Глагол. Наречие. Безлично-предикативные слова.
Автор Administrator   
22.11.2007 г.

Глагол. Наречие. Безлично-предикативные слова.
Часть 3

Содержание

  • Понятие о глаголе. Вопрос об объёме и границах глагольной лексики.
  • Неопределённая форма глагола (инфинитив): семантика и грамматические особенности.
  • Основы глаголов.
  • Классы глаголов.
  • Спряжение глаголов.
  • Категория вида.
  • Способы глагольного действия.
  • Переходные и непереходные глаголы.
  • Залоговость и залог.
  • Категория наклонения спрягаемых глаголов.
  • Категория времени спрягаемых глаголов.
  • Категория лица, рода и числа спрягаемых глаголов.
  • Ударение в спрягаемых глагольных формах.
  • Словообразование спрягаемых глаголов.
  • Эмиграционный потенциал глаголов.

« Глаголы называют действие ( идти, писать, строить, управлять ) или же представляют другие процессы в виде действия, как, например, состояние, проявление признака, изменение признака, отношение к кому-н. или чему-н. ( гордиться, заботиться, звучать, зеленеть, любить, расти, слепнуть, спать, стоять, уважать ).

Все значения глагола, абстрагированные от частного и конкретного, объединяются в общей категории действия , что отличает глагол от других частей речи» [Грамматика–1960, т. 1, с. 409].

« Глагол – это часть речи, обозначающая процесс и выражающая это значение в категориях вида, залога, наклонения, времени и лица; глагол обладает также категориями числа и – в формах прошедшего времени и сослагательного наклонения – категориями рода.

Значение процесса свойственно всем глаголам, независимо от их лексического значения. Глагол представляет как процесс (процессуальный признак) и действия ( бежать, грузить, рыть ), и состояния ( лежать, спать, страдать ), и отношения ( иметь, преобладать, принадлежать )» [Русская грамматика–1980, т. 1, с. 582].

•  Понятие о глаголе. Вопрос об объеме и границах глагольной лексики

Термин глагол происходит от латин. verbum (греч. rema ), что переводится как слово (в древнерусском языке глаголити означало говорить; см. также: «Глаголом жечь сердца людей». А.С. Пушкин).

Глагол – одна из самых сложных, семантически ёмких, грамматически содержательных частей речи. Проф. А.А. Потебня вслед за М.В. Ломоносовым, А.Х. Востоковым, Ф.И. Буслаевым и зарубежными лингвистами В. Гумбольдтом, Х. Штейнталем говорил о важнейшей роли глаголов, об их главенстве в системе частей речи. А.А. Потебня «рассматривал эволюцию предложения и частей речи в направлении от имени к глаголу как проявление общей эволюции человеческого мышления в направлении от категории субстанции к категории процесса, от идеи материи к идее процесса» [Мигирин В.Н. Язык как система категорий отображения. – Кишинёв: Штиинца, 1973, с. 56]. Глагол, выделившийся в часть речи после имён существительных и прилагательных, развил энергию отвлечённости, оброс категориями вида и залога, наклонения, времени, лица; вытеснил имена с основных грамматических позиций. А.Н. Тихонов, придерживаясь широкого понимания термина «глагол», пишет в монографии «Русский глагол: проблемы теории и лексикографирования»: «Среди остальных частей речи глагольное слово характеризуется самой разветвлённой системой грамматических форм. Если одно существительное может иметь 12 грамматических форм, а одно прилагательное (качественное) – 78 грамматических форм, то один глагол способен иметь 395 форм» [Тихонов, 1998, с. 6]. Идеи А.А. Потебни развивали В.В. Виноградов, Л.Л. Буланин, А.В. Бондарко и другие ученые. В.В. Виноградов выделяет в качестве наиболее интересных следующие положения: «С организацией глагола был связан переход от древнего именного строя предложения к глагольному. В своей эволюции глагол всё более и более развивает энергию отвлечённости. Обозначая действие, процесс, он выделяется из синкретизма первобытного слова уже после имени существительного и прилагательного и, пройдя через стадию причастий и инфинитива, формы, промежуточной между именем существительным и глаголом, обрастает категориями лица, вида, времени, наклонения и залога. Дальнейшая история глагола – история вытеснения им имён с основных грамматических позиций, история оглаголивания других категорий, история роста глагольных типов предложения за счет номинативных, именных. Категория действия, процесса, силы, энергии всё более и более ограничивает сферу именных категорий. Она содействует логической концентрации речи, устраняя раздробленность элементов предложения. …Таким образом, по Потебне, процесс усиления глагола, роста его грамматического влияния сопровождается распространением глагольной энергии на те группы слов, которые прежде примыкали к имени существительному как антиподу и антагонисту глагола (ср. историю кратких форм имени прилагательного)» [Виноградов, 1972 , с. 338]. Из морфологии идеи «вербоцентризма» перешли в синтаксис.

В современной лингвистике по вопросу об объеме и границах глагольной лексики существует две точки зрения. В узком понимании термина «глагол» в состав глагольной лексики включают только спрягаемые формы, к которым относят и инфинитив. В широком понимании к глаголу относят дополнительно к названным также причастия и деепричастия, то есть неспрягаемые формы. Широкое понимание глагола было введено, по-видимому, Г.П. Павским, затем поддержано Ф.И. Буслаевым, А.А. Шахматовым, Л.В. Щербой, А.Н. Гвоздевым, академическими и большинством вузовских грамматик. Чтобы ответить на вопрос, какой из точек зрения следует отдать предпочтение, необходимо выявить дифференциальные признаки глаголов. Они определяются на основе критериев разграничения частей речи. Такими критериями для номинативной лексики являются категориальное значение, морфологические и синтаксические особенности, словообразовательные возможности. Рассмотрим каждый из них применительно к глагольной лексике.

Категориальным значением спрягаемых форм глагола принято считать действие (см. определение глагола в Грамматике–1960, школьной грамматике и т. д.). Русская грамматика–1980 справедливо расширяет это понятие, определяя общее значение глагола как процесс. Глагол представляет как процесс и действия ( нести, толкать ), и состояния ( болеть, любить ), и отношения ( принадлежать, иметь ). Таким образом, категориальным значением спрягаемых глаголов можно считать процессуальность .

Причастия имеют другое категориальное значение – они обозначают признак предмета по действию (то есть действующий или действовавший предмет, испытывающий или испытавший действие предмет), например: работающий мотор, пройденный путь .

Деепричастия называют признак действия, состояния, отношения , содержащий добавочное значение процесса: шел, обходя лужи; отдыхал, намаявшись за день.

Таким образом, категориальное значение спрягаемых и неспрягаемых форм не только не совпадает, но и во многом противопоставлено.

Морфологические особенности . Спрягаемые формы глагола имеют категории вида, залога, наклонения (последнее отсутствует в инфинитиве), категория времени выделяется только у глаголов изъявительного наклонения, лица – в настоящем и будущем времени в изъявительном наклонении, числа – у всех спрягаемых форм, рода – у глаголов прошедшего времени изъявительного наклонения и в сослагательном наклонении.

Причастия имеют категории вида, залога, времени, но они в значительной степени трансформированы в сравнении с соответствующими категориями у спрягаемых форм. Кроме того, причастия изменяются по родам, числам и падежам, как и имена прилагательные, у которых эти категории являются согласовательными, зависимыми, отображательными, синтаксическими, то есть причастия склоняются, а не спрягаются.

