предлоги – один из продуктивных, интересных, но малоисследованных и дискуссионных процессов. По мнению Е.Т. Черкасовой, в разряд предлогов переходят лишь те существительные, которые в своем лексическом значении содержат оттенок релятивности или в значении которых при определенных условиях такой оттенок развивается [Черкасова Е.Т. К изучению образования русских отымённых предлогов // Исследования по грамматике русского литературного языка. – М., 1955. – С. 76]. Имена существительные, обладающие такими особенностями, по мнению автора, можно разделить на две группы: а) имена существительные, лексическое значение которых соотносительно со значениями, выражаемыми первичными предлогами, например, имена существительные причина, повод , соотносительные с предлогами из-за, по, с, из ; имя существительное цель , соотносительное с предлогами для, ради и т. д; б) отвлечённые существительные, в одном из значений которых развивается релятивность: линия, сторона. Перечислим некоторые из отымённых предлогов: во время, вследствие, по причине, по случаю, по поводу, в течение, в продолжение, на протяжении, по мере, по степени, с целью, на предмет, в интересах, посредством, наподобие, вроде, со стороны, в лице, по части, в области, в деле, в смысле, за исключением, в направлении, в сторону, в силу, ввиду, в соответствии, в отношении, насчёт и др.

Именные предлоги наиболее лексичны, потому что причинные, целевые, временные, пространственные и другие отношения подчёркнуты лексическим значением именной основы. Препозиционализация имен существительных характерна прежде всего для научной, публицистической и деловой речи. Примеры: Он вежливо, но твердо ответил, что, к сожалению, не получил никаких указаний насчет журналистов (К.П.). Следует отметить, что конкурсы на получение прав недропользования в целях разработки руд проводятся только для государственных предприятий (Из газ). Он приказал в течение часа выпустить из ремонта те несколько танков, которые были уже почти готовы (К.С.). По мере продвижения отряда огонь стихает (К.С.). Мины шли по направлению к Школенко и пролетали дальше (К.С.).

3. Отглагольные предлоги формируются за счет препозиционализации деепричастий благодаря, спустя, включая, исключая, не считая и др., например: Благодаря им я смог поделиться своими мыслями о Чехове, обаятельном человеке и замечательном писателе (К.П.). Только спустя четверть часа наконец все были приглашены к столу (Ан.Ан.). Группа этих предлогов немногочисленна. Объяснение возможности перехода деепричастий в предлоги, видимо, следует искать в контаминационном характере этого лексико-грамматического класса слов, совмещении в них некоторых признаков глаголов и наречий. Именно наречный компонент деепричастий даёт право этому классу слов переходить в предлоги.

Союз
Часть 4

•  Понятие о союзе.

•  Характеристика союзов по значению и передаваемым с их по мощью синтаксическим отношениям.

•  Характеристика союзов по структуре, занимаемым позициям и употреблению.

•  Иммиграционный потенциал союзов.

 

« Союзами называются служебные слова, связывающие предложения или члены предложения» [Грамматика–1960, т. 1, с. 665].

« Союз – это служебная часть речи, при помощи которой оформляется связь между частями сложного предложения, между отдельными предложениями в тексте, а также (это относится лишь к некоторым союзам) связь между словоформами в составе простого предложения» [Русская грамматика–1980, т. 1, с. 713].

 

1. Понятие о союзе

 

Союз – одна из служебных частей речи, которой в последние 20–30 лет уделяется большое внимание, преимущественно в синтаксисе. На «синтаксичность» союзов обращали внимание многие лингвисты. В.В. Виноградов писал: «… союзы, в сущности, запредельны морфологии», но тем не менее оставил их в системе частиц речи в морфологии [Виноградов, 1972, с. 553]. Это логично, ибо все служебные слова реализуют себя в условиях синтаксиса.

Русская грамматика–1980, а вслед за ней и многие другие грамматики характеризуют союз как служебную часть речи, оформляющую связь между частями сложного предложения, отдельными предложениями в составе текста, реже – между словоформами в составе простого предложения. В прежних определениях союзы рассматривались как выражающие связь между словами и предложениями.

Союзы, как и предлоги, выражают различные синтаксические отношения, но предлоги осуществляют свою функцию связи в единстве с падежными формами существительного, а союзы формально автономны, они безразличны к частям речи, которые соединяют, например: танцует и поёт, добрый и отзывчивый, медленно и не спеша, всегда и во всём и т. д.

Союзы считаются носителями квалифицирующего значения, ибо они способны оформлять передаваемые значения конкретно как соединительные ( и, также ), разделительные ( или, то ли … то ли ), сопоставительные ( если … то и под.), временные ( с тех пор как и под.), причинные ( потому что, так как и др.), целевые ( для того чтобы и др.) и т. д. Таким образом, каждый союз имеет определенную семантику, но она присуща союзу не сама по себе, без контекста, а только реализуется только через те отношения, которые устанавливаются между конструкциями.

Противоположная точка зрения отражена в Грамматике–1970 и некоторых других. Подчинительные союзы делятся на семантические и асемантические (функциональные). Семантические союзы служат не только формальным средством прикрепления придаточной предикативной единицы к главной, но и для выражения определённых смысловых отношений, закреплённых за ними. Так, союзы когда, как только, с тех пор как и под. выражают временные отношения; потому что, так как, из-за того что и под. – причинные и т. д. Следует согласиться с тем, что эти союзы закрепляются за определёнными типами придаточных, но при этом надо помнить, что без контекста, без предикативной единицы они свое значение реализовать не могут, также как предлог не может реализовать своё значение вне сочетания с именем. Доказательством высказанной мысли может служить наличие союзов, приспособленных для выражения разных конструкций, – асемантических. Асемантические (функциональные, синтаксические) союзы выражают только формальную зависимость одной предикативной единицы от другой. Примеры: что, чтобы, как будто, чем. Покажем на примере союза что невозможность только на основании его присутствия характеризовать тип придаточной предикативной единицы. Союз что может присоединять изъяснительные, сравнительные, следственные и др. типы придаточных предикативных единиц. Поэтому нельзя говорить о его закреплённом, постоянном значении. С помощью союза как передаются временные, сравнительные, условные, причинные и др. отношения.

В лингвистической литературе нет однозначного понимания термина «союз». Опираясь на функциональный критерий, к союзам относят такие слова, как поэтому, причем, впрочем и т. д. Русская грамматика–1980 объединяет союзы с так называемыми союзными словами (гибридными словами, совмещающими свойства местоимений и союзов), что соответственно получило отражение в заголовке: «Союзы и союзные слова» (т. 1, с. 713). Такое объединение нельзя считать логичным, ибо местоименно-союзные контаминанты по происхождению связаны с местоимениями, вышли из них. От местоимений же образовались и некоторые союзы: что, как, когда, то…то и др.

Если продолжить эту тенденцию и относить к союзам все средства, выполняющие связующую функцию, то в состав союзов следует включить вводные слова, показывающие последовательность событий, итог чего-л. и т. д. ( следовательно, например и под.), что превратило бы союзы в аморфную группу грамматически разнородных слов. Таким образом, границы союзов нечетки, дискуссионны, а сама эта часть речи нуждается в глубоком изучении.

 

2. Характеристика союзов по значению и передаваемым с их помощью синтаксическим отношениям

 

Согласно традиционной точке зрения, у союзов выделяют лексическое и грамматическое значение. Грамматическим (синтаксическим, категориальным) значением союзов признается указание на характер синтаксических связей между ними. Все союзы делят на сочинительные и подчинительные . Сочинительные союзы выражают относительную смысловую независимость синтаксических единиц, подчинительные передают различные смысловые отношения между главной и зависимой синтаксической единицами.

К лексическому значению союзов относят указание на конкретные типы синтаксических отношений, например, подчинительные союзы передают изъяснительные, обстоятельственные отношения места, времени, причины, цели и т. д. Если под лексическим понимать вещественное (реальное, материальное) значение, то есть значение основной (вещественной) части слова в отличие от формальной, грамматической части [Ахманова, 1966, с. 161], то говорить о наличии лексического значения у союзов (как и у других служебных частей речи) некорректно. В широком понимании термина лексическое значение приравнивается к семантике слова. Союзы обладают семантикой, но это то значение, которое возникает у них в предложении. Функцию и характер союза нужно определять по логико-грамматическим отношениям, возникающим при соединении союзами синтаксических единиц.

По характеру выражаемых отношений сочинительные союзы принято делить на шесть разрядов:

1) соединительные (выражающие отношения перечисления): и, да (=и), тоже, также, и…и, ни…ни, редко – а : Изредка щетина на щеках у Гилярова топорщилась и прищуренные глаза смеялись (К.П.). Он не смотрел свысока ни на наши незрелые мысли, ни на наши незрелые стихи (К.С.);

2) противительные , выражающие отношения противопоставления или несоответствия: а, но, да (=но), однако, зато, же и др.: Постепенно я привык к университету и полюбил его. Но полюбил не лекции и профессоров (талантливых профессоров было немного), а самый характер студенческой жизни (К.П.). У него больше всего людей, зато ему и приходилось идти прямо, через всю площадь… (К.С.). Бывает, что в литературе подолгу живут книги несуетливого писателя, однако нет у него ни громкого имени. ни славы (Ю.Б.);

3) разделительные , передающие отношения взаимоисключения или чередования: или, либо; то…то; не то…не то; или…или; то ли… то ли : Он вместе со школьным учителем Иориком Свенсеном переплыл в пятибалльный шторм на утлой лодке – то под парусом, то на веслах – шестьдесят миль, отделяющих Рыбачий от северного побережья Норвегии (К.С.);

4) градационные , выражающие отношения сопоставления: не только…но и; не столько…сколько, как…так и и под.: Теперь были слышны не только артиллерийские разрывы, но и близкая пулеметная трескотня (К.С.);

5) присоединительные , добавляющие к основному высказыванию посредством присоединительной связи дополнительные сообщения, пояснения: да и, также, а также, тоже ; например: Шёл нудный дождь, да и настроение было неважное ;

6) пояснительные : то есть, или (=то есть), как-то, а именно: Мне кажется, что я не забыл ничего существенного, не забыл и характер этих разговоров с Буниным , то ест ь запомнил не только что он говорил, но и как он говорил (К.С.).

По нашему мнению, сочинительные союзы включают в себя только первые три разряда: соединительные, противительные и разделительные. Последние три разряда: градационные, присоединительные и пояснительные – следует рассматривать как промежуточные между сочинительными и подчинительными, ибо они имеют особое функционирование, используются в конструкциях, которые в чистом виде нельзя отнести ни к сочинительным, ни к подчинительным, и объединяют в себе некоторые семантические и структурные характеристики тех и других.

Градационные союзы (от лат. gradatio ) были выделены исследователями в русском языке сравнительно недавно (на них обратили внимание В.А. Белошапкова – 1967 г ., Ф.И. Серебряная – кандидатская диссертация 1967 г ., Р.П. Рогожникова и др.). К градационным относят разнородные структуры, объединённые значением сопоставления, наращивания признака, показывающие преобладание одного элемента сравнительно с другим, отличным по удельному весу от членов градационного ряда: не только…но и; не столько…сколько; не то чтобы…но; если не…то; не так чтобы…а; мало того что; кроме того что; помимо того что и т. д.: Южное лето накапливало в городских садах столько солнечного жара, зелени и запаха цветов, что ему было жаль расставаться с этим богатством и уступать место осени (К.П.). Но главное состояло в том, что не только он был нужен нам, но и мы были нужны ему (К.С.). Такие союзы имеют разную структуру: среди них есть составные союзы ( помимо того что, кроме того что и под.) и сложные расчленённые союзы, компоненты которых могут находиться в разных предикативных частях сложного предложения: Весна не только пришла, но она внесла в жизнь деревни много хлопот, х отя чаще такие союзы объединяют однородные члены предложения: Весна не только принесла тепло и свет, но и заставила крестьян работать от зари до зари.

Не меньше нерешённых проблем и в теории пояснительных союзов: 1) они соединяют и члены предложения, и предикативные части сложного предложения; 2) с их помощью может выражаться и собственно пояснение, и уточнение, содержание которых фактически не разграничено в лингвистической литературе. Поэтому их относят то к подчинительным (А.М. Пешковский, Л.А. Булаховский и др.), то к сочинительным (И.А. Попова, А.Ф. Прияткина, современные академические и вузовские грамматики) союзам.

•  Подчинительные союзы способны передавать разнообразные отношения:

1) изъяснительные ( что, чтобы, как будто ): Нильс Бор всегда считал, что все глубокие истины характеризуются тем, что противоположные им по смыслу высказывания также являются глубокими истинами (Д.Гр.);

2) обстоятельственные времени ( когда, только, едва, пока, как только, после того как, с тех пор как и др.): Прежде чем ответить, старики помолчали, покашляли, подумали (К.С.);

3) целевые ( чтобы, дабы, для того чтобы, с тем чтобы и под .): Для того чтобы представить себе дальнейшее, нужно описать кабину (К.С.). Чтобы дать созреть замыслу, писатель никогда не должен отрываться от жизни и целиком уходить «в себя» (К.П.);

4) причинные ( ибо, потому что, ввиду того что, из-за того что и др.): Мне это вполне удавалось, так как блистание молний продолжалось иногда по полминуты и дольше (К.П.);

5) условные ( если, когда, кабы, ежели, коли, раз и др.): Кабы не ты, да не ваши кочевья, может, уже в ученые б вышла! (К.С.);

6) уступительные ( хотя, несмотря на то что, даром что, между тем как и др.): Судя по холодному, насмешливому его лицу, он разрушал этот сад, камня на камне не оставлял (К.П.): Андерсен всю свою жизнь умел радоваться, хотя детство его не давало для этого никаких оснований (К.П.);

7) следствия ( так что и др.): Пёс за зиму подрос, поздоровел, так что весной его можно было брать на охоту ;

8) сравнительные ( как, словно, точно, как будто и др.): Дни , как ручьи, бегут в туманную реку (С.Е.).

Интересно отметить следующую закономерность: разветвлённую сеть союзов имеют те категории объективной действительности, которые вербализованы с помощью единиц, более сложных, чем слово, а именно: словосочетаний и придаточных предикативных частей. Это категории, поздно осознанные человеком: причина, цель, условие, уступка, следствие и т. д. Именно они выражаются прежде всего на синтаксическом уровне, некоторые из них не имеют выражения на частеречном уровне (так, нет наречий условия, уступки, следствия и т. д.).

 

3. Характеристика союзов по структуре, занимаемым позициям и употреблению

 

По своему строению (структуре) союзы делятся на простые (однословные, однокомпонентные) и составные (состоящие из двух и более слов, многокомпонентные).

Простые союзы неоднородны по формальному строению и семантической специфике. Сюда включают: а) первообразные союзы типа а, но, да, и, ли и под.; б) производные союзы, образованные путём перехода из других частей речи: раз, хотя, что и под.; 3) союзы, которые исторически восходят к соединениям двух и более служебных слов или служебного и знаменательного слова, которые в современном русском языке не членятся на морфемы: даже, поскольку, также, тоже, чтобы и под.

Составные союзы представляют собой совокупность двух и более элементов, каждый из которых существует как самостоятельное слово. В свою очередь, они делятся на несколько подгрупп: а) первую подгруппу составляют союзы, образованные путём соединения компонента что ( как и др.) и бывшего указательного (соотносительного) слова, например: потому что, благодаря тому что, несмотря на то что, оттого что, потому что, так что и под., так как, перед тем как, после того как, по мере того как и т. п.; б) вторая подгруппа образована путём присоединения к союзам наречий, частиц и др.: как только, как будто, лишь только, только что, едва лишь, если не, даром что, прежде чем, в случае если, прежде чем и т. д.; в) составные союзы могут быть образованы при помощи предлогов, местоимений, глаголов, частиц и т. д.: а то, будь то, то есть, кроме того, тем самым, хотя бы и т. п.

Пути образования составных союзов практически не исследованы, их частеречный статус остаётся дискуссионным. Само выделение составных союзов противоречит представлению о союзе как о слове, так как нарушает общепризнанный критерий выделения слова – цельнооформленность. Поэтому для названий подобных элементов были предложены разные термины: союзный функтив (Черемисина, 1972); эквивалент слова (Р.П. Рогожникова, 1977), функциональный ан е алог союза (А.Ф. Прияткина, 1977), союзные сращения (идиомы), союзные единства , союзные сочетания (А.Е. Орлова, М.И. Черемисина, 1980), термин Б. Потье « лексия » (Е.Н. Сидоренко). Можно сказать, что развитие аналитических тенденций в строе русского литературного языка получило отражение и во внешнем облике союзов – образовании большого количества «составных» единиц.

В самом широком понимании термина «союз» к этой служебной части речи относят «образования, соотносимые с вводными сочетаниями слов»: в том числе, в первую очередь, помимо того, сверх того, между тем, между прочим, иначе говоря, другими словами, кстати сказать, таким образом, точнее говоря и др. «Подобные образования оформляют разные виды присоединительно-пояснительных отношений, выступая или в роли союзов (функционально близких к или, иначе, а именно, то есть, то бишь, как-то ), или занимая позицию конкретизатора в составном союзе ( и в том числе, и тем самым, а к тому же, но между тем, и кстати говоря » [Русская грамматика–1980, т. 1, с. 718].

По числу занимаемых в предложении позиций союзы делятся на одноместные и неодноместные . Одноместные союзы соединяют части текста, располагаясь между ними или позиционно примыкая к одной из них; эти союзы могут быть и сочинительными, и подчинительными, например: и, а, но, да, зато, так как, лишь только, в случае если, потому что, несмотря на то что, тогда как и др.

Неодноместные союзы делятся на двухместные (парные) и многоместные. Достаточно подробно такие союзы рассмотрены в Русской грамматике–1980: « Синтагматические автономные двухместные союзные соединения строятся по схемам: 1) «союз – коррелят», 2) «союз – союз», 3) «вводное слово (или словосочетание) – союз» [Русская грамматика–1980, т. 1, с. 7–18]. Примеры: 1) двухместных соединений, построенных по схеме «союз – коррелят»: если … то; когда … то (так); так как … то; если … тогда; если … значит; так как … то следовательно и др.; 2) по схеме «союз – союз»: постольку … поскольку; чем … тем; как … так и; не только … но и; не только не .., но даже; хотя и … но; не просто… а; едва… как; чуть только … как; нельзя сказать чтобы …но и др.; 3) по схеме «вводное слово (или словосочетание) – союз: конечно … однако; правда … но; наверное … если; видимо … раз и др. Приведенный перечень показывает, что некоторые соединения очень трудно (или невозможно) отнести к союзам, например: нельзя сказать чтобы … но и под.; поэтому работа по изучению так называемых «двухместных союзных соединений» должна быть продолжена.

Некоторые грамматики разграничивают «расчлененные» и «нерасчлененные союзы». Сравним: 1. Прогулка состоялась, несмотря на то что с утра лил дождь. 2. Прогулка состоялась несмотря на то, что с утра лил дождь. В первом предложении мы действительно имеем дело с союзом несмотря на то что , который можно назвать нерасчленённым. Во втором предложении компонент несмотря на то представляет собой соединение указательного местоимения то (соотносительного слова, коррелята) с предлогом несмотря на ; это предложное сочетание относится к главной части сложноподчинённого предложения. К придаточной части отходит лишь союз что. Сказанное означает, что говорить о расчленённом союзе применительно к предложениям подобного типа неверно. Союзы типа ввиду того что, потому что, так как и под. могут быть только нерасчленёнными. Если они разделяются запятой, то превращаются в блок, первая часть которого является коррелятом, вторая – релятом. Коррелят – это местоимение, прежде всего указательное (хотя может быть и отрицательным, неопределенным, определительным), в отсылочной препаративной функции.

По употреблению выделяются одиночные и повторяющиеся союзы. Всегда одиночны противительные союзы а, но, да. Повторяющиеся союзы: то…то; то ли…то ли; не то… не то и др. Некоторые союзы могут быть одиночными и повторяющимися: и, да (=и), или, ни и др.

 

4. Иммиграционный потенциал союзов

 

По происхождению союзы делятся на первообразные ( а, но, и и др.) и производные ( что, ибо, если и т. д.). Диахронный трансформационный процесс, в результате которого слова из других частей речи переходят в союзы, называется конъюнкционализацией . Основным источником пополнения союзов являются местоимения . В подчинительные союзы перешли местоимения что, как и когда , а на их базе создалась большая группа так называемых составных союзов, исчисляемая десятками единиц ( благодаря тому что, оттого что, тем более что, так что, прежде чем, так как, с тех пор как, после того как, подобно тому как, между тем как и др.). Союзы что, как и когда в силу своей обобщённости оказались, с одной стороны, наиболее опустошёнными в лексическом отношении и, с другой стороны, наиболее вместительными, семантически энергоемкими, так как они в состоянии передать разнообразные оттенки в своем содержании. Примеры: Я знал, что на рассвете не будет видно гор за стеной дождя … (К.П.). Когда так, согласен с тобой (Д.Гр.). Было слышно, как возятся и сердито попискивают в кустах разбуженные птицы (К.П.). Прежде чем получить аммиак, эти вредные примеси необходимо вычистить (К.П.).

Кроме местоимений, в союзы переходят и другие части речи: наречия времени едва, пока, покамест, только, лишь ; наречия качественной характеристики ровно, словно, точно ; меры и степени чуть. Примеры: Пока общество голову ломало, дошлые мужики хутора себе взяли и отошли от Стремянки (М.А.). Едва «Москвич» скрылся в облаке пыли, с чердака спустился заспанный Артюша, заулыбался разбитыми губами (М.А.). Только Артюша уехал вместе с мужиками, гляжу – несут фляги с бензином к зимовнику и наливают его в ведра (М.А.). В Балаклаве бывают годы, когда хамса стоит так густо, что можно воткнуть в воду весло, точно вилку в хлеб (К.П.);

несколько имён существительных : раз, благо, правда , например: Раз начал говорить, продолжай. Август был жаркий, правда в конце месяца пошли дожди. Раз село по его фамилии назвали, значит, надо поклон ему отвезти и каравай от вятских поселенцев (М.А.);

деепричастие хотя (хоть) : Хотя было еще тепло, но по утрам на траве серебрился иней. Все это есть в изобилии в хранилищах Русского музея, хотя посетители в верхних этажах и не подозревают об этом (В.Сол.).

Сочинительные союзы образуются за счёт перехода из других частей речи крайне редко; речь идет о конъюнкционализации местоимения то : Чуть-чуть похолодало, от реки то тянуло туманом, то снова проглядывало солнышко.

Частица
Часть 4

1. Понятие о частице как служебной части речи. Широкое и узкое понимание термина «частица».

2. Классификация частиц по значению и функциям.

3. Классификация частиц по структуре, употреблению и местоположению.

4. Иммиграционный потенциал частиц.

 

«К частицам относятся служебные слова, которые служат в речи для выражения различных смысловых оттенков отдельного слова или целого предложения» [Грамматика–1960, т. 1, с. 639].

«В классе частиц объединяются неизменяемые незнаме­нательные (служебные) слова, которые, во-первых, участвуют в образовании морфологических форм слов и форм предложе­ния с разными значениями ирреальности (побудительности, сослагательности, условности, желательности); во-вторых, выражают самые разнообразные субъективно-модальные ха­рактеристики и оценки сообщения или отдельных его частей; в-третьих, участвуют в выражении цели сообщения (вопроси­тельность), а также в выражении утверждения или отрицания; в-четвертых, характеризуют действие или состояние по его протеканию во времени, по полноте или неполноте, результа­тивности или нерезультативности его осуществления» [Рус­ская грамматика–1980, т. 1, с. 723].

 

•  Понятие о частице как служебной части речи. Широкое и узкое понимание термина «частица»

 

Термин частица является русским переводом латинского particula . Он используется в широком и узком значении. Частицы в широком смысле этого слова включают классы слов, которые не имеют самостоятельного реального значения, а служат для выражения разных грамматических отношений и вносят дополнительные оттенки в значения других слов, словосочетаний, предложений («связочные слова»). «Это как бы оторвавшиеся от основ аффиксы, свободно передвигающиеся по поверхности языка (хотя исторически как раз наоборот: сами аффиксы происходят из таких слов, прильнувших к полным словам)» [Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – М., 1938. – С. 67].

Термин частица в широком значении термина использовался лингвистами еще в XVIII в., и прежде всего в трудах М.В. Ломоносова. Такое толкование сохранилось и в XX в. в работах В.В. Виноградова и некоторых других лингвистов.

В современной лингвистике принято узкое понимание термина «частица» как служебной части речи в одном ряду с предлогами и союзами. Предлоги обозначают синтаксическую зависимость имен от других слов. Союзы объединяют слова, словосочетания и предложения. Частицы имеют особое функционирование: они служат для передачи разных смысловых оттенков слов, словосочетаний и предложений. Поэтому некоторые лингвисты говорят о грамматичности предлогов и союзов и о семантичности частиц.

В современной лингвистике частицы являются одной из наиболее дискуссионных частей речи.

 

•  Классификация частиц по значению и функциям

 

В Русской грамматике–1980 по функции выделяются частицы: 1) формообразующие (давай, бы, пусть, пускай, да); 2) отрицательные ( не, ни ); 3) вопросительные ( а, ли, неужели, разве, что за, что, что ли, как ); 4) характеризующие действие по протеканию во времени или по результативности ( было, бывало, чуть не, как, только что не, нет-нет (да) и, так и ); 5) модальные ( а, ведь, вон, вот, всего, да, еще же, и, или, именно, лишь, ну, оно, просто, прямо, тебе, только, уж, это, дай, давай(те), да, дескать, единственно, ещё, исключительно, ну и, самое, себе и др.); 6) утверждающие или отрицающие реплики ( да, нет, точно, так, действительно, именно, вот, хорошо, ладно, идет, ну и др.).

Более убедительной представляется классификация, изложенная в грамматике Н.М. Шанского и А.Н. Тихонова. Авторы выделяют следующие разряды частиц по значению.

Частицы, имеющие смысловые значения:

•  указательные : вот, вон, оно и т. п.;

•  определительно-уточняющие : точно, именно, ровно, как раз, подлинно, почти, приблизительно, чуть не и др.;

•  выделительно-ограничительные : лишь, только, всё, исключительно, единственно, хоть, хотя бы и др.

К этой группе примыкают усилительные частицы, которые также могут выступать в функции выделения: даже, даже и, же, и ведь, не, ни, ещё, то, просто, прямо, положительно, определённо, решительно и др.

Эмоционально-экспрессивные частицы: что за, как, вот как, куда, то-то, вот и, о и др.

Модальные частицы:

•  утвердительные : да, так, точно, определённо, как же, ага, угу и др.;

•  отрицательные : не, ни, нет, вовсе не, отнюдь не и др.;

•  вопросительные : ли, разве, неужели, ужели, что, а, да и др.;

•  сравнительные : как, как бы, словно, будто, точно, вроде и др.;

•  частицы, указывающие на чужую речь : -де, дескать, мол, якобы.

Традиционно выделяемые словообразующие частицы (- то, -либо, -нибудь, не -, ни-, кое -), по мнению Н.М. Шанского и А.Н. Тихонова, должны рассматриваться в словообразовании; формообразующие частицы ( пускай, пусть, да, бы, давай ) – при изучении грамматической категории наклонения; постфикс -ся в формообразующей функции – в морфологии (как залогообразующая морфема).

Эта классификация опирается на достижения лингвистики в этой области, но также нуждается в доработке.

Назовем еще одну классификацию – А.М. Шелякина. Он выделяет следующие семантические разряды частиц:

1. Частицы, которые служат для выражения отношения всего или в частности высказывания к действительности.

•  Утвердительные (подтверждающие) ( да, так, ладно, хорошо, так точно, вот именно );

•  отрицательные ( не, ни, нет, никак нет );

•  вопросительные ( ли, разве, неужели );

•  побудительные ( пусть, пуская, давай(те), ну, ну-ка );

•  сослагательного наклонения ( бы );

•  выделительно-ограничительные ( только, лишь, именно );

•  выделительно-указательные ( вот (здесь), вот (там) );

•  выделительно-усилительные ( ведь, даже, и, же, уж, и );

•  определительно-характеризующие ( как раз, чуть не, почти, совсем );

10. сравнительные ( будто, словно, как будто, как бы );

•  11. частицы достоверности ( якобы, дескать, де, мол ).

II . Частицы, которые выражают отношение говорящего к сообщаемому.

•  Частицы со значением сомнения, неуверенности ( вряд ли, вроде, как бы );

•  выражающие предпочтительность ( лучше );

•  эмоциональную оценку ( ну и, вот и, просто, что за, уж и ).

[Шелякин М.А. Справочник по русской грамматике. – М.: Рус. яз., 1993. – С. 216– 217].

 

3. Классификация частиц по структуре, употреблению и местоположению

 

Все частицы по структуре можно разделить на две группы:

•  простые ( ну, ведь, просто, не и др.): Ну , как ваше здоровье, сокровище? (А.Крон);

•  составные ( вот ведь, едва не, как бы и др.): Да вот , как видите. Отлично… (А.Крон).

Частицы по употреблению могут относиться:

а) ко всему предложению в целом: Просто я привык говорить правду (К.С.);

б) к слову: Мы пошли по чуть заметной тропе, вышли на сенокосную дорогу (К.П.). Только иногда, мелькнув мимо угасающей над лесом поздней зари, на озеро со свистом, с плеском садится стая диких уток (Ю.Б);

в) к словосочетанию: Ткаленко исполнилось всего двадцать три года (К.С.). И в этом смысле орловская земля выходит едва ли не на первое место (В.Пес.);

д) могут употребляться как нечленимые предложения: Разрешите слетать. – Соколов, не садясь, приложил руку к шлему. – Давай (К.С.).

По местоположению частицы делятся на:

а) препозитивные : ( да, ну, давай, пусть, пускай, не, ни и др.): Я расспрашивал таганрогских цветоводов о луноцвете, но никто из них не знал о нём (К.П.). С шефом чисто деловые отношения (К.С.). Что, снова объявился? (К.С.);

б) постпозитивные : ( же, ли, бы, -ка ): Ты же меня не слушаешь! Знал бы ты, как прекрасны вечера в Крыму! ;

в) частицы, место которых не постоянно : ( ведь, уже, разве и др.): Но разве теперь это может иметь хоть какое-нибудь значение? (К.П.).

•  Иммиграционный потенциал частиц

 

По образованию частицы можно разделить на две группы:

•  первообразные (непроизводные): ну, не, ни ;

•  производные, образованные путём перехода из других частей речи: просто, решительно, что, себе, оно и др.

В частицы перешли местоимения оно, всё, всего, как, то, что, это, себе и др.; например: - Это кто из областного музея приезжал? (Д.Гр.). – Не так эти вопросы решаются, – всё больше досадуя, говорил он, глядя на её выгоревшие волосы (Д.Гр.). Он хотел всего-навсего увидеть, как ребята радуются (Д.Гр.). Пусть себе едет на дачу… (Ю.Г.). Ох, уж эта мне молодежь! (К.П.);

наречия буквально, довольно, вообще, единственно, ещё, именно, ладно, определенно, подлинно, просто, прямо, ровно, решительно, точно, только, уж ; например: …садиться было буквально некуда (К.С.). Потом днем я д овольно долго говорил с несколькими моряками нашего лесовоза (К.С.). Это был не просто блиндаж, а большое двухкомнатное помещение (К.С.). … на студии не было ровно ничего для того, чтобы снимать сцену боя (К.С.) ;

глаголы было, бывало, ведь ( ведать ) , вишь ( видишь ) , дай, давай, дескать, мол, пусть, пускай, пожалуй и др.; например: Пусть бы один из них, но пришел (Д.Гр.). Фигуровский пошел было , да остановился (Д.Гр.). В ваших местах, – она улыбнулась, – почитай всю жизнь (Ю.Н.);

имена существительные добро ; например: Добро , приходи, мы тебя ждем;

имена числительные одни ; например: Рабочие ушли, здание опустело, одни уборщицы трудолюбиво чистили, мыли, убирали всё ненужное .

Партикуляцию как процесс пополнения частиц за счёт перехода слов из других частей речи можно назвать продуктивным процессом, если иметь в виду количественное соотношение частиц вообще и частиц, образованных путём диахронной трансформации. При переходе в частицу исходное слово теряет знаменательность (способность иметь номинативный или прономинальный способ отображения действительности), способность изменяться (если оно ею обладало), быть членом предложения или его компонентом и т. д.; приобретает способность выражать разные оттенки значения (эмоционально-экспрессивные, модальные и т. д.).

Вопрос о связке в современной лингвистической литературе
Часть 1

По вопросу о частеречном статусе связки в лингвистической литературе существуют две основные точки зрения.

1. Связка рассматривается в системе служебных частей речи (частиц речи – по В.В. Виноградову) в одном ряду с частицами, союзами и предлогами. Такая точка зрения представлена в работах Л.В. Щербы, А.В. Исаченко, частично – В.В. Виноградова. В.В. Виноградов в книге «Русский язык: (грамматическое учение о слове)» [§11, с. 529] выделяет частицы-связки. В особую категорию частиц, по его мнению, должны быть отнесены связки, выражающие логические отношения между подлежащим и сказуемым. Традиционно называлась связка быть , имеющая формы лица, числа и наклонения. Но связка мыслится вне категории времени и залога.

По мнению В.В. Виноградова, все остальные связки ( стать – становиться, делаться, казаться …) составляют гибридный класс слов, совмещающих функции глагола и связки. К частицам-связкам примыкают это и как : Весёлость – это самая её выдающаяся черта. Не очень понятен частеречный статус «примыкания» слов это и как к связкам: неясно, включает ли их В.В. Виноградов в состав связок или оставляет за её пределами.

2. Связка рассматривается как синтаксическая категория с основной функцией формирования грамматического сказуемого. В этом случае связка не выделяется в лексико-грамматический класс слов, все связочные слова остаются в системе глаголов, местоимений, но при необходимости используются для передачи соответствующих отношений. Эта точка зрения отражена в большинстве грамматик.

По степени утраты лексического значения связки делятся на отвлечённые , полуотвлечённые и полнозначные ( вещественные ). К отвлечённым относятся связки, утратившие лексическое значение: быть, есть, будет ; к полуотвлечённым – являться, становиться, делаться, стать, бывать и т. д. Выделяют такие полнозначные связки-глаголы движения, состояния, деятельности, полностью сохранившие лексическое значение : вышел погулять, чувствовал себя бодрым .

Кроме глаголов, в роли связки выступает местоимение это , имена прилагательные рад, должен и т. д.

Мы считаем логичной вторую точку зрения, согласно которой связки не выделяются в самостоятельный лексико-грамматический класс слов, а распределяются по глаголам и местоимениям и используются при необходимости в синтаксических целях.

Междометие
Часть 4

1. Понятие о междометии. Место междометий в системе частей речи.

2. Разряды междометий по значению.

3. Разряды междометий по образованию.

4. Иммиграционный потенциал междометий.

 

« Междометием называется неизменяемая и не имею­щая специальных грамматических показателей часть речи, служащая для выражения чувств и волевых побуждений. По своей внешней форме междометия чаще всего являются ко­роткими выкриками или звукоподражаниями, например: о! ах! ей! эй! ага! ура! чу! брысь! на! стоп! ха-ха-ха!» [Грамматика–1960, т. 1, с. 674].

« Междометия – это класс неизменяемых слов, служащих для нерасчлененного выражения чувств, ощущений, душевных состояний и других (часто непроизвольных) эмоциональных и эмоционально-волевых реакций на окружающую действительность: ах, ба, батюшки, брр, ну и ну, ого, ой-ой-ой, ох, помилуйте, то-то, тьфу, ура, ух, фи, черт; айда, алле, ату, ау, брысь, караул, стоп, улю-лю, кис-кис, цып-цып-цып. По ряду признаков к междометиям примыкают звукоподражания, представляющие собой условные преднамеренные воспроизведения звучаний, сопровождающих действия, производимые человеком, животным или предметом: кхе-кхе, уа-уа, ха-ха-ха, хи-хи; кря-кря, ну-ну, чик-чирик, тяф-тяф; бац, бум, трах, чмок, хлоп, хрусть» [Русская грамматика–1980, т. 1, с. 732] .

 

•  Понятие о междометии. Место междометий в системе частей речи

 

Термин междометие представляет собой кальку лат . interjectio – бросание между. Это нестандартная часть речи, как бы «вброшенная» между структурно-семантическими классами слов. В.В. Виноградов, как известно, тоже выделил междометия как особый разряд слов, расположив их после частей речи (знаменательных слов), частиц речи (служебных слов) и промежуточных между теми и другими модальных слов. Как особая часть речи междометия представлены и во всех школьных учебниках. Вместе с тем следует отметить, что междометия по-прежнему остаются «неясной и туманной категорией» (Л.В. Щерба), ибо объём и границы этой части речи не определены и чётко не очерчены.

Известна междометная теория возникновения языка. Многие лингвисты рассматри­вали междометия как вербализованные рефлекторные звуки и инстинктивные выкрики. Однако уже М.В. Ломоносов указывал, что значение междометий выражается не столько в звуках, сколько в «тоне речи», интонации. Эта концепция была развита А.Х. Востоковым, Ф.И. Буслаевым, А.А. Шахматовым, В.В. Виноградовым, А.И. Германовичем и др. учё­ными. Они считают междометия словами, признают их особой частью речи, подходят к изучению их структуры, их функции в речи с точки зрения истории их образо­вания.

К междометиям относят как собственно русские слова, так и заимствования: алло, амба, баста, батюшки, бис, брр, браво, брависсимо, вира, вот, да, добро, дудки, здорово, здравствуй, есть, извините, как, капут, караул, каюк, лафа, матушки, мерси, майна, марш, но, осанна, пади, пас, пли, полундра, подумаешь, полно, пожалуй, пропасть, скажите, спасибо, страх, табак, товсь, тсс, тьфу, ужо, ура, фить, фьюить, шабаш, шах и др.

Междометия отличаются от знаменательных слов прежде всего отсутствием номинативности, а именно: номинативные части речи ( имена существительные, прилагательные и т. д.) называют эмоции, волевые побуждения, и в этом случае за звуковым комплексом закрепляется постоянное содержание, одно или несколько значений, например: радость, огорчение, грусть, сожаление и т. д. Междометия передают разные чувства, эмоции с помощью особых слов и интонации, не называя их. Поэтому одно и то же слово может выражать самые разнообразные эмоции, волеизъявления, например: О! – восторг , О! – удивление, О! – возмущение, О! – сожаление, О! – радость и т. д. У большей части междометий значение раскрывается только в контексте, но некоторые междометия передают его значение специализированно, например: тьфу! – негодование и огорчение, ба! – удивление и т. д. Приведем примеры: – Ура ! – воскликнул он. – Наша взяла! (В.Ш.). Тьфу! И писать-то про то неохота! (В.Ш.). – Цыть! – строго сказал Емельян (В.Ш.). – Так!.. – Профессор стал тихо звереть (В.Ш.). Огонь-то какой они ведут, ужас! (М.Ш.). Гусятников. Тсс!.. Тише… Тише! (Арбузов).

Междометия не членятся на морфемы, неизменяемы, грамматически не связаны с членами предложения.

От служебных частей речи междометия отличаются тем, что не выражают отношений между словами в словосочетании, не служат для соединения слов и компонентов предложения, не выполняют коммуникативные задания, свойственные служебным словам, и т. д.

Объединяющими признаками междометий являются следующие:

•  значение: выражение эмоций и волеизъявлений;

•  особая интонация, передающая наибольшую силу экспрессии, повышение тона;

•  некоторые фонетические особенности: это преимущественно односложные слова, отдельные из них характеризуются сочетанием согласных звуков: ш-ш-ш!, кх;

•  мимическим сопровождением, иногда – жестами;

•  особым функционированием. Междометия могут быть самостоятельными высказываниями, нечленимыми предложениями ( Ура !) , членами предложения (Погода – охо-хо ).

В.В. Виноградов отмечал, что с «грамматической точки зрения междометия ущербны», ибо они не изменяются, не имеют грамматических форм.

В широком понимании термина к междометиям относят также слова, обслуживающие сферу этикета: здравствуйте, до свидания, благодарю, прости(те), извини(те), пожалуйста, привет, пока (разг.) и под. Русская грамматика–1980 посвящает им отдельный параграф – 1704 [Русская грамматика –1980, т. 1, с. 734]. Но отнесение слов, выражающих приветствие, прощание, благодарность и под., к междометиям не является общепринятым.

К междометиям примыкают звукоподражательные слова – слова, условно воспроизводящие крики, звуки, шумы живых существ, природы: кис-кис, мяу-мяу, гав-гав, чив-чив, ш-ш-ш и др. Они не выражают чувств, но сближаются с междометиями по грамматическим характеристикам. Большинство грамматик, в том числе и Русская грамматика–1980, включают их в состав междометий, но существует и противоположная точка зрения: звукоподражательные слова (ономатопеи) рассматриваются как отдельная часть речи (см., например, цитированный учебник Н.М Шанского и А.Н.Тихонова). Отстаивая право на выделение звукоподражаний в часть речи, авторы пишут: «Действительно, в звукоподражаниях “всё значение в звуках”, но оно все-таки есть и выражено именно в звуках. Этим их значение и отличается от лексической семантики других слов. Звуковая оформленность, звуковая мотивированность лексического значения – специфическая черта звукоподражаний.

Общепринятые звукоподражания имеют постоянный фонемный состав: мяу (о кошке), кря-кря (об утках); гав-гав (о собаке); кукареку (о петухе); хрю-хрю (о свинье). Благодаря этому они одинаково понимаются всем коллективом говорящих на русском языке. Такие звукоподражания выступают в языке как полноценные слова. < … >.