Деепричастия имеют категории вида и залога, которые также в значительной мере отличаются от соответствующих категорий в спрягаемых формах; кроме того, они не изменяются по наклонениям, лицам, числам и т. д.

Итак, краткое сопоставление основных морфологических особенностей спрягаемых форм, с одной стороны, и неспрягаемых форм (причастий и деепричастий) – с другой стороны, позволяет сделать вывод об отсутствии параллелизма в них.

Спрягаемые и неспрягаемые формы глагола отличаются синтаксически. Первые выполняют в предложении роль простого глагольного сказуемого; инфинитив наиболее разнообразен по функциональной нагрузке, ибо он может выступать в роли тех же членов предложения, что и имя существительное; причастия выполняют роль согласованного определения и именной части сказуемого; деепричастия – роль обстоятельств разных типов.

У спрягаемых и неспрягаемых форм наблюдаются различия и в словообразовании, формообразовании.

Учитывая сказанное, следует сделать вывод о необходимости отдать предпочтение узкому пониманию термина глагольная лексика . За её пределами остаются причастия и деепричастия, хотя и тесно связанные со спрягаемыми формами лексическим значением корней, но в значительной степени отличающиеся категориальным значением, грамматическими и словообразовательными особенностями, то есть всем комплексом дифференциальных признаков.

Причастия объединяют в себе комплекс некоторых дифференциальных признаков одновременно двух частей речи: глаголов и прилагательных, деепричастия – некоторые признаки глаголов и наречий. Такие лексико-грамматические классы слов еще в работах В.В. Виноградова были названы «гибридными». В грамматике Н.М. Шанского и А.Н. Тихонова они выделены в самостоятельные части речи. Логично ли это? Ответ должен быть отрицательным, если строго придерживаться принятого в настоящее время определения частей речи. Части речи – это лексико-грамматические классы слов с набором индивидуальных дифференциальных признаков. Поэтому к частям речи не могут быть отнесены «гибридные слова». Они образуют особый ряд контаминантов и должны изучаться отдельно.

Определения глаголов должны даваться прежде всего с учетом того, в каком понимании термина (широком или узком) они приняты в данной работе. Однако во многих грамматиках это правило нарушается. Например, Грамматика–1960 говорит о том, что общим значением глагола является действие; в качестве примеров используются только спрягаемые глаголы. Русская грамматика–1980 дает очень близкую трактовку, подчеркивает процессуальность как главное значение глагольной лексики и в качестве примеров приводит также только спрягаемые формы. Другими словами, определение дается для глагольной лексики в узком понимании термина, а предлагаемый далее объём изучаемого материала свидетельствует о широком понимании термина «глагол».

Та же ошибка допускается и во многих школьных грамматиках, с той лишь разницей, что она усугубляется сообщением, что глаголы отвечают на вопросы что делать?, что сделать?. Данное определение содержит одновременно несколько неточностей, даже если говорить только об одном аспекте их изучения – использовании морфологических учебно-исследователь­ских вопросов. Во-первых, только инфинитив и спрягаемые формы глагола способны отвечать на вопросы что делать?, что сделать? в соответствующей форме. Причастия и деепричастия отвечают на другие вопросы. Во-вторых, далеко не все глаголы в спрягаемой форме или инфинитиве способны отвечать на вопросы что делать?, что сделать?. В-третьих, существуют некоторые другие функциональные заменители, выступающие в качестве учебно-исследовательских вопросов к глаголам (типа что делается?, что происходит?, чем занимаешься? ).

Любопытно отметить, что глаголы являются единственной знаменательной частью речи, не имеющей специальных однословных вопросительных местоимений (типа кто?, что? у имен существительных, какой?, чей? – у прилагательных). Объяснения этого явления пока не найдено. Можно предположить, что оно связано со специфической семантикой слов, называющих действия, состояния как процессы, то есть передающих динамику событий. Все имена в русском языке имеют категориально соотносительные местоимения, у глаголов такие местоимения отсутствуют. В.Н. Мигирин по этому поводу писал: «Интересно выяснить, не является ли качественное изменение понятий, выражаемых частями речи, причиной того, что возникает несоответствие между значением части речи и значением местоимений, которые используются для выражения вопроса к ней. Например, вопрос «что делать?» уместно ставить к семантическому разряду глаголов, которые выражают различные действия, и затруднительно или невозможно ставить к другим семантическим разрядам. К действиям писать, читать, ходить, прыгать и др. уместно поставить вопрос «что делать?», но он невозможен по отношению к процессам типа болеть, любить, иметь, стареть, страдать, начинать и многим другим. Желательно изучить детально отношения между наличными местоименными вопросительными средствами и разными семантическими разрядами частей речи. Это позволит делать заключения о характере происходящих семантических сдвигов в частях речи» [Мигирин В.Н. Язык как система категорий отображения. – Кишинёв: Штиинца, 1973. – С. 58].

2. Неопределённая форма глагола (инфинитив): семантика и грамматические особенности

Инфинитив – это форма глагола, называющая процесс в наиболее отвлечённом виде, безотносительно к наклонению, времени, лицу и числу: говорить, играть, радоваться. По семантике глаголы в инфинитиве уподобляют отглагольным существительным: те и другие передают действие, состояние и отношение вне его связи с производителем: «Глаголы обобщают действия ( идти, писать, строить ), состояние ( болеть, страдать), проявление признака ( стареть, тяжелеть ), разные этапы процесса ( начинать, продолжать, кончать ), пространственные отношения между предметами ( Дом отстоит от деревни на полкилометра ), чувственные отношения между предметами (любить, ненавидеть, уважать, бояться ), обладание ( иметь, владеть, обладать) и т. п.» [Мигирин В.Н. Язык как система категорий отображения. – Кишинев: Штиинца, 1973. – С. 51]. Отличие же их состоит в том, что инфинитив характеризует действие, состояние и отношение как п р о ц е с с ( читать, плавать, бегать ), а имена существительные – опредмеченно ( чтение, плавание, бег ).

С именем существительным инфинитив связан и по происхождению: историки языка утверждают, что инфинитив представляет собой застывшую форму дательного падежа, обособившуюся от других форм субстантива в доисторическую эпоху. А.М. Пешковский писал, что неопределённая форма представляет собой «изолированный падеж глагольных существительных женского рода на –ть, -чь , потерявших все остальные падежи свои <…>. Таким образом, когда-то , когда она не была еще тем, чем она является сейчас, эта категория обозначала действие как предмет , то есть приблизительно так, как сейчас оно обозначается в существительных взятие, горение, молитва, прыжок и т. п. Но в настоящее время предметности здесь или совсем, или п о ч т и нет» [Пешковский, 1938, с. 141–142].

В современном языкознании представлены две точки зрения на природу инфинитива и его связи с другими разрядами глагольной лексики: 1) инфинитив признается начальной (изменяемой) формой глагола, поэтому его финальная часть - ть, -ти, -чь называется окончанием; 2) инфинитив рассматривается как отдельный неизменяемый разряд в системе глагольных слов (наряду со спрягаемыми формами, причастием и деепричастием), и поэтому - ть, -ти характеризуются как формообразующие суффиксы.