Как коллективно осмысленные звуковые знаки – слова, звукоподражания находят отражение в толковых словарях. В словарь Ушакова включены, например, звукоподражания буль-буль, мяу, ха-ха, хи-хи, бе-е, хрю и др.» [Шанский, Тихонов, 1981, с. 263].

Вероятно, следует согласиться с тем, что «общепринятые звукоподражания имеют постоянный состав», но, во-первых, существует большое количество «необщепринятых звукоподражаний»; во-вторых, часть речи выделяется на основе совокупности дифференциальных признаков, выделяемых с учётом морфологического, синтаксического, категориального критериев, а звукоподражания таких особых признаков не имеют. Поэтому мы присоединяемся к первой, традиционной, точке зрения, согласно которой звукоподражания не включаются в состав частей речи.

Особую группу междометий составляют слова бах, бац, хлоп, брык, хвать, прыг, толк, шмыг и под., объединяющие некоторые признаки глаголов и междометий. Они соединяют в себе значение «момента действия» с экспрессивным, эмоциональным выражением его, представляют собой своеобразный гибрид названных частей речи. Так как по звуковому облику они в большинстве случаев близки к глаголам (ср.: Мартышка толк его ногой. – Мартышка толкнула его ногой ), данный глагольно-междометный контаминант мы рассматриваем вслед за глаголами.

 

•  Разряды междометий по значению

 

В.В. Виноградов выделяет следующие разряды:

•  междометия, которыми выражаются чувства, эмоции (а!, ах!, ба!, ай!, ура!, спасибо!, эх!, уф!, ух!, ах! и др.);

•  междометия, производные от имён существительных, имеющие особую интонацию и смысловые возможности ( батюшки!, глупости! и др.);

•  междометия, представляющие эмоциональную характеристику или оценку состояния ( каюк!, капут! фюить! и др.);

•  слова, которыми выражаются волевые изъявления, побуждения ( вон!, прочь!, долой!, полно!, но! и др.);

•  междометия с оттенком модальности ( да!, понятно! и др.);

•  междометия, являющиеся своеобразными экспрессивными звуковыми жестами, которыми обмениваются знакомые или встречные соответственно этикету ( мерси!, спасибо!, благодарствуйте!, извиняюсь! и др.);

•  бранные междометия;

•  звательные (вокативные) междометия ( господи! и др.);

•  разряд воспроизводящих или звукоподражательных восклицаний ( бац !, хлоп ! и др.);

•  междометные «глагольные формы» ( прыг, скок, шасть и под.) [Виноградов, 1972, с. 589–594 ] .

Приведенная классификация, наряду с достоинствами, имеет много недостатков. В ней нарушены законы логики, одно и то же междометие может быть одновременно включено в несколько разрядов.

Н.М. Шанский и А.Н. Тихонов основываются на традиционном разграничении двух основных разрядов: эмоциональных ( ах!, ох!, ой!, увы!, ура!, тьфу!, батюшки!, фи!, браво! и под.) и побудительных ( императивных ), выделяя в составе последних три подразряда: 1) междометия с общим значением поведения, побуждения ( ну!, цыц!, стоп! и под.); 2) междометия, служащие сигналом к вниманию, выражающие призыв откликнуться ( ау!, эй!, алло! и под.); 3) междометия клича и отгона животных или подзывания и призыва удалиться человека ( брысь!, марш!, вон! и др. [Шанский, Тихонов, 1981, с. 258–259].

 

•  Разряды междометий по образованию

 

По образованию междометия бывают первообразными и производными .

Первообразные междометия состоят из одного гласного звука ( о!, а!, у!, э!, и! ), из гласного и согласного ( ах!, ох!, ух!, эх! и др.), из согласного и гласного ( ха!, ну!, фу! и под.), из двух гласных ( ау! ), из двух гласных и согласных между ними ( увы!, ага!, угу! и др.), из согласных ( брр!, гм! ), из нескольких звуков ( тьфу! ). Возможно удвоение и утроение междометий ( ох-ох-ох!, ай-ай-ай!, ха-ха! и др.), употребление с частицами и т. д. ( Ой ли!, Ну же !).

Производные междометия являются результатом диахронной трансформации: батюшки, матушки, дудки , здравствуйте, прощайте, извините, помилуйте, смотри, скажи, горько, полно, тихо (тише), что, как, то-то и др.

 

•  Иммиграционный потенциал междометий

 

Междометия обладают достаточно большим иммиграционным потенциалом. Процесс перехода слов из других частей речи в междометия называется интеръективацией . Чаще всего новое междометие образуется путём изменения комплекса дифференциальных признаков знаменательных русских слов, реже – иноязычных слов.

Интеръективации подвергаются

имена существительные : батюшки, матушки. беда, дудки, крышка, пропасть, страсть, каюк, добро, караул, шабаш, марш и др.;

глаголы : хватит, будет, брось, поди, помилуй, здравствуй, смотри, скажи, извините, подумаешь, будет, прости и под.;

наречия: вон, вперед, горько, полно, прямо, довольно ;

местоимения : что, так, ничего и др.

Переход знаменательных слов в междометия сопровождается потерей номинативности, категориального значения, форм изменения, синтаксической нагрузки и приобретением способности выражать разные чувства без их называния. Приведем примеры: – Прочь с дороги! Вон! Ненавижу тебя! (В.Ш.). Батюшки! – испугалась Груша (В.Ш.). – Браво! – сказал за спиной у Маши знакомый голос (К.П.). – Ниче-о, ниче-о-о-о! – всхлипывая от холода, брел Колька напропалую, вглубь (В.Аст.).

Споры лингвистов ведутся вокруг слов типа здравствуйте в контекстах, где они означают приветствие, например: – Здравствуйте! – приветливо сказала она Лаврову и улыбнулась (К.П.). Не все языковеды признают их междометными словами; некоторые считают их глаголами в особом употреблении. Соответственно нет единства и в морфологической квалификации их, представленной в толковых словарях. Семантика и особенности функционирования интеръективатов, как и многих других трансформантов, остаются малоизученными.

Тенденции к росту аналитизма в морфологии современного русского языка
Часть 4

Вопрос о том, как, в каком направлении развивается язык, является одним из важнейших в языкознании. Русский язык за период своего существования претерпел большие изменения, связанные с целым рядом факторов: физиологических, психологических, социально-культурных, исторических и т. д. Язык развивается медленно и почти незаметно для общества, стихийно в том смысле, что у него нет предварительного плана последующих изменений. Но он развивается закономерно с учётом того, что в нём уже представлено, отстоялось и приспосабливается к изменяющимся условиям существования. Стихийные, на первый взгляд, изменения на самом деле определяются рядом законов. Для того, чтобы понять их, необходимо прежде всего сравнить данные синхронного среза языка с соответствующими данными, известными из истории языка. Настоящее языка – плод его прошлого. Синхронный срез языка связан с определённым уровнем мышления и соответствует определённой ступени познания мира. Сравнивая данные синхронного среза языка с языковыми изменениями, можно с определённой долей уверенности прогнозировать развитие языка, представить его будущее.

Каждый язык располагает собственной системой средств выражения грамматических категорий. Удельный вес таких средств в разных языках различен. В типологической характеристике флективных языков учитывается роль синтетических и аналитических форм языка, роль сложных слов, и в зависимости от этого все они делятся на языки аналитического и синтетического строя. «Аналитический строй предполагает более широкое использование служебных слов, а также фонетических средств и порядка слов для образования форм слова и форм словосочетания… Синтетический строй характеризуется бoльшей ролью форм слов, образуемых при помощи аффиксов-флексий и формообразующих суффиксов и префиксов» [Кодухов В.И. Введение в языкознание. – М.: Просвещение, 1987. – С. 256–257].

Русский язык относится к флективным языкам синтетического строя. Он обладает развитой системой синтетического склонения (у имён существительных, прилагательных, местоимений, причастий) и спряжения (у глаголов).

Но современный русский язык имеет не только синтетические средства. В русском языке существует 3 способа выражения грамматических значений: синтетический, аналитический и смешанный (аналитично-синтетический). При синтетическом способе используются внутренние ресурсы слова: прежде всего – аффиксы (приставки, суффиксы, окончания), возможны чередования звуков ( убирать – убрать ), ударение ( зaмок – замoк ), супплетивизм ( хороший – лучше ), порядок слов ( 9 человек – точное обозначение, человек 9 – приблизительное). При аналитическом способе грамматическое значение выражается при помощи служебных слов – вспомогательных глаголов, предлогов, частиц и т. п. Смешанный способ сочетает оба способа выражения грамматического значения: с помощью окончания и предлога ( в столе, о книге ).

В морфологии современного русского языка усиливаются тенденции к аналитизму. Они проявляются двояко: во-первых, в росте количества неизменяемых слов; во-вторых, в увеличении аналитических единиц разного типа. Рассмотрим эти процессы.

С середины XVIII в. появилось большое количество несклоняемых слов: амплуа, ателье, атташе, бюро, буржуа, депо, домино, жюри, кафе, кашне, кино, метро, пальто, радио, табло, такси, трюмо, фойе, фото, шоссе, эскимо и др. До середины XIX в. в употреблении некоторых слов наблюдались колебания, но затем книжная речь взяла верх над народным языком и ряд заимствованных существительных перестал склоняться.

Не склоняются многие существительные, называющие иностранные фамилии и географические названия: Гюго, Гёте, Дюма, Хельсинки, Миссисипи и др.;

аббревиатуры советского периода: КПСС, СССР, ВДНХ, МИД, МТС и др.;

некоторые сложносокращённые слова: завкафедрой, сельпо и под.;

украинские фамилии на –ко, -нко : Борисенко, Василенко и др.;

фамилии типа Загородских, Дурново .

По мнению некоторых лингвистов, в результате заимствования появились неизменяемые прилагательные. «К ним относятся некоторые цветообозначения ( костюм хаки , платье беж , хотя имеется бежевый ), разновидности некоторых изделий ( брюки клёш, юбка плиссе ) и некоторые другие ( стиль модерн, вес нетто, часы пик ). Расположение прилагательного всегда после существительного в известной степени освобождает говорящих от необходимости употребления склоняемой формы прилагательного.

В русском языке можно проследить активность ещё одного процесса, связанного с возникновением аналитических прилагательных. Употребление сочетаний частично сокращённых слов с существительными типа партсобрание, партбилет, хозрасчёт привело к тому, что морфемы парт-, проф-, гор-, гос-, сов- и т. п. становятся аналитическими прилагательными. Подобные определительные компоненты могут восходить к заимствованиям, ср.: аэро-, теле-, гео-, гидро-, радио-, электро- и др.» [ См. размышления о статье М.В. Панова в разделе «Имя прилагательное» нашей книги, а также: Кондрашов Н.А. Основные вопросы русского языка. – М.: Просвещение, 1985. – С. 97].

Второе направление касается роста аналитических сочетаний. Традиционно аналитическими единицами считали «идиоматическое соединение вспомогательного и полнозначного слова, функционирующее в качестве эквивалента грамматической формы последнего» (Ахманова, 1966, с. 45). При этом полнозначное слово передает лексическое значение, а служебное – грамматическое значение аналитической единицы, например, в будущем простом времени буду читать инфинитив читать передает лексическое значение глагола, а связка буду (будешь, будем и т. д.) – грамматическое значение лица, числа.

Но в современном русском языке существует большое количество единиц, структура и семантика которых отличаются от названных. Речь идет о так называемых «составных словах», представленных прежде всего в сфере служебных слов ( потому что, невзирая на то что и под., традиционно именуемых составными союзами; по пути к, в связи с и под. – предлогами; что за, что ли и под. – частицами). Мы вслед за Б. Потье назвали их лексиями. Лексии – это семантические и функциональные эквиваленты слов, структурно более усложнённые в сравнении с синтетическими лексемами. Часть лексий содержит местоименный эквивалент и включается в систему знаменательных слов: редко кто, мало что – эквиваленты имен существительных; невесть что, неведомо кто, неизвестно какой, вот что, с какой целью, по какой причине, в любой степени и т. д. – эквиваленты местоимений в широком понимании термина «местоимение». Количество таких слов, их употребительность в последнее столетие значительно увеличились, особенно в служебной лексике. С помощью лексий появилась возможность выразить разные оттенки мысли, дифференцированно передать любое явление.

Таким оразом, в современном русском языке наблюдаются две противоположные тенденции: с одной стороны, тенденция к абстрагированию человеческого мышления, с другой – детализация, уточнение, дифференциация каких-либо явлений.

Рост аналитизма, на первый взгляд, противоречит одному из важных принципов развития языка – принципу экономии. Тенденция к экономии физиологических затрат была уже давно отмечена лингвистами (А. Шлейхер, А. Мартине, И.А. Бодуэн де Куртенэ, Е.Д. Поливанов, Р.А. Будагов, Б.А. Серебренников и др.). Источником тенденции к экономии является человеческий организм. Принцип экономии в языке – одно из частных проявлений инстинкта самосохранения. Это своеобразная реакция против чрезмерной затраты физиологических усилий, против всякого рода неудобств, осложняющих работу памяти, осуществление некоторых функций головного мозга, связанных с производством и восприятием речи (Б.А. Серебренников и др.).

Принцип экономии затрат легко прослеживается в звуковой сфере языка, в явлениях полисемии, омонимии и т. д. Как в этом плане можно оценить возникновение лексий и аналитических единиц вообще? Использование лексий позволяет создавать новое слово из «кирпичиков», «блоков», каждый из которых может быть заменен при изменении значения, например: 1 блок – слова с неопредёленным значением: неизвестно (невесть, неведомо) ; 2 блок – местоименные слова, определяющие категориальное значение аналитической единицы: кто (что, какой, чей, сколько, где, куда, откуда, как, когда и др.). Результатом их объединения и будут аналитические единицы особого типа – лексии: неизвестно кто, неизвестно что; невесть кто, невесть что; неведомо кто, неведомо что и т. д.

Интересно образование союзных лексий, традиционно именуемых «составными союзами». Они в абсолютном большинстве своем создаются на базе двух местоименных слов: что и как . К каждому из них присоединяются бывшие соотносительные слова (корреляты) из главной или предшествующей придаточной части. На базе что возникли союзные лексии потому что, оттого что, несмотря на то что, вопреки тому что, невзирая на то что и др.; как включено в состав лексий типа так как, тогда как и некоторых других. При этом человек не создает слова с новой звуковой оболочкой, то есть не увеличивает словарный состав языка, не загружает память дополнительной информацией, необходимостью запоминать неизвестные ему ранее звуковые комплексы. В этом плане появление лексий можно оценить как прогрессивное явление. Но, с другой стороны, человек затрачивает больше энергии, производя определенные физиологические усилия при произношении большего количества звуков. Казалось бы, это должно было стать тормозом для появления лексий. Тем не менее этого не произошло. Можно предположить, что в борьбе противоположностей побеждает тот процесс, который в настоящее время является для языка оптимальным, то есть наблюдается сбалансированность языковой структуры на разных участках изменения. Появление лексий можно рассматривать как активный способ пополнения аналитических единиц и как один из путей развития современного русского языка.

Лексии не являются аналитическими единицами в традиционном понимании, так как в них не выделяются полнозначный и вспомогательный (служебный) компоненты. Лингвистике еще предстоит изучить вопрос о системном статусе аналитических образований, о характере их компонентов – это проблема отдельного самостоятельного исследования. В настоящей работе обращено внимание на роль лексий в эволюционном развитии языка. Это один из участков науки о языке, которому уделено несправедливо мало внимания в последние полвека. В работах ученых 20–30-х гг. ХХ века выделялся особый отдел общего языкознания – учение об эволюции языка (историология). Проблемам историологии уделяли внимание Ф. Бопп, В. Гумбольдт, А. Мартине, О. Есперсен, И.А. Бодуэн де Куртенэ, В.В. Жирмунский, М.М. Гухман, Е.Д. Поливанов, П.Я. Черных, Р.А. Будагов, Б.А. Серебренников и другие ученые.

Одним из спорных является вопрос о том, в какой мере прогресс в языке связан с аналитическим строем. Высказывалось, например, мнение о том, что синтетический строй во многих современных индоевропейских языках сменился аналитическим строем и что это следует рассматривать как победу более высокой и совершенной языковой формы (О. Есперсен, В.В. Жирмунский). Противники этой точки зрения (М.М. Гухман, Г.Н. Воронцова и др.) не согласились с категоричностью подобного заявления, отметив, что прогресс языка не сводится к смене техники грамматического оформления. Среди индоевропейских языков нет чисто синтетических. Языки, рассматриваемые как представители синтетического строя (греческий, латинский, древнеиндийский, славянский и др.), имеют в своем составе аналитические конструкции.

«Можно ли аналитический строй в языках рассматривать как показатель прогресса?.. Значение, выраженное особой формой, легче воспринимается, чем конгломерат значений, выражаемый одной формой. Совершенно естественно, что рано или поздно должен был произойти взрыв этой технический недостаточно совершенной системы, и он произошел. Аналитический строй технически более совершенен. Однако отсюда совершенно неправомерно делать вывод, что аналитический строй отражает более высокоразвитое абстрактное мышление…» (Общее языкознание: Формы существования, функции, история языка. – М.: Наука, 1970. – С. 305). Дело в том, что во внутренней сфере языка постоянно действует множество других процессов, которые в корне изменяют ситуацию. Применительно к современному русскому языку можно констатировать, что наряду с основным процессом, отражающим абстрагирование человеческого мышления, активно идет противоположный процесс, в котором отражается дифференциация мышления. Это находит своё отражение и в создании лексий. Приведем пример. Категория времени осознана человеком и вербализована на уровне наречий в ряде лексем: вчера, сегодня, завтра, вечером, осенью и т. д. В системе местоимений она выражена словами с высочайшим уровнем абстракции: вопрос когда? – это вопрос о любом времени, тогда представляет указание на любое время и т. д. Но адресант речи может нуждаться в дифференцированном выражении этой категории. В этом случае возникают функциональные заменители – лексии: с какого времени?, через какое время?, вот когда, неведомо когда, неизвестно когда и т. д. Таким образом, появление лексий можно объяснить коммуникативными потребностями, необходимостью передать в языке тончайшие оттенки мысли. Это позволяет сказать, что в философском плане возникновение лексий можно рассматривать как явление, позволяющее не только улучшить языковую технику, но и полнее обслужить потребности общества, вербализовать достижения мышления.

Трансформациология. Функциональная омонимия
Часть 4

Трансформациология – раздел морфологии, изучающий проблемы переходности в области частей речи и контаминантов (термин предложен В.Н. Мигириным). Основы изучения перехода слов из одной части речи в другую были заложены еще в ХIХ в. в работах Н.И. Греча, А.Х. Востокова, Ф.И. Буслаева, Г.П. Павского и др. Отдельные замечания по этому выводу высказаны А.М. Пешковским. Он считает переход «следствием того, что отдельные слова на почве звуковых изменений значения, происходящих в них самих и связанных с ними ассоциативно словах, медленно и постепенно переходят из одной категории в другую» [Пешковский, 1938, с. 128].

А.А. Шахматов признавал факты перехода слов из одной части речи в другую и назвал конкретные процессы перехода. «Процессы перехода одной части речи в другую мы будем называть латинскими терминами, как с у б с т а н т и в а ц и я, а д ъ е к т и в а ц и я, в е р б а л и з а ц и я, п р о н о м и н а л и з а ц и я, а д в е р б и а л и з а ц и я, к о н ъ ю н к ц и о н а л и з а ц и я и т. д. [Шахматов. А.А. Из трудов А.А. Шахматова по современному русскому языку (Учение о частях речи). – М.: Учпедгиз, 1951. – С. 37].

В.В. Виноградов в силу традиции использовал термин «грамматическая омонимия», а не «переходность». В книге «Русский язык (грамматическое учение о слове)» (М., 1972) автор дает большой фактический материал, касающийся пополнения отдельных частей речи за счёт перехода из других частей речи. Этот материал сопровождается теоретическими комментариями: «В живом языке <…> нет идеальной системы с однообразными резкими и глубокими гранями между разными типами слов. Грамматические факты двигаются и переходят из одной категории в другую, нередко разными сторонами своими примыкая к разным категориям» [Виноградов, 1972, с. 43].

Примечательно то, что изучение переходности в области частей речи началось не с создания общей теории, а с исследования конкретных явлений переходности: субстантивации, адъективации и т. д. Поэтому на первом этапе исследователи ограничились описанием основных фактов трансформации. Возникли разночтения в понимании терминов «переходность», «диахронная трансформация», «транспозиция», «конверсия» и т. д.

Перед лингвистикой встала задача создания общей теории переходности. По справедливому замечанию Л.Я. Маловицкого, «переходность из частного языкового вопроса превращается в актуальную общелингвистическую проблему» [Маловицкий Л.Я. Переходность как отображение исторических изменений в языке // Семантика переходности. – Л., 1977. – С. 17].

В 50-е–70-е годы ХХ века одними из первых фундаментальных работ стали исследования В.В. Бабайцевой и В.Н. Мигирина.

«Отказываться от анализа реально существующих переходных явлений – значит заранее ограничивать предмет исследования выхваченными из системы языка отдельными фактами, отражающими типичные языковые категории, но не охватывающими системы языковых явлений», – замечает В.В. Бабайцева [Бабайцева В.В. Переходные конструкции в синтаксисе. – Воронеж, 1967. – С. 18]. При определении объёма и содержании термина «переходность» В.В. Бабайцева предлагает выделять два качественно различных вида переходных явлений: трансформационные (диахронные) преобразования и контаминационные (промежуточные, синкретичные, гибридные) явления. Результатом диахронной трансформации являются функциональные омонимы . Они образуют ряд, состоящий из исходной формы и трансформанта (одного или нескольких), например: столовая – имя прилагательное, столовая – имя существительное, субстантиват.

Второй тип переходных явлений имеет совершенно иной характер: переход слова из одной части речи в другую в данном случае отсутствует. Переходность понимается как промежуточность, гибридность, при которой в одном слове совмещаются признаки двух частей речи. В качестве примера могут служить так называемые союзные слова, в которых совмещаются свойства местоимений и союзов. В разработанной В.В. Бабайцевой «шкале переходности» гибридные контаминационные факты занимают промежуточные звенья АБ, Аб, аБ.

 

А Аб АБ аБ Б

---------------------------------------------------

Гибридные слова могут возникать как вследствие переходных процессов, так и в результате морфологического образования.

В дальнейшем В.В. Бабайцева углубила отдельные теоретические положения, связанные прежде всего с синхронными явлениями переходности, и в то же время отошла от некоторых декларируемых ранее положений в области контаминации. « Синхронная переходность – это такой вид переходности в современной системе языка, при котором связи и взаимодействие между оппозиционными центральными (типичными) категориями (типами), разновидностями, разрядами и т. д. создают (образуют) зону синкретизма с периферийными и промежуточными звеньями» [Бабайцева В.В. Явления переходности в грамматике русского языка. – М.; Дрофа, 2000. – С. 27]. Кроме названной монографии, эти идеи реализуются в сборниках «Явления переходности в грамматическом строе современного русского языка» (М., 1988); «Переходность и синкретизм в языке и речи» (М., 1991) и других работах.

Велики заслуги в создании теории трансформационных процессов В.Н. Мигирина. Термин «трансформация» В.Н. Мигирин понимает как «любое преобразование в языке, программированное или непрограммированное, диахронические или синхроническое» [Мигирин, 1957, с. 236]. Он разграничивает трансформацию в области частей речи и членов предложения, показывает основную проблематику учения о процессах переходности на уровне частей речи, классифицирует зарегистрированные случаи эмиграционной и иммиграционной трансформации в области каждой части речи и перехода одних грамматических форм в другие в пределах одной части речи, выясняет признаки и формы трансформации. Основными задачами в этой области, по мнению В.Н. Мигирина, являются следующие: 1) классификация всех случаев переходности в области частей речи, 2) классификация всех случаев переходности в пределах одной части речи (например, трансформация личного глагола в безличный, субъективного прилагательного в бессубъективное; формы двойственного числа в форму множественного и под.), 3) критерии разграничения трансформации и словообразования, 4) элементарные процессы и этапы трансформации в разных случаях переходности, 5) классификация случаев невозможности трансформации (объяснить, почему в одних случаях трансформация возможна, в других нет), 6) словарь слов, возникших на основе трансформации, 7) условия, благоприятствующие трансформации и затрудняющие, 8) трансформация одноступенчатая и многоступенчатая, 9) трансформация в одном направлении и трансформация в разных направлениях, 10) эмиграционная трансформация и иммиграционная трансформация, 11) трансформация обратимая и необратимая, 12) влияние лексического значения слов, их функционирования и морфологических свойств на трансформационные возможности, 13) значение вопроса о трансформации для выяснения последовательности появления частей речи, 14) трансформация и проблемы классификации частей речи, 15) использование трансформации для обогащения частей речи на разных этапах развития русского языка, 16) одновременное изменение разных признаков и последовательное изменение их в ходе трансформации, 17) влияние изменения одних признаков на преобразование других, 18) трансформация в области частей речи как источник обогащения словарного состава языка [Мигирин В.Н. Очерки по теории процессов переходности в русском языке. – Бельцы, 1971. – С. 132–133].

Важным для теории переходности на уровне морфологии можно считать установление признаков проявления переходности в области частей речи, частично описанных ранее в лингвистической литературе, но систематизированных, уточнённых и дополненных В.Н. Мигириным. Такими признаками, по мнению автора, можно считать следующие:

•  изменение синтаксической функции слова;

•  изменение категориального (обобщённого лексико-грамматического) значения;

•  возможное изменение лексического значения;

•  изменение морфологических свойств слова;

•  возможное изменение морфемного состава слова, его словообразовательных потенций;

•  изменение дистрибуции слова;

•  возможные фонетические изменения в слове.

Не все признаки являются обязательными для характеристики диахронной трансформации, некоторые из них (1, 3, 5, 7) факультативны [Мигирин В.Н. Очерки по теории процессов переходности в русском языке. – Бельцы, 1971. – С. 150–167].

Теорию переходности развивали также М.Ф. Лукин, Н.А. Каламова, Е.П. Калечиц, А.Я. Баудер, Ю.Г. Скиба и другие, но и до настоящего времени многие из важных вопросов остаются нерешенными.

Типология диахронных трансформационных процессов. Вслед за В.Н. Мигириным мы разграничиваем иммиграционную трансформацию (то есть пополнение слов какой-либо части речи за счёт других) и эмиграционную трансформацию (переход слов из какой-либо части речи в другую).

Иммиграционную трансформацию составляют следующие процессы:

субстантивация – переход в имена существительные,

адъективация – переход в имена прилагательные,

нумерализация – переход в имена числительные,

прономинализация – переход в местоимения,

адвербиализация – переход в наречия,

предикативация – переход в безлично-предикативные слова,

модаляция – переход в модальные слова,

препозиционализация – переход в предлоги,

конъюнкционализация – переход в союзы,

партикуляция – переход в частицы,

интеръективация – переход в междометия.

Степень активности каждого процесса различна. Широко осуществляется переход других частей речи в имена существительные, безлично-предикативные слова, модальные слова. Невелико в количественном отношении, но достаточно ощутимо по употреблению число слов, пополняющих служебные части речи (предлоги, частицы, союзы). Единицами представлены имена числительные, образованные в результате диахронной трансформации; практически отсутствует процесс вербализации – пополнения глаголов за счёт других частей речи.

В качестве отдельных эмиграционных процессов можно назвать следующие:

переход имен существительных в другие части речи,

переход имен прилагательных в другие части речи,

переход имен числительных в другие части речи,

переход местоимений в другие части речи,

переход глаголов в другие части речи,

переход наречий в другие части речи.

В лингвистической литературе разграничивают константную (узуальную) и окказиональную трансформацию. «Узуальная субстантивация чаще всего наблюдается среди прилагательных и причастий, которые знают также и окказиональную субстантивацию. Примеры узуальной субстантивации: пожарный, набережная, мостовая, горничная, учительская, парикмахерская, прачечная, кондитерская, столовая, купчая, накладная, пивная, мороженое, сладкое, шампанское, насекомое и многие другие… Местоимения, междометия, служебные слова обычно подвергаются окказиональной субстантивации» [Мигирин В.Н. Очерки по теории процессов переходности в русском языке. – Бельцы, 1971. – С. 138].

Близки к названным выше понятия полная и неполная, обратимая и необратимая трансформация .

Некоторые лингвисты (М.Ф. Лукин, М.А. Каламова) выделяют полный и неполный переход . По нашему мнению, переход нельзя назвать полным или неполным. Он или есть, или его нет. Вероятно, можно говорить об узуальном или окказиональном, частотном или редком употреблении трансформантов. Трансформация имеет место, если от исходного слова отпочковалось новое и превратилось в функциональный омоним. Трансформация не произошла, если слово хотя и употреблено в нетипичной для данной части речи функции, но не приобрело комплекса дифференциальных признаков новой части речи.

Понятие о трансформационном потенциале . Трансформационный потенциал части речи или контаминанта – это совокупность их функциональных омонимов. Следует различать эмиграционный трансформационный потенциал, в который включены все функциональные омонимы, исходной формой которых является данная часть речи или контаминант, и иммиграционный потенциал , который образуется за счёт пополнения анализируемой части речи или контаминанта словами из других лексико-грамматических классов слов (в результате субстантивации, адъективации и т. д.). Знаменательные части речи и контаминанты обладают как иммиграционным, так и эмиграционным потенциалами; служебные, по предварительным данным, – только иммиграционным.

Иммиграционный потенциал имён существительных составляют трансформанты, образованные путём перехода из:

•  имён прилагательных: рядовой, булочная, горничная, парадное, мостовая, набережная, кладовая, рабочий, портной, шампанское, чаевые, премиальные и т. п.; порядковых слов первое, второе, третье, служащих для называния блюд, подаваемых к столу в определённой последовательности,

•  причастий: трудящиеся, учащиеся, командующий, подчинённый, окружающее, учёный и др.;

•  местоимения ничья ;

•  нескольких наречий с временным и оценочным значением: сегодня, завтра, удовлетворительно, хорошо, отлично и под.

Иммиграционный потенциал имён прилагательных, по данным И.К. Сазоновой, составляют более 280 причастий, перешедших в адъективы: блестящий, воспитанный, выдающийся, избранный, любимый и другие [Сазонова И.К. Русский глагол и его причастные формы: Толково-грамматический словарь. – М.: Рус. яз., 1989. – 600 с.].

Прономинализации подвергаются:

•  имена прилагательные последний, целый, известный, подобный, прочий, отдельный ;

•  причастия: следующий, настоящий, соответствующий, данный, определенный ;

•  имя существительное дело ;

•  имя числительное один .

Иммиграционный потенциал наречий составляют:

•  перешедшие в них имена существительные босиком, бегом, пешком, даром, рысью, опрометью, украдкой, утром, днем, вечером, летом, весной и другие;

•  адвербиализованные деепричастия лежа, стоя, сидя, нехотя, загодя, шутя и др.

Безлично-предикативные слова почти в полном объёме, за исключением единичных случаев, образовались в результате диахронного трансформационного процесса, именуемого предикативацией, по мнению одних ученых, от кратких прилагательных среднего рода единственного числа на – о ; по мнению других – за счёт наречий на – о . Большинство лингвистов объединяет оба этих источника (В.В Виноградов, А.Н. Тихонов и др.), так как в настоящее время нет убедительных доводов в пользу той или иной точки зрения.

Принято считать, что в наибольшей мере подверглись предикативации слова с качественным значением: великолепно, весело, выгодно, грустно, дорого, жарко, лестно, морозно, пасмурно, похвально, празднично, приятно, прохладно, свежо, светло, тепло, торжественно, туманно, удобно, хорошо, отлично и др.

В безлично-предикативные слова перешло несколько имен существительных: досуг, недосуг, время, пора, охота и т. д.

Некоторые лингвисты включают в состав предикативатов трансформанты, образованные путём перехода из кратких страдательных причастий: накурено, натоплено и др.

Процессу модаляции подверглись:

•  наречия: бесспорно, верно, случайно, естественно и др.;

•  глаголы: кажется, казалось, разумеется, знать, видать и др.;

•  имена существительные: правда, право, факт и др.;

•  причастия: видимо и др.

Иммиграционный потенциал предлогов составляют перешедшие в них:

•  наречия: вблизи, вдоль, возле, вокруг, впереди, кругом, мимо, навстречу, накануне, около, после, против, раньше, относительно, согласно и др.;

•  имена существительные: во время, в течение, в продолжение, за счет, по поводу, по причине, насчёт, ввиду и др.;

•  деепричастия: благодаря, включая, спустя и др.

В иммиграционный потенциал союзов входят перешедшие в них:

•  местоимения (в широком понимании термина): что, как, когда и образовавшиеся на их базе составные союзы типа потому что, невзирая на то что, вопреки тому что, благодаря тому что, так как, тогда как, по мере того как, с тех пор как, между тем как и др.;

•  наречия: едва, пока, только, лишь, ровно, словно, точно, чуть и др.;

•  несколько существительных: раз, правда, благо;

•  деепричастие хотя (хоть).

Частицы пополняются за счет перехода в них:

•  наречий: ещё, уже, только, лишь, единственно, исключительно, определённо, просто, прямо, именно, подлинно, точно, ровно и др.;

•  местоимений: что, как, то, это, там, тут, так, себе, всё и др.;

•  глаголов: было, бывало, дай, пусть, пускай, знай, поди и др.

Иммиграционный потенциал междометий составляют перешедшие в них:

•  имена существительные: батюшки, матушки, дудки, марш, добро и др.;

•  глаголы: хватит, будет, брось, поди, помилуй, здравствуйте, смотри, скажи, подумаешь и др.;

•  наречия: вперед, вон, горько, полно, прямо, довольно и др.;

•  местоимения: что, так и др.

Функциональные омонимы как результат диахронной трансформации. Двучленные и многочленные ряды функциональных омонимов. В результате перехода слов из одной части речи в другую образуются слова, совпадающие по звуковому и графическому облику с исходными формами (реже – имеющие небольшие различия в написании), но разные по значению, по комплексу дифференциальных признаков. Такие слова, как известно, называют омонимами. По вопросу об омонимах и их типах существует большая литература.

Омонимия вначале была предметом изучения только в лексике. С. Ульман в 50-е годы ХХ века отмечал: «Ни одна область лингвистики не имела в нашем столетии такой молниеносной карьеры, как изучение омонимов. Литература, посвящённая этому вопросу, так обширна, полученные результаты так неожиданны, а применяемые методы так специфичны, что для решения этих проблем возник особый подраздел языкознания, который можно назвать ”омонимикой”» [Ulman S. The principles of semantics. – Glasgow, 1954. – Р. 180].

В 40-е–50-е годы теория омонимии дополнилась новым разделом: появились работы, в которых рассматривались «грамматические омонимы». Так квалифицировал это явление В.В. Виноградов в статье «О грамматической омонимии в современном русском языке» (1940). Термин «грамматический омоним» использовался также и другими авторами, например Н.А. Каламовой [Каламова Н.А. К вопросу о переходности одних частей речи в другие // Рус. яз в шк. – 1961. – № 5. – С. 56–59]. Термин «функциональный омоним» впервые встречается в монографии О.С. Ахмановой «Очерки по общей и русской лексикологии» [Ахманова О.С. Очерки по общей и русской лексикологии. – М.: Учпедгиз, 1957 ].

В последующую разработку функциональной омонимии большой вклад внесли В.В. Бабайцева, А.Я. Баудер и другие ученые. В.В. Бабайцева дает следующее определение функциональных омонимов: «…ф у н к ц и о н а л ь н ы е о м о н и м ы – это этимологически родственные слова, совпадающие по звучанию, но относящиеся к разным частям речи» [Бабайцева В.В. Явления переходности в грамматике русского языка – М.: Дрофа, 2000. – С. 194].

Однако надо признать, что его содержание понимается в современной лингвистике неоднозначно. Наиболее спорным является вопрос о тождестве (отдельности) исходного слова и трансформанта. Как известно, омонимы – это разные слова в отличие от полисемичного слова с несколькими значениями. Поэтому, называя исходное слово и производный трансформант омонимами, мы автоматически принимаем точку зрения, согласно которой функциональные омонимы – это разные слова. Такая точка зрения широко распространена в русистике [Суник О.П. Общая теория частей речи. – М.:Л.: Наука, 1966. – 128 с. и др.]. Она чётко сформулирована В.В. Бабайцевой: «Функциональные омонимы – разные слова» [Бабайцева В.В. Явления переходности в грамматике русского языка. – М.: Дрофа, 2000. – С. 204]. В этой же работе подробно излагаются разные точки зрения на данную проблему (с. 198 – 211).

Перейдя в другую часть речи, слово приобретает новый комплекс дифференциальных признаков и превращается в омоним по отношению к исходной лексеме. Став омонимом, новое слово «отпочковывается» от старого. У полученного трансформанта имеются свои собственные лексико-грамматические свойства, новое окружение и т. д. Изменение же синтаксической функции слова ещё не является доказательством перехода слова в другую часть речи.

Разным пониманием процесса переходности в области частей речи и явления функциональной омонимии объясняются и недостатки в практике представления функциональных омонимов в толковых словарях. Грубейшей ошибкой с точки зрения современных знаний о природе функциональных омонимов является представление в одной словарной статье двух и более омонимов с пометой «в значении имени существительного». Например, в МАС (т. 1, с. 153) словарная статья Верующий состоит из двух частей: первая включает название слова, окончания жен. р . и мн. ч.; под цифрой 1 записано: «прич. наст. от веровать ». За цифрой 2 перед повторением этого же слова дается помета: «в знач. сущ.» Интересно, что этот случай в статье «Как пользоваться словарем» оговорен следующим образом: «Причастия выделяются в самостоятельную статью в тех случаях, когда они по своему значению и употреблению переходят в разряд имен прилагательных или имен существительных…» [МАС, т. 1, с. 7.]. Но во многих случаях функциональные омонимы помещаются в одну словарную статью, которая делится на соответствующие части, например, слово вокруг записано один раз, рядом – помета: «нареч. и предлог, 1. нареч. Кругом, около… 2. предлог с род. п. Кругом, около кого-, чего-л.…». Таким образом, функциональные омонимы, признаваемые Словарём в качестве разных частей речи, помещаются в одну словарную статью и рассматриваются как лексико-грамматические варианты. Путаница усугубляется тем, что субстантивы, исходной формой которых являются имена прилагательные, могут даваться в одном из лексико-грамматических вариантов со значением 1, что применительно к подобным случаям означает субстантивацию без изменения лексического значения корня. Вот как выглядит соответствующая часть словарной статьи Вольный в МАС: «2. Только полная форма. Устар. Отпущенный на волю, не крепостной… 1 в знач. сущ. Вольный, -ого, м.; вольная, -ой, ж.» [МАС, 1, с. 208].

Из сказанного можно сделать однозначный вывод: функциональные омонимы представлены в МАС неточно, нелогично, без учета современных достижений лингвистики в этой области. К подобному выводу приходит Е.Б. Колыханова, которая совершенно справедливо пишет: «Невыделение в толковых словарях русского языка функциональных омонимов в большинстве случаев приводит к неправильному представлению о слове вообще» [Колыханова Е.Б. О толковании функциональных омонимов в словарях русского языка // Явления переходности в грамматическом строе русского языка. – М., 1988. – С. 115]. Этот вопрос особенно важен сейчас, когда решается проблема переиздания старых и создания новых толковых словарей современного русского языка. Лексикография «ословаривает» результаты достижений в определённой области лингвистики, представляет их в виде конкретных словарей. Поэтому не данью моде, а естественным продолжением теоретических исследований следует считать создание словаря функциональных омонимов.

Двучленные и многочленные ряды функциональных омонимов. Функциональные омонимы могут входить в 1) двучленные ряды, включающие исходную форму и трансформант: блестящий (причастие) – блестящий (имя прилагательное), вокруг (наречие) – вокруг (предлог) и т. п.; 2) многочленные ряды: что (местоимение) – что (союз) – что (местоименно-союзный контаминант), что (частица) – что (междометие); хорошо (наречие) – хорошо (безлично-предикативное слово) – хорошо (модальное слово) – хорошо (частица) – хорошо (междометие) – хорошо в значении «оценка» (имя существительное).

Функциональные омонимы обладают двойственной природой: с одной стороны, они представляют собой результат длительного исторического развития, что привело к изменению всего комплекса дифференциальных признаков; с другой – являются элементами живой ткани языка, связанными с окружающими их иными элементами. Поэтому в них накапливаются качества, связанные с историческим путем всего лексико-грамматического класса слов, в то же время на них действуют и «синтаксические силы», обусловленные контекстом, в котором они используются.

Говоря о переходности слов из одной части речи в другую, мы в абсолютном большинстве случаев руководствуемся не сравнением четко зафиксированной лингвистами – историками языка – последовательности появления тех или иных слов в языке (за неимением такой возможности), а учитываем следующие факторы:

•  последовательность появления частей речи, к которым относятся анализируемые слова;

•  узуальность или окказиональность употребления изучаемых слов;

•  бoльшую или мeньшую степень их употребительности.

Такой подход является, на наш взгляд, логичным и оправдывающим себя, но не бесспорным. Он не только допускает некоторый процент возможных ошибок в определении исходной и производной форм, но «не работает» при сравнении омонимов, относящихся к служебным частям речи (например, без дополнительной аргументации невозможно определить первичность или вторичность появления некоторых союзов и частиц по отношению друг к другу; ср., например: о – предлог, о – частица; о – междометие). Кроме того, он не всегда помогает выявлению тех случаев, когда омонимичное слово другой части речи возникло по аналогии, по готовой формуле.