В отличие от других глагольных форм инфинитив в предложении имеет широкий функциональный диапазон: он способен выполнить любую синтаксическую функцию, свойственную имени существительному:

подлежащего: Писать – не языком чесать (Посл.);

сказуемого или его компонента : Курить – здоровью вредить (Посл.);

дополнения: Алексей просил хранить это втайне (Б.П . );

обстоятельства цели: Мы ехали на аэродром встретить товарища (В.Суб.);

несогласованного определения: Он дрался с врагами на горящем танке, он защищал её свободу, её право учиться , её честь и жизнь (Б.П . );

главного члена (или его компонента) односоставного предложения: Он начал устраивать своё жильё, ведь ему здесь жить и работать .

Инфинитив может быть зависимым и независимым. Если инфинитив употребляется вместе со спрягаемой формой глагола, он может быть субъектным и объектным. Субъектным называется инфинитив, используемый в сочетании с формами других глаголов или компонентом сказуемого, выраженным именем, для обозначения одного и того же лица: Петр решил поехать на отдых в Крым (Петр решил, Петр поедет). Объектный инфинитив употребляется в качестве зависимой формы при других глаголах и словосочетаниях, обозначающих действия разных живых существ: Он попросил сестру убрать со стола наивную памятку весны (Б.П.) (он просил, уберёт сестра).

3. Основы глаголов

Традиционно выделяют две основы глагола: основу инфинитива и основу настоящего времени, от которых образуются все формы глагола. Но на самом деле для образования нужных форм глагола необходимы и другие основы. Мы будем выделять 1) основу инфинитива–прошедшего времени, 2) основу настоящего или будущего простого времени. Охарактеризуем каждую из них.

Основа инфинитива–прошедшего времени. Как правило, у глаголов обе эти основы совпадают. Основа инфинитива образуется путем отбрасывания формообразующего суффикса -ть ( -ти ); основа прошедшего времени – формообразующего суффикса : чита-ть, чита-л; работа-ть, работа-л . Но у некоторых глаголов основы инфинитива и прошедшего времени расходятся: они не совпадают у глаголов на - чь ( береч ь берёг, печь – пёк ) , у некоторых глаголов на -ну ( достигнуть – достиг, мокнуть – мок ) , -сти (-сть) ( грести – грёб, вести – вёл, плести – плёл ), -еть ( запереть – запер ). При несовпадении основ инфинитива и прошедшего времени соответствующие причастия прошедшего времени и деепричастия совершенного вида обычно образуются от основы прошедшего времени: берёг – берёгший, берёгши; кла-л – клавший и т. д. Исключения составляют: шё-л – шедший, брё-л – бредший, цвё-л – цветший, мок – мокнувший.

Основу инфинитива–прошедшего времени имеют глаголы:

  1. инфинитив: дочитать, радоваться ;
  2. прошедшее время изъявительного наклонения: победил (-а, -о, -и), знал (-а, -о, -и);
  3. сослагательное наклонение: взял (-а, -о, -и) бы, рассказал (-а, -о, -и) бы ;
  4. компонент будущего аналитического времени: буду ( -ешь, -ет, -ем, -ете, -ут ) читать;
  5. компонент аналитической формы повелительного наклонения: давай (те) работать .
  6. Кроме того, эту основу имеют: причастие прошедшего времени действительного и страдательного залога: читавший (-ая, -ее, -ие), читанный (-ая, -ое, -ые); деепричастие совершенного вида: увидев, промолчав.

Основа настоящего (или будущего простого) времени . Выделяя эту основу, нужно помнить, что часть глаголов имеет основу настоящего времени (это глаголы несовершенного вида), другая часть (глаголы совершенного вида) имеет основу будущего простого времени (поэтому союз «или» в названии этой основы не случаен). Объясняется это тем, что у глаголов совершенного вида отсутствует настоящее время (есть будущее простое), а у глаголов несовершенного вида нет будущего простого, но имеется настоящее время.

Основа настоящего или будущего простого времени определяется путем отбрасывания личного окончания у глаголов 3-го лица мн. ч. Форма 3 л . мн. ч. избирается потому, что в ней реже, чем в других формах, наблюдается чередование согласных. Примеры : говорят – говор'-, читают – чит а j -, нарисуют – нарисуj-.

Основу настоящего или будущего простого времени имеют следующие глаголы :

  • личные формы настоящего времени у глаголов несовершенного вида: играю (- ешь, -ет, -ем, -ете, -ют );
  • личные формы будущего простого времени у глаголов совершенного вида: разработаю (-ешь, -ет, -ем, -ете, -ют) ;
  • формы повелительного наклонения: играй(те) ;
  • окказиональные формы повелительного наклонения (глаголы 3 л . мн. ч. с особой интонацией): Идём! Споёмте, друзья! ;
  • компонент аналитической формы повелительного наклонения: пусть (пускай) учит ( -ат ).

Кроме того, основу этого времени имеют также: причастия настоящего времени действительного и страдательного залога: читающий (-ая, -ее, -ие), читаемый (-ая, -ое, -ые) ; деепричастия несовершенного вида: читая.

4. Классы глаголов

Глаголы с одинаковым соотношением основы инфинитива–прошедшего времени и основы настоящего или будущего простого времени объединяются в морфологические классы (словоизменительные типы). Все классы делятся на продуктивные и непродуктивные . К продуктивным классам относятся глаголы, имеющие такое соотношение основ, по образцу которых создаются новые глаголы. Выделяют 5 продуктивных классов.

Класс

Соотношение основ

Основа инфинитива – прошедшего времени

Основа настоящего или будущего простого времени

I

-а-(-я-) – -аj-(-я j- )

чита-ть – чита-

гуля - ть – гуля-

сопернича - ть – сопернича-

читают – читаj-

гуляют – гуляj-

соперничают – соперничаj-

II

-е - – -еj-

владе - ть – владе-

уме - ть – уме-

беле - ть – беле-

владеют – владеj

умеют – умеj-

белеют – белеj-

III

-ова- (-ева-)

– -уj- (-юj-)

зимова - ть – зимова-

беседова - ть – беседова-

жева - ть – жева-

зимуют – зимуj-

беседуют – беседуj-

жуют – жуj-

IV

-ну- –- -н-

крикну - ть – крикну-

шагну - ть – шагну-

верну - ть - верну-

крикнут – крикн-

шагнут – шагн -

вернут – верн-

V

-и- – нуль звука (после мяг­кого согласного или шипящего)

вози - ть – вози-

вороши - ть – вороши -

хвали-ть - хвали-

возят – воз`-

ворошат – ворош-

хвалят – хвал`-

В некоторых грамматиках IV и V классы меняются местами. Глаголы I–IV кл. относятся к I спряжению, V кл. – ко II спряжению.

К глаголам непродуктивных классов относится сравнительно небольшое количество слов – около 400 (без учёта префиксальных образований). Они имеют разнообразные соотношения глагольных основ; в некоторых грамматиках насчитывают более 20 непродуктивных классов. Сюда относятся:

глаголы I спряжения с основой инфинитива на –а , выпадающую в основе настоящего или будущего простого времени: писа-ть – пиш-ут, паха-ть – паш-ут ;

глаголы II спряжения с основой инфинитива на – а(-я ), выпадающую в основе настоящего или будущего простого времени: ворча-ть – ворч-ат, стоя-ть – стоj-ат;

глаголы II спряжения с основой инфинитива на букву –е , выпадающую в основе настоящего или будущего простого времени: терпе-ть – терп`-ат, блесте-ть – блест`-ат;

глаголы с суффиксом - ну- в инфинитиве, выпадающим в основе прошедшего времени, и основой настоящего времени с - н -: утихну-ть – утих – утихн-ут. Эти глаголы имеют некоторое сходство с глаголами IV продуктивного класса и соответственно образуют в ряде случаев параллельные формы прошедшего времени (чаще – в форме мужского рода): гас – гаснул, мок – мокнул, пах – пахнул (уст.), вял – вянул, стыл – стынул, избег – избегнул, достиг – достигнул и др.