Если функциональные омонимы образуют многочленный ряд, возникает вопрос: какова очерёдность их появления и зависимость друг от друга? Можно предположить существование двух путей:

1) функциональные омонимы появились от одного слова в разные эпохи (или одновременно) по мере создания в языке определённых условий для их образования;

2) функциональные омонимы появились путём трансформации слова одной части речи в другую, другой – в третью и т. д.

Каким путём прошло образование функциональных омонимов, был ли он длительным или мгновенным – точный ответ на эти вопросы могли дать лишь историки языка в результате анализа каждого конкретного случая появления функциональных омонимов.

Синхронный подход к изучению функциональных омонимов позволяет показать семантическую и грамматическую специфику трансформантов, образовавшихся в результате перехода слов из одной части речи в другую. Особый интерес в этом плане представляют функциональные омонимы многочленных рядов. Они практически не изучались.

Двучленные ряды функциональных омонимов могут быть выражены следующими частями речи:

имя прилагательное > имя существительное: пирожное, рабочий, лесничий, портной, мостовая, набережная, столовая, ванная, шампанское, заливное, чаевые, премиальные и др.;

причастие > имя существительное: происходящее, будущее, учащийся, командующий, заведующий, управляющий, трудящиеся, учёный и др.;

местоимение > имя существительное: ничья ;

наречие > имя существительное: посредственно, удовлетворительно и др.;

причастие > имя прилагательное: блестящий под лучами солнца пруд – блестящий доклад и под.;

имя прилагательное > местоимение: известный, целый и др.;

причастие > местоимение: данный, определённый и др.;

имя существительное > наречие: вечером, весной, рысью, шёпотом, порой и под.;

наречие (или краткое прилагательное) > безлично-предикативное слово: весело, грустно, уютно и др.;

имя существительное > безлично-предикативное слово: жаль, охота, время, лень, пора и др.;

имя существительное > предлог: в течение, в продолжение, вследствие, по причине, с целью и др.;

деепричастие > предлог: благодаря, спустя, включая, исключая и т. д.;

наречие > союз: пока, словно, ровно и др.;

местоимение > союз: когда, что, как и др.;

глагол > частица: пускай, дай и др.;

местоимение > частица: всё, оно, себе и т. д.

Многочленные ряды функциональных омонимов, по нашим наблюдениям, могут быть трёх-, четырёх-, пяти- и шестичленными. В качестве примера приводим лишь некоторые факты.

Трёхчленные ряды функциональных омонимов выражены:

наречием – союзом – частицей: едва, только, чуть , точно ;

наречием – союзом – междометием: пока ;

наречием – модальным словом – предлогом: напротив ;

наречием – модальным словом – частицей: определённо, решительно ;

наречием – частицей – междометием: прямо ;

деепричастием – союзом – частицей: хотя ( хоть );

союзом – модальным словом – междометием: однако ;

союзом – частицей – междометием: а, да и др.;

предлогом – частицей – междометием: о .

В состав четырёхчленных рядов входят:

имя существительное – наречие – модальное слово – союз: правда .

Пятичленный ряд функциональных омонимов представляют следующие части речи:

местоимение – союз – местоименно-союзный контаминант – частица – междометие: как, что и др.

В состав шестичленного ряда функциональных омонимов входит:

наречие – безлично-предикативное слово – имя существительное – частица – модальное слово – междометие: хорошо, отлично и др.

Приведенный список не имеет исчерпывающего характера и нуждается в дальнейшем уточнении.

Вопрос о законах перехода в области частей речи и контаминантов. Функциональные омонимы практически не изучены в лингвистической литературе, но некоторые наблюдения над двучленными и многочленными омонимами позволяют высказать ряд положений о факторах, способствующих диахронной трансформации и образованию омонимов или препятствующих им. Отдельные положения носят характер гипотез и нуждаются в дальнейшей коллективной проверке.

По нашим (Е. Н.Сидоренко и И.Я. Сидоренко) предварительным наблюдениям, можно выделить общие факторы, способствующие трансформации в области частей речи и контаминантов, и частные, зависящие от специфики свойств конкретного лексико-грамматического класса.

Главная причина кроется в характере мышления, его связях с объективной действительностью.

Язык в преломлении через мышление есть отражение объективной действительности мира. Поэтому разгадку многих явлений, получивших отражение в языке, следует, вероятно, искать в реальном мире.

Человеческое мышление отражает объективную действительность системно, иерархически. Это находит своё место и в лексике, и в грамматике. Язык как саморегулирующаяся (в известной степени) система ищет разные способы компенсации морфологической недостаточности определённых лексических средств; одним из них является создание функциональных омонимов путём перехода слов из одной части речи в другую. «Сокращаясь» в одних сферах, язык обычно «расширяется» в других сферах [Будагов Р.А. Человек и его язык. – М.: Изд-во МГУ, 1974. – С. 59]. Количество слов в результате диахронной трансформации увеличивается, но они имеют такой же (редко – немного изменённый) звуковой облик, как и исходные формы, и не требуют дополнительных усилий для запоминания. Поэтому в целом такой процесс можно рассматривать как стремление к экономии, ибо в конечном счёте от использования трансформанта выигрывают все участники коммуникативного акта. В противном случае для уточнения смысла пришлось бы использовать больше словесного материала. В качестве примера рассмотрим предложение: Мы шли мимо парка . Если бы не было предлога мимо, следовало бы сообщить о том, что участники речевого акт шли, встретили парк, но не вошли в него, а пошли рядом. Другими словами, для введения в текст наречия мимо понадобился бы больший контекст и большие затраты речевой энергии.

Итак, главной причиной возникновения в языке функциональных омонимов (и соответственно – главной причиной диахронной трансформации) является, по нашему мнению, необходимость компенсации недостающих в языке слов для отображения тех или иных сторон объективной действительности.

Частные причины, вызывающие трансформационный процесс, способствующие ему или запрещающие его, зависят от специфики свойств конкретной части речи, которая выступает в роли исходной, и лексико-грамматических свойств, коммуникативного содержания лексико-грамматического класса, выступающего в роли трансформанта.

В качестве рабочей гипотезы, получившей подтверждение в исследуемом материале, но требующей дальнейшего изучения, выступает следующая: трансформационные возможности части речи или контаминанта зависят от семантики (общей, разрядовой и конкретного лексического значения), грамматических характеристик, длины слова, «возраста», частоты его употребления и др.

Рассмотрим некоторые из факторов, поощряющих или запрещающих переход слова из одной части речи в другую.

Роль категориального значения в создании трансформационного потенциала части речи или контаминанта. Категориальное значение знаменательной части речи (контаминанта) может служить главным средством «разрешительного» или «запретительного» характера для перехода слов в другой лексико-грамматический класс слов.

Категориальным называется обобщённое лексико-грамматическое значение слова как представителя части речи (контаминанта). Е.С. Кубрякова, объясняя содержание понятий «часть речи», «категориальное значение» и рассматривая их с ономасиологических позиций, пишет: «Весь объём информации, доступный уму человека на определённом уровне его развития и необходимый для поддержания и продления жизни, с появлением языка отражался в конкретном языке в виде известной совокупности наименований. Для отражения мира в дискретном виде использовались дискретные классы слов, каждый из которых должен был отличаться от другого особым способом представления действительности в особых речемыслительных категориях. Такими речемыслительными категориями обусловилось возникновение частей речи» [Кубрякова Е.С. Части речи в ономасиологическом освещении. – М.: Наука, 1978. – С. 26].

В других работах вместо термина категориальное значение (обобщённое лексико-грамматическое значение) используются термины обобщённо-грамматическое значение, общая семантика слова и др. Содержание этого термина остаётся дискуссионным, недостаточно теоретически обоснованным. В современной лингвистике он использовался преимущественно в двух значениях: в узком и широком. В узком понимании термина это обобщённое лексико-грамматическое значение знаменательной части речи, определённым образом отражающее фрагмент реальной действительности или передающее различные отношения между предметами, явлениями реальной действительности. Поэтому категориальное значение можно назвать объективным в отличие от субъективных значений модальности, залога и т. п. В таком понимании категориальные значения присутствуют только у знаменательных частей речи и представлены следующим образом: предметность (у имён существительных), признак предмета (у имён прилагательных), количество и число (у числительных), процесс (у спрягаемых глаголов), состояние (у безлично-предикативных слов). Местоимения не имеют собственного, отличного от других частей речи категориального значения; они объединяют категориальные значения нескольких частей речи: имени существительного ( я, кто, что-то, это, никто и др.), прилагательного ( какой, такой, ничей, всякий и др.), числительного ( сколько, столько, несколько и др.), наречия ( где, куда, откуда, никак, так, поэтому, почему-то и др.), безлично-предикативных слов ( каково, таково).

Категориальным значением, согласно второй точке зрения, обладают не только знаменательные, но и служебные части речи. В этом случае понятие категориального значения теряет границы, становится аморфным, поэтому в нашей работе в таком значении оно не использовалось.

В лингвистике предпринимаются попытки проникнуть в глубину явления, именуемого категориальным значением, но сделано ещё недостаточно, чтобы ответить на многие вопросы. До настоящего времени не выявлена связь категориального значения с экстралингвистическими факторами, с «физикой мира», языковыми смыслами, не установлено количество категориальных значений части речи и т. п. Этими и другими причинами объясняется то, что мы можем лишь предположить важную роль категориального значения как «разрешительного» или «запретительного» фактора для перехода слов из одной части в другую, но на современном уровне наших знаний не в состоянии объяснить это явление. Например, можно отметить, что никакие части речи не могут переходить в имена числительные, глаголы, причастия, деепричастия. Имена существительные не трансформируются в прилагательные (имеет место только одностороннее движение слов из имён прилагательных в существительные) и т. д. Так как отношения эти затрагивают части речи и контаминанты целиком, а важнейшим свойством, характерным для тех и других, объединяющим все слова в составе каждого из них, является категориальное значение, можно предположить, что разрешение или запрет на переход слов в другой лексико-грамматический класс даёт именно категориальное значение. Ничем иным нельзя также объяснить тот факт, что наречия не могут переходить в имена прилагательные, числительные, глаголы. Можно сказать, что существует семантический запрет, связанный прежде всего с категориальным значением части речи или контаминанта, определяющий направление диахронной трансформации.

Но фактор категориального значения не является единственным при решении вопроса о создании трансформационного потенциала части речи (контаминанта). Учитывая только этот фактор, невозможно объяснить, почему не все слова, а только часть слов какой-либо части речи переходит в другие части речи, почему слова данной части речи могут служить исходными формами для нескольких частей одновременно. Поэтому необходимо искать и другие факторы, способствующие созданию трансформационного потенциала части речи и контаминанта. Одним из них является разрядовое значение лексико-грамматического класса слов. Особенно важен этот фактор для наречий и местоимений.

Роль разрядового значения в создании трансформационного потенциала части речи или контаминанта. В основу внутреннего (разрядового) членения частей речи и контаминантов кладут разные признаки. Существуют гомогенные классификации, в основу которых положен какой-либо один признак, и гетерогенные классификации, построенные с учётом нескольких критериев одновременно. В современной лингвистике отдаётся предпочтение многоаспектному подходу как при распределении слов по частям речи, так и при внутреннем разбиении части речи на разряды. Поэтому такие разряды у наречий можно назвать лексико-грамматическими.

М.Д. Степанова и Г. Хельбиг обращают внимание на то, что членение имён существительных на имена собственные, нарицательные, абстрактные, конкретные, вещественные, собирательные и т. д. основывалось главным образом на общей семантике; деление прилагательных на качественные, относительные, притяжательные происходило с опорой на семантику, частично учитывалось словообразование; при внутренней классификации глагола принимались во внимание разные свойства: морфологические, синтаксические, семантические и др. «Современные требования эксплицитности грамматической теории заставили языковедов подойти к вопросу внутренней классификации частей речи с теоретически чётко обоснованных позиций. Однако разнородность как самих частей речи, так и состава каждой из них создает значительные трудности, препятствующие выработке единых принципов, применяемых при классификации всех частей речи и каждой в отдельности» [Степанова М.Д., Хельбиг Г. Части речи и проблема валентности в современном немецком языке. – М.: Высш. шк., 1978. – С. 109].

Роль разрядового значения в создании трансформационного потенциала части речи рассмотрим на примере наречий. Традиционно выделяют следующие разряды: 1) наречия качества ( хорошо, быстро, удобно, весело) ; 2) наречия образа и способа действия ( пешком, по-дружески, вплавь); 3) наречия времени ( сегодня, завтра, вчера, поутру); 4) наречия пространства (места и направления) ( вверх, справа, донизу, вперед ); 5) наречия меры и степени ( очень, слишком, чересчур, крайне, весьма); 6) наречия причины ( сгоряча, сдуру, спросонья); 7) наречия цели ( специально, нарочно, наперекор).

Не все семантические разряды наречий обладают способностью переводить свои слова в другие части речи. Не имеют эмиграционного потенциала наречия причины и цели. На наш взгляд, это можно объяснить сложностью самих категорий, передающих сравнительно недавно вербализированные связи объективного мира. Видимо, поэтому и количество таких наречий невелико: каждый разряд (причины и цели) исчисляется примерно десятком единиц, а вопросительные местоимения к ним (почему, отчего, зачем) появились только в конце XIV–XV вв.

Ограниченными возможностями создания трансформационного потенциала располагают наречия времени, образа и способа действия, меры и степени. Их функциональные омонимы представлены единичными словами, поэтому говорить о роли разрядового значения в них трудно.

Небольшим трансформационным потенциалом (если принять точку зрения, согласно которой безлично-предикативные слова образовались путем перехода из наречий, а не из кратких прилагательных) обладают наречия качественной характеристики. По-видимому, это объясняется наличием в их семантике таких свойств, которые в той или иной степени присутствуют в трансформантах. Например, наречия и безлично-предикативные слова способны передавать качественные характеристики (первые процесса, вторые – безлично-предикативного признака).

Оценочность переняли от наречий качественной характеристики омонимичные частицы ( отлично, хорошо, добро, прекрасно, ладно, ясно, чисто, просто, точно, ровно, довольно), междометия ( довольно, полно, горько) , оценочность с элементами сравнения – союзы точно, ровно .

Видимо, это семантическое свойство послужило «семантическим мостиком» при переходе наречий качественной характеристики в безлично-предикативные слова, служебные части речи и междометия.

Таким образом, наречия качественной характеристики обладают небольшим эмиграционным потенциалом, «пёстрым» по принадлежности к разным частям речи, морфологическим и синтаксическим свойствам, но объединённым способностью передавать качественность, оценочность (хотя и осложнённую дополнительными значениями). Это дает возможность говорить о «семантических мостиках», позволяющих словам одной части речи или контаминанта переходить в другие. Ещё легче подобный семантический мостик ложится между наречиями пространства и соответствующими предлогами. Важно отметить, что в предлоги переходят не все локальные наречия, а только те из них, которые обладают наиболее абстрактной семантикой: около, мимо, вдоль, вокруг, возле, навстречу, впереди, позади и др. Пространственные наречия с конкретной семантикой типа домой, вверху, справа и подобные не обладают свойством переходить в другие части речи и контаминанты. (Более подробно об эмиграционном потенциале наречий см.: Сидоренко И.Я. Эмиграционный трансформационный потенциал русских наречий в синхронном освещении: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Орел, 1992).

Интересно проанализировать роль разрядового значения имён прилагательных и местоимений в создании эмиграционного потенциала частей речи, но это материал специальных исследований.

Влияние способа отображения объективной действительности на создание трансформационного потенциала части речи (контаминанта). Всю знаменательную лексику, как известно, с учетом способа отображения объективной действительности можно разделить на две части: полнознаменательную (неместоименную) и местоименную. Данный фактор важен прежде всего для местоимений. Они переходят в союзы, частицы, междометия. Такой переход сопровождается потерей остатков «знаменательности» в исходной форме и приобретением соответствующих разрядовых значений частиц. Местоимения не могут переходить в знаменательные слова в отличие от полнознаменательных слов. Таким образом, трансформационный потенциал местоимений значительно меньше, чем у номинативных слов. Подробно этот фактор в лингвистической литературе не рассматривался.

Подводя итоги наблюдениям над семантическими факторами, участвующими в создании трансформационного потенциала частей речи и контаминантов, можно сказать, что факторами, способствующими переходу слов из одной части речи (контаминанта) в другие, могут быть категориальное, разрядовое (иногда лексическое) значение слова, способ отображения объективной действительности, если они каким-либо образом способствуют созданию «семантического мостика». Так, категориальное значение имён прилагательных не запрещает любому прилагательному перейти в существительное. Но для того, чтобы такой переход состоялся, необходимо подключение других факторов, часто – не только семантических. При эмиграционной трансформации имён прилагательных в существительные важен также синтаксический фактор (эллипсис имени существительного с обобщённым значением лица и т. д.), степень употребительности слова и другие.

В партикуляции наречий категориальное значение исходной части речи характеризуется нейтралитетом; оно не запрещает переход наречий в частицы, но и не способствует ему. Решающим является разрядовое и лексическое значение наречия. На переход качественных наречий в частицы влияет не только разрядовая семантика (характеризующее, оценивающее значение), но и лексическое значение корня, позволяющее передать не просто утверждение, а утверждение с определённой эмоциональной оценкой ( отлично, прекрасно ), а также значение ограничения ( точно, ровно ), сравнения ( прямо ) и др.

Роль морфологического фактора в создании трансформационного потенциала частей речи или контаминанта. В нашем распоряжении нет материалов, в которых была бы оценена роль морфологического фактора в создании эмиграционного потенциала части речи (контаминанта). Нам также не удалось выявить какие-либо закономерности, прямо связанные с изменяемостью/неизменяемостью исходного слова и трансформанта. Можно лишь заметить, что неизменяемые знаменательные слова охотно переходят в служебные слова; с изменяемыми частями речи это происходит несколько реже. Например, наречия, деепричастия, некоторые местоимения дают большое количество предлогов, частиц, союзов. Изменяемые слова (имена прилагательные, причастия) активно пополняют знаменательные части речи: субстантивируются, адъективируются, прономинализируются и т. д.

Роль синтаксического фактора в создании трансформационного потенциала частей речи (контаминанта). Синтаксический фактор является в ряде случаев очень важным для перехода слов из одной части речи в другую. Имена прилагательные, причастия, субстантивируясь, принимают на себя синтаксическую нагрузку, свойственную именам существительным, и выступают в роли подлежащего, дополнения, обстоятельств разных типов. Наречия, трансформируясь в безлично-предикативные слова, становятся главным членом безличного предложения. Деепричастия, выполняя роль обстоятельства, легко переходят в наречия, для которых этот член предложения считается морфологизированным, типичным. Причастия, трансформируясь в имена прилагательные, выполняют функцию определения и именной части составного сказуемого. Таким образом, синтаксический фактор играет особую роль в создании трансформационного потенциала знаменательных частей речи и контаминантов.

Л.В. Бортэ пишет, что полифункциональность имён существительных (способность выполнять в предложении роль большинства членов предложения) вызывает «наименьшую среди других частей речи приспособленность к переходу» [Бортэ Л.В. Глубина взаимодействия частей речи в современном русском языке. – Кишинев: Штиинца, 1977. – С. 99]. Продолжив эту мысль, можно предположить, что части речи с ограниченным функциональным диапазоном должны обладать наибольшими возможностями переходить в другие части речи. Но на самом деле этого не происходит. Как известно, наименьшим функциональным диапазоном в системе знаменательных частей речи обладают спрягаемые глаголы (они выполняют роль сказуемого), но это обстоятельство не дает им «трансформационной силы»: они совсем не пополняются за счёт других частей речи и сами обладают ограниченной эмиграционной переходностью (несколько слов трансформируется в модальные слова, частицы, междометия). Здесь, видимо, не учитывается то обстоятельство, что глагол обладает способностью переходить только в незнаменательные слова. Роль синтаксического фактора в этих случаях определить чрезвычайно трудно. Каких-то закономерностей, связанных с синтаксической нагрузкой знаменательного слова, выступающего в роли исходного слова, по предварительным наблюдениям, выявить не удалось.

Другие факторы, влияющие на создание трансформационного потенциала части речи (контаминанта). Кроме грамматических и семантических факторов, поощряющих или запрещающих переход, можно, по нашему мнению, назвать несколько других факторов, включающих длину слова, частотность употребления в речи, длительность его существования. Правила их применения могут быть сформулированы следующим образом: чем короче слово, чаще его употребление в речи и «старше» возраст, тем больше возможностей для перехода в другие части речи и контаминанты он имеет.

Известно, что Г.К. Ципф исследовал закономерности, связанные с частотностью некоторых языковых явлений. Он установил зависимость частотности употребления слова от его длины: наиболее короткие слова чаще употребляются в речи [ Zipf G . K . The psycho - byology of language . An introduction to dunamic Philology . – Boston , 1935. – S . 27]. Мы предлагаем рассматривать длину слова, частоту его употребления и длительность существования в языке как факторы, способствующие трансформации или тормозящие ее. Например, короткие, часто употребляющиеся, древние по происхождению местоимения что и как имеют большое количество функциональных омонимов: их трансформантами являются союзы, частицы, междометия. Можно сказать, что определенную роль в создании этого феномена играют и физиологические особенности человеческого организма (известно, например, что человек легко запоминает слова, имеющие не более 9 слогов и т. д.). Рациональное зерно можно увидеть и в известном фразеологизме-шутке: лень двигает прогресс. Представляя ситуацию в самых общих словах, огрублённо, можно предположить следующий ход размышлений. Чтобы не создавать новых слов и не запоминать их звуковые оболочки, семантику, человек нашёл удобный выход: использовать уже известные слова, вкладывая в них новое содержание. Так было положено начало явлениям полисемии и омонимии, в том числе и функциональной.

Каждый из перечисленных выше факторов, способствующих трансформации или тормозящих её, важен сам по себе, но работают они всегда вместе. Было бы неправильным абсолютизировать какой-либо один из них и приписывать только ему трансформационную силу, забывая о других факторах. Многомерность явления перехода в области частей речи и контаминантов требует изучения его с разных сторон с учётом взаимосвязи и взаимодействия разных законов в области диахронной трансформации.

Функциональная омонимия и принцип экономии в языке. Человек, удовлетворяя свои потребности в языке, нуждается в увеличении лексического состава языка, по крайней мере, по двум причинам: во-первых, в связи с расширением экстралингвистической базы и вербализацией новых явлений; во-вторых, в связи с необходимостью отражать новыне понятия, освоенные человеческим мышлением. Если первое достаточно ясно и общепризнано, то последнее нуждается в дополнительных объяснениях.

Мышление – это работа центральной нервной системы, направленная на познание окружающей действительности. Оно оперирует ощущениями, восприятиями, представлениями, «одевает» в слово то, что познано, осознано, осмысленно. Язык и мышление неразрывны, хотя и не эквивалентны, в изветной степени самостоятельны.

В современном русском языке наблюдаются две противоположные тенденции: 1) стремление к обобщению, реализованное в абстрактной лексике и других формах; 2) передача языковыми средствами дифференциации мышления (детализация категорий времени, места и т. д.; вербализация осознанных в процессе познания мира категорий, реализованных ранее в языке на уровне словосочетаний и придаточных предикативных единиц; например, категории условия).

Расширение круга лексических единиц не может быть бесконечным. Человек не в состоянии запомнить чересчур большое количество новых слов: это может привести к большей затрате усилий, чем та, которую коллектив считает в данной ситуации оправданной [Мартине А. Принцип экономии в фонетических изменениях. – М., 1960. – С. 126]. Языковое поведение регулируется «принципом наименьшего усилия», экономией затраченной энергии. «Принцип экономии в языке – одно из частных проявлений инстинкта самосохранения. Это своеобазная реакция против чрезмерной затраты физиологических усилий, против всякого рода неудобств, осложняющих работу памяти, осуществление некоторых функций головного мозга, связанных с производством и восприятием речи» [Серебренников Б.А. Роль человеческого фактора в языке. Язык и мышление. – М.: Наука, 1988. – С. 95]. Остроумно и точно эту идею еще ранее выразил Е.Д. Поливанов: «… тот коллективно-психологический фактор, который всюду при анализе механизма языковых изменений будет проглядывать как основная пружина этого механизма, действительно есть то, что, грубо говоря, можно назвать словами: «лень человеческая», или – что то же – стремление к экономии трудовой энергии» [Поливанов Е.Д. Где лежат причины языковой эволюции? // История советского языкознания: Некоторые аспекты общей теории языка. Хрестоматия / Сост. Ф.М. Березин. – М.: Высш. шк., 1988. – С. 49].

По нашим наблюдениям (с опорой на имеющиеся в этой области достижения), можно определить несколько важных аспектов проблемы экономии речевых средств:

•  ёмкость оперативной памяти человека ограничивается семью слогами, критическое количество слогов – девять;

•  наблюдается тенденция к устранению форм, утративших свою исконную функцию;

•  имеет место тенденция к уменьшению физиологических затрат и т. д.

Стремление к экономии физиологических и психологических затрат реализуется в разных формах. Применительно к функциональным омонимам оно проявляется в следующем.

Количество слов в результате диахронной трансформации увеличивается, но так как звуковой и графический облик исходного слова и полученного в результате трансформации функционального омонима в большинстве случаев совпадает, можно сказать, что данный процесс приводит к экономии речевых средств. От использования трансформанта в конечном счете выигрывают все участники речевого акта. Используя известный говорящему звуковой комплекс, адресант речи тем самым компенсирует недостающие в языке синтетические средства отображения тех или иных сторон объективной действительности. Этот процесс включён в систему других процессов, направленных на создание «речевого комфорта» и использующих принцип своеобразного «разумного речевого эгоизма». В эту же систему, по нашему мнению, входят и явления, смежные с диахронной трансформацией, а именно: полисемия, конверсия, транспозиция и др. Все вместе они занимают особое место в эволюции языка, которая стремится удовлетворить коммуникативные потребности человека при наименьших затратах его психической и физиологической энергии и в то же время даёт ему выбор оптимальных для данного речевого акта средств выражения мысли.

 

Антропоцентризм в системе частей речи и контаминантов

 

Отдельных замечаний требует проблема антропоцентризма. История лингвистики есть фактически история изучения языка человека , и лишь во II половине Х1Х в. проявилась активная тенденция изучать человека в языке. В этой области известны работы И.А. Бодуэна де Куртенэ, Л.В. Щербы, Р.А. Будагова, Б.А. Серебренникова, Д.А. Штелинга, Ю.С. Степанова, Г.А. Золотовой, Э. Бенвениста и др. Этой проблеме посвящены специальные сборники: Человеческий фактор в языке: Языковые механизмы экспрессивности. – М.: Наука, 1991. – 214 с.; Человеческий фактор в языке: Язык и порождение речи. – М.: Наука, 1991. – 240 с.; Принцип антропоцентризма в современной лингвистике. – Алматы, 1997. – 84 с. и др. З.К. Ахметжанова, один из авторов последнего сборника, пишет: «… лингвистика переживает переходный период, когда на первый план выходит когнитивная лингвистика, актуальность приобретают исследования, посвящённые человеческому фактору в языке. В частности, можно говорить об антропоцентризме как основе функционирования языка, когда акт речевого общения может состояться только при условии учёта фактора человека-коммуниканта» [Ахметжанова З.К. Об антропоцентрической направленности языков // Принцип антропоцентризма в современной лингвистике. – Алматы, 1997. – С. 12].

Особую значимость принцип антропоцентризма приобретает при описании частей речи.

Изучение лексико-грамматических классов слов в свете антрополингвистики обогатит наши знания, уточнит содержание многих понятий.

Антропоцентричными являются разные части речи. Так, в наречиях ярко представлена пространственная и временная характеристика чего-либо с позиций говорящего; см., например: справа, слева, впереди, сзади, вверху, внизу, вчера, сегодня, завтра и т. д. Подобного рода явление, хотя и с учётом других оснований, прослеживается в именах существительных. Только человек разграничивает злаки и сорняки по их значимости для сельского хозяйства, хотя те и другие по существующей научной классификации могут принадлежать к одному семейству растений. Субъективное восприятие окружающего мира отражено в именах существительных близость, отдаленность и т. п., если с их помощью характеризуется расположение какого-либо предмета по отношению к говорящему или другому предмету (для природы такое деление безразлично). «Важно ещё раз подчеркнуть, что мы имеем различное осознание предметов действительности человеком: ведь сами по себе предметы не являются ни близкими, ни далекими, ни видимыми, ни невидимыми, ни известными, ни неизвестными – они осознаются такими в результате чувственной деятельности самого Человека» [Штелинг Д.А. Язык как часть человека // Рус. яз. за рубежом. – 1972. – №4. – С. 79 ].

Человек мыслящий и общественный, обживая мир, познавая его и перестраивая по-своему, нуждался в речевых средствах, адекватно и экономно отражающих этот мир. В местоимениях реальная действительность представлена наиболее оригинально. Они задают основные прагматические координаты речевого общения: адресат – адресант речи – пространство – время. Возникает такая возможность прежде всего за счёт семантической специфики местоимений: прономинального способа отображения действительности, пяти основных типов разрядового значения (вопроса, указания, отрицания, неопределённости, обобщения с выделением), высокой абстрактности значения, их синсемантики, способности конкретизировать в речи содержание высказывания и т. д. Поэтому и антропоцентризм представлен в местоимениях многопланово.

Многоцветие мира и его отношений было отражено в огромном количестве номинативных слов, выраженных именами существительными, прилагательными, числительными, глаголами, наречиями. Параллельно с ними формировался класс местоименных слов, в значительной степени способствующий экономии речевых средств. Местоимения не отягощены номинативностью – закрепленностью за звуковым комплексом постоянного содержания (одного или нескольких значений). Значение местоимений переменно и зависит от контекста и ситуации. Большая семантическая ёмкость местоимений проявляется, в частности, в том, что вопросительное местоимение какой? представляет собой вопрос о любом признаке, где? – о любом месте и т. д. Местоимения занимают ту нишу, которая была уготована им человеком, нуждающимся в таких языковых средствах, с помощью которых можно экономно указать на что-либо, сообщить о чём-либо неопределённо, отрицательно или сделать запрос о предмете, признаке и т. д.

Изучение антропоцентризма частей речи помогает по-новому осмыслить ряд лингвистических явлений, способствующих систематизации лексики, глубже понять морфологическую и синтаксическую специфику каждого лексико-грамматического класса слов.

Не менее важной для лингвистики является проблема создания прогнозирующих классификаций в системе частей речи и отдельных разрядов.

Изучая компоненты структуры какого-либо языка в синхронном плане, мы создаем синхронную лингвистическую модель отображения реальной действительности. Сопоставляя её с данными, полученными в результате изучения истории языка, мы получаем возможность судить о произошедшей в этой модели изменениях, о тенденциях в развитии языка и – в связи с этим – предвидеть черты ближайшего этапа развития языка, прогнозировать появление новых лексем с определенным категориальным значением и целых классов слов. Еще в 1932 г . А. Иванов и Л. Якубинский писали: «Современный русский язык не свод различных у с т а н о в и в ш и х с я, з а с т ы в ш и х правил о том, как нужно произносить слова, склонять, спрягать, составлять фразы и т. д., а непрерывный п р о ц е с с, непрерывное д в и ж е н и е. Мы должны научиться понимать законы этого движения для того, чтобы им руководить и быть сознательными строителями т о й и с т о р и и , к о т о р а я п р е д с т о и т русскому языку в будущем» [ Иванов А., Якубинский Л. Очерки по языку. – Л.: М., 1932. – С. 41].

Прогнозирующей силой обладает та классификация, в которой объединены сведения о развитии какого-либо явления в диахронном и синхронном плане на фоне действительно существующих в языке законов.

Синхронный срез языка с определённым уровнем мышления соответствует определённой ступени познания мира. Сравнивая данные синхронного среза языка с диахронными изменениями, учитывая факторы, способствующие трансформации, можно с определённой долей уверенности прогнозировать развитие языка в ближайшей перспективе. Покажем это на примере некоторых наречий и категориально соотносительных с ними местоимений.

В процессе работы над прономинальной лексикой мы обратили внимание на то, что категории объективной действительности, вербализованные в языке, обслуживаются системой вопросительных местоимений и их функциональных заменителей, например: категория предметности имеет соотносительные вопросительные местоимения кто, что и их функциональные заменители какой предмет, какое лицо, какое животное ; категория количества – соответственно – сколько и какое количество; причины – почему, отчего, по какой причине и т. д. Это обстоятельство дало нам возможность высказать следующую гипотезу: сформировавшиеся категории объективной действительности, получившие в грамматике своё отражение прежде всего в синтаксических категориях, должны иметь свой собственный местоименный ряд, состоящий из местоимений разных семантических разрядов и их функциональных заменителей.

В то же время исследуемый материал позволил сделать вывод о том, что развитие форм высказывания опережает развитие вопросительных местоименных средств. Отсутствие вопросительных местоимений, необходимых для нужд конкретной коммуникации, ведёт к появлению функциональных заменителей, выступающих в роли компенсаторов морфологической недостаточности местоименных вопросительных средств. Выявление круга таких местоименных эквивалентов, рассмотрение причин их появления, условий функционирования позволяет прогнозировать появление новых местоимений, прежде всего – вопросительных. Особая роль при этом отводится синтаксису.

Заключение
Часть 4

Итак, мы ознакомились с морфологией – грамматическим учением о слове. Слово является главным объектом этого раздела. Устанавливая состав грамматических форм, правила их изменения, определяя круг слов, обладающих теми или иными категориями, мы опирались на учение о частях речи. В задачи современной лингвистики входит наполнение созданной теории таким содержанием, которое позволило бы понять взаимодействие многих морфологических категорий и категорий объективной действительности, обогатить теорию языка за счет изучения речевой деятельности, раскрыть ономасиологический аспект явлений морфологического уровня. Важно при этом помнить о рамках морфологии, не превратить её в нечто аморфное, теряющее границы.

Подчеркивая дискуссионность многих положений, мы выражаем надежду на то, что в числе изучающих современную морфологию окажутся заинтересованные, творческие молодые люди, способные открыть новые закономерности, показать новые перспективы лингвистической науки.

Вопросы для самостоятельной работы и рекомендации для индивидуальной работы
Часть 1

Модальные слова

Раскройте содержание модальности как понятийной категории. Какие лексические, морфологические, синтаксические средства выражения модальности вам известны? Ответ подтверждайте примерами.

Покажите, как рассматривается вопрос о модальных словах в русской лингвистике. Что по этому поводу говорили Л.В. Щерба и В.Н. Сидоров? [Щерба Л.В. О частях речи в русском языке // Избранные работы по русскому языку. – М.: Учпедгиз, 1957. – С. 63–84; Аванесов Р.И., Сидоров В.Н. Очерк грамматики русского литературного языка. – М.: Учпедгиз, 1945. – С. 232–233].

Сопоставьте цитаты:

«При этом, однако, В.В. Виноградов не выделял модальные слова как особую часть речи в русском языке» [Современный русский язык / Под ред. В.А. Белошапковой. – М.: Высш. шк., 1981. – С. 354. Автор данного раздела И.Г. Милославский].

«Модальные слова как особая часть речи были введены в русскую грамматику В.В. Виноградовым» [Буланин Л.Л. Трудные вопросы морфологии. – М.: Просвещение, 1976. – С. 188].

«Учитывая особое категориальное значение и специфически грамматические функции, модальные слова впервые выделил в самостоятельную часть речи В.В. Виноградов» [Современный русский язык: В трех частях. Ч.2: Словообразование. Морфология / Н.М. Шанский, А.Н. Тихонов. – М.: Просвещение, 1987. – С. 421].

Прочитайте соответствующий раздел в работе Виноградова В.В. Русский язык: (грамматическое учение о слове). – М.: Высш. шк., 1972 , а также: Виноградов В.В. О категории модальности и модальных словах в русском языке // Труды Института русского языка АН СССР. – Т.2. Введение. – М.: Л., 1950 – и ответьте на вопрос: Кто из лингвистов правильно отразил точку зрения В.В. Виноградова? Какое еще замечание к терминологии, использованной в последней цитате, вы можете добавить?

Считаете ли вы возможным выделение модальных слов в отдельную часть речи? Если да, покажите дифференциальные признаки этой части речи, раскройте морфологические и синтаксические признаки этих слов. Если нет, аргументируйте свое мнение. Что означает «узкое» и «широкое» понимание модальных слов как части речи? Как соотносятся понятия модальных и вводных слов?

Как рассматривает модальные слова Грамматика–1980?

Назовите семантические разряды модальных слов и покажите содержание каждого из них.

Прочитайте и законспектируйте статью «Модальность» в энциклопедии «Русский язык» [С . 145–146 ] . Ответьте на вопросы: Почему словарная статья названа «Модальность», а не «Модальные слова»? Каков круг явлений, включаемых в модальность? Что такое объективная и субъективная модальность? Назовите средства выражения субъективной модальности.

 

Предлог

 

Дайте определение предлога. Покажите особенности этой служебной части речи.

Обладает ли предлог лексическим значением? Аргументируйте свою точку зрения.

На примерах покажите многозначность большинства предлогов.

Какие отношения выражают предлоги совместно с именами существительными, местоимениями. Перечислите основные типы отношений, приведите примеры. Покажите взаимосвязи предлогов и падежей.

Рассмотрите случаи синонимичного употребления предлогов в – на, с – из в пространственном значении (типа в Крыму, на Кавказе, из Крыма, с Кавказа ). Назовите правила, которыми определяется выбор нужного предлога [См.: Бондаренко В.С. Предлоги в современном русском языке. – М.: Учпедгиз, 1961. – С. 20–27 и др.].

Назовите типы предлогов по структуре. Может ли предлог состоять из трех слов ( типа по направлению к, в связи с )? Объясните природу таких единиц.

Охарактеризуйте типы предлогов по образованию. От каких частей речи образуются предлоги путём диахронной трансформации? Какую роль при переходе играет категориальная и разрядовая семантика исходного слова? Какое значение – конкретное или отвлечённое – имеют существительные, выступающие в роли исходных слов? Все ли слова с отвлечённым значением могут переходить в предлоги? Почему препозиционализации подвергается из беспредложных форм имен существительных только творительный падеж? [См.: Черкасова Е.Т. Переход полнозначных слов в предлоги. – М., 1967]. Что происходит с наречиями при переходе в предлоги?

Какие тенденции языкового развития отразились в формировании предлогов в течение, в продолжение, на протяжении? [См: Черкасова Е.Т. Переход полнозначных слов в предлоги. – М., 1967]

Почему производные предлоги обладают ограниченной способностью сочетаться с именами существительными, местоимениями?

Установите логико-грамматический параллелизм предлогов и союзов в конструкциях типа Петр с Терентием, приехали с целью отдохнуть и под.

Сформулируйте основные проблемы, касающиеся предлогов, отражённые в книге Г.А. Золотовой «Очерк функционального синтаксиса русского языка» («О предлоге») [См.: Золотова Г.А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. – М.: Наука, 1973].

Союз

 

Дайте определение союза как служебной части речи.

Назовите типы союзов по семантике и синтаксическим свойствам, по происхождению, по структуре. Чем отличаются подчинительные союзы от сочинительных? Какие отношения могут выражать сочинительные союзы?

Могут ли союзы состоять из двух, трех и более слов (типа несмотря на то что )? В чём состоит специфика таких единиц, как они называются в лингвистической литературе?

Какие союзы можно назвать отрицательно-утвердительными? [См. Попов Ф.В. Отрицательно-утвердительные союзы в современном русском языке // Рус. яз. в шк. – 1975. – № 6. – С. 85–89].

Какие союзы относятся к «семантическим» и «асемантическим» [См.: Бабайцева В.В. Лингвометодические основы изучения сложного предложения в У III классе // Рус. яз. в шк. – 1974. – № 3. – С. 18–27 ]

Назовите союзы, которые не употребляются в простом предложении.

Какие союзы называются градационными? В чем их особенности? [См.: Рогожникова Р.П. Градационные союзы в русском языке // Рус. яз в шк. – 1971. – № 3. – С. 84–89 ].

В учебнике Н.М. Шанского и А.Н. Тихонова говорится: «В функции союзов употребляются многие самостоятельные слова, относящиеся к различным частям речи (союзные, относительные слова) …». Согласны ли вы с таким мнением? Может ли одна часть речи «употребляться в функции» другой части речи? Как объяснить союзную функцию относительных местоимений? Назовите критерии разграничения союзов и так называемых «союзных слов», приведите примеры.

За счёт каких частей речи пополняются союзы в русском языке? Покажите особенности перехода местоимений, деепричастий, имен существительных, наречий в союзы.

Какие союзы называют «составными» (лексиями)? Как они сложились? Какие отношения они способны передавать? Покажите это на примерах.

 

Частица

 

Когда частицы были выделены в качестве самостоятельной части речи? Как частицы представлены в работах В.В. Виноградова? Раскройте широкое и узкое понимание термина «частица».

Дайте определение частицы как служебной части речи.

Как рассматриваются частицы в современной лингвистике в свете теории прагматической и когнитивной лингвистики?

Кто впервые в русистике разработал сравнительно полную семантическую классификацию частиц?

Какие семантические разряды выделяет Русская грамматика–80, учебник Н.М. Шанского и А.Н. Тихонова, действующий школьный учебник? Сравните их, критически проанализируйте и назовите наиболее объективную, с вашей точки зрения, классификацию. Для удобства приводим несколько классификаций.

Разряды частиц по функциям (по классификации Русской грамматики–80 ):

•  Формообразующие частицы: давай(те), бы, пускай, да, пусть.

•  Отрицательные частицы: не и ни.

•  Вопросительные частицы: а, ли, ( ль ), не … ли, неужели, никак (просторечн.), ужели (устар.), разве, что за, что ли, как.

•  Частицы, характеризующие действие по протеканию во времени или по результативности: было, бывало, бывает, чуть (было), не, едва (было) не, как, мало не (просторечн.), только что не, нет-нет (да) и, так и.

•  Модальные частицы: пусть, да, ведь, вот, вон, всего, да, еще, же, именно, лишь, ну, просто, прямо, давай, только, самое, себе и др. [Русская грамматика–1980, т. 1, с. 725–731].

 

Разряды частиц по значению (классификация Н.М. Шанского и А.Н. Тихонова):

о п р е д е л и т е л ь н о – у т о ч н я ю щ и е: точно, именно, ровно, как раз, подлинно, почти, I . Частицы, имеющие смысловые значения:

•  у к а з а т е л ь н ы е: вот, вон, оно, во ;

•  приблизительно, чуть не и др.;

•  в ы д е л и т е л ь н о – о г р а н и ч и т е л ь н ы е: лишь, только, только лишь, разве лишь, все, исключительно, единственно, всего-навсего, хоть, хотя бы, хоть бы и др. К этой группе примыкают у с и л и т е л ь н ы е ч а с т и ц ы, которые также могут выступать в функции выделения: даже, даже и, же, и, ведь, уже (уж), ну, ни, еще, то, просто, прямо, положительно, определенно, решительно и др.

II . Э м о ц и о н а л ь н о – э к с п р е с с и в н ы е частицы: что за, как, вот так. куда, где там, куда там, что там, то-то, вот, ну и, о и др.

III. М о д а л ь н ы е ч а с т и ц ы:

•  у т в е р д и т е л ь н ы е: да, так, точно, определенно, как же, ага, угу и др.;

•  о т р и ц а т е л ь н ы е: не, ни, нет, вовсе не, отнюдь не и др.;

•  в о п р о с и т е л ь н ы е: ли, разве, неужели, ужели, что, а, да, что ли и др.;

•  с р а в н и т е л ь н ы е: как, как бы, словно, будто, как будто, будто бы, точно, вроде и др.;

•  частицы, у к а з ы в а ю щ и е н а ч у ж у ю р е ч ь: -де, дескать, мол, якобы.

Традиционно выделяемые с л о в о о б р а з у ю щ и е частицы ( -то, -либо, -нибудь, кое-, не-, ни- ), по мнению Н.М. Шанского и А.Н.Тихонова, должны рассматриваться в словообразовании; ф о р м о о б р а з у ю щ и е частицы ( пускай, пусть, да, бы, дай-ка, дайте(-ка), давай(-ка ), давайте(-ка) должны рассматриваться при изучении грамматической категории наклонения, постфикс – ся в формообразующей функции – в морфологии (как залогообразующая морфема). [Шанский, Тихонов, с. 253–255].

В чем проявляется уязвимость классификации Русской грамматики–80 и школьной? Аргументируйте свое мнение.

Какие частицы участвуют в выражении грамматических значений? Какие значения они выражают?

Какие частицы и как нужно отграничивать от морфем? В чём сущность проблемы частиц и приставок не и ни? [См.: Буланин Л.Л. Трудные вопросы морфологии. – М.: Просвещение, 1976. – С. 193–196].

Назовите способы образования частиц. Слова каких частей речи выступают в качестве исходных форм при диахронной трансформации? Как следует разграничивать полученные в результате перехода функциональные омонимы?

Междометия. Звукоподражательные слова

 

Дайте определение междометий. Какое положение занимают междометия в системе частей речи, почему?

Какие семантические классификации существуют в современной лингвистической литературе? Сравните классификации В.В. Виноградова, А.И. Германовича и учебника современного русского языка Н.М. Шанского и А.Н.Тихонова. Какая их них, по вашему мнению, является наиболее убедительной, почему? Для удобства кратко излагаем названные классификации.

Семантико-грамматические разряды междометий по В.В. Виноградову :

Непроизводные междометия, с помощью которых выражаются чувства, эмоции: а!, ах!, ба!, айда!, ура!, спасибо!, то-то, ужо, э!, эх!, и!, ну-уж!, тьфу!, фи!, у!, а!, фу!, ух!, ой-ой!, у-у!, ах!, ох!, о!, увы!

•  Эмоциональные междометия, производные от существительных: глупости!, страсть!, беда!, ужас!, горе!, батюшки!

•  Междометия, дающие эмоциональную характеристику или оценку состояния: Дело табак!, крышка!, каюк!, капут, фюить! и т.п.

•  Междометия, которые выражают волевые изъявления, побуждения (междометные императивы): вон!, прочь!, долой!, полно!, ну!, ну-те!, брысь!, стоп!, но!, цыц!, тс!, шш! и др.

•  Междометия, выражающие эмоционально-волевое отношение к речи собеседника, реакцию на нее: да!, конечно!, а?, ась?, что? (оклик), ой ли? и др.

•  Междометия, являющиеся своеобразными звуковыми жестами, которыми обмениваются соответственно общественному этикету знакомые или встречные в разных случаях жизни: спасибо!, мерси!, благодарствуйте!, здрасьте! и др.

•  Бранные междометия.

•  Звательные (вокативные) междометия: господи! и др.

•  Воспроизводящие или звукоподражательные восклицания: бац!, хлоп!, бух! и др.

•  Междометные глагольные формы, располагающиеся почти за пределами междометий: хлоп!, шасть!, трах!, фью! и др. [Виноградов В.В. Русский язык: (грамматическое учение о слове). – М: Высш. шк., 1972].

А.И. Германович выделяет две основных группы междометий:

•  эмоциональные: эх!, ох!/ а!, ого!, дудки! и под . Они служат для выявления отношений человека к действительности, к речи собеседника. Их специфика заключается в том, что значения этих слов «выражаются интонацией»;

•  императивные междометия – средство волеизъявления. Это команды, приказы, запрещения: Марш!, Вперёд!, Стоп!, Цыц! и под . [Германович А.И. Междометия русского языка. – Киев: Радянська школа, 1966. – 172 с.].

Разряды междометий по значению ( по Н.М. Шанскому и А.Н. Тихонову ):

•  э м о ц и о н а л ь н ы е: э!, о!, ах!, ба!, ох!, и!, ой!, увы!, ура!, фу!, ух!, айда!, а!, ну!, ай!, у!, тьфу!, батюшки!, господи!, ого!, эге!, фи!, браво!, бис!, вот так так! и др.;

•  п о б у д и т е л ь н ы е (императивные, повелительные): вон!, цыц!, чу!, тсс!, эй!, алло!, ау!, о-го-го1, цып-цып!, киш!, но-о!, брысь!, ну!, марш!, пли!, стоп!, апорт!, тубо! кусь!, цобе! и др. Они делятся на несколько групп: а) междометия со значением повеления, побуждения; б) междометия, служащие сигналом к вниманию, выражающие призыв откликнуться; в) междометия, при помощи которых отгоняют или подзывают кого-либо.

Вне этих двух семантических типов междометий остаются различные типы вежливости, слова, выражающие приветствие, прощание, благодарность и др.: здравствуй(те)!, прощай(те)!, извините!, спасибо! благодарю!, мерси! и т. п. Однако их отнесение к междометиям не является общепринятым, поэтому авторы не выделяют их в самостоятельный разряд. Не относят они к междометиям и так называемые глагольные междометия: бац!, бух! трах!, цап!, шасть! и т. п., считая их глагольными формами.[Современный русский язык: В 3-х частях. Ч.2: Словообразование. Морфология / Н.М. Шанский, А.Н. Тихонов. – 2-е изд. – М.: Просвещение, 1987].

Назовите грамматические особенности междометий.

Каковы источники пополнения междометий в русском языке? Слова каких частей речи переходят в междометия путем диахронной трансформации? Как разграничиваются полученные функциональные омонимы?

В учебнике Н.М. Шанского и А.Н. Тихонова отмечена «способность междометий субстантивироваться, употребляясь в функции членов предложения» [С.260]. В качестве примеров приводятся следующие: Молодость-то … ау ! Скучно так, что ой-ой-ой ! и др. Можно ли согласиться с такой трактовкой « субстантивации междометий » ? Аргументируйте свою точку зрения.

Можно ли отметить у междометий связь между количеством входящих в слово букв (звуков), с одной стороны, и способом их образования (первичностью или производностью) – с другой?

Можно ли отметить у анализируемых слов связь между происхождением междометия и количеством значений в нём (ср. значения у первообразных междометий а!, о! и под. и у производных караул!, ура! и т. д.). Свой ответ подтвердите примерами.

Приведите примеры звукоподражаний. Являются ли они частью речи? Внесены ли звукоподражания в толковые словари? Покажите грамматические особенности звукоподражаний.

Охарактеризуйте вклад, внесённый в изучение междометий А.И. Германовичем.

 

Трансформациология

 

 

Кратко охарактеризуйте традиционную систему частей речи, покажите, чем вызвана необходимость ее пересмотра, уточнения, дополнения. Как интерпретировались факты перехода из одной части речи в другую в работах русских ученых Х1Х–начала ХХ в. Н.И. Греча, Ф.И. Буслаева, А.М. Пешковского, А.А. Шахматова? Чем характеризуется, по вашему мнению, первый этап разработки теоретических вопросов переходности на уровне частей речи? Почему изучение переходных явлений началось не с создания общей теории, а с описания отдельных процессов переходности?

Как представлены переходные явления в работах В.В. Бабайцевой? Охарактеризуйте два типа переходности, выделенные ею. Покажите «шкалу переходности» В.В. Бабайцевой, приведите примеры её использования.

Какой вклад в теорию переходности внёс В.Н. Мигирин? Прореферируйте его монографию [Мигирин В.Н. Очерки по теории процессов переходности в русском языке: Учебное пособие для студентов. – Бельцы, 1971. – 198 с.]. Какие перспективы в изучении переходных явлений видит В.Н. Мигирин и какие из них являются, на ваш взгляд, первоочередными для современной лингвистики?

Раскройте объём и содержание понятия «переходность на уровне частей речи». Покажите два качественно различных вида «переходных явлений»: трансформацию (диахронные преобразования) и контаминацию («гибридность» слова на синхроном срезе языка). Рассмотрите соотношение понятий «переходность», «переход», «трансформация», «трансформант», «гибридность», «контаминация», «синкретизм», «периферийность» на уровне частей речи. Почему конверсию и транспозицию следует рассматривать как смежные явления по отношению к названным выше? В каких отношениях находятся понятия «переходность в области частей речи» и «словообразование»?

Дайте понятие иммиграционной и эмиграционной трансформации. Рассмотрите вопрос о «полной» и «неполной», «обратимой» и «необратимой», «устойчивой» и «неустойчивой» трансформации.

Что такое «функциональный омоним»? Какие виды функциональных омонимов выделены в науке о языке?

Представьте типологию основных иммиграционных процессов в области частей речи, рассмотрите каждый из них с позиций синхронии, сопоставив лексико-грамматические характеристики исходного слова и трансформанта.

Дайте понятие субстантивации, отграничьте это явление от окказионального употребления слов в несвойственной данной части речи синтаксической функции (так называемой «инкрустации»). В связи с этим ответьте на вопросы: Подвергаются ли субстантивации служебные части речи, модальные слова, междометия? Можно ли говорить о субстантивации глаголов, наречий, слов категории состояния, местоимений, числительных? Какие точки зрения существуют по этому вопросу? Выскажите собственное мнение и аргументируйте его. Покажите особенности субстантивации имён прилагательных, причастий. Рассмотрите лексические и грамматические особенности субстантивированных слов, обратите особое внимание на категорию рода субстантиватов.

Дайте понятие адъективации. Как гибридность причастий влияет на содержание процесса адъективации? Покажите особенности адъективации действительных и страдательных причастий, семантические и грамматические особенности адъективатов. Могут ли переходить в прилагательные другие части речи? Аргументируйте свою точку зрения.

Докажите ограниченность процессов нумерализации и вербализации в русском языке. Какие причины, по вашему мнению, тормозят образование имён числительных, глаголов (в том числе и традиционно выделяемых его форм: причастия, деепричастия) путём перехода из других частей речи?

Дайте понятие прономинализации, покажите влияние семантического фактора на образование местоимений путём диахронной трансформации. Рассмотрите переход имён прилагательных и причастий в местоимения. Как решается в лингвистической литературе вопрос о прономинализации имён существительных и числительных?

Дайте понятие адвербиализации. За счёт каких частей речи путём диахронной трансформации пополняются наречия? Подробно рассмотрите адвербиализацию имен существительных и деепричастий.

Какие части речи пополняют безлично-предикативные слова в процессе предикативации? Назовите две основных точки зрения по вопросу об исходных формах для безлично-предикативных слов. Какие лексические и грамматические изменения происходят в трансформанте в сопоставлении с исходной формой? Покажите особенности перехода имён существительных в безлично-предикативные слова. Назовите критерии разграничения форм сравнительной степени имён прилагательных, наречий, безлично-предикативных слов.

Дайте понятие модаляции. Какие части речи пополняют класс модальных слов путем диахронной трансформации? Покажите особенности модаляции наречий, глаголов, имен существительных; рассмотрите вопрос о модаляции словосочетаний.

Раскройте содержание препозиционализации как одного из активных процессов в русском языке. Рассмотрите особенности перехода в предлоги наречий, деепричастий, имён существительных.

Дайте понятие конъюнкционализации. Какие части речи подергаются конъюнкционализации? Покажите особенности перехода местоимений в союзы; назовите критерии разграничения омонимичных союзов и так называемых «союзных слов».

Охарактеризуйте содержание процесса партикуляции. Рассмотрите особенности перехода в частицы местоимений, имён существительных, наречий.

В чём заключается переход разных частей речи в междометия? Покажите особенности интеръективации имён существительных и наречий. Как решается вопрос об интеръективации глаголов?

Рассмотрите содержание иммиграционных процессов в системе знаменательных частей речи. Как решается вопрос о переходе служебных частей речи, модальных слов и междометий в другие части речи?

Дайте понятие двучленных рядов (омопар) и многочленных рядов функциональных омонимов. Какое количество функциональных омонимов в многочленном ряду считается наибольшим?

Какими частями речи выражены функциональные омонимы двучленных рядов? Перечислите, во-первых, функциональные омонимы, выраженные знаменательными частями речи (типа имя прилагательное столовая – субстантиват столовая ), во-вторых, функциональные омонимы, выраженные знаменательными и служебными частями речи (типа наречие вокруг – предлог вокруг ).

Приведите примеры функциональных омонимов трёхчленных, четырёхчленных, пятичленных и шестичленных рядов функциональных омонимов.

Сравните словарные статьи о словах хорошо и просто в разных толковых словарях. Ознакомьтесь со статьями: Бабайцева В.В. Лексико-грамматические свойства слов со звуковым комплексом «хорошо» // Филологические науки. Вопросы синтаксиса русского языка. – Тамбов, 1973. – С.113–119; Баудер А.Я. Какая часть речи слово просто ? // Рус. яз в шк. – 1975. – № 6. Согласны ли вы с предложенными трактовками? Назовите собственную точку зрения. Какими частями речи представлены звуковые комплексы что, как, когда ?

Раскройте сложившееся в современной лингвистике понимание переходности в области частей речи с позиций синхронии (в отличие от переходности как диахронной трансформации). Вследствие каких явлений в русском языке возникают «гибридные слова» (контаминанты)? (См.: Бабайцева В.В. Гибридные слова в системе частей речи современного русского языка // Рус. яз. в шк. – 1971. – № 3. – С. 81–84; Сидоренко Е.Н. Части речи и контаминанты в современном русском языке: к постановке проблемы // Рус. языкознание. – К.: Выща шк., 1982. – Вып. 4. – С. 58–64).

Какие лексико-грамматические классы слов являются гибридными? Дайте типологию контаминантов. Какие дифференциальные признаки глаголов и имён прилагательных объединяются в причастиях? Как при этом трансформируются категории вида и времени?

Покажите гибридный характер деепричастий. Какие глагольные признаки представлены в них и как они трансформируются при этом?

Как в лингвистической литературе квалифицируются слова типа тысяча, миллион, миллиард ? Изучите статью Н.М. Шанского «Числительные или существительные слова тысяча, миллион и миллиард ?», помещенную в журнале «Русский язык в школе», 1972, №2. Какие признаки имён числительных и существительных находит автор в данных словах? Убеждает ли вас вывод, предложенный Н.М. Шанским, о принадлежности слов типа тысяча к именам числительным? Аргументируйте свою точку зрения. Существуют ли другие слова, совмещающие свойства имен числительных и существительных? Можно ли рассматривать порядковые слова как контаминанты или их следует выделить в особый разряд имен прилагательных? Обоснуйте свое мнение.

Какие контаминанты совмещают признаки местоимений и других частей речи? Назовите их.

Перечислите местоименно-союзные контаминанты. Почему так называемые относительные местоимения (в широком понимании термина «местоимение») следует вывести за пределы этой части речи? Какие признаки местоимений и союзов объединены в них? Что дало им возможность называться «союзными словами» в синтаксисе?

Перечислите контаминанты, совмещающие свойства местоимений, омонимичных вопросительным, и частиц. Как они называются в лингвистической литературе? В каких предложениях встречаются?

Какие контаминанты объединяют в себе свойства неопределенных местоимений и частиц, определительных местоимений и частиц? Докажите, что слово самый следует вывести из состава местоимений и квалифицировать его как прономинально-партикулянтный контаминант.

Охарактеризуйте контаминанты, совмещающие свойства отрицательных местоимений и безлично-предикативных слов [См.: Сидоренко Е.Н. Особенности семантики и грамматики местоименно-предикативных контаминантов типа негде // Исследования лексической и грамматической семантики современного русского языка. – Симферополь, 1983. – С. 85–94].

Покажите особенности контаминанта который , совмещающего, во-первых, признаки местоимений и союзов, во-вторых, – категориальную соотносительность с именами существительными и прилагательными.

Можете ли вы привести примеры других контаминантов, не названных ранее? Как теория контаминантов помогает решить проблему частей речи?

К переходным явлениям относят также единицы, семантически и функционально эквивалентные, но структурно более усложненные, состоящие из нескольких слов. В лингвистической литературе подобные единицы получили название лексий (Б.Потье), функтивов (М.И. Черемисина), составных союзов, предлогов и т. д. Какие типы лексий вам известны? Составьте список лексий – эквивалентов предлогов, союзов, частиц.

Обобщив известные вам факты, сделайте выводы о разных подходах к явлению переходности на уровне частей речи.

Контрольно-тренировочные упражнения
Часть 4

Модальное слово

 

Упр. 1. Найдите в тексте модальные слова; определите, от каких частей речи они образовались.

 

Вы, очевидно, не заметили этой маленькой, но существенной разницы, и в этом была ваша ошибка ( К.С .). Но литературу мы знали и любили и, конечно, больше времени тратили на чтение книг, нежели на приготовление уроков ( К.П .). Очевидно, вся эта история с самоваром казалась им необыкновенно забавной ( К.П. ). Верно, у вас есть срочное дело ко мне? ( Л.Л .). «Она, видно, работа-то, не мед», – говорили соседи ( К.П .). Ты, кажется, меня о чем-то хотела спросить? ( К.С .). Но не пески, конечно, составляют богатство района, хотя на них и хорошо родится картошка ( К.П. ). Правда, применительно к их положению нельзя было придумать местности благоприятней ( Л.Л .). Он, конечно, прав ( К.С .). Действительно, торопиться мне теперь некуда ( Л.Л. ). Да и вам там в гостинице тоже, наверное, скучно без меня ( К.С .). Я, наверное, сейчас уеду не очень надолго ( К.С. ). Возможно, по старой памяти Елена Ивановна перебралась на житьё к Павлу Арефьичу, и, таким образом, у Поли появился законный повод для дальнейшего движения на Лошкарев ( Л.Л .). Капля, конечно, уже забыл, что смуту затеял не кто иной, как он сам ( М.А .).

 

Упр. 2 . В зависимости от семантики модальных слов выделите группы со значением вероятности, возможности, безусловности и т. п.

 

Естественно, с ростом городов и населения, с развитием торговли и промышленности лес и должен был всё шире втягиваться в оборот российской экономики ( Л.Л .). Действительно, со средины декабря Вихровым пришлось круто подрезать ежедневный рацион ( Л.Л .). Вероятно, так в давние времена окрестили селяне одного из предков нынешнего Аполлона за феноменальный его рост ( М.А .). Пруд, конечно, был целёхонек ( М.А .). Да, в газете уже, наверное, думают, что пропал их собственный корреспондент ( К.С .). Естественно, любая теория, связанная с перестройкой крупнейшей отрасли народного хозяйства, привлекала обострённое общественное внимание и не могла обойтись без возражений ( Л.Л .). Очевидно, гармоничность и содержательность чеховской жизни заставляла людей проверять по ней свою собственную жизнь ( К.П .). Действительно, дружбу с детьми Варя заводила с полуслова ( Л.Л .). Ваганова Андрея помнишь, конечно? ( К.С .). Между прочим, очень красивая рамка, старинная, из бронзы, да? ( Л.Л .). Вы, кажется, уезжаете сейчас? ( Л.Л .). Кажется, тут не обошлось без твоего участия ( К.С .). Нет, Поленька, пожалуй, самое тяжёлое на войне не металл, не пушки, а солдатское раздумье ( Л.Л .). Видно, она по привычке читала перед сном ( Л.Л .). Она, видно, и не могла сдержать этой улыбки, молодящей уже немолодое, посечённое морщинами её и сейчас красивое лицо ( М.А .). И вы тоже, верно, на гармони играете? ( Л.Л .). Очевидно, продолжая начатое, они сразу же шумно заспорили ( К.С .). Конечно, это было очень нужно ( К.С .). Может, и сам я кое в чём виноват ( К.С .). Разумеется, Поля не представлялась ему сколько-нибудь ценным собеседником ( Л.Л .). По-видимому, чрезмерное изобилие лесов превращалось в препятствие к развитию и расселению плодовитого и деятельного народа ( Л.Л .). Разумеется, пересмотр на практике вашего отношения к лесу потребует своего труда, но железная необходимость и раньше заставляла человека изобретать рычаг и колесо... ( Л.Л .). Мы, очевидно, думали с тобой об одном и том же ( К.С .). Почти каждому человеку, очевидно, знакомо ощущение неизбежного счастья ( К.П .). Видимо, это была странная, с первого взгляда зародившаяся и тотчас оборвавшаяся дружба ( Л.Л .).

 

Упр. 3 . Проведите разбор модальных слов как части речи.

 

Ты, конечно, едешь вместе с ним ( Л.Л .). Вы, наверное, ошибаетесь ( Л.Л .). И если меня кто-то и не любит, то, наверное, есть за что ( К.С .). Действительно, при встречах с невесткой Захарин нередко жаловался на опережающих конкурентов ( Л.Л .). Вы, наверное, чувствуете себя ещё плохо ( К.С .). Но, конечно, приступая к работе, каждый из авторов должен иметь если не очень подробный, то все же точный и ясный план ( К.П .). Вы ведь, кажется, торопитесь? ( К.С .). Кажется, сыро сегодня на улице? ( Л.Л .). Ты, наверное, стыдишься меня, Митя, прячешься, а зря ( Л.Л .). Он очень волновался, чем, верно, и объяснялась его беспорядочная и не по характеру откровенная скороговорка ( Л.Л .). Может, на какой-то из тех далёких и загадочных звезд тоже сидят где-то сейчас люди и думают всё о нём же, о хлебе ( М.А .). Правда, с негодованием отвергая слово «лесовозобновление», они в последнее время под давлением необходимости соглашаются на лесовоспроизводство, что выглядит солидней – на две буквы длиннее ( Л.Л .). С возрастом, говорят, приходит опыт. Он заключается, очевидно, и в том, чтобы не дать потускнеть и иссякнуть всему ценному, что накопилось за прожитое время ( К.П .). Ему, видно, здорово нужна твоя книга ( К.С .). Видать, перекормил тебя Спенсером родитель твой ( Л.Л .). Очевидно, Симонов учился языку там, где только ему и можно научиться, – у своего народа ( К.П .). Видно, подобное поведение Вихрова было в новинку приезжим ( Л.Л .). Он всё ещё – видимо – воспринимался как певец осеннего увядания, автор «Листопада», которым я не уставал восхищаться ( В.Кат .) Правда, вы обманули меня, но это моральная категория, и мы не будем её касаться ( К.С .). Правда, несколько дней передышки подарила киношникам Тявка ( В.С. ). Вот, собственно, и всё, что я хотел добавить к некоторым из своих рассказов ( К.С. ). – Весна, значит, скоро, – вздохнул железнодорожник ( К.П. ). Писатели, говорят, люди бывалые, интересные и разносторонние, но шумные и насмешливые ( К.П. ). Гляжу, охотники идут, видать, московские, образованные ( К.П. ). А погаснет – и начнут в травах коростели скрипеть, и дергачи дергать, и перепела свистеть, а то, глядишь, как ударят соловьи будто громом – по лозе, по кустам! ( К.П. ). – Курите, конечно, – сказала женщина. – Я тоже, пожалуй, закурю ( К.П. ). Помнится, всех тогда озадачил двусмысленный ответ Валерия ( Л.Л. ). Физзарядкой и спортом он, допустим, не занимается ( В.Сол. ). Собственно, Поля и ехала сюда с намерением посвятить себя целиком приукрашению своей столицы ( Л.Л. ). Верно, забыла завести будильник с вечера и сейчас, расталкивая пассажиров и чужую родню, мчится по вокзалу, чтобы с разбегу обнять подружку ( Л.Л. ). Словом, он вполне годился для быстрого восхождения ( Д.Гр. ). Если в лугах никого уже нет и их заливает осенним разливом, то и перевоз, естественно, снят ( К.П. ). Оставаться лидерами среди них можно было, очевидно, только выступая на равных ( Д.Гр. ). Теперь я с некоторым, правда, очень небольшим, правом могу сказать, что испытал «чувство Рима» ( К.П. ). Котел грохотал и, казалось, хотел сорваться с буферов ( К.П. ).

Это кончится тем,

что я, правда, тебе позвоню… ( К.С. ).

 

Упр. 4 . Найдите в данных ниже предложениях модальные слова и их функциональные омонимы. Укажите, какими частями речи выражены последние.

Видимо, всё вокруг: железо, свод и высоту – Митя числил в своем хозяйстве ( Л.Л .). Наконец Николай сказал, что пора ехать ( В.Сан .). Картограф действительно хорошо ориентировался по воображаемой карте ( Д.Гр .). Действительно, визит его носил на себе некоторый отпечаток чрезвычайности ( Л.Л .). Машина действительно была хороша ( Б.П .). Не было, пожалуй, такой области в стране – от Уссурийского края до Одессы и от Баренцева моря до Самарканда, – где бы Леонтьев не побывал за всю свою жизнь ( К.П .). Казалось, что косматая зима устроила себе жильё на кораблях ( К.П .). Это – повесть, правда, очень небольшая, в шесть-семь авторских листов ( К.П .). Очевидно, работа сознания совершается с фантастической быстротой ( К.П .). Конечно, Толстой был в значительной степени импровизатором ( К.П .). Законная зависть мучила яличников, потому что Баранов славился редкой особенностью – этот человек действительно был очевидцем многих замечательных случаев и событий ( К.П .). Вот теперь я могу сказать, что всё действительно будет прекрасно ( К.П .). На ученических собраниях, бывало, Поле в особенности удавались выступления о пользе критики в общественном воспитании ( Л.Л .). Лето было полно действительно неуловимой доброты – и в лёгком шуме дождей, и в запахе зреющей пшеницы – предвестнике урожая ( К.П .). На фоне этих полосок галстук выглядит, пожалуй, широковатым ( Д.Гр .). Дни действительно стояли прекрасные ( К.П .).

Упр. 5 . Как известно, модальные слова в предложении выступают в качестве вводных слов. Назовите вводные слова, не являющиеся модальными. Какими частями речи они выражены?

 

Наконец, ночью меня радостно разбудили: «Фрунзе» пришел ( К.П .). Я, собственно, не совсем с вами согласен, хотя, признаться, давно уже отошёл от литературы... ( К.П .). На коротких остановках месяц останавливался вместе с поездом, и свет его, казалось, делался ярче, – должно быть, от наступившей тишины ( К.П .). Окон здесь, очевидно, не существовало вообще или их, может быть, плотно забили досками, по крайней мере, ни одной полоски дневного света сюда не проникало ( А.Чак .). Однако вскоре выяснилось, что министра из Лапласа не вышло. К счастью или к сожалению, не вышло ( Д.Гр .). Впрочем, нелегко и ей доставалась победа... ( Л.Л .). Итак, всё оставалось по-прежнему ( Л.Л .). Кажется, это называлось тогда комплексным методом. В общем, всё выходило мимоходом ( В.К ав.). Разумеется, я никуда не ушёл ( В.Кав .). Правда, никакой работы в мастерских, по существу, не было ( А.Ф .). Когда я впервые попал, например, в Крым (его я до того вдоль и поперек изучил по карте), то, конечно, он оказался совсем другим, чем я о нём думал ( К.П .). Соседскими детьми была, например, открыта в лугах неведомая страна ( К.П .). Всякие мысли приходят иногда в голову. Например, мысль о том, что хорошо бы составить несколько новых словарей русского языка (кроме, конечно, уже существующих общих словарей) ( К.П .). Вы, конечно, заметили, что только часть – и то, пожалуй, небольшая, – собранного материала вошла в повесть ( К.П .). Правда, с годами мои стихи делались менее нарядными ( К.П .). Многие, очевидно, помнят кинокартину «Поэт и царь» ( К.П .). Должно быть, у каждого человека случается своё счастливое время открытий ( К.П .). Это был, пожалуй, один из самых ярких примеров целесообразности ( К.П .). Около этих столбов теплее, чем в лесу (или, может быть, так только кажется) ( К.П. ).

 

Материал для дополнительной работы

 

1. Дороги, собственно, никакой не было. Это была простая колея, накатанная по степи, правда, почти на всём протяжении абсолютно гладкая и ровная, только кое-где попадались полкилометра или километр невыносимой тряски, там, где дорога пересекала полосы солончаков ( К.С. ). 2. Она говорила всё это, поглядывая на дверь, и, видимо, в стремлении смягчить свой таинственный намёк советовала Поле не торопиться с выводами о своём отце( Л.Л. ). 3. Это, пожалуй, самая серьёзная часть работы над книгой ( К.П. ). 4. Очевидно, этот шофёр не знал о воспетой поэтами тоске мимолётной дорожной встречи ( К.П. ). 5. Ты, главное, не пугайся ( К.П. ). 6. Но родительский дом был оставлен навсегда: они жили во дворце и знали обо всём ранее и точнее, чем их родители, а главное, ранее чувствовали ту тревогу, которая, они знали, была знаком важных перемен ( Ю. Тынянов ). 7. – Ладно, – рассмеялся Бережной, – допустим, Жуков и не знает. А ты? ( К.С. ). 8. Вопреки моим ожиданиям, это предложение не только не озадачило Петра Петровича, а, напротив, развеселило ( К.С. ). 9. Правда, всё это мелочь ( Н. Островский ). 10. При последнем разгроме книги Грацианский, естественно, воспользовался упомянутым в предисловии подмоченным именем Тулякова, предоставившего автору тот щедрый дар ( Л.Л. ). 11. Естественно, с ростом городов и населения, с развитием промышленности лес и должен был всё шире втягиваться в оборот российской экономики ( Л.Л. ). 12. Вихров свыше года пребывал в непонятных скитаниях по стране. Действительно, вместо возвращения к прерванной учёбе Иван Матвеич предпринял тогда путешествие по губерниям Европейской России ( Л.Л. ). 13. В ту пору Грацианский, возможно, и любил Россию, только без радостного озаренья ( Л.Л. ). 14. Валерий молчал. Возможно, занятый своим раздумьем ( Л.Л. ). 15. Мы за честную русскую плаху, но … рассчитываем, конечно, на вашу скромность и неболтливость ( Л.Л. ). 16. Они давно, видимо, шли вместе за батарейными тылами и сейчас оба догнали орудия ( Ю.Б. ). 17. Вы, наверное, ошибаетесь. Я только что приехала ( Л.Л. ). 18. – Наверно, вы Гераклита имели в виду? – осторожно поправила женщина с чулком ( Л.Л. ). 19. Судя по тому, как оживилась вдруг женщина с чулком, ей, видимо, известно было это имя ( Л.Л. ). 20. – На вашем месте, – милосердно продолжала женщина с чулком, я утешилась бы сознанием, что, во-первых, у вас ещё остаётся мать, а во-вторых, видимо, ваш отец всё же немало потрудился в жизни ( Л.Л. ). 21. Оно, конечно, городишко не чета Мосве; и улицы травой заросли, и дома помельче … ( Л.Л. ). 22. В одном просвете между ними сизым, никелевым блеском мерцала река, конечно, самая красивая и полновордная на свете ( Л.Л. ). 23. Действительно, дружбу с детьми Варя заводила с полуслова – такое доброе человеческое тепло постоянно излучалось из неё ( Л.Л. ). 24. Только, пожалуйста, не улыбайся, милая ( Л.Л ). 25. Я, конечно, маленькая, но я тоже имею право знать, кто я, откуда я, и, наконец, зачем я … ( Л.Л. ). 26. Она не была знакома с ним даже по фотографии, а мать, видимо, из нежелания ворошить прошлое воздерживалась в присутствии дочери от оценок своего бывшего мужа ( Л.Л. ). 27. Конечно, кистью работать приятней, чем лопатой, но всё же лопатой – легче, чем ружьём… правда? ( Л.Л. ). 28. Действительно, визит его носил на себе некоторый оттенок чрезвычайности ( Л.Л. ). 29. Конечно, ему с самого начала следовало заниматься своим прямым и скромным лесниковским делом, не впутываться в высокую лесохозяйственную политику ( Л.Л. ).

 

 

 

 

Предлог

 

 

Упр. 6. Данные предлоги распределите по структуре и образованию. Назовите падежи, с которыми они употребляются.

 

К, из, навстречу, с, по направлению к, по причине, в течение, о, в продолжение, вследствие, от, в, на, за, ввиду, из-за, соответственно, путём, вблизи, внутри, навтречу, через, из, до, согласно.

 

Упр. 7. С данными именами существительными употребите предлоги в , на , из , с . Аргументируйте свой выбор.

Крым, Украина, Кавказ, Карпаты, Россия, Альпы, Киев, Европа, Азия, Алтай, конференция, семинар, отдых, экскурсия, завод, фабрика, цех, университет, предприятие, кино, концерт, театр, спектакль, сцена, церковь, монастырь, улица, дом, пекарня, город, село, река, станция, магазин.

 

Упр. 8. Определите, какими частями речи являются выделенные слова. Аргументируйте свою точку зрения.

 

Он любезно взялся сопровождать нас в течение ­ всего времени нашего пребывания у англичан (К.С.). И я увидел его снова только спустя полгода (К.С.). Внутри собора прокоптелись белые стены… Самое замечательное внутри – высокая лестница на маленьких колесиках (В.Шкл). Так постепенно благодаря Феде я погрузился в заманчивый мир разнообразных листьев, венчиков, лепестков, тычинок, колосьев, в мир растительных запахов и чистых красок (К.П.). Я доказывал Сметаниной, что художники должны учиться чувству красок около моря (К.П.). Буксир тащил против течения, хлопотливо хлопая плицами, вереницу барж (К.П.). Занятия ввиду отсутствия помещения происходили у нас (Л.К.). Посреди дворов стоят ореховые деревья, украшенные наплывами (В.Шкл.). Сабуров прошёлся вдоль станционных путей (К.С.). Когда я приоткрывал войлок, завешивавший ход в юрту, то мне казалось, что я стою посреди большой чёрной комнаты без окон (К.С.. ). Отбросив папиросу, я встал навстречу Наташе (К.П.). Кажется всегда, что тот мир, в котором живёшь сейчас, и прежде существовал ( В.Шкловский ). Посередине пути он ещё раз заставил себя не думать о невозможном… ( К.П. ). Посреди поляны толстой бабой сидел стог сена ( В.Аст. ). Чёрный пароход стоял посреди чёрной воды ( В.Сол. ). Километра через полтора мы увидели парня в голубой рубашке, сидящего посреди дороги ( В.Сол. ). Я наблюдал Бунина на солдатской барахолке, где он стоял посреди толпы с записной книжкой в руках, невозмутимо и неторопливо записывая соей чёткой клинописью частушки… ( В.Кат. ).

 

Упр. 9. Из данных предложений выпишите предлоги, распределив их по двум колонкам: а) первообразные предлоги; б) производные предлоги (в этом случае укажите, от какой части речи они образовались путём препозиционализации).

 

Возле длинного крытого фанерой магнитного павильона склонился над теодолитом Груздев ( В.Сан. ). Мимо торопливо шли люди ( В.Пес. ). По мере роста человеческих потребностей лес всё щедрей раскрывал свои кладовые … ( Л.Л .). И совсем уж я подивился, увидев в сумерках, как меж старых вязов вокруг нашего посольства бесшумно летает сова ( В.Чив. ). В силу своей постоянной житейской занятости мы давно уже перестали удивляться многообразию форм окружающей нас среды ( В. Кетлинская ). Николаю поручили договориться насчёт машины ( В.Сан ). По мере приближения к центру стали попадаться войсковые подразделения на подходе и отдельные фигуры спешивших в том же направлении, что и Поля ( Л.Л. ). Несмотря на современность темы, беспомощностью веет от этих вещей, написанных зачастую с фальшивой бодростью ( К.П. ). Он недоверчиво посмотрел на меня поверх очков ( В.Кав. ). Мы брели вдоль пристаней ( К.С. ). Внутри стога построена комната ( К.С. ). Идти предстояло вдоль берега ( К.С. ). Но едва он сделал ещё два шага, как впереди него прошла по верху косая очередь трассирующих пуль ( К.С. ). Вышедшая в район канала Недоард топографическая партия во главе с Абашидзе в течение трёх днй считалась погибшей ( К.П. ). Один из путей создания мощных солнечных электростанций состоит в использовании тонких органических плёнок с коэффициентом преобразования солнечной радиации в электрическую энергию порядка 60–80 процентов ( Из газ. ).

 

Упр. 10. Назовите предлоги, которые могут сочетаться с а) одним падежом, б) двумя падежами, в) тремя падежами имени.

 

Отбросив папиросу, я встал навтречу Наташе ( К.П. ). На зорях трава омыта росой, а по деревням пахнет тёплым парным молоком ( К.П. ). В сырую полночь в начале августа пришла в отряд конная эстафета ( А.Ф. ). На чужой стороне и весна не красна ( Посл. ). Без фабричных труб, без железной дороги, без больших городских зданий – затерялся Суздаль среди хлебов Владимирского ополья ( В.Сол. ). И поют в туманах за околицами пастушьи жалейки ( К.П. ). Сожаление о жизни, очень короткой и, по его мнению, почти бесплодной и только слегка задевшей его своим быстрым крылом, мучило его в этом уютном доме ( К.П. ). В прежние времена, когда уголь в этих местах ещё не был обнаружен, здесь расположены были казачьи хутора, самым крупным из которых считался хутор Сорокин ( А.Ф. ).

 

Упр. 11. Найдите в тексте предлоги, разберите их как часть речи.

 

Добравшись до торосов, Семёнов медленно пошёл вдоль гряды ( В.Сан). Насчёт погоды я знал только одно: в Заполярье прекрасная погода ( В.Кав. ). Около перевала нас застали сумерки ( К.П. ). Петухов вызвал командира первого взвода, которому положено замещать командира роты в случае его отсутствия или выбытия из строя … ( В.Кож. ). После бури волны успокаиваются медленно, и берега в течение долгих часов сотрясает мёртвая зыбь ( К.П. ). Они шли вдоль набережных Невы (К.П.). Они светили неярко, пробиваясь сквозь зелень ( К.П. ). Вице-адмирал сидел на диване напротив меня … ( К.С. ). Случилось это во время плавания вокруг Европы ( К.П. ). Ты меня подожди около дома ( К.П. ). Все эти мысли промелькнули у него в течение одной секунды … ( К.С. ). Сабуров прошёлся вдоль станционных путей ( К.С. ). Единственный экскаватор не работал ввиду отсутствия запасных частей ( К.П. ).