В числе глаголов непродуктивных классов выделяют изобилующие глаголы, имеющие параллельные основы настоящего времени с чередованием конечных согласных основы и без чередования; первые из них чаще используются в разговорной речи и просторечии, вторые – в литературном языке: алкать – алчут и алкают, брызгать – брызжут и брызгают, внимать – внемлют и внимают, глодать – гложут и глодают, двигать – движут и двигают, капать – каплют и капают, клепать клеплют и клепают, кликать – кличут и кликают, колыхать – колышут и колыхают, кудахтать – кудахчут и кудахтают, махать – машут и махают, метать – метают и мечут, мурлыкать – мурлычут и мурлыкают, плескать – плещут и плескают, полоскать – полощут и полоскают, рыскать – рыщут и рыскают, страдать – сраждут и страдают, тыкать – тычут и тыкают, хныкать – хнычут и хныкают, щипать – щиплют и щипают. Некоторые формы изобилующих глаголов отличаются по семантике; например, глагол двигает имеет следующие значения: передвигает, перемещает, толкая или таща что-л. ( двигает книгу по столу ); шевелит ( двигает ушами ); заставляет идти вперед ( полководец двинул войска ); содействует развитию чего-л. ( двигают науку вперед ). Глагол движет имеет значения: приводит в действие, движение ( механизм движет пружина ); руководит ( им движет честолюбие ).

Кроме глаголов продуктивных и непродуктивных классов выделяют изолированный класс глаголов, имеющих индивидуальное соотношение основ: бежа-ть – бег-ут, бы-ть – буд-ут, бри-ть – бреj-ут, да-ть – дад-ут, ес-ть – ед`-ат, еха-ть – ед-ут, ид-ти – ид-ут, ошиби-ть(ся) – ошиб-ут(ся), созда-ть – создад-ут и под.

5. Спряжение глаголов

Существует широкое и узкое понимание термина «спряжение глагола». В узком значении спряжение – это изменение глагола по лицам и числам в настоящем и будущем времени изъявительного наклонения. В широком значении термина спряжение – это изменение глагола по наклонениям, временам, лицам, числам и родам (с включением в него даже залога и вида). Мы будем рассматривать спряжение в узком понимании термина.

Различие в составе окончаний в формах настоящего и будущего простого времени дало возможность выделить два спряжения: первое и второе.

I спряжение II спряжение

Ед. ч.

Мн. ч.

Ед. ч.

Мн. ч.

1л.

- у (-ю)

-ем (-ём )

1л.

- у (-ю)

- им

2л.

- ешь (-ёшь )

- ете (-ёте )

2л.

- ишь

- ите

3л.

- ет (-ёт)

-ут (-ют )

3л.

- ит

- ат (-ят)

Образцы 1-ого спряжения:

Ед. ч.

Мн. ч.

1 л .

2 л .

3 л .

читаю

читаешь

читает

иду

идёшь

идём

1 л .

2 л .

3 л .

читаем

читаете

читают

идём

идёте

идут

Образцы 2-ого спряжения:

Ед. ч.

Мн. ч.

1 л .

2 л .

3 л .

говорю

говоришь

говорит

держу

держишь

держит

1 л .

2 л .

3 л .

говорим

говорите

говорят

держим

держите

держат

Сравнив парадигмы I и II спряжения, отметим различие в окончаниях 2 и 3 лица ед. числа, 1, 2 и 3 лица мн. числа. Чтобы знать, какие окончания имеет данный глагол, необходимо определить, к какому спряжению он относится.

Способы определения спряжения глагола . Существует два способа определения спряжения глагола: I – по личному окончанию, II – по инфинитиву. Последовательность применения правила соответствует нумерации. I способ определения спряжения используется по отношению к глаголам с ударными или чётко слышащимися, не вызывающими затруднения в написании безударными окончаниями.

Правило определения спряжения по первому способу – по личному окончанию: к I спряжению относятся глаголы с окончаниями - ут (-ют) в III л. мн. ч., ко II спряжению глаголы с окончаниями - ат (-ят). Например, глаголы идут, льют, читают, пишут относятся к I спряжению, глаголы говорят, ворчат ко II спряжению.

Если окончание глагола безударно и отнесение его к какому-л. спряжению затруднено, необходимо использовать II способ определения спряжения – по инфинитиву.

Правило определения спряжения по второму способу – по инфинитиву: ко II спряжению относятся:

  1. все глаголы на - ить, кроме брить, стелить, зиждиться;
  2. 4 глагола на -ать : гнать, держать, дышать и слышать;
  3. 7 глаголов на - еть: смотреть, видеть, ненавидеть, зависеть, терпеть, обидеть, вертеть.

Остальные глаголы с безударными окончаниями, вызывающими затруднение в написании, относятся к I спряжению. Например, глаголы бороться, молоть имеют безударные спорные окончания в 3 л . мн. ч., поэтому их спряжение определяется по II способу – по инфинитиву. Рассуждаем следующим образом: данные глаголы не входят в число глаголов, относимых ко II спряжению, поэтому должны быть причислены к I спряжению и иметь соответствующие окончания: борешься, борется, боремся, боретесь, борются. Важно ещё раз подчеркнуть: при определении спряжения обязательно нужно использовать I способ; и только в том случае, если он не «работает», следует прибегнуть ко второму. В противном случае возможны ошибки.

Два глагола – хотеть и бежать – называют разноспрягаемыми . Приведем их парадигмы:

Ед. ч.

Мн. ч.

1л.

хочу, бегу

хотим, бежим

2л.

хочешь, бежишь

хотите, бежите

3л.

хочет, бежит

хотят, бегут

Особоспрягаемыми (относящимися к архаическому спряжению) являются глаголы дать, создать, есть и надоесть.

Ед. ч

Мн. ч.

1л.

дам, создам, ем, надоем

дадим, создадим, едим, надоедим

2л.

дашь, создашь, ешь, надоешь

дадите, создадите, едите, надоедите

3л.

даст, создаст, ест, надоест

дадут, создадут, едят, надоедят

Глагол чтить относится ко II спряжению, но в 3 л . мн. ч. имеет две формы: чтут и чтят.

Ряд глаголов современного русского языка не образует формы 1-го и 2-го лица в силу разных причин. Такие глаголы называются недостаточными .

Не образуют форм 1-го лица ед. ч. наст. и буд. прост. времени глаголы бдеть, зиждиться, очутиться, ощутить, победить, сквозить, убедить, чудить, сопеть и др. Теоретически образование многих форм возможно, но практически они не используются по причинам трудного произношения, неблагозвучности. Если возникает необходимость в употреблении данной формы, прибегают к описательному способу выражения, включающему вспомогательный глагол хочу, могу, надеюсь и под., и недостаточный глагол в неопределенной форме: смогу убедить, попытаюсь ощутить.

Лакуны в парадигмах некоторых других глаголов возникают по семантическим причинам. Это касается ряда безличных глаголов, называющих процессы, происходящие в природе: брезжить, рассветать, стемнеть и под.; отдельных глаголов, называющих процессы, относящиеся к животным, реже – к предметам: жеребиться, котиться, щениться, ржаветь, зеленеть и т. д.