 

Материал для дополнительной работы

 

 

1. На шестой день, около полудня, показалась земля ( С.Е. ). 2. Спустя несколько минут к Савельеву подошёл Юдин ( К.С. ). 3. Может быть, именно благодаря своей стремительности она не сопровождалась большими жертвами ( К.С. ). 4. Я от матери недавно получил письмо, которое благодаря моему легкомыслию испортило мне много крови ( К.С. ). 5. Сзади них, стуча сапогами, поднимались по лестнице Петя и повар с тортом ( К.С. ). 6. Стратегический план моряка относительно того, что «сперва пустить кишку, а потом дать жару», в общих чертах совпадал с мыслями Прянишникова <…> ( К.С. ). 7. <…> а относительно его поездок по полкам у меня были вполне отчётливые личные воспоминания ( К.С. ). 8. Мы долго, по зёрнышку, собирали рассыпанную чечевицу и собрали, как потом оказалось, около десяти килограммов ( К.С. ). 9. Пикин показал на карте, куда, согласно последнему донесению, вышел Цветков ( К.С. ). 10. Минуту спустя он уже входил в кабинет мимо посторонившегося адъютанта ( К.С. ). 11. Вопреки ожиданиям, он сработался с Батюком ( К.С. ). 12. Насчёт присутствия в палатке для переговоров сказали, что об этом не может быть и речи ( К.С. ). 13. Андрей сел в головную машину рядом с водителем и приказал ему держать предельную скорость ( В.Бог. ). 14. Когда-то увиденные мною в жизни сцены, а вследствие этого и возникшие ощущения мучительно «сидят» в моей памяти до той поры, пока с большими потерями точности и красок я не перенесу их на бумагу ( Ю.Б. ). 15. Вместо стихов я написал свой первый рассказ ( К.П. ). 16. Ему хотелось заново понравиться Кате, и это чувство всё усиливалось у него по мере приближения к дому ( К.С. ). 17. Вот насчёт дождя ты прав, вполне возможно, что погода опять испортится ( И.Б. ). 18. Спустя десяток минут машина остановилась перед огромным транспарантом «Добро пожаловать в “Лесную глушь”!» ( В.Сан. ). 19. По мере нашего приближения к глуши навстречу шло всё больше автомашин и тракторов ( В.Сан. ). 20. А вот насчёт того, кто кому будет послушен, у меня было настолько определённое мнение, что я ни за что не решился бы высказать его Васе ( В.Сан ). 21. А насчёт никеля нужно молчать ( В.Дуд. ). 22. Николаю поручили договориться насчёт машины ( В.Сан. ). 23. Мы пошли вдоль берега, обходя затопленные низинки ( К.П. ). 24. Через решётки на окнах мы заглядываем внутрь первого этажа, вернее, полуподвала ( В.Суб. ). 25. В высокой густой траве за кромкой поляны я обнаружил второй огурец, тоже надкушенный и, как у тут же убедился, горький, а за кустом, вблизи примятости, обгорелую спичку – свеженькую!.. ( В.Бог. ). 26. Увидав Андрея, стоявшего позади круга зрителей, они бросились к нему ( В.Бог. ). 27. Сидя за столом, посреди пустой грязной хаты, он увлечённо играл в шашки ( В.Бог. ). 28. Однако за время нашей беседы он умудрился не назвать почти ни одной фамилии <…> ( В.Бог. ). 29. Одинокие хаты с надворными постройками тянулись вдоль леса на значительном расстоянии друг от друга, каждая посреди своих огородиков, рощиц и крохотных полей ( В.Бог. ). 30. Вскоре я увидел того, кто торопился мне вслед ( В.Бог. ). 31. Многое относительно Павловского ещё требовалось узнать, проверить и уточнить <…> ( В.Бог. ). 32. Спустя полчаса Андрей вывел их к роднику ( В.Бог. ). 33. Около часа мы осматривали лес в окрестностях родника ( В.Бог. ). 34. Вскоре сквозь кустарник он различил укромную полянку, почерневший котёл над костром и дюжую фигуру Хижняка с поварёшкой в руке ( В.Бог. ). 35. На траве возле костра стояли наготове чистые алюминиевые миски ( В.Бог. ). 36. Не знаю, что бы я мог сделать ещё сверх того, что я делал, когда всё это уже началось ( К.С. ). 37. Во время съёмок он сам был не вне картины, которую снимал, а как бы внутри неё ( К.П. ). 38. Как-то около пруда, вблизи развалин дома Осиповых, меня застал крупный дождь ( К.П. ). 39. У каждого шофёра была своя теория насчёт того, почему не заводится машина ( К.П. ). 40. От солнца и духоты разламывалась голова ( В.Бог. ). 41. Председатель захлопнул дверцу, отдал распоряжение насчёт машины и повёл нас по хозяйству ( В.Сол. ). 42. Через две недели после ранения, когда Синцов уже по два раза на дню гулял в госпитальном саду, пришло приказание эвакуировать госпиталь в Дорогобуж ( К.С. ). 43. Командующий отдыхает, но приказал себя разбудить в двадцать два ровно, а если приедете раньше – по вашем приезде ( К.С. ). 44. От усталости и голода его клонило ко сну, и он сам не заметил, как задремал ( К.С. ). 45. Эти записи я, к сожалению, сделал лишь много лет спустя после встреч с Иваном Алексеевичем Буниным ( К.С. ). 46. Я лишь стремлюсь добросовестно воспроизвести слова Бунина такими, какими они спустя много лет сохранились в моей памяти ( К.С. ). 47. Небо над ними простиралось подобно бледным рекам ( К.П. ). 48. После нудного, парного дождя людей заживо съедал комар ( В.Аст. ). 49. Посреди сквера красноармейцев звстиг получасовой минный налёт с того берега ( К.С. ). 50. Надев пальто, подняв воротник и поверх него обмотав шею шарфом, Басаргин открыл дверь и вышел в холодные сени <…> ( К.С. ). 51. Остановить человека, который сам не сделал попытки заговорить с ним, Валицкий не мог – это было бы против его правил ( А.Чак. ). 52. А белые шарики разрывов опять запрыгали в небе, но теперь уже далеко позади самолётов ( К.С. ). 53. Лицо красно-обгорелое поверх размытых веснушек ( Ю.Наг. ). 54. Не видя никакой поддержки со стороны Зоси, он развил свою мысль ( К.П. ). 55. Теперь Артемьев шёл позади них ( К.С. ). 56. В некоторой степени подобное чувство я испытал после долгого стояния в Галиции в дни летнего наступления 1916 года ( К.С. ). 58. Залп лёг поперёк всей лощины < … > ( К.С. ). 59. Середь ночной сверкающей тундры, опершись на таяк, стоял Коля, стоял Архип, стоял подле избушки старшой, и все они улыбались растерянно и приветно, не понимая, что с ними, отчего такое облегчение ( В.Аст. ). 60. Во тьме, сгустившейся над моей головой после ухода Жени, вдруг пробился и замаячил вдали робкий лучик света ( Ан.Ан. ). 61. Сквозь туманы моросил ледяной дождь ( К.П. ). 62. Сверху сквозь дверь доносился тихий, хрипловатый голос Вари ( Б.П. ). 63. Горел среди ночи одинокий фонарь ( К.П. ). 64. Они почтительно называют Надю Надеждой Петровной и уважают сверх всякой меры ( В.Сол. ). 65. Артиллерист жался: в предчувствии предстоящего наступления не хотел расходовать на частную задачу ничего сверх строго необходимого ( К.С. ). 66. Только луна, поднявшаяся к полуночи, мелькала позади сосен <…> ( К.П. ). 67. Синцов кивнул, хотя сейчас, в эту секунду, не видел ничего, кроме немцев, лезших на холм, да кусочка снежного поля позади них ( К.С. ). 68. Сутки назад он получил пустяковое, как он считал, ранение в руку повыше запястья ( К.С. ). 69. Степан больше не трогал черёмуху, а смотрел поверх леса, на голубоватое, но уже тоскующее о дождях и снеге небо и о чём-то нетооропливо думал ( В.Аст. ). 70. Она улыбнулась ему как бы поверх своей обиды, благодаря за то, что он вспомнил ( Д.Гр. ). 71. Настольная лампа была поверх абажура накрыта серым пуховым платком Татьяны Сергеевны <…> ( К.С. ). 72. В Сталинграде, как и большинство офицеров полка, ходил в ватных брюках, меховой телогрейке и поверх неё в коротком солдатском ватнике ( К.С. ). 73. Соскакивайте с саней и идите сзади них ( В.Сол. ). 74. Неслышно подошёл и встал сзади нас человек ( В.Сол. ). 75. Сзади блиндажа вздымались чёрные фонтаны ( К.С. ). 76. А так как сзади старика были ржаное поле и вся сказочная цепочка суздальских башенок, то нельзя было удержаться от соблазна сфотографировать деда ( В.Сол. ). 77. Сзади генерала и Баглюка сидел адъютант, а лошадью правил сам Баглюк ( К.С. ). 78. Бегом промчался я сквозь полутёмные сени… ( В.Сол. ). 79. «Запри их на запор», – сквозь продолжавшийся рёв потребовал я от дедушки ( В.Сол. ). 80. Иду сквозь тьму на гаснущий свет костра ( К.П. ). 81. Передний грузовик горел, развернувшись поперёк дороги ( К.С. ). 82. <…> дуплистая ива лежала поперёк реки, как мост, и около неё выскакивали из воды головли ( К.П. ). 83. Моего отца уволили после забастовки с завода, сослали в Сибирь ( М.Ш. ). 84. После пустынных лесов, холодного воздуха и одиночества прокуренные шумные вагоны показались необыкновенно уютными ( К.П. ). 85. После Сергеихи, а особенно после Омутовского, деревня эта произвела невыгодное впечатление ( В.Сол. ). 86. После чая Мария Трофимовна взяла с полки томик Лермонтова <…> ( К.П. ). 87. Жданов уже не следит за движением его карандаша, а стоит выпрямившись, глядя куда-то поверх склонённой головы Звегинцева ( А.Чак. ). 88. И именно в этот момент сразу два тяжёлых снаряда разорвались позади блиндажа ( К.С. ). 89. Он шагнул к попятившемуся Давыдову, споткнулся о лежавшее посреди двора ярмо и, нагнувшись, вдруг выдернул железную занозу ( М.Ш. ). 90. Андрей перебрался через мостик, прополз по-пластунски за кустами и залёг метрах в двадцати напротив калитки ( В.Бог. ). 91. «Похудели как», - добавила она, поглядев в лицо Сабурову, и сразу перевела взгляд на Аню, молча сидевшую против него за столом ( К.С. ). 92. Буксир тащил против течения, хлопотливо хлопая плицами, вереницу барж ( К.П. ). 93. На этот раз поступив против своего обыкновения, Прянишников вызвал на помощь сапёрную роту <…> ( К.С. ). 94. А за ней, отставая, захлёбывась, поспешил против течения из последних сил самолюбивый китёнок по кличке Миша ( Ю.Наг. ). 95. Разве против таких доводов устоишь? ( В.Аст .).

 

Союз

 

Упр. 12. Найдите в тексте союзы, выпишите их в две колонки: сочинительные и подчинительные.

 

Ввиду того что Поля не имела никакого представления о характере прежней жизни, Таиске пришлось мимоходом коснуться кое-каких мелочей, без чего Поле недоступно было усвоение дальнейшего ( Л.Л. ). В утренней прохладе он (шиповник) пахнет сильнее, чем днём ( К.П. ). Оказалось, Вася захотел перекусить, развернул хлеб с маслом и на секунду положил его на пень, чтобы вытереть руки ( В.Сан. ). Андерсен писал очень быстро, хотя потом долго и придирчиво правил свои рукописи ( К.П. ). На главном направлении были введены все резервы, однако это не смогло существенно изменить сложившееся положение ( Ю.Б. ). Этот список людей, полюбивших Крым и обязанных ему многими откровениями в своём творчестве и многими радостями, можно длить без конца, так же как и список вещей, написанных о Крыме ( К.П. ). Для того чтобы увидеть что-нибудь по-настоящему, надо убедить себя, что ты видишь это впервые в жизни ( К.П. ). Чуть сумрак, Поля без понуждений поднималась с Варей на крышу, причём обе научились без рукавиц скидывать термитные зажигалки, прежде чем успевал раскалиться стабилизатор ( Л.Л. ). Оказалось, что капитан Зуев тоже сходит в Новосёлках и что ему, так же как и мне, придётся переправляться на лодке на другой берег Оки и идти через луга до той же деревни Заборье, что и мне ( К.П. ). Противник вёл переменный, то минометный, то пулеметный огонь ( К.С. ). Перед тем как сказать что-нибудь острое, он долго и беззвучно смеялся ( К.П. ). Каждое утро он выходил в калошах в свой сад поливать помидоры, придирчиво рассматривал шершавые кустики и если находил сломанную ветку или валявшийся на дорожке зелёный помидор, то раздражался грозной речью против соседских мальчишек ( К.П. ). Дело в том, что Розалия Бершадская была не кем иным, как матерью Наума ( К.П. ).Меня никогда не подводит интуиция, и, едва Николай взял трубку, я понял, что сейчас произойдёт что-то очень значительное ( В.Сан. ). Мама не могла скрыть своего торжества, хотя и молчала ( К.П. ). Но тревога не покидала моё сердце. Потому что и после катания на коньках я чувствовал прежнюю опасную склонность к выдумкам ( К.П. ). Она танцевала вальс, так же как на катке, перекинув косы себе на грудь и надменно поглядывая из-под опущенных век синими глазами ( К.П. ). Вечером мы собрались, чтобы обсудить план путешествия ( В.Сан. ). Известно, что простой русский человек, если его задергать и запутать, внезапно разъяряется и начинает бунтовать ( К.П. ). Лавров, несмотря на пожилой возраст, был застенчив и потому туго сходился с попутчиками ( К.П. ). Сейчас мы были счастливы, но молчали, потому что восторг не терпит никаких возгласов и внешнего раздражения ( К.П. ).

 

Упр. 13. Выпишите сочинительные союзы, укажите, что они соединяют (члены предложения, части сложносочинённого предложения), какие отношения выражают (соединительные, противительные, разделительные и т. д.).

 

Рыболовы сидели поодаль на краю мола, свесив ноги и воткнув в щели между камнями длиннейшие бамбуковые удилища, или, как их зовут в Одессе, «пруты» ( К.П. ). Синицы свистели в саду, и небо по ночам уже сверкало резкими осенними звездами ( К.П. ). Сталинградцы привыкли к тому, что можно сражаться и не отступать перед сильнейшим врагом, то есть, в сущности, не признавать его сильнейшим, несмотря на его очевидное превосходство в силах ( К.С. ). По мху то тут, то там были разбросаны мелкие жёлтые цветы и валялись сухие ветки с белыми лишаями ( К.П. ). Весеннего тепла он ждал не столько для себя, сколько для своих растений, или, как он выражался, для своего «древесного семейства» ( К.П. ). То тут, то там был слышен тяжелый плеск, – это обрушивались куски подмытого берега ( К.П. ). Он считал, что из Вани выйдет художник-ботаник, или, как он выражался, «флорист» ( К.П. ). Их связывала и литература, и жизнь, и подлинная дружба, и общее веселье ( К.П. ). В здешнем обществе краеведов пылится множество докладов, написанных то карандашом, то бледными чернилами ( К.П. ). Основу китайского салата, или, вернее сказать, салата по-китайски, составляют нежные, сочные ростки ( В.Сол. ). Был у Тихона Петровича и свой участок с садом и парниками, где он выращивал опытные, или, выражаясь высоким стилем, «экспериментальные» растения ( К.П. ). Итак, вы берёте кусочек чего-либо, окунаете его в розетку с тем или иными соусом и кладёте на рис и вместе с толикой риса препровождаете этот кусочек в рот ( В.Сол. ). Уже по получении диплома он попеременно пробовал свои силы то в роли экономиста, то литератора, то историка наконец… ( Л.Л. ). К тому времени я стал уже членом Союза писателей, так что требовать себе жильё у меня было две возможности: от Союза писателей, куда меня только что (в 1954 году) приняли, и от «Огонька», где я работал уже четвёртый год ( В.Сол. ). Солдат был суровый, с огрубелым лицом, весь как из-под топора, так что можно было назвать его Перуном ( Л.Л. ). Сквозь метель брели вперед небольшие группы бойцов – то ли пополнение, то ли отставшие ( К.С. ). Ветер трепал на стенах десятки то обличительных, то призывающих к благоразумию воззваний ( К.П. ). Ни человеческого голоса, ни птичьего крика, ни плеска рыбы, – только низкий бег рыхлых туч. Из них то летит холодный дождь, то вдруг туманом, залепляя глаза, повалит водянистый снег ( К.П. ). Наука не имела конца, да и то, чего он достиг, потеряло былую цену ( Д.Гр. ). Так я вступил в беспокойное и беспомощное общество приготовишек, или, как их презрительно звали старые гимназисты, в общество кишат ( К.П. ). Вместо Васи перекусил Лешка, и не без аппетита ( В.Сан. ). Между тем мой приятель, видимо, сделал какой-то знак Евгению Александровичу ( В.Сол. ). В-третьих, Вася спортсмен, и притом отличный ( В.Сол. ). Окна открыты, и на свет свечи залетают серые бабочки ( К.П. ).

 

Упр. 14. Найдите в тексте подчинительные союзы; укажите, какие значения они выражают (временные, изъяснительные, условные, уступительные, сравнительные, следствия).

 

Андерсен всю свою жизнь умел радоваться, хотя детство его не давало для этого никаких оснований ( К.П. ). Вернее, это я сел в отдалении от них, потому что, когда я вошел, они уже обедали ( В.Сол. ). Как только вы входите в ресторан, вас тотчас встречает хозяйка, хозяин или кто-нибудь по их поручению… ( В.Сол. ). Михаил выпил бутылку не закусывая прямо на ящиках за магазином – в это «кафе» он и раньше наведывался не раз, – подождал, пока всю сегодняшнюю муть не смыло с души и… размеренным шагом пошел… к дому ( Ф.А. ). Перед ним (Дроздовским – Е.С.) расступались, замолкали от одного вида его, а он шёл, словно раздвигая солдат взглядом ( Ю.Б. ). Пошатнувшись, точно и её задело тем же осколком на излете, Поля вышла за дверь ( Л.Л. ). Как только они отъехали от штаба полка, в небе появилась немецкая авиация ( К.С. ). Хотя несколько раз казалось, что эта критическая минута вот-вот наступит, Прянишников все-таки не ввел бригаду в бой ( К.С. ). Стихи эти, равно как и проза Бунина, говорят о необыкновенной его способности перевоплощаться, если можно так выразиться, во всё то, о чём он пишет ( К.П. ). Нельзя было, пожалуй, выбрать лучшего места, чем Геленджик, для того чтобы разочаровать меня в моём увлечении морем и югом ( К.П. ). Оно (уважение) вызывалось не только его умением писать превосходные очерки, но и редкой способностью Яковлева во время тогдашнего полного развала на железных дорогах пробираться в самые глухие углы России и возвращаться оттуда невредимым ( К.П. ). Оттого что все заботы по устройству на новом месте пали на Таиску, она в точности помнила, как… ( Л.Л. ). До тех пор пока я не узнал о Лоскутове и не списался с ним, я, откровенно говоря, слабо верил в то, что человек, о котором было рассказано в моей поэме, остался жив после войны ( К.П. ). Он не мог провести ни одного вечера, чтобы не прийти и поболтать ( К.П. ). В Балаклаве бывают годы, когда хамса стоит так густо, что можно воткнуть в воду весло, точно вилку в хлеб ( К.П. ). Небо над ними простиралось подобно бледным рекам ( К.П. ). Рассказывал белобрысый, а бледный молчал и улыбался, но Тихон понял, что этот мальчик и был в этом деле заводилой, даром что тихий ( К.П. ). Но все же морская ловля, несмотря на всю её прелесть, не может, по-моему, сравниться с речной ( К.П. ). Поэтому путь до Алчевена он ощутил как отдых ( К.П. ). Очарование Парижа овладевает вами внезапно, как только вы прикоснетесь к парижской земле ( К.П. ).

Чтоб вдвоём докопаться

до самых забытых углов,

Чтобы всякую мелочь

припомнить хотя бы однажды,

Нам на первых порах

ни часов не хватало, ни слов ( К.С. ).

Мне казалось, что я занимаюсь чепухой, тогда как вокруг все заняты серьёзными делами… ( К.П. ). А из печи торчали два бревна; по мере того как они прогорали, их подсовывали всё глубже и глубже туда, в печь ( К.С. ). Прежде чем получить аммиак, эти вредные примеси необходимо вычистить ( К.П. ). В Стурдзовеном переулке не было ни одного укрытия, если не считать единственного двухэтажного дома с узкой темной подворотней ( К.П. ). Едва Прянишников успел переехать на новый наблюдательный пункт, как попал под бомбежку ( К.С. ). Чтобы доказать это, я могу сослаться на собственный опыт и описать наугад любой день из великого множества дней своей рыболовной жизни ( К.П. ). Дядя Юзя не находил себе места в жизни, пока взоры его не обратились на Дальний Восток, на Маньчжурию и Уссурийский край ( К.П. ). Но первый, кого мы встретили у подъезда между сердитыми львиными мордами дома Маркузе, был именно Петя, которого я сразу узнал, даром что из рассеянной, задумчивой личности с вопросительным выражением лица он превратился в бравого, загорелого офицера ( В.Кав. ). Насколько я теперь понимаю, это были плохие стихи ( К.П. ).

 

Упр. 15. Найдите в тексте союзы, назовите их разряд по структуре (простые, сложные, составные).

 

Поэтому я решил вместо промыслов поехать в Тобольск, тем более то там предполагались дни Петра Петровича Ершова, автора бессмертного «Конька-Горбунка» ( В.Сол. ). Наверно, река жизни основательно потрепала его на порогах, прежде чем вынесла в устье заслуженного общественного признания... ( Л.Л. ). Воздух был не то чтоб холоднее, но до дрожи проникнут ощущением болезненного постороннего прикосновения ( Л.Л. ). Близился приём в вузы, но, вместо того чтобы заняться срисовыванием гипсов или повторить к экзамену курс десятого класса, Поля целые дни тратила на прогулки по набережным… ( Л.Л. ). Отсутствие юмора свидетельствует не только о равнодушии ко всему окружающему, но и об известной умственной тупости ( К.П. ). …чем мирнее человек, тем более склонен он к чтению дневника происшествий ( Л.Л. ). Едва только из-за реки брызнут первые лучи солнца, как вся пернатая мелюзга … принималась славить жизнь ( А.Ф. ). Но и Алёшка, после того как я ему насчёт острова сказал, где налимов что грязи, – тоже сдался ( В.Аст. ). Это определяет многое как в его жизни, так и в творчестве ( К.П. ). Раз попали на писательскую стезю, так будьте добры, запаситесь терпением ( К.П. ). А между тем у каждого из этих городов есть возможности как для своего благосостояния и расцвета, так и для того, чтобы внести долю в общегосударственную жизнь ( К.П. ). Сидел старик часами, пожёвывая, так же как и я, чёрный хлеб ( К.П. ). И курсанты, дабы не нарушать порядка, вполголоса прокричали «ура» и тут же половину дыни съели ( К.П. ). Поэт может, не любя, написать стихотворение о любви, поскольку владеет стихотворной техникой ( В.Сол. ). История эта была удивительной, хотя и совершенно простой ( К.П. ). Нарзан, вместо того чтобы облаять летчика, залез под вагончик и начал там незаметно рычать ( К.П. ). Голос тети Паи, конечно, долетал до рыболовов, но они так привыкли к нему, что уже не слышали его, подобно тому как береговой житель перестает замечать шум прибоя ( К.П. ). Прежде чем вывести людей на дорогу к звездам, Циолковскому пришлось пройти тяжелый путь по земле ( Л.К. ). В живописи трудно передать не столько сумрак и мягкое сияние белой ночи, сколько то ощущение задумчивости и покоя, которое вызывает у нас эта ночь ( К.П. ). Лавров, несмотря на пожилой возраст, был застенчив и потому туго сходился с попутчиками ( К.П. ). С тех пор она, так же как и мадам, начала напевать о расцветающей сирени ( К.П. ). Дремали не только леса, но и лесные озёра и ленивые лесные реки с красноватой водой ( К.П. ). Эта часть моря совершенно пустынна, – лишь летом, да и то редко, там появляются туркменские парусные лодки ( К.П. ). Ввиду того что Полин должок был не денежного свойства, у неё хватило бы физических возможностей отдать его и раньше, начиная сентября, сразу после лекции в Лесохозяйственном институте… ( Л.Л. ). Варвара Яковлевна, несмотря на старость, вернулась к прежней работе: служила сестрой в госпитале ( К.П. ).

 

Упр. 16. Определите, в каких случаях слово что является союзом.

 

Я бы никогда не поверил, что два взрослых человека могут с такой быстротой вскарабкаться на березу. Но мы это сделали за каких-нибудь двадцать минут, не больше. ( В.Сан. ). Я отлично помню, что и где лежит в этом большом ящике (Л.Л.). Если внимательно прочесть все написанное Пришвиным, то остается убеждение, что он не успел рассказать нам и сотой доли того, что он превосходно видел и знал (К.П.). Недаром Салтыков-Щедрин говорил, что если хоть на минуту замолкнет литература, то это будет равносильно смерти народа (К.П.). Если мы и не схватили насморка, то это можно объяснить только тем, что поблизости не было аптеки (В.Сан.). То, что они делали здесь, и то, что им предстояло делать дальше, было уже не только героизмом (К.С.). Я заметил, что человека втрое больше мучит вид предмета, если он не знает его названия (В.Кат.). Что вчера казалось ему сверху какой-то игрой, развернулось перед ним сегодня огромным, необозримым полем сражения (Б.П.). Много такого, что глубоко поразило его, увидел Алексей в этом лесном поселении (Б.П.). Мересьев лежал в таком состоянии, что даже и не заметил исчезновения хозяина (Б.П.). Алексей никогда и не подозревал, что у него столько друзей (Б.П.). Я знал, что мы еще когда-нибудь встретимся (В.Кат.). Мересьев и Стручков были опытные воины, и они знали: чем больше эта пауза, чем длительнее это напряженное затишье, тем крепче и сильнее грянет гроза (Б.П.). Случилось все это так неожиданно, что никто даже не понял, что именно произошло …(Б.П.). Человек без родины что соловей без песни (Посл.).

 

Упр. 11. Определите, в каких предложениях слово как является союзом.

Как хорошо вернуться в родной город после восьмилетней разлуки! (В.Кат.). Как я его не любил! (В.Кав.). Книга, созданная руками человека, стала такой же категорией вечности, как пространство или время (К.П.). Батурин открыл, как часто бывает с одинокими, что выношенные мысли, целиком принадлежавшие только ему, оказывались широко распространенными, почти общепринятыми (К.П.).

 

Упр. 16. Покажите особенности подчинительных союзов, образованных путём конъюнкционализации из местоимений.

Он (Бунин. – Е.С .) сказал мне, что никогда не пользуется пишущей машинкой, а всегда пишет от руки, пером ( В.Кат. ). Шамет, правда, и не предполагал, что ему понадобится возобновлять в памяти это ненужное время своей жизни ( К.П. ). Комиссар был твёрдо убеждён, что смелых убивают реже, чем трусов ( К.С. ). Алексей понял, что попал в когти этих воздушных волков и что они, очевидно, хотят привести его на свой аэродром, заставить сесть, чтобы взять в плен живым ( Б.П. ). Алексей почувствовал, что слабеет от напряжения и боли ( Б.П. ). Правда, прежде чем рассказать про карпа, надо бы, конечно, рассказать о траве на наших лугах ( К.П. ). Так как полёты в этот день были окончены, вся толпа двинулась за ними ( Б.П. ). С тех пор как он вышел в отставку, ему постоянно не хватало именно этого чувства деятельности… ( Ан.Ан ). В вагончике, несмотря на то что дверь открыта настежь, плавает сизый табачный дым ( М.Ш.. ). Для того чтобы лучше увидеть течение реки, бросают пучок сорванной травы на воду и по травинкам… угадывают ход струи. ( М.Ш.. ). Перед тем как уснуть, я ещё раз открываю глаза ( В.Суб. ). Через четыре дня после того как Сабуров вернулся в батальон, Проценко вызвали в штаб армии ( К.С. ). Это означало, что лётчики должны были не покидать кабины своих самолётов, с тем чтобы по первой же ракете подняться в воздух ( Б.П. ). С тех пор как он поверил, что путём тренировки сможет научиться летать без ног и снова стать полноценным лётчиком, им овладела жажда жизни и деятельности ( Б.П. ). Приток их рос по мере того, как на фронте нарастала мощь нашего наступления ( Б.П. ).

Упр. 17. Найдите в тексте так называемые союзные слова, дайте им точное название, покажите, чем они отличаются от союзов.

 

Мокрые цветы диких пионов горели на подоконнике, как раскаленные угли ( К.П. ). Я даже загадывал, глядя на какой-нибудь заросший чахлой травой переулок, где сохло на верёвке застиранное бельё, что через несколько лет я обязательно вернусь в этот закоулок, чтобы понять, как я переменился за это время, тогда как он остался таким же заброшенным, каким и был ( К.П. ). Он (Куприн – Е.С.) повсюду искал ту силу, что могла бы поднять человека до состояния внутреннего совершенства и дать ему счастье ( К.П. ). В начале весны бывает короткое время, когда сливаются вешние воды и зацветает ветла ( К.П. ). Наутро, когда мы выехали из Пскова в Лугу, в небе снова начали накапливаться тучи ( К.П. ). Тогда я понял, как жестока и несправедлива подчас бывает молодость, хотя бы и наполненная высокими мыслями ( К.П. ). Выпадали дни, когда Николай Петрович записывал в тетрадку любимое свое слово «штиль» ( К.П. ).

 

Упр. 18. Разберите выделенные союзы как часть речи.

 

Он заставлял всех нас пить зелёный жгучий настой из этой хвои, и хотя мы морщились и ругались, но всё же должны были согласиться, что действует он превосходно ( К.П. ). Фраерман не столько прозаик, сколько поэт ( К.П. ). Если ему удавалось решить шахматную задачу, он заливался смехом и потирал руки ( К.П. ). Я остановился и стоял до тех пор, пока не устали ноги, потом сел, забыв о том, что здесь водятся змеи… Какое-то время я и не дышал вовсе, не моргал даже, только смотрел и смотрел, а сердце моё билось в груди гулко и часто ( В.Аст. ). Докторов наук много, да и академиков хватает, – имя же – одно-единственное ( Д.Гр. ). Чем больше леса, тем чаще прикоснутся дождичком к земле те постоянные двести миллиметров осадков, что в среднем мы получаем из океана в год ( Л.Л. ). Итак , он кормил, одевал, грел нас, русских… ( Л.Л. ). Он вызвал Прохорова и рассказал ему об этом, для того чтобы весть о нашем наступлении уже сегодня в середине дня была известна каждому бойцу ( К.С. ). Несколько пыльных электрических лампочек то гасло, то тускло разгоралось под потолком ( К.П. ). Кажется, он был некоторое время сотрудником не то тульской, не то орловской газеты ( К.П. ). Как только Николай Петрович приезжал, он вместе с Ганной прибивал к шесту во дворе флюгер, а на стене хаты вешал в тени термометр и барометр ( К.П. ). Он объяснил нам, что если мы увидим вырытые в земле маленькие ямы, то это и есть места, где кабаны спят по ночам ( К.П. ). И хотя до сих пор вещевой мешок оттягивал Савельеву плечи, сейчас, под влиянием начавшегося возбуждения боя, он почти забыл об этом ( К.С. ). Судя по всему, и Шаповалов, и командиры полков действовали согласно его указаниям, а между тем наступление задерживалось ( К.С. ). Но в то время как пример для сравнения, который он брал, был настолько очевиден, что не было нужды пояснять его, в деле с экспериментом всё обстояло сложнее и требовало, он видел, теоретических обоснований… ( Ан.Ан. ). То был полусон, когда с той ясностью, какая бывает только наяву, можно увидеть большие белые цветы, плывущие по ночному морю, или услышать, как поёт скрипка, лёгкая, как детская ладонь ( К.П. ). Беспредельный морской шум не прекращался ни на минуту. Он набегал длинными волнами, то усиливаясь, то затихая. И ветер то начинал шуметь в голых деревьях, то замолкал, так же как и я, прислушиваясь к течению ночи ( К.П. ). Все встали, когда он появился на экране, и такое молчание, такая торжественная тишина воцарилась в зале, что никто не смел даже вздохнуть, не то что сказать хоть слово ( В.Кав. ). Когда на меня находила полоса выдумок, или , как говорила по-польски бабушка, полоса «маженья», мне всё казалось удивительным, даже киевские тротуары ( К.П. ). Прежде поезд приходил рано утром, а теперь – под вечер, так что , когда мы слезли, маленький вокзал показался мне в сумерках симпатичным и старомодно-уютным ( В.Кав. ). По Ольвии он не просто ступал, он, точно балерина, не стуча копытами, то пританцовывал, то сдваивал шаг, то рассыпался в лёгком галопе ( В.Аст. ). Кроме того, я был младшим сыном в семье и студентом, а по тогдашним законам младшие сыновья, равно как и студенты, освобождались от военной службы ( К.П. ). Тормоза шипят, и вагоны останавливаются против новых домов, сверкающих подобно ночным кораблям ( К.П. ). Долго державшийся снег сразу начал таять, и по крутой деревенской улице текли быстрые мутные ручьи ( К.С. ). Сразу же, как стемнело, Сабуров вместе с первой партией бойцов и Масленниковым благополучно перебрался в дом Конюкова ( К.С. ). Режиссер жил на Каховском строительстве и писал об этом строительстве сценарий, с тем чтобы самому его и поставить ( К.П. ). Нам надо было ехать, мы торопились, но шофёры не отпустили нас, пока не протёрли до блеска машину и не надавали нам десятки советов ( К.П. ).

Я одна тебя любить умею,

да на это право я имею,

будто на любовь бывает право,

будто может правдой

стать неправда ( В.Тушнова ).

 

Материал для дополнительной работы

 

1. Было ещё тепло, хотя порой покалывало холодком, тянущим с остывающей протоки ( Ю.Наг. ). 2. Между колеями вместо шпал была ровная полоса бурой земли, выжженной солнцем и уже потрескавшейся, несмотря на то что лето только начиналось ( К.С. ). 3. Для меня лично нет никакого сомнения в том, что нам нужно признавать свои собственные ошибки, ибо признание ошибки не только не умаляет достоинства и человека, и общества, а, напротив, вызывает чувство доверия и уважения как к человеку, так и к обществу ( Д. Лихачёв ). 4. Романтика была нужна как хлеб ( К.С. ). Он дошёл уже почти до конца платформы, когда паровоз свистнул и вагоны медленно, враскачку проехали мимо ( К.С. ). 5. Здесь, так же как дома, скинув шлем, можно пойти в лес и вернуться с охапкой черёмухи, с кошёлкой грибов ( В.Пес. ). 6. Но как только я освободился от этих засевших в памяти картин и определённого настроения, сразу же наступило облегчение, хоть и не до конца удовлетворяющее ( Ю.Б. ). 7. Что до Кати, то она в течение двух лет поняла своего мужа, и поняла куда глубже, чем он предполагал ( К.С. ). 8. Был поражён, что этот самый Бунин, счастливчик и баловень судьбы – как мне тогда казалось, – так глубоко не удовлетворён своим положением в литературе, вернее – своим положением среди современных ему писателей ( В.Кат. ). 9. Андерсен всю свою жизнь умел радоваться, хотя детство его не давало для этого никаких оснований ( К.П. ). 10. Ветер разнёс тучи, и над чёрным садом уже сверкало, то разгораясь, то так же сразу тускнея, звёздное небо ( К.П. ). 11. У берегов вода то струилась, то стояла глухими глубокими омутами ( К.П. ). 12. Хотя в печке трещали дрова, но её только что затопили ( К.С. ). 13. Работа писателей заслуживает гораздо большего, чем простое объяснение ( К.П. ). 14. Дни, как ручьи, бегут в туманную реку ( С.Е. ). 15. Туча, пролившаяся коротким дождём, уходила на юг, а на западе уже открылось сияние летней ночи ( К.П. ). 16. Едва мы сели за деревянный стол и зажгли свечи, как прибежал испуганный слуга и доложил, что верхняя часть дома обрушилась от ветра ( К.П. ). 17. Я заметил, что Сметанина, несмотря на порывистый, весёлый нрав, много молчала ( К.П. ). 18. Чтобы дать созреть замыслу, писатель никогда не должен отрываться от жизни и целиком уходить «в себя» ( К.П. ). Мне это вполне удавалось, так как блистание молний продолжалось иногда по полминуте и дольше ( К.П. ). 20. Судя по холодному, насмешливому его лицу, он разрушал этот сад, камня на камне не оставляя ( Д.Гр. ). 21. Да, вдохновение – это строгое рабочее состояние, но у него есть своя поэтическая окраска, свой, я сказал бы, поэтический подтекст ( К.П. ). 22. Едва Прохоров уехал, как началось то, чего два часа ожидал Прянишников ( К.С. ). 23. Гарт был рад, что поселился у этого шумного человека, дружившего с облаками и циклонами ( К.П. ). 24. Но ни он, ни Павел, казалось, не были возбуждены работой, тогда как Сергей Иванович, и он не скрывал это, был взволнован и то и дело поглядывал на скошенный ими луг ( Ан.Ан. ). 25. Он находил необыкновенное во всём том, что окружало его, тогда как это окружавшее было лишь обычным и естественным течением деревенской работы и жизни <…> ( Ан.Ан. ). 26. Я не знал, что в каждой детской сказке заключена вторая, которую в полной мере могут понять только взрослые ( К.П. ). 27. Для того чтобы продолжать любить человека, современному художнику нужны нравственные точки опоры ( Ю.Б. ). 28. Бывает, что в литературе подолгу живут книги несуетливого писателя, однако нет у него ни громкого имени, ни славы ( Ю.Б. ). 29. Муравьёв решил поселиться на этой даче и пробыть там до тех пор, пока не окончит рассказ ( К.П. ). 30. И пока он выбрался на дорогу, колени его стали влажными от росы, на плащ, на брюки нацеплялись репейники, чемодан облепили мокрые лепестки ( Ю.Б. ). 31. Не рассказал он об этом из глубочайшего убеждения, что, пока дело не начато, лучше о нём не болтать ( К.П. ). 32. Едва начал брезжить рассвет, а мы уже проснулись и вышли на улицу ( В.Сол. ). 33. На лице его была умилительная радость, как будто я рассказывал ему о подвигах его собственных сыновей ( П.Саж. ). 34. Из того, что я видел, я сочинял себе свою Японию, я пользовался тем, что было передо мною – соединял, выстраивая <…> ( Д.Гр. ). 35. Нильс Бор всегда считал, что все глубокие истины характеризуются тем, что противоположные им высказывания также являются глубокими истинами ( Д.Гр. ). 36. Едва мы соскочили на сырой настил со своими рюкзаками, как пароход отошёл, обдав нас мятым паром ( К.П. ). 37. Кабы не ты да не ваши кочевья, может, уже в учёные б вышла ( К.С. ) 38. Если бы я был не писателем, а художником и меня спросили бы, с кого бы я хотел написать портрет, такой, чтобы в одном человеческом лице запечатлевалась Россия, я бы написал портрет Петра Петровича Кончаловского ( К.С. ). 39. Хозяином её оказался старик, руководитель местной пожарной команды, судя по его словам, активный общественный деятель, а судя по виду – порядочный хитрец ( К.С. ). 40. Слегка покачиваясь, он говорил так, точно обвинял в чём-то Аню <…> ( Ю.Б. ). 41. Николаев заснул или, может быть, сделал вид, что спит ( К.С. ). 42. Часто осенью я пристально следил за опадающими листьями, чтобы поймать ту незаметную долю секунды, когда лист отделяется от ветки и начинает падать на землю, но это мне долго не удавалось ( К.П. ). 43. Хотя Сабуров понимал, что главная опасность начнётся с рассветом, ему всё-таки хотелось, чтобы поскорее начался этот рассвет, – тогда, по крайней мере, можно будет разобраться и увидеть, где они находятся, что вокруг них и куда им надо двигаться ( К.С. ). 44. Чем дольше Саша смотрела издали на картину, тем всё сильнее ей хотелось поблагодарить Лаврова <…> ( К.П. ). 45. А Григорий Фаддеич, о котором, поверхностно судя, легче всего было сказать, что он-то и есть хозяин своей жизни, ибо он всё делает так, как ему хочется и как ему удобно в данную минуту, – не был хозяином своей жизни, потому что жил, не имея идеала, который повелевал бы ему делать то или другое или примирял его с той или другой трудной необходимостью ( К.С. ). 46. Часто критерий кассовости, денежных сборов определяет репертуарную политику, и не только на периферии, но и в центре, в столице, и как много вреда наносит это настоящей культуре ( Д. Лихачёв ). 47. Всю дорогу ей казалось, что «Красная стрела» едва тащится, тогда как поезд стремительно мчался сквозь ночные леса, обдавая их паром и оглашая протяжным предостерегающим криком ( К.П. ). 48. Чтение, для того чтобы быть эффективным, должно интересовать читающего ( Д. Лихачёв ). 49. Поезд уверенно мчался в путанице подмосковных рельсовых путей, пока, наконец, не вырвался в поля <…>. 50. Он писал и видел, как навстречу ему бежит, задыхаясь от радости, девушка с зелёными сияющими глазами ( К.П. ). 51. Законы эти, конечно, великолепны. Они заставляют подчас ещё туманную мысль писателя входить в берега точного замысла и затем уже плавно несут её к конечному выводу, к завершению книги, подобно тому как река несёт свою воду к широкому устью ( К.П. ). 52. Чем больше культура вбирает в себя, тем больше она отдаёт ( Д. Лихачёв ). 53. Вместо того чтобы встать и уйти, она ответила, что ещё не сказала самого главного ( К.С. ). 54. Мы бродили между ними (декорациями – Е.С. ). 55. Они перебросились несколькими словами, мужчина ушёл и почти тотчас вернулся и сказал, что мистер Чаплин просит, Бога ради, извинить его, что он с утра беспрерывно репетирует, но скоро закончит и просит нам передать, чтобы мы пока шли на студию и ходили бы там всюду, где захотим, и делали всё, что захотим ( К С. ). 56. Да, Таллин, конечно, принадлежит больше морю, нежели эстонской суше с её скромными травами и размытым белесоватым небом ( К.П. ). 57. Алексей Толстой открыл мир людей многих эпох, начиная от «смутного времени» и дней Петра Первого и кончая нашим социалистическим временем ( К.П. ). 58. Пока он шёл, я продолжал поиски ( В.Бог. ). 59. Судя по промелькнувшему дорожному указателю, до Березины оставалось всего четыре километра ( К.С. ). 60. В Балаклаве бывают годы, когда хамса стоит так густо, что можно воткнуть в воду весло, точно вилку в хлеб ( К.П. ). 61. Мы жили в путешествии насыщенными днями, и теперь, когда прошло время, кажется, что поход длился не сорок дней, а гораздо, гораздо дольше ( В.Сол. ). 62. День, насыщенный событиями и впечатлениями, пролетает быстро, но зато потом, в воспоминаниях, он кажется огромным ( В.Сол. ). 63. Кто-го сказал мне, что это лучший лётчик полка ( Б.П. ). 64. Об упущенном, самом крупном в это утро налиме по безмолвному сговору братья не обменялись ни одним словом, хотя каждый всё утро думал только о нём ( Е. Пермитин ).

Частицы

 

Упр. 19. Выпишите частицы из текста, определите их разряд (по классификации В.В. Виноградова и учебника Н.М. Шанского, А.Н. Тихонова).

 

Вряд ли в толпе, слушавшей его, был хоть десяток людей, знавших этот язык ( К.П. ).

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой –

Просто ты умела ждать,

Как никто другой ( К.С. ).

Да, мне трудно уехать ( К.С ). Только б слышать твой голос ( К.С. ). Да разве мне жизнь надоела? ( К.С. ). – Да это ведь школа! – радостно сказал шофер ( К.П. ). Ты что же, хотел, чтобы тебя сопровождала до Франции Джина Лоллобриджида? ( В.Сол. ). – Ключи, должно быть, у вас? – осторожно, но довольно твёрдо спросил я у председателя ( В.Сол. ). Только в силу этого взаимного тяготения Поля и решилась поделиться с незнакомцем ребячьими страхами: уместится ли столь бесчисленное множество подробностей и лиц на тесной кинопленке, – не забыли ли расставить микрофоны… ( Л.Л. ).

Не думаю, не жалуюсь, не спорю,

Не сплю.

Не рвусь ни к солнцу, ни к луне, ни к морю,

Ни к кораблю ( М. Цветаева ).

Но Никольскому так и не пришлось поужинать ( К.С. ). А дядя Федя-то орден Ленина получил! ( К.С. ). – …Не видала ты этот камень? – Да нет, – ответила, смутившись, девочка ( К.П. ). Писателей часто спрашивают, ведут ли они записные книжки или полагаются только на память ( К.П. ).

 

Упр. 20. Выпишите из текста частицы. Определите, от каких частей речи они образовались путем диахронной трансформации.

 

Вот так я и живу.

А что, нельзя?

Пускай не беспокоятся друзья –

я просто отдыхаю от печали,

брожу по лесу,

греюсь под лучами

и думаю… ( В.Тушнова ).

В ту ночь Прянишников так и не лёг спать ( К.С. ). Уже в темноте Прянишников прошел по окопам ( К.С. ). В Москве прямо с вокзала я пошёл в Союз городов ( К.П. ). Я шёл лугами к одному довольно таинственному озерцу ( К.П. ). У Гиляровского в жизни было много случаев, сделавших его в нашем представлении человеком просто легендарным ( К.П. ). Примерно то же самое происходит ныне и с Зубром ( Д.Гр. ). – Довольно легкомысленно приходить сюда в легкой блузке ( Л.Л. ). Тучка стояла прямо над Благовещенским тупиком ( Л.Л. ). Он всё еще находился в прекрасном настроении ( К.С. ). – Я к вечеру поднимусь; наверное, лучше станет. Уж больно погода сегодня хорошая ( К.С. ). Сегодня бой разгорелся с новой силой, и примерно через каждые пять минут стены избы вздрагивают от грохота отдалённой бомбежки ( К.С. ). Мы стали просто бродить по лесу, ели ягоды, собирали грибы ( В.Сан. ). – Ох, уж эта мне молодежь! ( К.П. ). Я встречал эту женщину почти на всех концертах ( К.П. ). Начинало чуть заметно темнеть ( К.С. ).

 

Упр. 21. Выпишите из данных ниже предложений частицы. Назовите, к чему они относятся.

 

Да будет благословенно всё, что окружает тебя, что прикасается к тебе и к чему прикасаешься ты, что радует тебя и заставляет задуматься ( К.П. ). Как это было хорошо, что она приехала, просто прекрасно! ( В.Кав. ). Я говорил, и всё с большей силой испытывал то чувство, которое не могу назвать иначе, как вдохновением ( В.Кав. ). Даже в горькие дни на судьбу я не сетую ( К.С. ). Весна с каждым днем подходила всё ближе ( К.П. ). Довольно давно я начал писать эту повесть о своей жизни ( К.П. ). Обнинск был для Зубра не просто новым местожительством, новой работой в Институте медицинской радиологии, но и возвращением в Калужскую губернию, к родным местам детства ( Д.Гр. ). Бродит ли он среди мексиканских кактусов, подымается ли на небоскребные высоты Нью-Йорка, фланирует ли по бульварам Парижа – всё равно в стихах его заботы о нашей стране, её величие, её горизонты ( Л.К. ). Да правда ли это? Правда. Так пускай же никогда и нигде не повторится эта горькая правда! ( В.Кав. ). Разве не прекрасна каждая травинка, наполненная пахучим соком, и каждое летучее семечко липы? ( К.П. ). Вот так, мол, и деревня, – вся в страхе и радости ( К.П. ). Прямо с вокзала поехали к генералу – директору завода ( К.С. ). Просто она терпеть не могла женщин ( К.П. ). Я всё никак не мог свыкнуться с этой мыслью ( К.С. ). Да, это был Таганрог ( К.П. ). На московских улицах всё также пахло типографской краской, а на стенах висели сырые обрывки газет и плакатов ( К.П. ). Ни гимназия, ни университет не дали мне таких познаний – глубоких и захватывающе интересных, как книги и встречи с людьми ( К.П. ). Я представлял себе, как этот паровоз прорывался железной грудью сквозь ветры, ночь и густые леса ( К.П. ). – Опять небось будете на деда жаловаться… ( К.П. ). Замечательный город, особенно зимой ( К.П. ).

 

Упр. 22. Выберите нужную частицу, запишите не и ни слитно или раздельно; аргументируйте свой выбор.

 

(Не) прочитал; (не) хватает 200 граммов до килограмма; как (не, ни) в чем (не, ни) бывало; как (не, ни) старалась зима, а весна пришла ей на смену; (не, ни) где (не, ни) души; (не) решенная задача; лететь (не) высоко; летать (не) высоко, а низко; чего только на этой ярмарке (не, ни) было!; это был (не, ни) кто иной, как Виталий; (не, ни) кто иной не имел права входа на территорию; раздались (не, ни) громкие голоса; (не) чего его слушать; (не, ни) с кем (не, ни) поделился; (не, ни) отчего расстраиваться; (не) кошеные луга; (не) кошенные крестьянами луга; (не) смолкающий хор птиц; (не) смолкающий ни (не, ни) минуту хор птиц; подпрыгнул (не) высоко; решение (не) принято; (не) рассчитывает (не, ни) на что; (не) испытывает (не) достатка; тропинка (не) широкая, а узкая; река (не) широкая, а глубокая; (не) знакомый предмет; факт (не) маловажен; (не) годование; (не) способен к вранью; (не) постижима; (не) переходя речку; (не) ожиданная похвала.

 

Упр. 23. Выпишите из текста партикулянты, рассмотрите их происхождение.

 

А мыс Лукулл – это всего лишь порог того дома, который зовётся Севастополем ( П.Саж. ). Я шёл лугами к одному довольно таинственному озеру ( К.П. ). Почти любой город ночью по-особому интересен ( В.Пес. ). Чуть качало ( К.П. ). Они почти одновременно окончили институт ( В.Попов ). «В ваший местах, – она улыбнулась, – почитай всю жизнь» ( Ю.Н. ). Неудержимо хотелось лечь и отдохнуть хоть немного, хоть полчасика ( Б.П. ). Мы довольно долго ждали ( В.Кав. ). А утром ещё больше звуков! ( В.Пес. ). На лице его была умилительная радость, как будто я рассказывал ему о подвигах его собственных сыновей ( П.Саж. ). Почти каждый художник, к какому бы времени и к какой бы школе он ни принадлежал, открывает нам новые черты действительности ( К.П. ). Николаич не интересовался, хочу или не хочу я идти в дрейф, он просто сообщил, что с руководством моей клиники вопрос утрясён ( В.Сан. ).

 

 

Упр. 24. Найдите частицы в тексте. Сделайте разбор 7 частиц как части речи.

 

Естественно, с ростом городов и населения, с развитием торговли и промышленности лес и должен был всё шире втягиваться в оборот российской экономики ( Л.Л. ). И опять девушка помолчала ровно столько, чтоб перевести задержанное дыхание ( Л.Л. ). К Тихону Петровичу постоянно приезжали садоводы из разных местностей России, бывало, даже из Москвы, и он охотно делился с ними своими познаниями ( К.П. ). Я поделился с Женей, вот, мол, интересная женщина, а в таком виде и ругается с соседями за копейки ( В.Сол. ). Одно время я довольно много разъезжал по срединным российским землям в поисках старинной крестьянской утвари, старой иконки, вообще старины ( В.Сол. ). Ты что, не знаешь, как это делается? ( В.Сол. ). Некогда было разбираться, в чём именно напутал пехотный лейтенант ( Л.Л. ). Варя всё не шла… ( Л.Л. ). Словом, чуть ли не каждому в то утро оказалось с Полей по пути ( Л.Л. ). Были просто сказочные истории, интересно, что не всегда для него лестные, некоторые так прямо зловещие ( Д.Гр. ). И будто в ответ на её слова по реке и кустам тихонько начинает шуметь редкий и тёплый дождь ( К.П. ). …Стоит в лугах пароход, а вокруг него разные цветы цветут. Прямо смех ( К.П. ). Воспоминания – это не пожелтевшие письма, не старость, не засохшие цветы и реликвии, а живой, трепещущий, полный поэзии мир ( К.П. ). Только один высокий осокорь на берегу Музги ещё не облетел до конца ( К.П. ). Мальчишки прямо изводились, чтобы дорваться до того сундука и его потрогать ( К.П. ). – Вот сюда попали, когда шел, – объявил он торжественно, показывая краешек галифе с дыркой от пули ( К.С. ). На вокзал меня провожали все, даже Боря ( К.П. ). Становилось всё холоднее ( К.С. ). – Да, да, сейчас же явитесь оба ко мне – и вы и Сабуров ( К.С. ). Ручьи несли зеленоватую воду, пахли хвоей и как будто первыми фиалками ( К.П. ). Довольно давно, ещё до войны, я начал работать над книгой о том, как пишутся книги ( К.П. ). Всмотритесь хотя бы в картины Левитана, и вы увидите, как необыкновенно разнообразно освещение, кажущееся нам при мимолетном взгляде довольно монотонным ( К.П. ).

 

 

Упр. 25. Назовите контаминанты, совмещающие свойства частиц и других частей речи. Свойства каких частей речи объединяют данные слова?

 

Поезд проносится мимо в каких-нибудь несколько секунд, но я каждый раз успевал заметить кое-какие перемены ( К.П. ). Ты что-то мало переменилась ( К.С. ). Я давно что-то не получала от нее писем ( К.С. ). Но машина что-то не шла… ( К.С. ). Я боялся, что наши самолеты уже улетели отсюда, потому что как-никак мы отсутствовали уже четвёртый день ( К.С. ). Его пригласил сам Капица сделать доклад на ближайшем «капичнике» – знаменитом сборище лучших наших физиков ( Д.Гр. ). Как-то поздней осенью я пошел на Музгу, заблудился в зарослях и вышел к парому на лёгкий дым костра ( К.П. ). А от Суглинок до Бобылина – всего три километра ( К.П. ).

Материал для дополнительной работы

 

1. Даже не глядя в окно, он знал, что в лесу лежат росистые тени ( К.П. ). 2. Одно мгновение он ждал, подняв кисть, что Саша хотя бы на минуту остановит пароход, но лицо у Саши было каменное и даже как будто злое ( К.П. ). 3. Снова, как в молодости, мне кажется, что всё же существует какая-то связь между личностью человека и его внешностью ( Д.Гр. ). 4. Разве не прекрасна каждая травинка, наполненная пахучим соком, и каждое летучее семечко липы? ( К.П. ). 5. Вы что, с ним вместе служили? ( К.С. ). 6. Двинувшись вдоль села, мы зашли в магазин и увидели старика такого старомодного, что хоть картину пиши ( В.Сол. ). 7. Должно быть, и Зуев думал примерно о том же ( К.П. ). 8. Он долго отказывался, уверяя, что это решительно никому не интересно, что всё равно никто не придёт, что широкая публика его абсолютно не знает <…> ( В.Кат. ). 9. А утром ещё больше звуков! ( В.Пес. ). 10. Уже дома я начал обзванивать знакомых украинцев, живущих в Москве ( В.Чивил. ). 11. Тогда я сообразил, что, очевидно, только при такой довольно тяжёлой работе можно от этого мерина добиться чего-нибудь путного ( К.П. ). 12. Пароход не мог идти дольше: за туманом не было видно ни бакенов, ни перевальных огней ( К.П. ). 13. Деревенский сад, привыкший к запаху мяты и ромашки, как бы заполнился воздухом тропических чащ ( К.П. ). 14. Николаич не интересовался, хочу или не хочу я идти в дрейф, он просто сообщил, что с руководством моей клиники вопрос утрясён <…> ( В.Сан. ). 15. Даже красиво с виду, и на душе вроде спокойно – ты тут занят своими делами, а тебя кто-то неслышно и незримо охраняет ( В.Чивил. ). 16. Как, товарищ капитан, наверх со мной пойдёте или здесь будете? ( К.С. ). 17. Прямо у дороги, в скате небольшого холма были вырыты блиндажи и ходы сообщения ( К.С. ). 18. Джонс утверждал, что в Оксфорде проводил куда больше времени на травяных и грунтовых кортах, нежели в библиотеке ( Ю.Наг. ). 19. У нас связь достаточно хорошо работает ( К.С. ). 20. Я сейчас вспомнил об этом случае потому, что это была не просто смелость горсточки храбрецов ( К.С. ). 21. Против этого в его письме никаких возражений: пусть себе говорят, как им вздумается, только бы их лексикон не нашёл отражения в печати ( К.Чук. ). 22. Ровно в восемь, впервые взглянув на часы, я с ужасом увидел, что именно в эту минуту должно было начаться моё выступление на радио ( К.С. ). 23. – Ах ты мать честная! Прямо хоть за санками беги, – сочувственно сказал Малинин ( К.С. ). 24. Вообще же в Кракове уже много весёлой и талантливой молодёжи, художников, много рабочих из Новой Гуты, учёных ( К.П. ). 25. На «Ковчеге» только-только проснулись ( В.Пес. ). 26. Он смотрел на закат и, к собственному удивлению, всё никак не мог оторваться от этого зрелища, достаточно обыденного для человека, живущего в Монголии ( К.С. ). 27. Страна всё строит и строит ( С.Е. ). 28. А вот и сами эти жуки ( Б.П. ). 29. Старики почти всегда воображали (и воображают сейчас), будто их дети и внуки (особенно внуки) уродуют правильную русскую речь ( К.Чук. ). 30. По-новому зазвучало слово вроде . Оно стало значить «словно», «будто», «кажется». Они были вроде свои. Дела твои вроде неплохие. Вроде ты невзлюбил его. Всё вроде получилось невзначай ( К.Чук. ). 31. Не стану перечислять все слова, какие за мою долгую жизнь вошли в наш родной язык буквально у меня на глазах ( К.Чук. ). 32. Есть в Спас-Клепиках кино, старинная ватная фабрика чуть ли не времён Крымской войны, педагогический техникум, где учился поэт Есенин ( К.П. ). 33. Спутанная трава в саду полегла, и всё доцветал и никак не мог доцвесть и осыпаться один только маленький подсолнечник у забора ( К.П. ). 34. – Вы бы хоть придержали пароход на одну минуту, – шутливо сказал Саше Лавров ( К.П. ). 35. Писатель, истинный писатель, не поступается своей совестью, даже если он терпит нужду и лишения ( Д. Лихачёв ). 36. Городок Спас-Клепики уж очень маленький, тихий ( К.П. ). 37. Все называли её «мадам», даже водовоз Фёдор ( К.П. ). 38. Синие карты погоды на стенах были покрыты множеством стрелок, как бы пущенных армией весёлых мальчишек ( К.П. ). 39. Он любил говорить без предисловий, переходя прямо к делу <…> ( К.С. ). 40. Это, конечно, не просто завод ( К.П. ). 41. Я просто хочу вспомнить, каким он был, и объяснить, почему я люблю его стихи ( К.С. ). 42. Неужели никогда люди не поймут, что Земля должна быть их чистым, светлым беспарусным кораблём, путь которого, к сожалению, не бесконечен? ( Ю.Б. ). 43. Сквозь метель почти ничего не было видно ( К.С. ). 44. Однако мне было скучно на юге, не хватало тут северных лесов, и я был точно одинок без них ( Ю.Б. ). 45. Маленький городок был буквально забит машинами, танками и броневиками <…> ( К.С. ). 46. Что, коньяку, что ли, выпить посоветовал? ( К.С. ). 47. А что он, не ценил, что ли, этого? ( К.С. ). 48. В стихах и неясном волнении прошла большая часть моей бедной и, по существу, довольно горькой молодости ( К.П. ). 49. Потапов ничего не ответил, только кивнул головой ( К.П. ). 50. Но эта тишина ровно ничего не значила ( К.С. ). 51. В городе нет теперь просто жителей – в нём остались только защитники ( К.С. ). 52. Но, словно чтобы возразить ему, сзади раздался такой оглушительный удар, что Таня от неожиданности подпрыгнула и чуть не вывалилась ( К.С. ). 53. Ну как, была в театре? ( К.С. ). 54. Чего же ты всё ходишь? ( К.П. ). 55. Хорошо бы сегодня ни один человек не дрогнул ( К.С. ). 56. Нет, я не за бесфамильную гласность ( Д. Лихачёв ). 57. Тотчас Иван Фотиевич набрал номер, и вот уже пошёл у них невероятный, фантастический лет бы тридцать тому назад разговор, как и сам факт этого разговора ( В.Сол. ). 58. Да, просто не верится такому счастью ( К.С. ). 59. Каждый день перекат меряю, переставляю бакены. Да за этой рекой разве угонишься! ( К.П. ). 60. Он изъяснялся в этом духе довольно долго ( К.С. ). 61. Удивительное дело, она ровно ничего не знает! ( К.С. ). 62. Мы продолжали ходить по окопам, и я нервничал оттого, что так и не получил нагана и у меня не было никакого оружия ( К.С. ). 63. Старушка рассказала мне, что вот прижилась в этих пушкинских местах, как кошка, и никак не может уехать в Ленинград ( К.П. ). 64. Мы ходили с ним по библиотеке, и он, узнав, что я люблю Бунина, дал мне дубликаты почти всех вышедших за границей бунинских книг ( К.С. ). 65. Вот, собственно, и вся маленькая история, случившаяся на станции Майори на Рижском взморье ( К.П .). 66. С детских лет я представлял себе Неаполь довольно ясно, даже с некоторыми подробностями ( К.П. ). 67. Он встал и снова пошёл и шёл ещё километров пять по всё никак не кончавшемуся лесу ( К.С. ). 68. Он знай гонит строку ( М.Ш. ). 69. Что-то можно сделать? Да ровно ничего ( К.С. ). 70. Восемь рублей давало государство колхозу за центнер хлеба. А сейчас как-никак двадцать рубликов ( В.Сол. ). 71. Примерно на шестом километре он вскочил на ноги и, неловко пробежав по кузову, постучал в стенку кабины ( К.С .). 72. Тэффи была ещё очень моложавая живая женщина; ей никак нельзя было дать её семидесяти лет ( К.С. ). 73. Но и ты мне пиши, хорошо? ( К.С. ).

 

 

Междометия

 

Упр. 26. Выпишите междометия, назовите их разряд по классификации Русской грамматики–1980.

 

•  Браво! – сказал за спиной у Маши знакомый голос ( К.П. ). – Ого, кто это у вас! ( В.Дуд. ). Кричать во весь голос «слава!» несравненно труднее, чем «ура!» ( К.П. ). – Ага! – сказал боец. – Итак, значит, живы-здоровы? ( К.П. ). С улицы послышалось «ура». …«Ура» приближалось к гимназии ( К.П. ). – Уф, две недели ждали мы этого часа, – произнёс кто-то ( К.П. ). – Здорово, Михалыч! – закричал лесовод ( К.П. ). И спасибо ему за это…( К.С. ). – Любят Россию – и баста! ( К.П. ). Чур, не плакать теперь ( К.С. ). – Представляете, Николай Владимирович, эта женщина вашего Виктора нянчила… – Как?! ( Д.Гр. ). – Смирно! – будто спиной почуяв подошедшего Кузнецова, выкрикнул Скорик…– Вольно! – Кузнецов хмуро взглянул на Скорика… ( Ю.Б. ).

 

Упр. 27 . Определите, к какой части речи относятся слова, выделенные в предложениях, выписанных из романа В. Дудинцева «Белые одежды». Междометия, выделенные полужирным шрифтом, разберите как части речи.

 

– Давай, дава-ай! Скорей к нам! Охо-хо! Гость повалил. 2. – Ах, вот!.. Теперь всё ясно. 3. Елена Владимировна даже взяла его за рукав ковбойки, и они долго шли в молчании. – Во-от. А уж случаев посерьёзнее сколько было. 4. Потом опомнился, его рожа, окаймлённая рыжеватыми с проседью лепестками, расплылась. – Фу, напугал… 5. – Что это такое, Федя? – Художником был. Короля английского нарисовал, похожего на тебя. – Спасибо , дорогой . – Этот король переменил шесть жён. – Да ну! Это точно я. Спасибо, удружил. Пойдём на кухню. 6. – Ф-фу , – жара, – простонал кто-то. Хоть бы окна открыли. – А-а…– вдруг прокаркал в темноте некий узенький человечек, подошедший сзади. – Тогда правильно! 7. – Цыц! – чуть шевельнул он толстыми губами. 8. – Ну ? Ведь было это? 9. – По вашей завиральной теории? – Ага… 10. Старушка топ-топ-топ , и смотрю – несет моё дело! 11. Теперь, говорю, давайте дело Стригалёва. Топ- топ-топ – принесли и эту папку. 12. « Вот! – подумал Федор Иванович. – Это и есть выход. Уеду!». 13. – Бу-бу-бу! – ответил, вибрируя, растревоженный железный хор… 14. И-их-ма ! Треснул! – горько тряхнув нечёсаными лохмами, Стригалёв вынул осколки из подстаканника. 15. Тсс! – прошептала гневно. 16. – Алло ! – ответил её полный гибкий голос. 17. – О-о! Бывшие ваши нам дело подыщут. 18. – О-о , это у него серьёзное занятие. 19. – О-о ! Вы даже вдвоём! 20. «… Тьфу !» – он мысленно даже плюнул себе в физиономию и потянулся за третье папиросой. 21. – Во-от ! Начинается! 22. Ха-ха-ха ! – залился Кондаков глухим хохотом. 23. – Неужели? Поменялись, ха-ха , местами? 24. – Ага, кажется, честно заговорил .

•   

Упр. 28. Определите, к какой части речи относятся слова, выделенные в предложениях, выписанных из романа В.Дудинцева «Белые одежды». Рассмотрите значения междометий.

 

•  « Э-х ! – горько подумал Федор Иванович. – Вот ты и позабыл о своем скрипе и осувальдах …». 2. – Сначала нужно определить, с кем я. А потом и жену искать. Среди своих. – Вот-вот. Будете ещё определять. Уж будто до сих пор не решили! 3. – Ну-ка, что тут … Ого , собрали всё-таки! 4. – Ого ! – смеясь воскликнул Федор Иванович. – Помощь подоспела вовремя! 5. – Ого !.. Очень интересно. – Святозар Алексеевич взглянул на него сбоку. 6. Ого ! – почти испуганно сказал Стригалев. – Это он сам сочинял такие вещи? 7. Да, да! он вскочил с койки, услышав стук в дверь, и бросился открыть окно, чтобы вытянуло дым. 7. – Да-а … - сказал Федор Иванович. – Да-а … В общем, всё так и должно быть. 8. Да-а-а … Вот ты ревизовать приехал. Ре-ви-зо-вать! 9. Да ? – сказал он, не узнавая гостя. И тут же просиял: Эге , кто к нам приехал!.. Здравствуй, дружок… 10. – Ты что, Федя? Чего охаешь? – Да так … 11. – Я смотрел у Вонлярлярского целую серию препаратов и между ними сунул этот. И шарики тут же увидел. – Да-а?

 

 

Упр. 29. Какие из междометий являются производными? От каких частей речи они образовались путём диахронной трансформации?

 

•  Постойте! – воскликнула Нина. – Эврика! А что, если взять напрокат машину и ехать куда глаза глядят? ( В.Сан. ). – Брысь отсюда! Это я коту, дорогая ( В.Сан. ). – Алло! Здравствуй, Таня ( В.Сан. ). – Здорово, дед! – ответила из-за стойки продавщица Саня, коренастая девушка в белом фартуке ( К.П. ). – Вот-вот! – обрадовался старик ( К.П. ). О том, как чертовски «обрыдли» в училище эти бесконечные «становись, равняйсь, смирно», Бессонов знал ( Ю.Б. ). – Постойте! Так это вы были с ним на «Казённой канаве»? ( К.П. ). – Побежала я на кухню за чайником, глянула, а уж он, батюшки, вокруг стола твоего крyжит и бумаги разные вроде как со скуки шевелит ( Л.Л. ). Неистовое «ура» взорвалось около трибуны, прокатилось по всему залу и перекинулось на улицу ( К.П. ). «Господи! – думал Федор Иванович. – Пусть ходит куда угодно. Сдаюсь! Только улыбалась бы и тормошила меня вот так!».

 

Упр. 30. Разберите междометия как часть речи.

 

Он прижал к одному уху ладонь, чтобы не оглохнуть от этого «ура», смеялся и что-то говорил маленькому тщедушному солдату в фуражке, всё время сползавшей ему на глаза ( К.П. ). Я уже им в голову столько вколотил – страсть! (К.П.). Обер-лейтенант посмотрел на часы со светящимися стрелками, подал команду: «Марш! Быстрей!» ( Н.Гр. ). «Здравствуй, девушка!» – вдруг услышала она спокойный голос человека ( М.Г. ). Он ешё раз презрительно пожал плечами – и шлёп по пустому пространству стола ( Л.К. ). Только попади тебе – хап, и проглотишь ( П.П. ). Батюшки! Бубенцы просто ревут за самой вашей спиною, телега гремит с дребезгом, люди свистят, кричат и поют, лошади фыркают и бьют копытами землю… ( И.Т. ). Господи! Да нам полно людей требуется ( В.Ш. ).

 

Материал для дополнительной работы

 

1. Ого, как взволновался народ! ( В.Сол. ). 2. – Ха! – и ткнул пальцем в поленницей лежащие на берегу газовые баллоны ( В. Аст. ). 3. – Эх-х-ха-ха, дохнёшь природой, морозцем подивишься, и вот как стиснет ретивое, как потянет вернуться к родному крестьянскому крыльцу, зажить здоровой, трудовой жизнью ( В.Аст. ). 4. Ах, если бы знал да ведал зверобой, куда заведёт его и следователя письмо от той грамотейки-буфетчицы из аэропортовской столовой города Туруханска, он бы плюнул на письмо, войлочные бы пыжи купил, сэкономив на вине ( В.Аст. ). 5. – Эй, слышь! Аким! – кто-то дергал за спальный мешок ( В.Аст. ). 6. – Ой, пропал я, пропа-а-ал! ( В.Аст. ). 7. Эх, люди! Для них хотел сохатого добыть, угасающие силы чтобы поддержать, такого человека стравил, и за-ради кого? ( В.Аст. ). 8. А-ах, скучно всё, банально всё! ( В.Аст. ). 9. Ах, детство, детство! ( В.Аст. ). 10. Ох, какой я молодец! Какой молодец! ( В. Аст. ). 11. – Ах, собаки! Собаки! – сокрушался он. – Забыли Саранку! ( В.Аст. ). 12. Ах, уж это вино! Если б не оно, проклятое, где бы был сейчас и кем был Аким! ( В,Аст. ). 13. – У-у, морда налимья! – поднёс Аким кулак под нос Коряге-деревяге ( В.Аст. ). 14. – Ты-ы?! Ха-ха-ха! Трижды смеюсь! Ты был и всюду будешь приёмным сыном, ясненько? ( В.Аст. ). 15. – Да ну?.. – дивился Чубатый ( М.Ш. ). . 16. – Но-но… этот не пропьёт! ( М.Ш. ). 17. – Ну-ну!.. Мотай. ( М.Ш. ). 18. – Брысь! – Рыбинспектор сверкнул рысиными глазами и, положив старую полевую сумку на колено, начал писать ( В.Аст. ). 19. Калмыков, если бы его власть была, стрелял бы в нас, папироски изо рта не вынимая, а ты… Эх, мокрогубый! ( М.Ш. ). 20. – Зайдём ко мне, харчей возьмём и айда! ( М.Ш. ). 21. – Ой ли? А не брешешь ли ты, Митрич? ( М.Ш. ). 22. – Во, дельно! – одобрил Чубатый ( М.Ш. ). 23. Дуняшка ахнула: «Фу, какой ты пышный!» ( М.Ш. ). 24. – Я был там! Не думай, что на тачанке спасался. А ты, Мелехов, помолчи возьми-ка!.. Понял?.. Ты с кем гутаришь?.. Так-то!.. ( М.Ш. ). 25. – Та-а-ак… – хмурясь и глядя в сторону, сказал широколицый рябой казак ( М.Ш. ). 26. – Что вы? Что вы?! Помилуйте!.. <…> Я сейчас же прикажу вновь выбелить стену ( М.Ш. ). 27. – Подумаешь, – говорила она, – какой гений! ( К.П. ). 28. – Здорово, Михалыч! – закричал лесовод ( К.П. ). 29. – Здравствуйте, – ответил плотный человек пи усмехнулся ( К.П. ). 30. – Ну, ну! – сурово сказал Земляной ( К.П. ). 31. – Карга старая, а туда же – перед зеркалой! Тьфу!.. ( М.Ш. ). 32. – Эх, пить бы мне, пировать бы мне! ( В.Аст. ). 33. – Эх, «Вихрем» бы обзавестись! – вздыхал Дамка ( В.Аст. ). 34. Над головой Дамки завертелось, загудело с десяток истребителей. «У-у, контрики! Чего доброго, цапнет который!» ( В.Аст. ). 35. – У-ух! – оступился братец, ахнул, ожгло его водой, и поскорее на берег, не закончив присказки, однако с десяток птиц сумел ухватить ( В.Аст ). 36. Коля хоть и натянуто, но уже с некоторым облегчением и искательностью рассмеялся: «Э-эх, вы-ы!» ( В.Аст. ). 37. Э-эх, армия, друзья, люди, города, дома, огни, машины! Где они? Были ль они? ( В.Аст. ). 38. Я подумал, что после такого всплеска и при такой жилке ему не только хариус, но и крокодил, обживись он в этих студёных водах, едва ли клюнул бы, но не успел завершить свою мысль, как услышал: «Е-э-э-эсь!». Жидкое, только что срубленное братом удилище изгибалось былкой под тяжестью крупного хариуса ( В.Аст. ). 39. – Ну-ка, давай, давай! Ты у нас наречистый, ты у нас громкой! ( В.Аст. ). 40. – Та-ак! – Гражданин уставился на Дамку, точно генерал в погонах с красной окантовкой ( В.Аст. ). 41. Да, строгий, видать, народ едет, деловой ( В.Аст. ). 42. Да-а, дожил, докатился! Норвега с русским путать начал! ( В.Аст. ). 43. Да-а, это тебе не хроменький Семён с пробитой черепушкой! ( В.Аст. ). 44. – О! А у них, брат, радость! ( М.Ш. ). 45. – Эх-ха-ха! Ни котла, ни бригады, осень надвигается, за ней зима подкатит, она тут резвая, не временит в пути, навалится – держись! ( В.Аст. ). 46. Земли у нас – ого! ( М.Ш. ). 47. – Э-э-эх!.. – протяжно вздохнул один, вскидывая на плечо ремень винтовки ( М.Ш. ). 48. – Ох, далеко он! ( М.Ш. ). 49. – Цыть, Дамка! ( В.Аст. ). 50 – На! На! Куси! Куси! – подтравливал зловредное зверьё Дамка, протягивая плоскую, с обломанными ногтями руку ( В.Аст. ). 51. Ох, не опоздать бы! ( М.Ш. ). 52. – Огонь! – Даём!.. Го-го-го-го! – гремел Хвалычко, поворачивая к нему напуганное и счастливое лицо ( М.Ш. ). 53. Какие меры применяются к тем частям, какие не желают вам подчиняться? Ага, то-то и оно. Зачем напущаете на шахтёров ваших добровольцев? ( М.Ш. ). 54. Тю…каким вас ветром занесло? Здорово, Иван Алексеевич! ( М.Ш. ). 55. А-а, как-нибудь выручится, выкрутится, не впервой в жизни горы ломать да из-под горы выламываться, главное – человека спасти! ( В.Аст. ). 56. – Ну, как ты тут одна-то? – полюбопытствовал Аким, дожидаясь, когда смеркнется, совсем погаснет за лесом клок неба… ( В.Аст. ). 57. На все докучливые вопросы Эли Герцев вразумительного ответа не давал, кривился: «Аа-а, не стоит разговора – вонючка!» ( В.Аст. ). 58. Молода, ох, молода она была и глупа, ох, глупа! ( В.Аст. ). 59. – Что? А-а! Не возражал бы. Но, главное, получить кругленькую сумму и навсегда расквитаться за глупость молодости ( В.Аст. ). 60. – У-уф! Ё-ка-лэ-мэ-нэ! – расслабился Аким. ( В.Аст. ). 61. – О-о, философ занервничал! ( В.Аст. ). 63. Людочка лишь снаружи тихая-тихая, а в «серёдке», видать, ой-ёй-ёй какое бабье пламя её сжигает! ( В.Аст. ). 64. – Эх, дурило, песню испортил! – качая головой, вроде как понарошке, вздохнула Эля и взялась прибирать на столе ( В.Аст. ). 65. –А-а, пировать дак пировать! – вскричала Эля и болтнула флягой ( В.Аст. ). 66. – Ой, растяпа! – спохватилась Эля и с деревянной плошки смахнула в клокочущую воду куски рыбы с крылышками максы, лавровый листок, щепотку сушёного лука ( В.Аст. ). 67. Ну, дали они тогда шороху! ( В.Аст. ). 68. Ну, шестнадцатый! Ты у меня достукаешься! ( В.Аст. ). 69. Таёжная наука! Ну-с, дела ваши, прямо скажем, неважнецкие ( В.Аст. ). 70. Надо ждать, жда-ать! Ну, а дождёшься, так что? ( В.Аст. ). 71. Ну, много чего он там выл-городил – и помогло! ( В.Аст. ). 72. – Ну-ну, там видно будет ( В.Аст. ). 73. – И-эх! – снова впадал в удручение высокоумный гость ( В.Аст. ). 74. – И-эх! – мотал головою огорчённый «начальник» ( В.Аст. ). 75. С припасом нонче ой-ёй-ёй! На оборону бережём ( В.Аст. ). 76. Ой, Касьянка! Ой, глупая! – закатывалась мать, тыча пальцем в Кирягу-деревягу ( В.Аст. ). 77. Сказавши: «Эх, и муха не без брюха!» – дежурный кашевар делал черпаком крутой вираж и вываливал в миску Тугунка кусище рыбы ( В.Аст. ). 78. – Ат, што делают, сукины дети! – поскорбел лицом Дамка и обнаружил на соседней картинке своего брата-самоловщика ( В.Аст. ). 79. – О! – одобрительно сказал англичанин и, отхлебнув из своего стакана, презрительно посмотрел на поручика ( М.Ш. ). 80. – Ах ты! Ах ты! Куда это все мы торопимся-то? Отчего так немилосердны к себе при всём нашем себялюбии? ( В.Аст. ). 81. – Ох, тяжело так ехать! – шептала Аксинья, прижимаясь к Григорию ( М.Ш. ). 82. – Тьфу! – плюнул Командор за борт. – Допился? ( В.Аст. ). 83. Тьфу на всех вас! ( В.Аст. ). 84. – Не гневайся, сват, но я не хочу, чтобы ты был в моём курене. – А-а-а… – понимающе протянул Митька и побледнел. – Выгоняешь, стало быть?.. ( М.Ш. ). 85. Ой, не удержать! Уронит! Сейчас уронит! ( В.Аст. ). 86. – А-ах! Вырвалось из груди, как при доподлинном взрыве, подбросившем его вверх и уронившем в немую пустоту (В.Аст.). 87. – А магазинчик-то тю-тю! – нанесли ему последний в этот день удар ( В.Аст. ). 88. – Э-э, мужики! Гуляй, веселись, но без драки ( В.Аст. ). 89. – Ага! Ты, оказывается, против иностранного вмешательства? ( М.Ш. ). 90. Н-да-а-а, свой человек Семён, но непостижимый ( В.Аст. ). 91. – Ой, в лодке-то, кажись, не сын Семёна! Нет, не сын! ( В.Аст. ). 92. Да-а, конечно, тут, в мизгирёвом гнезде, не дремай, тут война денно и нощно идёт, палец в рот положишь – руку отхватят! ( В.Аст. ). 93. – Э-эх, дурак, дурак! – сочувственно качал головой Командор, думая о кормовом ( В.Аст .). 94. Спец! Ох, спец! ( В.Аст. ). 95. Покупатель в протест: «Э-э! За пальцы не плачу!». 96. Бывали, ох, бывали и встречи, случались и увлечения, но память упорно хранила, удерживала уверенного в себе поэта, по-собачьи оскалившегося, больно вонзившего в её спину ногти ( В.Аст. ). 97. Страшны, ох, страшны осыпи-капканы, летом страшны, о зиме и говорить не приходится ( В.Аст. ). 98. – Э-э, что вино? Лучше воду пить в радости, чем вино в кручине ( В.Аст. ). 99. – Ого! Ну, теперь хватит! Погутарили – и хватит ( М.Ш. ).

Трансформациология

 

Упр. 31. Определите, какой частью речи являются выделенные слова. Объясните, почему их нельзя считать субстантивами. Как называется такое явление?

 

Раскладывая все « за » и « против », Муравьев уже видел отрицательный исход дела; приходила ему мысль, что надо бы откровенно высказать Брюханову все эти «за » и « против »… ( П . П .). И этих « что » было много, она запуталась в них окончательно… ( П.П .). Захар слегка кивнул, что могло означать и « да » и « спасибо, как-нибудь, но не сегодня »… ( П.П .). И сколько он ни спрашивал себя « почему », он не мог ответить сколько-нибудь точно, потому что после обдумывания (машина двигалась медленно, и времени хватало) отвергал вариант за вариантом ответа этому « почему » ( П.П .).. Случалось, по целым дням, кроме « да » и « нет », от нее ничего больше не добьёшься ( М.Л .). Ты мой, я вложил в тебя, в твою судьбу частицу своей жизни, своего « я » ( П.П .). Это было последнее прости родной земле ( К.П .). Цветы мне говорят прощай , головками кивая низко ( С.Е .). Это « что-то » оказалось девочкой лет семи ( К.П .). Вот теперь хорошо, без « ну что же » ( К.П .). Постоянно возишься со своим петушиным « я » ( К.П .). Никто ему не сказал спасибо за инициативу, никто не пел дифирамбов ( В.П .). Великие художники в разных искусствах никогда (беру на свою совесть это « никогда ») не являются выразителями одного какого-либо «чистого» стиля ( Д.Лих. ).

 

Упр. 32. Определите, произошла ли субстантивация местоимений в выделенных словах. Аргументируйте свою точку зрения.

В этом звучала покровительственная нота человека искусства, стоящего над остальными людьми, и в то же время была невинная лесть, приятная всем ( Ю.Т .). Но Александра Прокофьевна упрямо гнула своё : «Нет, ваши доводы я нахожу несостоятельными» ( Ю.Т .). Когда входил случайно кто-нибудь из гувернёров или профессоров, он словно в рот воды набирал, но « своих », как называл он некоторых лицейских, не стеснялся нимало ( Ю.Т .). «Ты … должен поближе сойтись кое с кем из наших », – сказал он (И.Б.).

Упр. 33. Найдите в тексте субстантиваты. Определите, от какой части речи они образовались. Покажите на нескольких примерах, как изменился комплекс дифференциальных признаков функционального омонима по сравнению с исходным словом.

По краям мостовых желтели одуванчики (К.П . ). Мудрость Стендаля в том, что, тоскуя по великому в человеке, он это великое искал в живой действительности, в собственном сердце (Е. Богат). За вагонами для легкораненых шел вагон-аптека (В.П.). Главное в том, что проза, когда она достигает совершенства, является, по существу, подлинной поэзией (К.П.). Большего он не хотел (К.П.). Желающих поехать было много (Ю.Т.). Я пришел к твёрдому выводу, в дальнейшем подтверждённому на опыте, что на Каспийском море бывает всего три штилевых дня в году (К.П.). Однажды в сварочную пришел инженер Братин (К. П.). Вся чайная гремела от хохота (К.П.). Огромная, людная старая Москва встретила меня блеском солнечной оттепели, громом и звоном конок, шумной бестолочью идущих и едущих… (И.Б.). Надо входить в жизнь, не брезгать ничем – только так может накопиться жизненный опыт, создаться та кладовая, откуда я буду брать пригоршнями мысли, сюжеты, образы и слова (К.П.). Дома у нас никого не было, наши ушли в гости (Л.К.).

Упр. 34. Распределите субстантиваты по лексическим группам.