6. Категория вида

«Категория вида обозначает, что действие, выраженное глаголом, представляется:

а) в его течении, в процессе совершения, а тем самым в длительности или повторяемости, напр.: жить, петь, работать, ходить, читать ;

б) как ограниченное, сосредоточенное в каком-либо пределе совершения, будет ли то момент возникновения, начала действия или же момент его завершения, его результат, напр.: запеть, кончить, побежать, пропеть, прийти, узнать, уйти» [Грамматика–1960, т. 1, с. 426].

«Категория вида – это система противопоставленных друг другу рядов форм глаголов: ряда форм глаголов, обозначающих ограниченное пределом целостное действие (глаголы совершенного вида), и ряда форм глаголов, не обладающих признаком ограниченного пределом целостного действия (глаголы несовершенного вида). Категорией вида охватываются все глаголы. Ограничение действия пределом означает ограничение действия абстрактным, внутренним пределом, представляющим действие как целостный акт, в отличие от представления действия как процесса в его длительности или повторяемости» [Русская грамматика–1980, т. 1, с. 583].

Понятие об аспектуальности . Раздел грамматики, который занимается изучением видов и способов действия глагола, называется аспектологией. Следует разграничивать аспектологию как раздел науки о языке и аспектуальность как функционально-семантическую категорию.

Аспектуальность – категория, содержанием которой является характер протекания действия. В нее включаются глагольный вид, способы действия, а также дополнительные, вспомогательные элементы, переданные лексическими неглагольными и синтаксическими средствами выражения характера протекания действия. К ним относятся, например, наречия и словосочетания со значением длительности, непрерывности, мгновенности и т. п. ( долго, весь день, изредка, часто, непрестанно и др.).

Категория вида характерна для всех глагольных форм. Она связана и с морфологией, и с синтаксисом. Традиционно категория вида квалифицируется как грамматическая и включается в качестве морфологического ядра в более широкую семантико-функциональную категорию аспектуальности.

Способы действия – это лексические группы, лексическая аспектуальность.

Понятие о виде . Общепризнанное определение вида в современной лингвистиче­ской литературе отсутствует. Причиной этого является прежде всего отсутствие единства в вопросе о содержании категории вида. Одни лингвисты называют до 4 видов (традици­онно выделяют 2), другие считают, что эта категория не существует вообще.

Историки языка считают, что категория вида является славянским новообразованием; поэтому она, естественно, отсутствует в немецком, английском, французском и др. языках. Деление на виды произошло в доисторический период, в современном состоянии виды оформились в XVI–XVII вв. и продолжают совершенствоваться в настоящее время. Становление видовой системы русского глагола происходило параллельно с формированием системы времен.

Виды глагола имеют отличия в семантике, в количественном и качественном составе грамматических форм.

Семантика видов . В течение длительного времени лингвисты пытаются определить инвариантное значение каждого вида, но сделать это не удаётся. Рассмотрим, какие значения назывались в качестве объединяющих, общевидовых.

В роли инвариантного значения совершенного вида (СВ) предлагались: предель­ность, законченность, результативность, точечность и целостность.

Определение СВ, основанное на понятие законченности, завершенности действия, восходит к Ф. Миклошичу, затем используется в работах В.А. Богородицкого, Л.А. Быковой и др. Под законченностью понимается доведение действия до конца.

Противники этой точки зрения (А.М. Пешковский, В.В. Виноградов, И.П. Мучник и др.) обращают внимание на то, что под это определение не подходят: 1) глаголы со значением начала действия: запеть, побежать ; 2) глаголы так называемого мгновенного действия: вздрогнуть, стукнуть и др.

Основным значением СВ часто признается результативность (А.А. Шахматов, С.О. Карцевский, И.П. Мучник и др.). Другими словами, глаголы СВ должны обозначать действие, достигшее результата. Но, во-первых, результативность является значением способа действия (точнее – нескольких способов действия). Во-вторых, это значение способны передавать и глаголы НСВ (несовершенного вида): Ежедневно его коллега прочитывал не менее сотни документов . В-третьих, сами понятия «результативность» и «результат» обозначают не совпадающие полностью явления. Для доказательства этого положения М.Я. Гловинская с опорой на авторов модели «Смысл – Текст» дает следующие примеры:

вставать – встать стоять,

садиться – сесть – сидеть,

ложиться – лечь лежать и т. д.

Второй элемент каждой тройки обозначает конечный момент этого процесса (конец, предел его), который в то же время называется результативностью, но глагол обозначает не только и не столько результат действия, сколько конец процесса и начало состояния, которое выражено в третьем элементе и представляет собой результат действия [Гловинская М.Я. Семантические типы видовых противопоставлений русского глагола. – М., 1982. – С. 9–10].

В качестве семантического инварианта СВ предлагалась целостность действия (Л.П. Размусен, Ф. де Соссюр, А. Достал, Р. Ружичка, Ю.С. Маслов, А.В. Бондарко и др.). Понятие это от Л.П. Размусена до А.В. Бондарко изменялось по содержанию и в работе последнего трактуется следующим образом: «Целостность – это в известном смысле противоположность процессности… В действии как целом начало, середина и конец не выделяются, здесь все фазы слиты воедино» [Бондарко А.В. Вид и время русского глагола (значение и употребление). – М.: Просвещение, 1971. – С.18]. В последних работах целостность рассматривается как свойство глаголов СВ, которое не позволяет им сочетаться с фазовыми глаголами типа начать, продолжать, заканчивать и т. д.; другими словами, раскрытие содержания термина подменяется показом сочетаемостного проявления. А.М. Пешковский этот же факт рассматривал как точечность. Но у большинства глаголов СВ значение конца не совпадает с концом. Это подтверждается, в частности, и возможностью многих глаголов СВ сочетаться с наречиями постепенно, медленно и т. д.: постепенно замедлился, расширился и т. д.

Наиболее распространенной в современной лингвистике является точка зрения, согласно которой инвариантным значением глаголов СВ является предельность (Р. Якобсон, В.В. Виноградов, Н.С. Авилова, Е.А. Земская, М.В. Панов, А.Н. Тихонов и др.).

В Русской грамматике–80 эта идея выражена в следующем предложении: «Значение ограничения действия пределом свойственно всем глаголам совершенного вида» [Русская грамматика–80, ч. 1, с. 583]. Внутренний предел чаще всего представляется как некая критическая точка, по достижении которой действие, исчерпав себя, прекращается или превращается в новое состояние, ср.: переписывать – переписать, белить – побелить .

Понятие внутреннего предела близко к понятию законченного действия и характеризуется теми же недочетами, что и предшествующее.

Во-первых, существуют группы глаголов СВ, действие в которых не может быть доведено до предела (до конца). Это прежде всего глаголы, обозначающие изменения свойства или положения в пространстве: расшириться, побелеть, углубиться, ослабеть, охладиться, окрепнуть и под. В отличие от остальных предельных глаголов СВ они могут обозначать действие, совершающееся и после каких-либо событий, ср.: Цены повысились и повышаются.

Во-вторых, не подходят под это определение глаголы со значением начала действия ( зацвёл, побрёл ) и глаголы со значением мгновенного действия ( вздрогнуть, стукнуть и под.). В Русской грамматике–80 о таких глаголах говорится следующее: «Глаголы совершенного вида могут выражать и такой предел, который ограничивает действие во времени, фиксирует его начало ( запеть, заговорить ), окончание (но не исчерпанность) ( отговорить, отшуметь, отобедать), некоторый временной отрезок ( полежать, постоять ), ограничение действия одним актом его совершения ( прыгнуть, крикнуть )» [Русская грамматика–80, ч. 1, с. 583]. Нетрудно заметить искусственность подгонки значения перечисленных глаголов под значение предельности. Недостатком этой теории является то, что понятия граница, предел сложны и во многом субъективны, не имеют формальных показателей.

Таким образом, общего (инвариантного) значения, объединяющего все глаголы СВ, не выделено. Логично, по нашему мнению, говорить о комбинации разных значений в каждом глаголе; например, глагол прочитать содержит в себе значения предельности, законченности, результативности и целостности; глагол толкнуть – значение мгновенного действия, целостности, законченности и т. д.

Грамматические особенности видов . Глаголы НСВ и СВ различаются составом форм, сочетаемостными свойствами, субституционными возможностями.

Глаголы НСВ имеют три формы времени: настоящее ( читаю, -ешь, -ет, -ем, -ете, -ют ), прошедшее ( читал, -а, -о, -и ), будущее аналитическое ( буду, -ешь, -ет, -ем, -ете, -ут читать ).

Причастия, образованные от них, имеют две формы времени: настоящего и прошедшего; примеры: читающий, читавший; читаемый, читанный.

Глаголы СВ имеют две формы времени: прошедшее и будущее простое ( прочитал, -а, -о, -и; прочитаю, -ешь, -ет, -ем, -ете, -ют ).

Причастия, образованные от них, имеют одну форму времени – прошедшее ( прочитавший, -ая, -ее, -ие ).

Таким образом, СВ и НСВ не совпадают по составу парадигм.

Различаются виды и сочетаемостными возможностями: глаголы НСВ сочетаются с фазисными глаголами начать, продолжать, кончать и под. ( начинаю заниматься ), а также с наречиями типа долго, продолжительно и предложными сочетаниями имен существительных по вечерам, по утрам и под.: долго думать, отдыхать по воскресеньям у моря.

По отношению к глаголам НСВ используют учебно-исследовательский вопрос что делать? , к глаголам СВ – вопрос что сделать?, что свидетельствует об их разных субституционных возможностях.

Отличаются виды и средствами видообразования; следовательно, в некоторых случаях – и морфемной структурой.

По отношению к виду используют понятие «маркированный член оппозиции» и «немаркированный член». Эти понятия были введены в лингвистический обиход Н.С. Трубецким и Р. Якобсоном. Применительно к видовому противопоставлению совершенный вид характеризуется как маркированный, признаковый, обладающий определенным значением некоторого признака; несовершенный вид – как немаркированный член видового противопоставления, выступающий в позиции нейтрализации.

Средства видообразования . Основными средствами образования видов являются имперфективация и перфективация .

Имперфективация (от имперфективный, то есть несовершенный) – это образование глаголов НСВ от глаголов СВ путем суффиксации: переписать – переписывать, одолеть – одолевать.

Имперфективация осуществляется при помощи суффиксов

- ыва- /- ива- : вписать – вписывать,

обмазать – обмазывать,

усвоить – усваивать,

заходить – захаживать,

выздороветь – выздоравливать;

-ва-: одолеть – одолевать

сдуть – сдувать,

смыть – смывать;

-а-: замести – заметать,

вылезти – вылезать,

привыкнуть – привыкать.

Суффиксация сопровождается чередованием гласных, перемещением ударения:

опустить опускать,

зажечь – зажигать,

отсыпать – отсыпaть.

В последнем примере суффиксы - омонимичны. Чтобы убедиться в этом, сравним парадигмы:

отсыплю

отсыплешь

отсыплет

и

отсыпаю

отсыпаешь

отсыпает

Суффикс - а - сохраняется в парадигме глагола НСВ, он лишь по звучанию совпадает с суффиксом инфинитива глагола СВ.

При имперфективации совершенный вид выступает в качестве маркированного члена видовой оппозиции. Глагол совершенного вида «определяет лексическое и грамматическое поведение производного члена корреляции, который является зависимым от производящего и по смыслу, и по форме» [Тихонов А.Н. Глагол. – М.: Academia, 1998. – С. 18].

Перфективация (от перфективный – совершенный ) – это образование глаголов СВ от глаголов НСВ путем префиксации: писать – написать, переписать, дописать и т. д.

В исключительных случаях у беспрефиксных глаголов перфективация осуществляется с помощью суффикса - ну- (-н-); ср.: колоть – кольнуть (кольнет), мелькать – мелькнуть и др., а также префиксально-суффиксальным способом: глотать – проглотить, кланяться поклониться.

Форма несовершенного вида программирует лексическое и грамматическое поведение формы совершенного вида, зависимой от производящей и по смыслу, и по форме. Поэтому при перфективации маркированным членом видовой оппозиции является несовершенный вид.

Возможен супплетивный способ образования видов: ложиться – лечь, брать – взять, класть – положить, возвращать – вернуть, ловить – поймать, говорить – сказать и др . В некоторых работах супплетивизм видовых пар трактуется расширительно: к супплетивным парам относят: 1) лечь – ложиться, сесть – садиться , стать – становиться, лопнуть – лопаться ; 2) вернуть – возвращать (СВ также возвратить ).

Понятие видовой цепи . Видовая цепь отражает историю образования русских слов и максимально насчитывает четыре звена. Схематически ее можно изобразить следующим образом:

I

II

III

IV

бесприставочный

приставочный

глагол НСВ,

глагол СВ,

глагол НСВ,

глагол СВ,

суффиксация,

префиксация,

первичный

имперфектив

первичный

перфектив

вторичная

имперфективация

вторичная

перфективация

играть выиграть выигрывать повыигрывать

Видовые пары (система видовых оппозиций). Категория вида в русском языке охватывает все глаголы, но не все они образуют видовые пары. «Видовую пару образуют две соотносительные формы одного и того же глагола, совпадающие лексически и имеющие разные видовые значения: одна несовершенного вида, другая совершенного вида. Члены видовых корреляций обозначают один и тот же факт действительности, называют две стороны одного и того же действия, одного и того же процесса – отношение действия к внутреннему пределу (совершенный вид) или длительность его, продолжительность (несовершенный вид)» [Тихонов А.Н. Глагол. – М.: Academia, 1998. – С. 10]. Видовые пары составляют глаголы противопоставленных видов, тождественные по лексическому значению. Такие отношения, когда видовые различия не сопровождаются изменениями в семантике, называются коррелятивными. В образовании видовых пар участвуют только предельные глаголы: одни (НСВ) передают стремление к пределу, другие (СВ) выражают значение предела. Таким образом, способность объединяться в видовые пары зависит от лексического значения глаголов: если у глаголов несовершенного и совершенного вида лексическое значение не изменяется, сохраняется, то такие глаголы образуют видовую пару. Если глаголы не способны выражать достижение предела или стремление к нему, они относятся к непредельным глаголам и не входят в видовые пары. Видовая пара – это глаголы противопоставленных видов, тождественные по значению. Примеры: глаголы измерять – измерить, пахать – вспахать не различаются семантикой. Их различие только в виде, поэтому они образуют видовые пары. Приставки до- и пере- в глаголах дописать и перепахать вносят дополнительное лексическое значение префиксального глагола в сравнении с глаголом несовершенного вида, поэтому глаголы писать – дописать, пахать – перепахать не образуют видовые пары. Это однокоренные некоррелятивные глаголы совершенного и несовершенного вида.