Теперь отчитаюсь в сделанном (А.Б.). С детской игрушки, с народной сказки, с первой школьной беседы об окружающем мире представление о Родине у человека должно складываться из прошлого и настоящего. Только при этом условии вырастет человек, способный заглянуть в завтра, способный гордиться своим Отечеством, верить в него, защищать его… (В. Пес.). Прошлое перекликается с будущим (К.П.). Весьма лестно услышать хоть что-нибудь приятное о себе (Л.Л.). Был я тогда студентом-филологом, заинтересовался публикацией и прочёл беллетристические произведения учёной (В.Чив.). Рабочий был похож на лаборанта (К.П.). Заведующий рассказывал (К.П.). «Суть заключается в том, – ответил композитор, – чтобы правильно наметить для себя ту наибольшую меру прекрасного, которую вы можете передать людям» (К.П.). Пришедший, не раздеваясь, присел и бросил на стол шапку (К.С.). Это состояние знакомо всем пишущим ( К.П.). Дерзость Моне вызвала сначала возмущение. Но возмущавшиеся, выйдя на лондонские улицы, вгляделись в туман и впервые заметили, что он действительно багровый (К. П.). Гарт устал от прошлого, плохо осознавал настоящее, и, наконец, он не хотел ждать (К.П.). Меня приняли вожатым в Миусский трамвайный парк (К.П.). Через час после приезда я встретился в прихожей гостиницы с низеньким седым человеком в потёртом пальто (К.П.). До позднего вечера мы просидели на набережной (К.П.). Из гостиницы мы пошли в кофейную (К.П.). Сильные каются, чтоб не платить по счёту, слабые – чтоб задобрить силу зрелищем своего унижения (А.Крон). Говорившие сдерживались, и от этого ещё больше чувствовалось, что они спорят и раздражены (А.Крон). Оказывается, когда-то он был подчинённым у Николаева, а лягнуть ногой своё бывшее начальство – большая радость для всякого недоброго человека (К.С.). Лермонтов равнодушно слушал жалобы проезжающих на высокую воду и дрянные отечественные дороги (К.П.).

Упр. 35. Назовите род субстантивов, охарактеризуйте его. Укажите, в каких случаях возникают соотносительные пары мужского и женского рода.

Мимо поезда скакали верховые (К.П.). Я читал Ибсена – этого великого чернорабочего человеческих душ (К.П.). Меня приняли вожатым в Миусский трамвайный парк (К.П.). Мы ходили по сетям, разостланным во всю ширину набережной, как по серым коврам (К.П.). Андрей поднялся и, оставив плащ-накидку Алёхину, осторожно двинулся вслед за неизвестным (В.Богомолов). Под утро наткнулись на дозорных (В.Сан.). С появлением в сорок второй нового больного, которого все стали называть между собой Комиссар, весь строй жизни палаты сразу переменился (Б.П.). Лежачего не бьют (Посл.). Кто-то из любопытных нажал курок от сжатого воздуха, которым работают винты торпеды (К.П.). Пахло тлеющим фитилем лампады, предусмотрительно погашенной домашними за то время, пока Вихров находился в прихожей (Л.Л.).

Упр. 36. Определите, какой частью речи являются выделенные слова. Какие точки зрения по этому вопросу имеются в лингвистической литературе?

 

В каждом дне жизни всегда есть что-нибудь хорошее (К.П.). Её легкая, но благородная походка имела в себе что-то девственное, ускользающее от определения, но понятное взору ( М.Л .). Было что-то очень милое и трогательное в том, как эта легкая и ясная девушка хозяйничает серьёзно и умело (Б.П.). Но потом на протяжении всей дальнейшей жизни я убедился в банальной истине, что ничто – даже самая малость – не проходит для нас даром (К.П.). С тех пор я не знаю ничего более близкого мне, чем наши простые русские люди, и ничего более прекрасного , чем наша земля (К.П. ). Кто-то большой, сильный шёл сквозь лес, не разбирая дороги (Б.П.). Он рос так быстро, что лось едва успел сделать прыжок в кусты – что-то громадное, более страшное , чем внезапный порыв осенней бури, ударило по верхушкам сосен и брякнулось о землю так, что весь лес загудел, застонал (Б.П.). Сочетание этого создавало в нём впечатление чего-то неуловимо ханжеского (К С.). Это новое радовало и пугало её (Б.П.).

 

Упр. 37. Сделайте морфологический разбор субстантиватов как части речи.

 

Всё то, что пишущий дарит любимому, он дарит всему человечеству (К П.). Гарт устал от прошлого, плохо сознавал настоящее, и, наконец, он не хотел ждать (К.П.). Может быть, будущее отберёт из этой жизни, из множества пережитого всё, что освещено и согрето подлинной человечностью и поэзией, и поможет мне соединить эти отрывочные звенья моей жизни в цельный рассказ (К.П.). Через час после приезда я встретился в прихожей гостиницы с низеньким седым человеком в потёртом пальто (К.П.). В это время у маяка Дуг происходило следующее (К.П.). В чайной зажгли свет (К.П.). Пивная была с эстрадой (К.П.). Я сам ни о чём путном не могу думать ( В.Сан .). Об отбое Митя догадался по яркому свету, вспыхнувшему в аппаратной (А. Крон).

 

Упр. 38. Сделайте морфемный и словообразовательный анализ субстантивов.

 

Учёные в последнее время все чаще отмечают вредное влияние городских шумов на здоровье людей (В. Чив.). Лермонтов равнодушно слушал жалобы проезжающих на высокую воду и дрянные отечественные дороги (К.П.). Раненого принесли в дом сельского учителя (К.П.). Бывавшие в Таллине надолго запоминают его своеобразие (В.Пес.). Очень волнуясь, он не меньше часа протоптался у спуска в метро и даже составил примерную речь к потомку, где подводил итоги прошлому, осмысливал настоящее и заглядывал за порог будущего (Л.Л.). Когда Митя вернулся в каминную, все уже спали (А.Крон). Говорившие сдерживались, и от этого ещё больше чувствовалось, что они спорят и раздражены (А. Крон). Ощупью разыскав свои вещи, он тихонько оделся и вышел в переднюю ( А. Крон). Я помногу думаю о случайном (А. Крон). Прежде чем Борис успел опомниться, Туровский открыл дверь в операционную и повернул выключатель (А. Крон). Кто дежурный? (В.Сан.). Из гостиницы мы пошли в кофейную (К.П.). До позднего вечера мы просидели на набережной (К П.). Филатов пошел в ванную (В.Сан.). Однажды я рассказал Андрею Ивановичу об одном моём знакомом (В.Сан.). После окончания первого своего дрейфа Филатов работал в мастерской института (В.Сан.).

 

Упр. 39. Определите, какой частью речи являются выделенные слова.

 

С аэродрома соскользнул истребитель с единицей на хвосте: рванувшись в воздух, он с первого же круга мастерски подстроился к раненой « девятке » (Б.П.). В поле он встретил чью-то тройку , – в тарантасе, который шибко несла она, мелькнули две шляпки … (И Б.). Любить лишь можно только раз (С.Е.). Неделю , от утренней и до вечерней зари, полол свою десятину Алеша (Е.П.). Как-то отец, обнаружив в тетради очередную единицу , возмутился и наказал Алешу (Е.П.). Там, в Макеевке, живёт буквально сотня (или больше) людей, близко связанных с Коробовыми (А.Б.). Дома у нас никого не было, наши ушли в гости (Л.К.). За ночь наши займут оборону, а завтра перейдем в наступление (К.С.). Батюшки! Васильевна! А твой - то совсем счах без тебя… (Ю.Т.). Скорее уж свекровь страдала оттого, что сын не процветает, как другие (Ю.Т.). И вышло так, что его большое воздействие на меня сказалось совсем в другом (И.Б.). Другим он не разрешал шутить над бабкой и даже улыбался молча за её спиной (Ю.Т.). Некоторых из них я знал. Я теперь вижу, как много в нас было общего (В.Суб.). Когда Митя подходил, она одна не работала, как бы чувствуя свою некую особенность среди прочих (И.Б.). Как горько было сердцу молодому, когда я уходил с отцовского двора, сказать « прости » родному дому! (И.Б. ). Неужели у вас нет друзей, которым бы вы хотели послать последнее прости ? (М. А.) . Взвилась в небо ракета, и бойцы с криком « ура » устремились вперёд, к высокой ледяной стене… (А.Чак.).

 

Упр. 40. Придумайте примеры, в которых каждое из данных ниже слов было бы причастием и адъективатом.

Блестящий, цветущий, знающий, говорящий, уважаемый, любимый .

 

Упр. 41. Какой частью речи являются выделенные слова? Покажите разные точки зрения на морфологическую природу этих слов.

 

•  Ведь география – это не военная тайна?

•  Безусловно. ( К.С ) .

•  Если меня не обманывает болезненное предчувствие, вы собираетесь пролить мне бальзам на рану?

•  Пожалуй. ( Л.Л. ).

•  Наверно, это будет что-то ужасное?

•  Возможно. ( К.С. ).

•  Понимете вы меня теперь? – с безнадёжным чувством закончил Морщихин.

•  О, разумеется. ( Л.Л.. ).

•  У нас тоже так бывает!

•  Конечно. ( К.С. ).

•  А хочется поверить, дорогой?

•  Конечно , хочется. ( К.С. ).

•  Я за тебя решать не буду.

•  Ну конечно , так легче. ( К.С. ).

 

Упр. 42. Определите, какими частями речи являются выделенные слова. Аргументируйте свой выбор.

После затишья шли уже пятые сутки боёв ( К.С. ). Я писал, но об этом после ( К.П. ). После чая Анфиса проводила Колю ( К.П. ). После Васильевки дорога до станции короткая и прямая, каких-нибудь два километра ( В.Сол. ). Фрэд спал после тяжёлой ночной вахты ( К.П. ). У нас в деревне маленькая река, а не такая, чтобы плыть полчаса поперёк или хотя бы туда-обратно ( В.Сол. ). Неужели всё дело в том…, что этот волевой и хозяйственный человек не смог вытерпеть слова, сказанного ему поперёк , мнения, идущего вразрез с его собственным мнением ( В.Сол. ). Сперва я видел, как позёмка перебегает дорогу поперёк …( В.Сол. ). Развернув поперёк дороги «эмку» и выскочив, Артемьев остановил первый из приближающихся грузовиков ( К.С. ). Я заметил блеснувшую в траве тоненькую стальную проволоку, натянутую поперёк тропы сантиметрах в пятнадцати от земли ( В.Богомолов ). Не отрываясь от земли, проведя щекой по мокрой траве, он повернул голову и увидел, что позади , шагах в полутора, стоят наши лёгкие пушки… ( К.С. ). Позади него стояла молодая женщина с бледным строгим лицом, в накинутом на голову тёплом платке ( К.П. ). Большая, изнурительная дорога позади ( В.Аст .). Спросив у Сабурова номер дивизии и узнав у него, что командир её следует позади , полковник быстро сел в готовую тронуться машину ( К.С. ). Поля добывала истину сама, путём обходных хитростей и длительных усилий ( Л.Л. ). Серпилин вышел в госпитальном халате, надетом поверх кителя ( К.С. ). Место открытое, снега почти нет, поверх мостовой намёрз чёрный от разрывов лёд ( К.С. ). Указания же насчёт этого литера его будто и не касались… ( В.Богомолов ). Тяжёлый вздох вырвался у меня помимо воли ( В.Сол ). Старик постоял минуту подле , крякнул и отошёл, виновато ссутулившись ( В.Чивилихин ). Я постоял подле двери избушки ( В.Аст. ). Ещё через километр поперёк дороги стоял связной броневичок… ( К.С. ). Позади баржи упало в воду несколько снарядов… ( К.С .). Всё это осталось позади ( К.П. ). Позади него сидел пограничник и даниловским планшетом отгонял комаров ( К.С. ). Пушки, находившиеся позади , выстрелили ещё несколько раз порознь, потом ударили залпом ( К.С. ). Я промолчал в ответ, тем более что грязная чёрная река промелькнула и тотчас осталась позади ( В.Сол. ). Никто против этого не спорил, кроме учителя Кингли ( К.П. ). Я сперва была против , когда он занялся скульптурой ( В.Кав. ). Потом вошёл боец с вещевым мешком, сел против меня и попросил прикурить ( К.П .). Переправа была перенесена, но, против ожидания, Сабурову сказали, что штаб армии на прежнем месте ( К.С. ). Таня слышала, как сзади неё люди повернулись к выходу, но сама пошла дальше за Росляковым ( К.С. ). Пихтовка осталась сзади и пихта тоже ( В.Аст. ). Худой человек с полотёрными щётками под мышкой стоял сзади ( К.П. ). Когда они вошли в обшитую досками штольню, Сабуров оглянулся и увидел, что сзади него идёт тот самый генерал, которого он видел в первую ночь у Проценко ( К.С. ). Сзади них, стуча сапогами, поднимались по лестнице Петя и повар с тортом ( К.С .).

 

Упр. 43. Выпишите в две колонки и проанализируйте: 1) союзы местоименного происхождения, 2) местоименно-союзные контаминанты.

 

Море погасло так же быстро, как вспыхнуло ( К.П. ). Когда мы выбрались из Марфина на шоссе, снег кончился ( П.Саж. ). Бывают дни, когда жизнь представляется нам особенно ясной и слаженной ( К..П. ). Утром он явился на лётное поле, когда оно было ещё пусто ( Б.П .). Ветер стих внезапно, как и налетел ( Б.П. ). Книга, созданная руками человека, стала такой же категорией вечности, как пространство или время ( Б.П. ). Настя не знала, что это был за свет, – отблеск ли моря, освещённого солнцем, или, может быть, так светилось самоё небо ( К.П. ). Им сказали, что работа водолаза всегда связана с риском для жизни, и объяснили почему ( П.Саж .). Она возвращалась в деревню из областного города, где гостила у брата – директора ремесленной школы ( К.П. ). Единственное, что ощущал Габуния, была усталость, глубокая небывалая усталость, когда он утомлялся от собственного шёпота и от малейшего движения рукой ( К.П. ). Чтобы заглушить боль, которую причинял ему каждый шаг, он стал отвлекать себя, обдумывая и рассчитывая свой путь ( Б.П. ). Гвоздев был человек открытого нрава, и теперь вся палата знала, что делается на третьем курсе мединститута, какая увлекательная наука биология и как скучна органика, какой симпатичный голос у профессора и как он славно подаёт материал и, наоборот, как скучно талдычит свои лекции доцент такой-то, сколько дров навалили на грузовые трамваи на очередном студенческом восреснике, как сложно одновременно и учиться и работать в эвакогоспитале и как «задаётся» студентка такая-то, бездарная зубрила и вообще малосимпатичная особа ( Б.П. ). Сразу же, как стемнело, Сабуров с первой партией бойцов и Масленниковым благополучно добрался в дом Канюкова ( К.С. ). Я вглядывался, но никак не мог разобрать, что это блестит – консервная банка или осколок стекла ( К.П. ). Мать никогда не знает, каким будет её ребёнок ( К.П. ). На истребителе, который он так неудачно атаковал, сидел опытный и наблюдательный лётчик ( Б.П. ). Уже через три или четыре часа своего пребывания здесь он понял, какого напряжения достигли бои ( К.С. ). Я воспользовался шумом и спросил Дымченко, для чего мы обиваем барку гвоздями ( К.П. ).

 

Упр. 44. Найдите в тексте производные союзы. Определите, результатом конъюнкционализации каких частей речи они являются.

 

Давно замечено, что пассажиры волнуются, когда показывают проводникам билеты, хотя с билетами не может быть никакой путаницы ( К.П. ). Впечатлений за этот день не счесть, и я спешу записать их, дабы не растерять ( П.Саж. ). Хотя мы, русские, к снегу и привычны и даже любим его, но всю жизнь удивляемся, когда он приходит, да ещё такой озорной и сильный ( П.Саж. ). То, что он рухнул в центре этого заповедного леса, было и хорошо и плохо. Хорошо потому, что вряд ли здесь, в этих девственных чащобах, можно было встретить немцев, тяготевших обычно к дороге и жилью. Плохо же потому, что предстояло совершить хотя и не очень длинный, но тяжёлый путь по лесным зарослям, где нельзя надеяться на помощь человека, на кусок хлеба, на крышу, на глоток кипятку ( Б.П. ). Кирюшкин всегда зимовал с женой – тоже немаловажное преимущество, поскольку готовила Мария Савельевна вкусно, не давала распускаться языкам и держала горячую молодёжь в узде ( В.Сан ). Холщевникова тоже не оказалось на месте, но зато удалось выяснить, что бригадврач предполагал зайти к себе на квартиру, где, к счастью, не выключен городской телефон ( А.Крон ). Когда, пройдя тропинкой по огороду и забрызгав сапоги обильной росою, Сухогрудов подходил к оврагу, овраг словно молоком был ещё заполнен густым белым туманом ( Ан.Ан. ). Взгляд у него был не то чтобы обиженный, но растерянный ( К.С. ). Покуда Володя доедал свой обильнейший завтрак, старуха принесла ему письмо от Вари ( Ю.Г. ). Я мог определённо сказать, что не так давно, судя по всему позавчера днём, здесь побывали два или три человека, сидели, курили и закусывали. Причём это стреляные воробьи и весьма осторожные ( В.Богомолов ). Спортсмен нёсся по гаревой дорожке подобно ветру.

 

Упр. 45. Найдите в данных ниже предложениях союзы, образованные путём диахронной трансформации. Какая часть речи была для них исходной?

 

Материалов для очерка столько, что я, как оголодавший перед роскошно накрытым столом, – не знаю, с чего начать и чему отдать предпочтение ( П.Саж. ). Сказать, что жизнь его была интересной, – всё равно что ничего не сказать ( П.Саж. ). И кто, как не мы, литераторы, которые прошли рядом с героями немало военных дорог, должны отозваться на это? ( П.Саж. ). Я очень доволен, что вы родом из этого привлекательного городка ( К.П. ). Ночь гремела музыкой, стреляла огнями, кружилась пением, и Чоп подумал, что только на сорок седьмом году жизни он узнал, что значит полное счастье ( К.П. ). Я уже давно, хотя и смутно, понимал, что уметь составлять стихи ещё не знавит быть поэтом ( В.Кат. ). Пока они ехали через мост и по городу, их задержали один за другим три ночных патруля ( К.С. ). Когда Синцов вошёл к коменданту, туда уже набежало пятеро или шестеро военных ( К.С. ). Я старался держаться в тени, хотя во многих случаях я без особых усилий мог бы стать лидером, вожаком ( Е.Богат ). Я никогда не писал, что добро торжествует всегда ( Е.Богат ). На своём вечере в Останкине, показывавшемся по телевидению, я высказал мысль по поводу того, что нельзя притвориться интеллигентным… ( Д.Л .).

 

Упр. 46. Определите частеречный статус выделенных в данных ниже предложениях слов. В чем заключается синтаксическая и смысловая специфика предложений, включающих названные слова?

 

Как красны клены в Ботаническом саду! (В.Кав.). Что только он не делал для нее! (В.Кав.). Да какая же тут экзотика, если даже не разобрать было, кто кого больше фотографирует – мы жителей этого посёлка или они нас (В.Чив. ). Чего стоят одни только слова о том, что эти древние города вдыхали бурю и хлад азиатских набегов! (К.П.). Карта у вас какая хорошая! (Б.Лавренев). А сколько десятилетий прошло – и каких ! – как далеко ушла философская мысль! (Г.Серебрякова). Каково же было их изумление, когда в районе спуска десанта они увидели, что на парашютах не десантники, а не виданные до сих пор продолговатые, издали похожие на человеческие фигуры морские мины! (П.Саж.). Какая , однако, навязчивость, какая расчётливость! (В.Чив.). А кто из нас тогда не смахивал тяжёлую, как свинец, нестыдную мужскую слезу – мы же вернулись в Севастополь! (П.Саж.). Но что поделать – война! (П.Саж.). Что говорить, закалки у капитана было побольше , чем у меня (В.Суб.). Кто только не шлялся по этому полю! (С.Крутилин). Каких только языков и наречий не наслышались мы! (Л.К.). Сколько лет вы посвятили ей (грозе – Е.С .), и ни разу не забраться в нее – обидно! (Д.Гр.). Сейчас я отложил карандаш и в который раз прослушал пластинку (В.Пес.). Выписав это место, Леонтьев улыбнулся: до чего чудесный народ – неспокойный, талантливый, золотые руки! (К.П.). – Дядя Костя? Да какой же он писатель! (К.П.). Как неловко я чувствовал себя, как стеснялся! (В.Кав.). Какой уж день ходил он по стройке трезвый, как стёклышко… (Е.Борисов). О чём только мы не переговорили! (В.Кав.). В который раз ребячий флот поднимет парус на Волге. (В.Пес.). Сколько случаев для встречи! (П.Саж.). А как ловко хозяйничала она в свои семь лет! (В.Кав.).

 

Упр. 47. Выпишите из данных ниже предложений частицы. Какие из них являются непроизводными, какие образовались в результате диахронной трансформации?

Тут едва ли не самое прекрасное место в Севастополе (К.С.). Изредка, на неприметной фразе он умолкал, упираясь кулаками в стол и как бы выскивая возможных оппонентов в затихших рядах … (Л.Л.). Разве легко носить всю жизнь тоску о почти призрачном, дальнем и жажду выразить всё это в новых красках? (К.П.). А это что за гора? Да это же стена! ( В.Пес. ) . И вот уже пусто на пристани ( В.Пес. ) . Снаружи всё сильнее разыгрывался ветер, на море отчаянно штормило… ( К.С. ) . Вы почти правы ( В.Сан. ) .

Упр. 48. Определите, от каких частей речи образовались частицы в данных ниже предложениях.

Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хотя бы немного зоркости ( К.П. ). Ещё в Москве мне советовали внимательно изучить опыт политической работы в осиповском полку ( П.Саж. ). Огонь всё усиливался ( К.С. ). Тут едва ли не самое прекрасное место в Севастополе… ( П.Саж. ). Вышло довольно много народу и стали строиться в одну шеренгу ( П.Саж. ). Изредка, на неприметной фразе он умолкал, упираясь кулаками в стол и как бы выискивая возможных оппонентов в затихших рядах… ( Л.Л. ). Теперь небось знаете? ( К.П. ). Разве легко носить всю жизнь тоску о почти призрачном, дальнем и жажду выразить всё это в новых красках ( К.П. ). Ведь между ними ничего не произошло ( К.П. ). Он молча стоял и слушал женщину, глядя поверх её головы туда, где у крайних домиков, прямо в степи, разгружался эшелон ( К.С. ). А что это за гора? Да это же стена! ( В.Пес. ). Всё реже у дороги дома бревенчатые с резными наличниками ( В.Пес. ). Неопытный человек скажет, что все соловьи поют одинаково. Совсем нет. Даже в одном саду певцы разные ( В.Пес. ). И вот уже пусто на пристани ( В.Пес. ). Шумливы только мелкие речки ( В.Пес. ). Кто же вырос в подстепье? Давайте припомним: сам Бунин, Тургенев, Фет, Тютчев, Лесков, Писарев, Леонид Андреев, Пришвин… ( В.Пес. ). Во время еды Борис надевает наушники, будто бы что-то проверить, но я вижу: просто слушает журавлей ( В.Пес. ). Снаружи всё сильнее разыгрывался ветер, на море отчаянно штормило… ( К.С. ). Дружба – это когда с человеком хорошо просто так… ( Ю.Наг. ). Вы почти правы ( В.Сан. ). Вчера, в первый день поисков, обнаружили преотличнейшую льдину, глаз радовала – ну, просто красавица по всем статьям ( В.Сан. ).

Упр. 49. Найдите в тексте частицы местоименного происхождения и прономинально-партикулянтные контаминанты. Покажите их особенности.

Как, Алексей Иванович, пойдёт мне генеральская форма? ( К.С. ). Вроде бы семья, но что оно такое – семья? ( Ю.Г. ). Сабуров, вернувшийся к себе после того, как известие о немецкой атаке на этот раз оказалось ложной тревогой, так и не лёг ( К.С. ). Дед у нас ужас какой смелый! ( К.П. ). Лес делался всё выше, таинственней и темнее ( К.П. ). Короткий гром гремел всё чаще ( К.П. ). Пожалуй, в эту ночь в холодном вагоне среди чёрных и серых полей России, среди шумящих от ночного ветра, ещё не распустившихся берёзовых рощ я впервые до конца, до последней прожилки понял, что такое искусство и какова его возвышающая и вечная сила ( К.П. ). «Что они, мусором топят, что ли?» – сказал вахтенный и вздрогнул ( К.П. ). И вот уже машина въезжает в ярмарочно-пёстрый, нарядный и какой-то радостный городок ( В.Пес. ). Пусть себе едет на дачу… ( Ю.Г. ). Он был куда сильнее её в эти часы ( Ю.Г. ). Ох, уж эта мне молодёжь! ( К.П. ). Он всё больше нравился матери ( М.Г. ). Мы как-то забываем, что достоинство не только личное достояние граждан, но это и достояние общества ( Из газ. ). Мы всё реже разговаривали с Романиным ( К.П. ). Ох, какие мы были тогда остряки! ( В.Кат. ). Куда ястребиному клюву до крупнокалиберной дроби! ( В.Сан. ). Сколько мы прошли! ( В.Суб. ). Он сказал себе слова куда похлеще, чем давеча говорила ему Варя ( Ю.Г. ). Через какие-то четверть часа мне требовалось быть на шоссе в условленном месте… ( Е.Бог. ). Полтора или два километра на финаминовой заправке я пробежал за какие-то минуты… ( Е.Бог. ). Жизнь каждого из них полна событиями и самой разнообразной деятельностью, которые отрывали их от пера и бумаги. Но как они работали! ( Д.Л. ).

Упр. 50. Какими частями речи являются выделенные слова?

 

В общем, я согласился с доводами Мишки, что ему действительно нет смысла идти (К.С.). По его тону я понял, что эти слова о том, что страшно много сволочи, не результат служебного рвения или профессиональной подозрительности, а грустные слова действительно удивлённого человека (К.С.). На секунду оторвал от себя, жадно посмотрел на него издали, точно убеждаясь, действительно ли это его друг, и снова крепко прижал к себе (Б.П ). Зверь ещё сильнее рванул комбинезон (Б.П.). Так иногда бывает – увидишь какую-нибудь дорогу или деревушку на косогоре и вдруг вспомнишь, что уже видел её когда-то очень давно, может быть даже во сне, но полюбил всем сердцем (К.П.). Уже начало смеркаться К.С.). Потом днём я довольно долго говорил с несколькими моряками нашего лесовоза (К.С.). Всё это прозвучало довольно мрачно (К.С.). Сейчас бои шли довольно далеко за рекой, километрах в восьми (К.С.). Мы довольно долго спорили… (К.С.). Это не просто блиндаж, а большое двухкомнатное помещение (К.С.). Нет, этот новичок ей положительно нравился (Б.П.). На нём было много орденов, блестела и хрустела совершенно новая портупея, сияли хорошо начищенные сапоги (К.С.). Я, наконец, поверил, что передо мною легендарный Босфор, что это именно я стою на палубе и что рядом в густом сумраке тонут древнейшие области земли – Малая Азия, мифическая Троя, Геллеспонт (К.П.). Интересно, что именно возня с этими шумными птичками окончательно вывела танкиста из его молчаливого состояния (Б.П.). … они уехали утром и ещё не вернулись (К.С.). До прихода Мишки было точно договорено, что я и Зельма плывем сегодня на Рыбачий … (К.С.). Он пронёсся мимо точно молния. Едва он зашел к Шабунину, как я понял, что эти люди, давно живущие рядом, до тонкости знают не только свои, но и все чужие хозяйственные дела … (К.С.).

 

Упр. 51. Определите, какой частью речи являются выделенные слова. Дайте их морфологическую и синтаксическую характеристику.

 

Косые тени от столбов ложатся край дороги (А.Твардовский). С неудовольствием, выражавшимся даже на его затылке, сидел он на козлах и страх желал заговорить со мной… (И.Т.). Мне страх не нравится, что ты поэт, что ты сдружился с славою плохою (С.Е.). Этот дождь шел неделями (К.П.). Дело было к вечеру (К.П.). Мне страх хотелось вытянуть из него какую-нибудь историйку, – желание, свойственное всем путешествующим и записывающим людям (М.Л.). В эту ночь граната разорвалась рядом с Масленниковым, и он только чудом спасся (К.С.). Вечером того же дня я приехал в просторный и тихий городок Опочку (К.П.). Ваш брат , дворянин, дальше благородного смирения или благородного кипения дойти не может, а это пустяки (И.Т.).

 

Упр. 52. Определите, к какой части речи относятся выделенные слова. Аргументируйте свой выбор.

 

Давыдов шел неспешным, но широким шагом (М.Ш.). Первый день войны застал Синцовых врасплох, как и миллионы других семей (К.С.). Услышав от нас, что мы пробудем здесь максимум сутки и отплывем обратно с одним из первых пароходов, ребята написали в свою редакцию … (К.С.). Уже под вечер над лесом прошла тройка наших истребителей И-16 с красными звёздами на крыльях (К.С.). В распоряжении экспедиции было около тысячи кинофильмов, из них полсотни хороших и десяток отличных (В.Сан.). Океан не отвечает, и его можно понять: стихия, которая таскает на себе миллиарды тонн льда, может позволить себе некоторые отступления от хорошего тона (В.Сан.). Он чувствовал, что командиру бригады недосуг долго с ним разговаривать (К.С.). В колонне было человек сорок, из них половина легкораненых (К.С.). Искателю Атлантиды принадлежала добрая четверть скандальной чести всех кондуитных записей (Л.К.). Пару вороных и пару белых коней можно было запрячь в картонные пролетки … (Л.К.). Десятки туш, сотни колбас, холмы апельсинов и терриконы овощей, лимоны, бананы – изобилие продуктов, цены на которые растут (В.Сан). Пока она училась на курсах, не раз бывало, что то один, то другой из курсантов больше не появлялся на занятиях ( А.Ф.) . Но, как бы там ни было, липяговцы знают одно: село наше древнее и оно извечно стояло на этом самом месте (С.Кр.). Она стояла там, где когда-то находилась рига, и, видно, служила защитой на случай пожара (С.Кр.). Сначала ехали маленькою рысью (Л.Т.). Помножим опять минус на минус – получим плюс , то есть самый что ни на есть положительный результат (М.А.). Пять минус три получится два. Сегодня утром температура воздуха была минус пять.

 

Упр. 53. Определите, какой частью речи или контаминантом является слово один. Составьте ряд его функциональных омонимов.

 

Один за одного стой – выиграешь бой (Посл.). Одна Маша стояла на палубе и слушала звуки ночи, стараясь их разгадать (К.П.). Дальше деревень нет на сто километров. Один лес (К.П.). Шекспир про одного человека сказал, что купидон его уже хлопал по плечу и не трогал его сердца (В.Шкловский). Один большой художник в башне Новодевичьего монастыря пытался сделать летающий аппарат на одном вдохновении: он должен был летать силой человека, без мотора, и полёт должен быть доступным даже для людей с больным сердцем (В.Шкловский).

 

Упр. 54. Определите, какой частью речи являются слова хорошо и хорошее в данных ниже предложениях. Аргументируйте свою точку зрения.

 

Э ту книжку хорошо помню (В.Шкловский). Ты мне хорошо рассказывала про трансатлантический пароход (В.Шкловский). Учился я хорошо (К.П.). Хорошо было, зарывшись в тёплое сено, слушать звуки этой ночи, представлять себе это полесье, темные дороги, быструю и холодную реку, где на берегу крепко спят перевозчики и только дотлевают в тумане угли костра (К.П.). Хорошо спать, когда над головою крыша (В.Кав.). Ему было хорошо, покойно (Б.П.). Хорошо в подмосковном лесу (В.Пес.). Это предательское место хорошо знакомо морякам (К.П.). Есть люди, которые хорошо пишут, но не умеют давать названия своим вещам (К.П.). Хорошо может видеть людей и землю только тот, кто их любит (К.П.). Особенно хорошо в кафе бывало в сумерки (К.П.). Под первой же раскидистой сосной хорошо прилечь и отдохнуть от духоты молочной чащи (К.П.). Ожидание хорошего всегда волновало его и само по себе давало ему радость (К.П.). Никто не знал джунглей так хорошо, как он (К.П.). – Товарищ старший лейтенант, старшина Егорычев приказал пленного доставить. – Хорошо , доставляйте, – сказал Савин (К.С.). Это так хорошо (К.П.). Местность эта была ему хорошо знакома… (К.С.). Хорошо может видеть землю и людей только тот, кто их любит (К.П.). Она знала, что всё будет хорошо (К.П.).

 

Упр. 55. Какой частью речи является слово что в приведенных ниже примерах?

 

Я отлично помню, что и где лежит в этом большом ящике (Л.Л.). Если внимательно прочесть всё написанное Пришвиным, то остаётся убеждение, что он не успел рассказать нам и сотой доли того, что он превосходно видел и знал (К.П.). Недаром Салтыков-Щедрин говорил, что если хоть на минуту замолкнет литература, то это будет равносильно смерти народа (К.П.). Если мы и не схватили насморка, то это можно объяснить только тем, что поблизости не было аптеки (В.Сан.). То, что они делали здесь, и то, что им предстояло делать дальше, было не только уже героизмом ( К.С.). Я заметил, что человека втрое больше мучает вид предмета, если он не знает его названия (В.Кат.). Что вчера казалось ему сверху какой-то игрой, развернулось перед ним сегодня огромным, необозримым полем сражения (Б.П.). Много такого, что глубоко поразило его, увидел Алексей в этом лесном поселении (Б.П.). Мересьев лежал в таком состоянии, что даже и не заметил исчезновения хозяина (Б.П.). Алексей никогда и не подозревал, что у него столько друзей ( Б.П.). Это было самое скверное, что могло случиться в воздушном бою Б.П.). Я знал, что мы ещё когда-нибудь встретимся (В.Кат.). Случилось всё это так неожиданно, что никто даже не понял, что именно произошло … (Б.П.). Человек без родины что соловей без песни (Посл.). Закусив губу, он продолжал идти, добираясь к лесной дороге, что вела мимо подбитого танка … (Б.П.). Василий Васильевич тяжело поднялся со стула, и по тому, как опирался он при этом о колени своими пухлыми синими шелушащимися руками, как тяжело разогнул он спину, стало особенно заметно, насколько подался он за последние недели (Б.П.).

Упр . 56. Определите, какой частью речи является слово как в данных ниже примерах.

Я видел, как работал Гайдар (К.П.). Книга, созданная руками человека, стала такой же категорией вечности, как пространство или время (К.П.). Дома эти, как утверждал Розовский, пахли тёплой древесной трухой и мёдом (К.П.). Сразу же, как стемнело, Сабуров вместе с первой партией бойцов и Масленниковым благополучно перебрался в дом Канюкова (К.С.). Вдохновение – как первая любовь, когда сердце громко стучит в предчувствии удивительных встреч, невообразимо прекрасных глаз, улыбок и недомолвок (К.П.). Как у многих людей с живым воображением, у него была страсть собирать во время поездок всякие пустяки (К.П.). Ничто человек так глубоко не прячет, как мечту (К.П.). Всем телом своим он чувствовал, как бьётся сердце, как возбужденно пульсирует, отдаваясь в висках и больных ногах, кровь (Б.П.). Старый лось застыл в сосняке, как изваяние (Б.П.). Уверенный в себе, он даже не смотрел, как враг ткнется в землю (Б.П.). Алексей не помнил, как провел он эту ночь и много ли ещё прополз утром (Б.П.). Я входил в Эрмитаж как в хранилище человеческого гения ( К.П.). Они встретились как старые друзья (Б.П.). Ветер стих внезапно, как и налетел ( Б.П.). Утром однажды, перечеркнув всё, он положил перед собой чистый лист и с первых же строк запутался в определениях леса как предмета науки (Л.Л.). Даже в идущей машине слышно было, как внизу кричит коростель (В.Пес.).

 

Упр. 57 . Определите лексико-грамматические характеристики слова когда в приведенных ниже примерах.

 

Писателю, когда он работает, нужны спокойствие и по возможности отсутствие забот (К.П.). Кукушкин сразу же сменил гнев на милость, когда Комиссар предложил ему сыграть партию в шахматы (Б.П.). Утром он явился на лётное поле, когда оно было еще пусто (Б.П.). По вечерам, когда пустели пляжи, волейбольные и городошные площадки, любимым развлечением в санатории были танцы (Б.П.). Когда совсем рассвело, мы сели отдохнуть на обочине (К.П.). Уже вечерело, когда грузовик влетел на улицу небольшой деревеньки … (Б.П.). К полудню, когда лесной полумрак заискрился тонкими нитями пробившихся сквозь густую хвою солнечных лучей и в лесу крепко запахло смолой и талым снегом, он совершил всего четыре таких перехода (Б.П.).

Упр. 58. Назовите, какой частью речи является слово весь ( всё ) в приведенных ниже предложениях. Отдельно выпишите примеры, в которых слово весь ( всё ) входит в качестве компонента в состав аналитических слов и фразеологических единиц.

В городке с десятитысячным населением все и всё знали обо всех (Е.П.). Всё развесистее и кряжистее становились яблони; всё гуще разрастался терновник, быстрее распространяясь вширь (В.Сол.). Для всего , что существует в природе: воды, воздуха, неба, облаков, солнца, дождей, лесов, болот, рек и озер, лугов и полей, цветов и трав – в русском языке есть великое множество хороших слов и названий (К.П.). Всё плескалась зеленоватая вода (К.П.). На мелком месте огромный полуметровый таймень был виден весь …(Е.П.). Тише всего в классе у новичков (Е.П.). Обычно он прибегал на школьный двор раньше всех. (Е.П.). Всю войну, во всей ее огромности, нельзя было даже вобразить себе до конца ( К.С.). Все , кому было положено спать, спали, все , кому было положено дежурить, дежурили в полной боевой готовности, но Цветкова всё же разбудили, и он догнал Серпилина на переднем крае, в ходе сообщения (К.С.). Весь корабль провожал Варю (Ю.Г.). Поздно дать – всё равно что отказать (Посл.). Одним конем всего не объездишь (Посл.). Быть другом всех или не иметь друзей – это всё равно (Посл.). Не все цветы годятся для букета (Посл.). Вспомнил все наши встречи (В.Суб.). Зуб часто прикусывает язык, и они всё же остаются друзьями (Посл.). Запоздалый совет – все равно что дождь после жатвы (Посл). Всё ещё сеял дождь (Ю.Г.). Но вот хлопнула дверь дома, и всё замолкло (Е.П.). Все три часа Поля просидела в том же уголке на кухне … (Л.Л.).

Упр. 59. Укажите, какие семантические, морфологические и синтаксические особенности имеет слово это в каждом примере. Определите, какой частью речи оно является.

Он сказал это тихо, почти без надежды на то, что отец поверит ему, но с такой отчаянной силой искренности, что Серпилин содрогнулся от нее (К.С.). Неясная речь – это мутное зеркало (Посл.). Когда рассвело, огни исчезли, и я до сих пор так и не знаю, что это были за огни (В.Суб.). Серпилин никогда не видел этого человека, но ему казалось, что он хорошо знает, какой это человек (К.С.). Зайчиков открыл глаза так медленно, словно даже это движение требовало от него неимоверного усилия (К.С.). Мы идём по траншее, и как раз в это мгновение раздаётся свист (В.Суб.). Сопка эта была такой молчаливой, что ночью, в темноте, казалось, что это стоит гора (В.Суб.). Видно, для ночи звонкоголосое это существо оставляет лучшую свою песнь (М.А.). Говорить не думая – это стрелять не целясь (Посл.). Всматриваясь в эти здания, понимаешь, что хороший вкус – это прежде всего чувство меры (К.П.). Что это вас на метафоры потянуло? Мне трудно это выразить.

Упр. 60. Определите, какой частью речи являются слова сам и ­ самый. Определите семантику и синтаксические функции местоимения сам.

 

Разгорячённый Алеша и сам словно весь без остатка растворился в этой млеющей духоте (Е.П.). Он вёл людей, но и сам не знал, куда идти (В.Суб.). Однако ему самому хотелось показать места, где дрались бойцы его батальона (В.Суб.). Кто сам собой не управит, тот и другого не наставит (Посл.). Кто станет завидовать чужому счастью, сам сделается несчастным (Посл.). Смотреть, как делают, легко, а самому делать трудно (Посл.). Алеша сам умел быстро бегать и, наверное, не только не отстал бы, мог бы и перегнать Анночку (Е.П.). Вот они уже проехали избушку дедка Картошки, а через минуту и его самого (Е.П.). В азарте борьбы с рыбой она негромко, возбуждённо разговаривала сама с собой (Е.П.). Сама газета была маленькая (В.Суб.). Самоё ее целый день не было слышно (В.Сол). Лошади у него не было, и срубленные деревья он оттаскивал сам (М.А.). Должно быть, скворец и сам скоро сообразил, что состязаться с соловьем, по крайней мере, неразумно, и сразу же переключился на иные лады (М.А.). Тихая вода самая опасная (Посл.). Вокруг неё и на самом дне виднелись остатки рваного железа (М.А.). Блиндаж был устроен под домом, у самой дороги (В.Суб.). Не хвали сам себя, пусть другие похвалят тебя (Посл.). Наладь порядок, а дальше он сам пойдёт (Посл.). Не кивай пальцем – сам будешь старцем (Посл.). Он, между прочим, пришёл в редакцию сам , без приглашения. Сам его состав говорит о многом.

 

Упр. 61. Придумайте предложения со словами, входящими в ряды функциональных омонимов со звуковыми комплексами рабочий, мимо, около, просто, хорошо, грустно, весело, правда, что, как, действительно, радостно.