Видовые пары образуются теми же способами, что и все глаголы, – они являются результатом имперфективации и перфективации; при этом рассматриваются только те глаголы, которые сохраняют семантику. При имперфективации наиболее продуктивным является суффикс - ива-(ыва-): выиграть – выигрывать.

При перфективации актуальным является вопрос о чистовидовых приставках. При изменении вида они не должны менять лексическое значение глагола. Выявление коррелятивности значения у глаголов совершенного и несовершенного вида вызывает большие затруднения, так как префиксы должны обозначать лишь внутренний предел процесса и указывать «на естественный исход процесса» (В.В. Виноградов). Примеры: проектировать – спроектировать, писать – написать, строить – построить (подробное описание префиксальных видовых корреляций дано в монографии А.Н. Тихонова «Глагол». – М, 1998. – С. 29–173).

По наблюдениям А.Н. Тихонова, в многозначных глаголах члены видовых пар обычно совпадают во всех значениях, имеют полную семантическую соотносительность (см. глаголы открыть – открывать, делать – сделать и под.). Иногда члены видовых корреляций имеют неполную семантическую соотносительность, совпадают в части своих значений (см. глаголы выступать – выступить и под.).

А.А. Зализняк и А.Д. Шмелев к видовым парам относят следующие: благодарить – поблагодарить, пробовать – попробовать, нравиться – понравиться, хвалить – похвалить, чувствовать – почувствовать, радоваться – обрадоваться, врать – соврать, петь – спеть и др. [Анна А. Зализняк, Шмелев А.Д. Введение в русскую аспектологию. – М.: Языки русской культуры, 2000. – С. 82–83].

Все глаголы с точки зрения вхождения их в видовые пары делятся на парные по виду и непарные по виду. Парными по виду являются глаголы совершенного и несовершенного вида с коррелятивными отношениями, в которых выражены различия при сохранении лексического значения (то есть глаголы, входящие в видовые пары). Парные по виду глаголы, таким образом, – это предельные глаголы: одни из них (глаголы совершенного вида) выражают значение предела, другие (глаголы несовершенного вида) – стремление к нему.

Непарными по виду являются непредельные глаголы. Они не образуют видовых пар, относятся только к одному виду (совершенному и несовершенному), за счет чего и получили название одновидовых глаголов.

Одновидовые глаголы несовершенного вида включают в себя следующие семантические группы:

  • глаголы со значением интеллектуального состояния: верить, знать, полагать, помнить и под.;
  • глаголы, обозначающие природные физические процессы: жечь, печь, греть и др;
  • глаголы со значением физических и психических состояний: болеть, беспокоиться, стесняться и под.;
  • глаголы неоднонаправленного движения: бегать, бродить и т. п;
  • глаголы со значением активного звучания: стучать, звонить, греметь и др.;
  • глаголы со значением восприятия органами чувств: смотреть, созерцать и т. д.;
  • модальные глаголы: хотеть, мочь, желать и др.;
  • связочные и полусвязочные глаголы, означающие различные отношения между кем-н. и чем-н.: быть, являться, доводиться, состоять, числиться и т. п.

Одновидовые глаголы совершенного вида включают следующие разряды:

  • глаголы с суффиксом - ну -, имеющие однократное значение: крикнуть, стукнуть и под.;
  • глаголы со значением начала действия: заговорить, закрывать и под.;
  • глаголы с ограничительным значением: поболтать, поговорить.

Двувидовые глаголы. Парные по виду глаголы составляют около 75% всей глагольной лексики, непарные (одновидовые) – около 20%. 5–6 оставшихся процентов падает на долю так называемых двувидовых глаголов [Тихонов А.Н. Глагол. – М.: Academia, 1998. – С. 17]. К двувидовым относят примерно 600–700 глаголов (из них 50–60 древних), у которых под одним звуковым комплексом скрываются глаголы совершенного и несовершенного вида, значения которых реализуются в определенных контекстах (то есть видовая корреляция не имеет выраженных формальных отличий). Ср.: В курсовой работе я обычно использую до 50 источников. В последующих работах я использую представленные Вами материалы . В составе двувидовых глаголов выделяют две группы. Первую, малочисленную, составляют глаголы русского и старославянского происхождения: велеть, женить(ся), заимствовать, исповедовать(ся), исследовать, казнить, крестить(ся), миновать, напутствовать, оборудовать, ранить, расследовать, содействовать и др.

Во вторую, более многочисленную группу входят глаголы, заимствованные из западноевропейских языков: арендовать, ассигновать, рапортовать, рекомендовать, салютовать, аккредитовать, организовать, централизовать, газифицировать, абонировать, авансировать, гарантировать, иллюстрировать, эмигрировать, активизировать, механизировать, систематизировать, стабилизировать(ся) и др.

Несмотря на определенную специфику, двувидовые глаголы являются частью системы глагольной лексики. От них могут быть образованы глаголы совершенного и несовершенного вида. Ср.: молвить – вымолвить, иллюстрировать – проиллюстрировать, переформировать – переформировывать.

Некоторые ученые двувидовость считают морфологической аномалией русского языка (шире – славянских языков): А.В. Исаченко, Б.П. Шуба и др. Анализируя эту проблему, А.Н. Тихонов рассматривает разные точки зрения и активно поддерживает противоположную точку зрения [Тихонов А.Н. Глагол. – М.: Academia, 1998. – С. 172–242].

Видовая характеристика глаголов движения . Глаголы движения в русском языке часто представлены парными глаголами несовершенного вида:

идти ходить

ехать ездить

бежать бегать

лететь летать

плыть плавать

нести носить

везти возить

лезть лазить

тащить таскать

гнать гонять

брести бродить

ползти ползать

катить катать и т. д.

Глаголы левой колонки обозначают движение в определенном направлении и называются однонаправленными, происходящими в конкретный момент. Глаголы правой колонки называют движение в разных направлениях (разнонаправленные), многократно повторяющиеся или те случаи, когда речь идет о действиях вообще и направление не указывается. Они называются разнонаправленными или многократными.

Таким образом, русские глаголы движения противостоят друг другу по одно- и разнонаправленности, а также по кратности–некратности. Однонаправленные однократные глаголы бежать, брести, везти, гнать, ехать, вести, плыть, лезть, нести и под. обозначают движение, перемещение каким-либо способом чего-либо в одном направлении в определенный момент. В предложении с данными глаголами могут использоваться слова и словосочетания типа сегодня, сейчас, в этот раз и под. Глаголы бегать, бродить, возить, гонять, ездить, водить, плавать, лазить, носить и под. обозначают движение, специально никуда не направленное ( По вечерам он бегал ) , многократное ( Мы ездим в лес по выходным ), как постоянное свойство ( Птицы летают ).

При обозначении многократного повторяющегося движения могут употребляться не только глаголы разнонаправленного движения, но и глаголы однонаправленного движения (Ср.: После занятий я хожу в библиотеку и работаю там до вечера. После обеда я иду в библиотеку и работаю там до вечера).

Глаголы движения своеобразны с точки зрения видовых отношений: бесприставочные глаголы неоднонаправленного движения никогда не образуют видовых пар. У приставочных глаголов неоднонаправленного движения видовые пары могут быть образованы путём вторичной имперфективации: перевезти – перевозить. Не образуют видовых пар глаголы со значением ограниченности во времени ( поносить), окончания действия ( отбегать), интенсивности ( разбегался) и некоторые другие.