 

Упр. 62. Рассмотрите выделенные слова, назовите лексии (так называемые составные слова). Какими критериями вы пользовались, разграничивая аналитические единицы морфологического и синтаксического уровня?

От снега пока что была расчищена одна лётная дорожка …( К.С.. ). Лодку швыряло то вверх, то вниз; она зарывалась в воду, и хотя я был одет поверх ватника ещё в кожаное пальто, но всё равно промок до нитки ( К.С. ). Вскоре подъехал командир стоявшего неподалеку морского артиллерийского дивизиона, капитан, которого все стали поздравлять с только что полученным им орденом Красного Знамени ( К.С. ). С тех пор я сам должен был зарабатывать себе на жизнь и ученье ( Б.П. ). Юношеская приверженность моя к экзотике в какой-то мере приучила меня искать и находить в окружающем живописные и даже подчас необыкновенные черты ( К.П. ). Но вместе с тем это была действительность ( К.П. ). Одно время я всерьёз думал стать моряком ( К.П .). Я согласился лишь потому, что писатель всё же лучше знает себя, чем критики и литературоведы ( К.П. ). Истинное счастье – это прежде всего удел знающих, а не невежд ( К.П. ). Хотя в печке трещали дрова, но её только что затопили ( К.С. ). А переговоры тем временем шли ( К.С. ). Вряд ли немцы заберутся в такую глушь ( Б.П. ). Дегтяренко ещё раз недоуменно скользнул взглядом по лицу Алексея ( Б.П. ). Клавдия Михайловна принесла несколько веток вербы, неведомо как и откуда попавших в суровую, военную, перегороженную баррикадами Москву ( Б.П. ). По мягкому снегу идти было ещё ничего, но, как только он ступил на твёрдый, обдутый ветрами, покрытый ледком горб дороги, боль стала такой нестерпимой, что он остановился… ( Б.П. ). Бросив машину в пике, он камнем ринулся на только что оторвавшийся от земли тяжёлый и медлительный «ломовик» … ( Б.П. ). Сам не заметив, он изложил Гвоздеву своими словами то же, что только что услышал от него ( Б.П .). Возможно, что читателям этой статьи покажется странным то обстоятельство, что автор останавливаетсяч главным образом на внешней среде, в которой происходит действие его рассказов, но почти ничего не говорит о своих героях ( К.П. ).

Задания для блицконтроля
Часть 4

Модальное слово

 

№ 1

 

Задание : придумайте предложения, в которых данные ниже слова были бы представлены как функциональные омонимы: а) модальное слово и глагол; б) модальное слово и наречие; в) модальное слово и безлично-предикативное слово; г) модальное слово и имя существительное; д) модальное слово и краткое прилагательное.

 

•  Верно, значит, наконец.

•  Видно, кажется, правда.

•  Вероятно, признаюсь, собственно.

•  Возможно, пожалуй, очевидно.

•  Конечно, разумеется, словом.

•  Безусловно, говорят, наконец.

•  Видимо, может, правда.

•  Наверно, видать, собственно.

•  Действительно, бывало, очевидно.

•  Естественно, признаться, словом.

 

 

Предлог

 

№ 2

 

Задание : распределите предлоги 1) по структуре; 2) по образованию; 3) по семантике.

 

1. От, около, путём, в течение.

2. До, мимо, подобно, в продолжение.

3. С, вокруг, сообразно, по причине.

4. К, относительно, навстречу, по линии.

5. В, впереди, благодаря, в области.

6. У, позади, включая, по поводу.

7. Из, вдоль, вследствие, по части.

8. Без, согласно. навстречу, несмотря на.

9. На, наперекор, подобно, во время.

•  За, против, вглубь, в области.

 

Союз

 

№ 3

 

Задание : 1) разделите союзы на сочинительные и подчинительные;

•  распределите союзы: а) по структуре; б) по образованию; в) по семантике.

 

1. А, потому что, то…то.

2. Но, так как, не столько…сколько.

3. Да, несмотря на то что, не то…не то.

4. Что, по мере того как, чем…тем.

5. Как, с тех пор как, не только…но и.

6. Когда, невзирая на то что, как…так и.

7. И, как будто, если…то.

8. Если, так что, хотя…но.

9. Или, в то время как, ни…ни.

•  Хотя, оттого что, то ли…то ли.

 

Частица

 

№ 4

 

Задание : распределите частицы: 1) по структуре; 2) по образованию; 3) по значению.

 

1. Что, уж, разве.

2. То, ещё, неужели.

3. Это, пусть, будто.

4. Себе, пускай, бы.

5. Всё, было, якобы.

6. Как, хоть.

7. Оно, даже, да.

8. Так, почти, не.

9. Мне, решительно, ни.

10. Одни, просто, ли.

 

 

Схемы разбора

Модальное слово

 

1. Выписать модальное слово.

2. Разряд по значению:

2.1. выражают возможность ( возможно, может );

2.2. предположительность ( вероятно, видно, полагаю );

2.3. уверенность, бесспорность, убежденность ( безусловно, действительно, конечно, разумеется ).

3. Разряд по образованию:

3.1. образовано путем перехода из краткого прилагательного ср. р. ( возможно, вероятно, конечно );

3.2. образовано путем перехода из глагола ( кажется, видать, думается );

3.3. образовано путем перехода из имен существительных ( правда, факт );

3.4. образовано путем перехода из причастий ( видимо, вестимо );

3.5. образовано путем перехода из слов категории состояния ( видно, слышно );

3.6. образовано путем перехода из местоимения ( никак ).

4. Синтаксическая функция:

4.1. вводное слово или компонент вводного словосочетания;

4.2. нечленимое предложение.

 

Примерный вариант разбора

 

Был он, видно , лучше, чем мне казалось (Н. Иванова).

•  Минимальный контекст – ( был он ), видно , ( лучше ).

•  Выражает предположительность.

•  Образовано путём перехода из безлично-предикативного слова.

•  Синтаксическая функция – вводное слово.

 

Предлог

 

1. Выписать предлог с именем, которым он управляет, и стержневым словом словосочетания.

2. Предлог связывает:

2.1. имя с глаголом, в том числе и его формой ( гулять в парке );

2.2. имя с именем существительным ( брат с сестрой );

2.3. имя с местоимением ( кто из них );

2.4. имя с именем числительным ( семеро из них );

2.5. имя с именем прилагательным ( добрый до невозможного );

имя с наречием или безлично-предикативным словом ( грустно из-за дождя ).

3. Предлог в зависимости от управляемых падежей может быть:

3.1. однопадежным;

3.2. двупадежным;

3.3. трёхпадежным.

4. Отношения, выражаемые предлогом с именем:

4.1. изъяснительные ( говорить о друге );

4.2. временные ( приехать в четверг );

4.3. пространственные ( положить в стол );

4.4. причинные ( отложить из-за погоды );

4.5. целевые ( купить для подарка );

4.6. уступительные ( гулять несмотря на холод );

4.7. атрибутивные ( платье в полоску );

4.8. другие.

5. Разряд по структуре:

5.1. простой ( от, из );

5.2. сложный ( из-за, в продолжение );

5.3. составной ( по пути к ).

6. Разряд по образованию:

6.1. первообразный ( в, на, за );

6.2. образованный путем перехода из наречий ( мимо, согласно );

6.3. образованный путем перехода из имени существительного ( по линии, в течение, путем );

6.4. образованный путем перехода из деепричастий ( благодаря, исключая ).

 

Примерный вариант разбора

 

От солнца и духоты разламывалась голова (В. Богомолов).

От – предлог.

•  Минимальный контекст: ( голова разламывается ) от ( солнца и духоты ).

•  Связывает имя с глаголом.

•  Управляет одним падежом – родительным.

•  Вместе с именем выражает причинные отношения.

•  Разряд по структуре – простой.

•  Разряд по образованию – первообразный.

 

Отдохнув, мы потихоньку побрели вдоль дороги (В. Санин).

Вдоль – предлог.

•  Минимальный контекст: ( побрели ) вдоль ( дороги ).

•  Связывает имя с глаголом.

•  Однопадежный, управляет винительным падежом.

•  Вместе с именем выражает пространственные отношения.

•  По структуре – простой.

•  Образован путём перехода из наречий.

Школьный вариант разбора

 

Союз

1. Выписать союз с минимальным контекстом.

2. Назвать, что соединяет союз:

2.1. однородные члены предложения;

2.2. части сложного предложения;

2.3. отдельные предложения.

3. Разряд по значению:

3.1. сочинительный ( и, да, а );

3.2. подчинительный ( что, как, если ).

3.1. Разряды сочинительных союзов:

3.1.1. соединительный ( и, да в значении и );

3.1.2. противительный ( а, но, да в значении но );

3.1.3. разделительный ( то…то, не то…не то );

3.1.4. присоединительный ( и, да и );

3.1.5. градационный ( не столько…сколько );

3.1.6. пояснительный ( то есть, или в значении то есть ).

3.2. Разряды подчинительных союзов:

3.2.1. изъяснительный ( что, чтобы, будто );

3.2.2. времени ( когда, пока, едва );

3.2.3. причины ( потому что, так как, ибо );

3.2.4. цели ( чтобы, для того чтобы );

3.2.5. условия ( если, ежели, раз );

3.2.6. уступки ( хотя, несмотря на то что );

3.2.7. следствия ( так что );

3.2.8. сравнения ( как, как будто );

3.2.9. другие значения.

4. Разряд по структуре:

4.1. простой ( а, и, но );

4.2. сложный ( чтобы );

4.3.1. составной нерасчлененный ( потому что );

4.3.2. составной расчлененный ( не столько…сколько, чем…тем ).

5. Разряд по образованию:

5.1. первообразный ( и, а, но );

5.2. образованный путем перехода из местоимений ( что, как );

5.3. образованный путем перехода из наречий ( ровно, точно );

образованный путем перехода из имен существительных ( благо ).

6. Одиночный или повторяющийся.

 

Примерный вариант разбора

 

Писатель должен пристально изучать каждого человека, но любить, конечно, не каждого (К. Паустовский).

Но – союз.

•  Минимальный контекст: ( должен изучать каждого человека ), но ( любить не каждого ).

•  Соединяет однородные члены предложения.

•  Сочинительный, противительный.

•  Разряд по структуре – простой.

•  Разряд по образованию – непроизводный.

•  Одиночный.

 

Я узнал, что осень смешала все чистые краски, какие существуют на земле, и нанесла их, как на холст, на далёкие пространства земли и неба (К. Паустовский).

Что – союз.

•  Минимальный контекст: ( я узнал ), что ( осень смешала ).

•  Союз присоединяет придаточную предикативную единицу к главной.

•  Подчинительный, изъяснительный.

•  Разряд по структуре – простой.

•  Разряд по образованию – производный, союз что образован путём перехода из местоимения.

•  Одиночный.

 

Нам нужно сажать леса не только для восстановления природных сил земли, но и для нашего хозяйства (К. Паустовский).

Не только, но и – союз.

•  Минимальный контекст: ( нужно сажать ) не только ( для восстановления ), но и ( для хозяйства ).

•  Союз соединяет однородные члены предложения.

•  Промежуточный между сочинением и подчинением (в традиционном понимании – сочинительный), градационный.

•  Разряд по структуре – составной расчленённый (парный, двойной).

•  Одиночный.

Школьный разбор

 

Частица

 

1. Выписать частицу.

2. Назвать, к чему относится частица:

2.1. к слову;

2.2. к словосочетанию;

2.3. к предложению;

2.4. является нечленимым предложением.

3. Разряд по значению:

3.1. указательная частица ( вот, вон );

3.2. определительно-уточняющая ( точно, именно, почти );

3.3. выделительно-ограничительная ( лишь, только, всё, исключительно );

3.4. усилительная ( даже, же, и, ведь, просто );

3.5. утвердительная ( да, так, точно, определённо );

3.6. отрицательная ( не, ни, нет );

3.7. вопросительная ( ли, разве, неужели );

3.8. сравнительная ( как, словно, точно, вроде );

3.9. указывающая на чужую речь ( мол, якобы, дескать );

3.10. формообразующая ( бы, пусть, да ).

4. Разряд по структуре:

4.1. простая ( ли, не, же, как, точно );

4.2. составная ( что за, вряд ли, как раз ).

5. Разряд по положению:

5.1. препозитивная ( да, не );

5.2. постпозитивная ( ли );

5.3. с непостоянным местом ( же ).

6. Разряд по образованию:

6.1. первообразная ( ли, да, не );

6.2. образованная путем перехода из местоимений ( что, как, себе );

6.3. образованная путем перехода из наречий ( точно, только );

6.4. образованная путем перехода из глаголов ( чуть, ведь );

6.5. образованная путем перехода из имен числительных ( один );

6.6. частицы, омонимичные с союзами ( и, да ).

 

Примерный вариант разбора

 

Прислушиваясь к ночным звукам, он думал, что вот проходит жизнь, а ничего ещё толком не сделано (К. Паустовский).

Не – частица.

•  Минимальный контекст: ( ничего ) не ( сделано ).

•  Частица относится к слову.

•  Препозитивная.

•  Отрицательная.

•  Первообразная (непроизводная).

 

А мыс Лукулл – это всего лишь порог того дома, который зовётся Севастополем (П. Сажин).

•  Минимальный контекст: всего лишь ( порог ).

•  Частица относится к слову.

•  Место непостоянное.

•  Усилительная.

•  Производная составная.

Школьный разбор

Литература
Часть 4

Основная литература

 

Буланин А.А. Трудные вопросы морфологии: Пособие для учителей. – М.: Просвещение, 1976. – 208 с.

Виноградов В.В. Русский язык: (грамматическое учение о слове). – М.: Высш. шк., 1972. – 614 с.

Грамматика русского языка. В двух томах. – М.: Изд-во АН СССР, 1953. – Т. I . – 720 с.

Краткая русская грамматика / Белоусов В.Н., Ковтунова И.И., Кручинина И.Н. и др. – М.: Рус. яз., 1989. – 639 с.

Современный русский язык / Под ред. В.А. Белошапковой. – М.: Высш. шк., 1981. – 560 с.

Русская грамматика. В двух томах. – М.: Наука, 1980. – Т. I . – 783 с.

Шанский Н.М., Тихонов А.Н. Словообразование. Морфология / Современный русский язык. – В 3 ч. – Ч. II . – М., 1981. – 272 с.

Дополнительная

 

Бондарко А.В. Функциональная грамматика. – Л., 1984.

Из трудов А.А. Шахматова по современному русскому языку: Учение о частях речи. – М., 1952.

Зализняк А.А. Русское именное словоизменение. – М., 1967.

Калечиц Е.П. Взаимодействие слов в системе частей речи. – Свердловск, 1990.

Кубрякова Е.С. Части речи в ономасиологическом освещении. – М., 1978.

Кузнецова Э.В. Части речи и лексико-грамматические группы слов // Вопросы языкознания. – 1975. – № 5. – С.

Леденев Ю.И. Неполнозначные слова. – Ставрополь, 1988.

Леоненко М.А., Сергеева Г.Н., Сухурова Л.В. Практические занятия по морфологии современного русского языка: Учеб. пособие для студентов филологических факультетов госуниверситетов. – Владивосток: Изд-во ДГУ, 2001. – 112 с.

Мещанинов И.И. Члены предложения и части речи. – Л., 1978.

Милославский И.Г. Морфологические категории современного русского языка. – М.: Просвещение, 1981. – 254 с.

Панов М.В. О частях речи в русском языке // Филолог. науки. – 1960. – № 4. – С. 8–14.

Подгаецкая И.М. Проблемный анализ литературы по современному русскому языку. – М., 1981.

Попов Р.Н., Валькова Д.П., Маловицкий Л.Я., Федоров А.К. Современный русский язык. – М.: Просвещение, 1978. – 464 с.

Пригоровская Н.М. Переход полнознаменательных слов в предлоги и союзы: (Учебное пособие). – М., 1975. – 240 с.

Современный русский язык: Теория. Анализ языковых единиц: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений: В 2 ч. – Ч.2: Морфология. Синтаксис / В.В. Бабайцева, Н.А. Николина, Л.Д. Чеснокова и др.; Под ред. Е.И. Дибровой. – М.: Издательский центр «Академия», 2001. – 704 с.

Суник О.П. Общая теория частей речи. – М.: Л.: Наука, 1966. – 128 с.

Супрун А.Е. Части речи в русском языке. – М.: Просвещение, 1971. – 135 с.

 

Словари

 

Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Сов. энциклоп., 1966. – 608 с.

Ахманова О.С. Словарь омонимов русского языка. – М.: Сов. энциклоп., 1974. – 448 с.

Граудина Л.К., Ицкович В.А., Катлинская Л.П. Грамматическая правильность русской речи: Опыт частотно-стилистического словаря вариантов. – М., 1976.

Зализняк А.А. Грамматический словарь русского языка. – М., 1977. –

Колесников Н.П. Словарь омонимов русского языка. – Тбилиси, 1976. – 628 с.

Лингвистический энциклопедический словарь / под ред. В.Н. Ярцевой. – М., 1990. -

Обратный словарь / Под ред. М.В. Лазова. – М., 1974. –

Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Рус. яз., 1978 (и послед. изд.). – 848 с.

Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. – М.: Просвещение, 1976. – 544 с.

Русский язык: Энциклопедия / под ред. Ю.Н. Караулова. – М., 1997. –

Словарь русского языка. – В 4-х томах. – М.: Рус. яз., 1981 – 1984. (МАС).

Словарь современного русского литературного языка. В 17-ти томах. – М.: Изд-во АН СССР, 1950–1965. (БАС).

Словарь служебных слов русского языка / Отв. ред. Е.А.Стародумова. – Владивосток, 2001. - 363 с.

Объяснительный словарь русского языка: Структурные слова: предлоги, союзы, частицы, междометия, вводные слова, местоимения, числительные, связочные глаголы / Под ред. В.В. Морковкина. – М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ»,2002 . – 432 с .

Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. – М., 1947-1949. – Т. I – IY (и последующие издания).

Частотный словарь русского языка / Под ред. Л.Н. Засориной. – М., 1977.

 

Модальные слова

 

Алексеенко Л.А. Семантика и способы языковой категории модальности // Укр. мовознавство. – Вып. 15. – К., 1988. – С. 98–103.

Аничков И.Е. О так называемых новых частях речи // Некоторые вопросы теории языка и методики преподавания германских языков. – Нижний Тагил, 1964. – С. 5–23.

Барчунов В.Б. О некоторых лексико-грамматических чертах модальных слов // Материалы конференции по казахской и русской филологии. – Алма-Ата, 1962. – С. 62–71.

Буглак С.И. О разграничении модальных слов и частиц // Рус. яз. в шк. – 1985. – № 4. – С. 100–104.

Василенко Л.И. Модальные слова в диалоге. – Рус. речь. – 1984. – № 6. – С. 37–40.

Василенко Л.И. Модальные слова как средство авторизации текста // Научн. докл. высш. шк.: Филол. науки. – 1984. – № 4. – С. 76–79.

Васильев Л.М. Модальные слова и их отношение к структуре предложения // Синтаксис и интонация. – Вып. II . – Уфа, 1973. – С.

Ицкович В.А. Категория модальности и модальные слова // Допов1д1 та пов1домлення Льв!вського ун!верситету . – Вип. 8. – Ч. 1. – Льв!в, 1958. – С. 158–164.

Киприянов В.Ф. Понятие о коммуникативации // Грамматические классы слов. – Тамбов, 1976. – С. 68–73.

Колшанский Г.В. К вопросу о содержании языковой категории модальности // Вопр. языкозн. – 1961. – №1. – С. 94–98.

Никитин В.М. Модальные слова, их отграничение от наречий // Морфология современного русского языка. Глагол и наречие. – Рязань, 1961. – С. 110–114.

Хрычиков Б.В. Модальные слова и их взаимоотношения с категорией модальности // В1сник Льв1вського держун1верс1тету. Сер1я ф1лолог1чна. – Вип. 1У. – Льв1в, 1966. – С. 24–28.

Хрычиков Б.В. Этапы развития советского языкознания и учение о категории модальности как одной из важнейших проблем, связанных с общей теорией предложения // В1сник Льв1вського держун1верс1тету. – Льв1в, 1968. – С. 96–101.

 

Служебные слова

 

Богданов С.И. Морфология неполнозначных слов в современном русском языке: Учебное пособие. – СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1997. – 140 с.

Крейдлин Г.Е., Поливанова А.Н. О лексикографическом описании служебных слов // Вопр. языкознания. – 1987. – №1. – С.

 

Предлог

 

Астафьева Н.И. Предлоги в русском языке и особенности их употребления. – Минск: Вышейшая школа, 1974. – 180 с.

Бондаренко В.С. Предлоги в современном русском языке. – М.: Учпедгиз, 1961. – 75 с.

Бровко А.С. Предлог в синтаксическом строе предложения // В1сник Запор1зького державного ун1верс1тету. Ф1лолог1чн1 науки. – Запор1жжя. – 1998. – С. 23–26.

Владимирский Ю.Г. Предлоги при географических названиях // Рус. яз. за рубежом. – 1967. – №2. – С. 68–71.

Вихованець 1.Р Прийменникова система укра!нсько1 мови. – Ки1в: Наукова думка, 1980. – 287 с.

Глухих В.М. Значение однокоренных наречных предлогов в современном русском языке: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Куйбышев, 1965. – 22 с.

Горбачевич К.С. Ещё раз о конкуренции предлогов «в» и «на» // Рус. яз в шк. – 1980. – №5. – С. 61–64.

Дымский А.С. О критериях отграничения предложно-падежных сочетаний от наречий в современном русском языке // Филол. науки. – 1978. – № 6. – С. 97–104.

Ермоленко И.Н. Из наблюдений над наречными предлогами современного русского языка: (о некоторых принципах изучения предлогов в нерусской аудитории) // Вопросы теории и методики преподавания русского языка иностранцам. – М., 1963. – С. 5–36.

Золотова Г.А. О новом предлоге «за счет» // Вопросы культуры речи. – 1965. – Вып 6. – С. 99–112.

Золотова Г.А. Предлог «со стороны» // Русская речь. – 1969. – №5 – С. 70–71.

Каламова Н.А. Отыменные предлоги в современном русском языке, их значение и употребление // Рус. яз. в шк. – 1964. – №6. – С.61–63.

Калечиц Е.П. К вопросу образования вторичных предлогов // Учен. зап. / Свердловский пединститут. – Свердловск, 1958. – Русский язык и языкознание. – Вып. 16. – С. 113 –124.

Колыханова Е.Б. О толковании функциональных омонимов в словарях русского языка // Явления переходности в грамматическом строе русского языка. – М., 1988. – С. 110–116.

Копылов А.Н. Обзор некоторых теорий предлогов // Учен. зап. / Рязанский пединститут. – 1962. – Т. 31. – С. 95–116.

Копылов А.Н. Некоторые основы изучения предлогов // Филологические науки. – 1963. – №2. – С. 169 – 275.

Кржижкова Е. К проблеме так называемых составных предлогов отымённого происхождения // Рус. яз. за рубежом. – М., 1967. – №4. – С. 82–86.

Луценко Н.А. Разграничение функций падежей и предлогов // Русское языкознание. – 1986. – Вып. 13. – С. 118–124.

Муждабаев М.М. Пространственные функции предлогов В и НА // Рус. яз в нац. школе. – 1979. – №.3. – С. 84–85.

Одинцова Н.И. О специфике функционирования производных предлогов // Служебные слова и синтаксические связи. – Владивосток, 1985. – С. 163–172.

Паис Л.Т. О собственно отымённых предлогах в русском языке // Рус. яз. в школе. – 1980. – №1. – С. 87–90.

Паршина В.А. Процессы, наблюдаемые при образовании сложносоставных наречных предлогов // Теоретические аспекты лингвистических исследований. – Ярославль, 1979. – С. 23–29.

Попова Л.Н. Предлоги, выражающие причинные отношения в современном русском литературном языке: Автореф. дис. …канд. филол. наук. – Л., 1956. – 21 с.

Пригоровская Н.М. Переход полнозначных слов в предлоги и союзы: (Учебное пособие). – М., 1975. – 240 с.

Рогожникова Р.П. Между и меж (к употреблению предлогов) // Русская речь. – 1976. – № 5. – С. 77–79.

Скиба Ю.Г. Производные предлоги в современном русском языке (спецкурс для студентов-филологов): Конспект лекций. – Кн. 1. – Черновцы, 1965. – 52 с.

Сорокин Е.Г. Учение о предлоге в русском языкознании // Учен. зап. / Горьковский пединститут. – Горький, 1967. – Вып. 62. – С. 35–40.

Судаков Г.В. Двойные предлоги // Русская речь. – 1972. – №2. – С. 124–126.

Федосов В.А. Употребление предлогов в, на с конкретными существительными // Рус. яз в нац. шк. – 1989. – №8. – С. 3–5.

Финкель А.М. Производные причинные предлоги в современном русском литературном языке. Их возникновение, развитие, значение, употребление. – Харьков: Изд-во ХГУ, 1962. – 238 с.

Черкасова Е.Т. Переход полнозначных слов в предлоги. – М.: Наука, 1967. – 280 с.

Шаранда А.Н. Сравнительная типология категорий предлогов (на материале немецкого, русского и белорусского языков). – Минск: Наука и техника, 1981. – 230 с.

 

Союз

 

Ардентов Б.П. «Как» в сложноподчиненных высказываниях // Очерки по русскому языку и стилистике. – Кишинев: Штиинца, 1974. – С. 3–30.

Гаврилова Г.Ф. К исследованию семантики подчинительных союзов в современном русском языке // Синтаксис алтайских и европейских языков. – Новосибирск, 1981. – С. 138–151.

Глухих В.М. Еще раз о разграничении подчинительных союзов и союзных слов: [К дискуссии в журнале «Русский язык в школе»] // Рус. яз в шк. – 1989. – №2. – С. 100–103.

Ильенко С.Г. О союзах и союзных словах «когда» и «где» // Учён. зап. Ленинград. госпединститута им. А.И. Герцена. – Л., 1958. – Т. 173. – С. 5–19.

Киселева Н.Г. Присоединительные конструкции с союзами «причём» и «притом» // Синтаксические связи в русском языке. – Владивосток, 1980. – С. 58–73.

Латышева А.Н. О семантике условных, причинных и уступительных союзов в русском языке // Вест. Моск. ун-та. – Сер. 9: Филология. – 1982. – № 5. – С. 51–59.

Левицкий Ю.А. Семантика русских сочинительных союзов // Проблемы структурной лингвистики 1978. – М., 1981. – С. 83–90.

Оганесова Р.Д. Роль местоимений в образовании подчинительных союзов // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. – Т. 23. – Вып. 6. – 1964. – С. 502–509.

Оганесова Р.Д. О значении и функции союза // Спорные вопросы синтаксиса. – М.: Изд-во МГУ, 1974. – С. 226 – 243.

Орлова А.Е., Черемисина М.И. Контактные сочетания союзов и частиц в русском языке: (к постановке проблемы) // Полипредикативные конструкции и их морфологическая база (на материале сибирских и европейских языков). – Новосибирск, 1980. – С. 208–223.

Парамонова И.И. К вопросу о функционировании союза «когда» // Вопросы формирования лексико-грамматического строя русского языка. – Казань, 1981. – С. 152– 159.

Пермякова С.К. Союз и союзное слово «как» в современном русском языке // Труды каф. рус. яз. вузов Восточной Сибири и Дальнего Востока. – Иркутск, 1960. – С. 61–76.

Прияткина А.Ф. Об отличии союза от других связывающих слов // Рус. яз. в шк. – 1977. – № 4. – С. 102–106.

Прияткина А.Ф. О союзе хотя в современном русском языке // Рус. яз. в шк. – 1968. – № 2. – С. 83.

Прияткина А.Ф. Союзы в простом предложении. – М.: Изд-во МГУ, 1977.

Пророкова В.М. Стилистические функции союзов // Вестн. Моск. ун-та. – Сер. Филология, 1978. – № 1. – С. 77–81.

Романова Н.П. О границах между сочинительными и подчинительными союзами (на основе анализа понятия «сочинение» и «подчинение» // Аналитические средства связи в полипредикативных конструкциях. – Новосибирск, 1980. – С. 3–11.

Скиба Ю.Г. Союз как служебное слово в русском языке и славянских языках / Конспект лекций. Спецкурс для студентов-филологов. – Черновцы, 1968. – С. 91–112.

Троицкий В.И. К истории союза «что» в русском языке // Славянское языкознание. – М.: Рус. яз., 1959. – С. 160–169.

Троицкий Е.Ф. Семантико-стилистическая характеристика союза не столько … сколько // Рус. яз. в нац. шк. – 1986. – № 8. – С. 10–13.

Фёдоров А.К. Семантические и синтаксические свойства подчинительных союзов в современном русском языке // Учён. зап. / Калининский гос. пед. институт. – Калинин, 1970. – Т. 66. – Вып. 2. – С. 3–30.

Фёдоров А.К. Значение и синтаксическая роль союзов «в то время как», «тогда как», «между тем как» // Рус. яз. в шк. – 1972. – № 1. – С. 95–100.

Фёдоров А.К. Система подчинительных союзов в современном русском языке: (Проблема взаимосвязи значения союза и структуры сложного предложения): Автореф. дис. … д-ра филол. наук. – М. , 1972. – 39 с.

Черемисина М.И. Союз как лексическая единица языка (лексема или функция) // Актуальные проблемы лексикологии. – Новосибирск, 1972. – С. 36–57.

Черкасова Е.Т. О союзах наречного происхождения ( а именно – именно ) // Учён. зап. МГПИ. – М., 1969. – Т. 341. – С. 43–71.

Черкасова Е.Т. Русские союзы неместоименного происхождения. Пути и способы их образования. – М. : Наука, 1973. – 221 с.

Шитов В.А. О союзах и союзных словах в составе придаточных // Филолог. науки. – 1974. – № 2. – С. 76–82.

 

Частица

 

Булатникова А.Е. Семантика и функции частиц «даже», «же», «то», «таки» в современном русском языке: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 1973. – 23 с.

Булыгина Т.В., Шмелёв А.Д. О семантике частиц разве и неужели // НТИ. – Сер.2. Информационные процессы и системы. – 1987. – № 10. – С. 23–30.

Знаменская А.В. Использование сочетания «и тот» в роли частицы // Рус. яз. в шк. – 1967. – №2. – С. 82–87.

Знаменская А.В. Частица «так и» в современном русском языке // Учён. зап. Ленинградского госпединститута им. А.И. Герцена. – 1965. – Т. 257. – С. 72–82.

Иванова Т.К. Функции частиц «вот» и «только» в современном русском языке: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Благовещенск, 1970. – 19 с.

Кобозева И.М. Проблемы описания частиц в исследованиях 80-х годов // Прагматика и семантика. Сб. научно-аналитических обзоров. – М., 1991. – С.

Леденев Ю.И. О составе и функциях класса частиц в русском языке // Тез. докл. на научн. конф. Ставропольского пединститута. – Вып. 1: Общественные и гуманитарные науки, 1964. – С. 93–96.

Николаева Т.М. Функции частиц в высказывании (на материале славянских языков) / Отв. ред. В.Н. Топоров. – М.: Наука, 1985. – 169 с.

Орданская О.Н. Частицы современного русского языка и их лингвистическое описание в учебных целях // Лингвистическое описание русского языка в учебных целях. – М., 1981. – С. 54-62.

Прокопович Е. Об особенности частицы «не» при глаголе // Рус. яз. в нац. шк. – 1968. – № 3. – С. 69–72.

Пророкова В.М. Употребление модальных частиц в вопросительных предложениях // Исследования по лексикологии и грамматике немецкого языка. – М., 1986. – С. 29–35.

Пучкова Л.И. Толкование модальных слов и частиц как лингвометодическая проблема // Лингвистические и методические проблемы преподавания русского языка как неродного. Текст и обучение языку. – М., 1991. – С. 80–92.

Светлышев Д.С. Состав и функции эмоционально-экспрессивных частиц в современном русском языке: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 1955. – 21 с.

Скиба Ю.Г. У истоков утвердительных частиц в русском и украинском языках // Науч. докл. высш. шк. Филол. науки. – 1981. – № 6. – С. 77–80.

Соколова Г. «Драгоценные» частицы // Рус. яз. в шк. – 1995. – № 2. – С. 3.

Соколовська С.А. Модальні частки як засіб вираження емоцій суб ективного ставлення до змісту // Вісник Київського державного лінгвістичного університету. Сер.: Філологія. – Вип. 3. – К., 1997. – С. 269–272.

Степанченко И.И. Не – приставка или частица? // Рус. речь. – 1990. – № 1. – С. 140–144.

Томилова Т.Б. Частицы в сложноподчинённом предложении // Рус. яз. в шк. – 1984. – № 2. – С. 89–92.

Торопова Н.А. К исследованию логических частиц // Вопросы языкознания. – 1978. – № 5. – С. 82–92.

Чирва Г.И. Частицы в современном русском языке: Автореф. дис. … канд филол. наук. – Киев, 1950. – 25 с.

Шибанова А.Е. Семантико-функциональная характеристика частицы «даже» // Рус. яз. в шк.. – 1974. – № 1. – С. 33–35.

Штаин К.Э. Семантика и синтаксические функции субъективно-модальных частиц (на материале одного тематического ряда): Автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 1977. – 18 с.

Ярыгина Е.С. Роль частицы даже в простом предложении с обстоятельственной семантикой // Строение предложения и содержание высказывания. – М., 1986. – С. 35–44.

Яцюк Т.А. К вопросу о семантике частиц // Вопросы русского и общего языкознания. – Вып. 519. – Ташкент, 1976. – С. 99–103.

Яцюк Т.А. О разграничении частицы «один» и её омонимов. – Рус. яз. в шк. – 1981. – №1. – С. 91–94.

Яцюк Т.А. Синонимическое перефразирование как способ описания семантики частиц // Филол. науки. – 1985. – № 1. – С. 49–53.

 

Диахронная трансформация (переходность в области частей речи и контаминантов)

 

Общие вопросы

 

Бабайцева В.В. Явления переходности в грамматике русского языка – М.: Дрофа, 2000. – 640 с.

Баудер А.Я. Части речи – структурно-семантические классы слов в современном русском языке. – Таллин: Валгус, 1982. – 184 с.

Виноградов В.В. О грамматической омонимии в русском языке // Виноградов В.В. Исследования по русской грамматике. Избранные труды. – М.: Наука, 1976. – С. 13– 32.

Зданевич И.К. К вопросу о переходе одних частей речи в другие // Учён. зап. / Горьковский пединститут. Серия филологических наук. – Вып. 128. – Горький, 1971. – С. 56–64.

Каламова Н.А. К вопросу о переходности одних частей речи в другие // Рус. яз. в шк. – 1961. – №5. – С. 56–59.

Калечиц Е.П. Переходные явления в области частей речи. – Свердловск: Изд-во УрГУ, 1977. – 78 с.

Ким О.М. Транспозиция на уровне частей речи и явление омонимии в современном русском языке. – Ташкент: Фан, 1978. – 228 с.

Кубрякова Е.С. Деривация, транспозиция, конверсия // Вопросы языкознания. – 1974. – №5. – С. 64–76.

Лукин М.Ф. Трансформация частей речи в современном русском языке. – Донецк, 1973 – 98 с.

Лукин М.Ф. Критерии перехода частей речи в современном русском языке // Филолог. науки. – 1986. – №3. – С. 49–56.

Малаховский Л.В. Омонимы: терминология, классификация, определение и принципы выделения // Лингвистические исследования, 1972. – Ч. 2. – М., 1973. – С. 47–67.

Мигирин В.Н. Очерки по теории процессов переходности в русском языке. – Бельцы, 1971 - 199 с.

Никитевич В.М. Переход, конверсия и транспозиция // Русское языкознание. Вып. 1: Тематический сб. научных трудов профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений Казахской ССР. – Алма-Ата, 1971. – С. 102–108.

Сидоренко Е.Н Контаминанты в современном русском языке // Исследования по семантике. – Симферополь, 1987. – С. 23–28.

Сидоренко Е.Н. Особенности семантики и грамматики местоименно-предикативных контаминантов типа негде // Исследования по лексической и грамматической семантике современного русского языка: Сб. научных трудов. – Симферополь, 1983. – С. 85–94.

Сидоренко Е.Н. Очерки по теории местоимений современного русского языка. – Киев- Одесса: Лыбидь, 1990. – 148 с.

Сидоренко И..Я. Эмиграционный трансформационный потенциал русских наречий в синхронном освещении: Автореф. дис. … канд. филол. наук. – Орёл, 1992. – 19 с.

Сидоренко Е.Н., Сидоренко И.Я. Диахронный и синхронный аспекты переходности в системе частей речи и контаминантов. – Симферополь: Таврия, 1993.

Тихомирова Т.С. К вопросу о переходности частей речи // Филолог. науки. – 1973. – №5. – 1973. – С. 78–87.

Шайкевич А.Я. О принципах классификации омонимов // Вопросы развития в языке. – М., 1959. – С. 125–143.

Список условных сокращений
Часть 4

А.П. – Александр Сергеевич Пушкин

А.Т. – Алексей Николаевич Толстой

А.Ф. – Александр Александрович Фадеев

А.Ч. – Александр Борисович Чаковский

А.Чех. – Антон Павлович Чехов

Б.П. – Борис Николаевич Полевой

В.Аст. – Виктор Петрович Астафьев

В.К. – Вениамин Александрович Каверин

В.Кож. – Вадим Михайлович Кожевников

В.Пан. – Вера Фёдоровна Панова

В.Пес. – Василий Михайлович Песков

В.Рас. – Валентин Григорьевич Распутин

В.Сан. – Владимир Маркович Санин

В.Сол. – Владимир Алексеевич Солоухин

В.Суб. – Василий Ефимович Субботин

В.Ш. – Василий Макарович Шукшин

Д.Гр. – Даниил Александрович Гранин

Е.П. – Ефим Николаевич Пермитин

И.Б. – Иван Алексеевич Бунин

И.Т. – Иван Сергеевич Тургенев

К.П. – Константин Георгиевич Паустовский

К.С. – Константин Михайлович Симонов

К.Чук. – Корней Иванович Чуковский

Л.К. – Лев Абрамович Кассиль

Л.Л. – Леонид Максимович Леонов

Л.Т. – Лев Николаевич Толстой

М.А. – Михаил Николаевич Алексеев

М.Г. – Максим Горький

М.Л. – Михаил Юрьевич Лермонтов

М.Ш. – Михаил Александрович Шолохов

Н.Гр. – Николай Матвеевич Грибачёв

Посл. – Пословица

П.П. – Пётр Лукич Проскурин

П.Саж. – Пётр Сажин

Р.Рож. – Роберт Иванович Рождественский

С.Е. – Сергей Александрович Есенин

С.Кр. – Сергей Андреевич Крутилин

С.С. – Сергей Венедиктович Сартаков

Ф.А. – Фёдор Александрович Абрамов

Ю.Б. – Юрий Васильевич Бондарев

Ю.Г. – Юрий Павлович Герман

Ю.Наг. – Юрий Маркович Нагибин

 

Именной указатель

 

Аванесов Рубен Иванович

Аксаков Константин Сергеевич

Апресян Юрий Дереникович

Арутюнова Нина Давидовна

Ахманова Ольга Сергеевна

Бабайцева Вера Васильевна

Белошапкова Вера Арсеньевна

Бондарко Александр Владимирович

Богородицкий Василий Алексеевич

Бодуэн де Куртенэ Иван Александрович

Бругман Карл

Будагов Рубен Александрович

Буланин Лев Львович

Булаховский Леонид Арсеньевич

Буслаев Федор Иванович

Бюлер Карл

Виноградов Виктор Владимирович

Вольф Елена Михайловна

Востоков (Остенек) Александр Христофорович

Гак Владимир Григорьевич

Галкина-Федорук Евдокия Михайловна

Гвоздев Александр Николаевич

Гловинская Марина Яковлевна

Гумбольдт Вильгельм

Дмитриев Николай Константинович

Дурново Николай Иванович

Есперсен Йенс Отто

Жирмунский Виктор Максимович

Зализняк Андрей Анатольевич

Звягинцев Владимир Андреевич

Золотова Галина Александровна

Ильиш Борис Александрович

Исаченко Александр Васильевич

Карцевский Сергей Осипович

Киприянов Владимир Федорович

Кодухов Виталий Иванович

Крушевский Николай Вацлавович

Кубрякова Елена Самойловна

Кузнецов Петр Саввич

Курилович Ежи

Ломтев Тимофей Петрович

Майтинская Клара Евгеньевна

Марр Николай Яковлевич

Маслов Юрий Сергеевич

Матезиус Вилем

Мейе Антуан

Мещанинов Иван Иванович

Мигирин Виктор Николаевич

Николаева Татьяна Михайловна

Ожегов Сергей Иванович

Панов Михаил Викторович

Пешковский Александр Матвеевич

Поливанов Евгений Дмитриевич

Поспелов Николай Семенович

Потебня Александр Афанасьевич

Реформатский Александр Александрович

Сепир Эдуард

Серебренников Борис Александрович

Сидоренко Евдокия Николаевна

Сидоренко Игорь Яковлевич

Сидоров Владимир Николаевич

Смирницкий Александр Иванович

Солнцев Вадим Михайлович

Соссюр Фердинанд де

Суник Орест Петрович

Тихонов Александр Николаевич

Ушаков Дмитрий Николаевич

Фортунатов Филипп Федорович

Хомский Ноам

Черкасова Евдокия Трофимовна

Шанский Николай Максимович

Шахматов Алексей Александрович

Шведова Наталья Юльевна

Шелякин Михаил Алексеевич

Щерба Лев Владимирович

Щербак Александр Михайлович

Якобсон Роман Осипович

Якубинский Лев Петрович