От глаголов однонаправленного движения очень легко образуются приставочные глаголы совершенного вида, но они не образуют видовых пар с бесприставочными, так как различаются семантикой. Однако от этих приставочных глаголов легко образуются видовые пары путем вторичной имперфективации: ср.: нести – перенести – переносить; плыть – заплыть – заплывать.

7. Способы глагольного действия

Аспектуальность, ядром которой является категория вида, имеет и другие средства, передающие характер протекания действия. В их числе – способы глагольного действия, а также лексические и синтаксические показатели характера протекания процесса.

Основы теории способов глагольного действия были заложены в работах А.Х. Востокова, А.А. Потебни, А.А. Шахматова, В.В. Виноградова, основоположника Ленинградской аспектологической школы Ю.С. Маслова; изучение их было продолжено Е.В. Петрухиной, Е.Н. Ремчуковой и др. учёными.

В современной лингвистике по этому вопросу представлены две основных точки зрения: 1) в узком значении термина к акциональным (то есть относящимся к какому-либо аспекту действия) относятся только глаголы, имеющие специальные префиксы и суффиксы и характеризующие протекание действия (Н.С. Авилова, А.Н. Тихонов и др.); 2) в широком значении термина в сферу акциональной включается вся глагольная лексика (Ю.С. Маслов, А.В. Бондарко, М.А. Шелякин и др.). В качестве рабочей мы используем вторую точку зрения.

Общепринятая классификация способов глагольного действия отсутствует в науке о языке. Количество выделяемых способов достаточно велико: 40–50. Их объединяют в 2 группы: временные и количественные – или в 3 группы: временные, количественные и результативные. Последняя классификация рассмотрена в учебном пособии Е.Н. Ремчуковой «Морфология современного русского языка. Категория вида глагола». – М.: Флинта, Наука, 2004. – С. 102–134.

Перечислим основные способы глагольного действия.

  • Глаголы начинательного способа обозначают начало действия: запеть, зашуметь, застучать, пойти, потащить и др.
  • Глаголы длительно-ограничительного способа показывают, что действие происходит в течение определённого времени и ограничено этим промежутком: побегать, пробегать, погостить, поработать, проработать и т. д.
  • Глаголы финитного способа действия имеют значение прекращения процесса, доведение его до конца или остановки в его течении: отужинать, отвоевать, отгулять и под.
  • Глаголы многократного способа обозначают действие, повторяющееся много раз: сиживал, едал, говаривал, певал, хаживал и т. д.
  • Глаголы одноактного способа называют действие, совершённое один раз: прыгнуть, стукнуть, боднуть, хлопнуть, махнуть и др.
  • Глаголы многоактного способа обозначают действие, состоящее из нескольких однородных актов: махать, мелькать, вздыхать, кукарекать, хлопать и под.
  • Глаголы смягчительного способа (неполного действия) называют действие ослабленное, умеренное, уменьшительное, ограниченное в полноте проявления: привстать, подтаять, перекусить, всплакнуть, поразвлечься и т. п.
  • Глаголы распределительного (дистрибутивного) способа обозначают расчленённость действия, поочерёдное достижение результата: переловить, переломать, побросать, повыгонять и др.
  • Глаголы завершительного способа рассматриваются в системе результативных глаголов с точки зрения достижения результата: дочитать, дописать, достирать и под.

Все способы действия тесно связаны с категорией вида. «Любую пару однокоренных глаголов, связанную отношением вида или способа действия, можно назвать аспектуальной парой , имеющей в русском языке две разновидности: “чистовидовая пара”, выражающая категориальное соотношение членов видовой оппозиции ( решить – решать и делать – сделать ), и акциональная пара, в которой осуществляется противопоставление глаголов как по виду, так и по способу действия ( петь – запеть, прыгать – прыгнуть ) или иногда – только по способу действия ( ходить – хаживать )» [Ремчукова Е.Н. Морфология современного русского языка. Категория вида глагола: Учебное пособие. – М.: Флинта, Наука. – 2004. – С. 130].

8. Переходные и непереходные глаголы

Все глаголы делятся на переходные и непереходные. В основе такого деления лежат синтаксические связи, реализуемые глаголом. Переходные (транзитивные) глаголы обозначают действие, направленное на объект, выраженный винительным падежом имени без предлога: читаю книгу . При этом глагол может называть не только конкретное действие, но и чувства, мысли и т. д. В последнем случае абстрактный объект не претерпевает изменений: слушать радио, музыку . Кроме винительного падежа объект может быть выражен родительным падежом в двух случаях: 1) если глагол называет действие, которое переходит не на весь объект, а на его часть: выпил молока, купил хлеба ; 2) при отрицательном глаголе-сказуемом: не пил чая, не читал газеты, не знал жизни .

Такой объект в синтаксисе принято называть прямым. В позиции прямого объекта может находиться придаточная часть сложноподчиненного предложения: Я понял, что игра удастся .

К непереходным относятся глаголы движения ( идти, шествовать ), глаголы со значением состояния ( отдыхать, веселиться ), становления ( зеленеть ) и др.

Учитывая, что переходность и непереходность глагола связана с его значением и синтаксическим функционированием, эту категорию можно охарактеризовать как лексико-синтаксическую. Лишь небольшая группа глаголов имеет словообразовательные особенности, позволяющие отнести их к переходным или непереходным. Так, к непереходным можно отнести глаголы со следующими формальными показателями:

  1. постфиксом –ся : учиться, трудиться ;
  2. суффиксами –нича-, -ствова- у отыменных глаголов: столярничать, бодрствовать ;
  3. суффиксом –е- у глаголов, образованных от имён прилагательных ( синеть, голубеть ); в отличие от переходных глаголов с суффиксом –и­- : синить и т. д.

Но приведенная выше классификация не является единственной. Некоторые ученые вслед за А.А. Шахматовым выделяют 3 группы: 1) прямопереходные (= переходные); 2) косвенно-переходные и 3) непереходные. При этом учитываются не только синтаксические связи, но и некоторые морфологически особенности глаголов.

Прямопереходные глаголы образуют причастия страдательного залога: читаемый, ремонтируемый . Они принимают страдательное значение, употребляясь с постфиксом –ся : книга читается . Непереходные глаголы не образуют причастий страдательного залога.

К глаголам косвенно-переходным вслед за А.А Шахматовым относят такие, которые требуют после себя родительного, дательного и творительного падежей без предлога: жду парохода, верю тебе, занимаюсь физкультурой . Они не образуют причастий страдательного залога, но сочетаются с постфиксом –ся : ему верится .

Несколько иная трактовка предложена в учебнике Н.М. Шанского, А.Н. Тихонова: «Особый разряд составляют так называемые косвенно-переходные глаголы. К ним относятся возвратные и невозвратные глаголы, управляющие не винительным, а другими косвенными падежами существительных (без предлогов и с предлогами). Они обозначают обычно отношение к объекту или состояние субъекта, но не выражают перехода действия на объект: желать победы, ждать поезда, гордиться братом, надеяться на успех, верить другу, думать о победе, помогать товарищу и т. п.» [Шанский, Тихонов, 1981, с. 185].

Некоторые многозначные глаголы в одном из значений могут быть переходными, в другом – непереходными; например: пишет письмо (переходный); мальчик уже пишет , то есть научился писать (непереходный).

В качестве рабочей мы принимаем первую точку зрения, то есть будем рассматривать переходные и непереходные глаголы.

•  Залоговость и залог

«Категория з а л о г а обозначает отношения между субъектом действия (производителем действия) и объектом, находящие своё выражение в форме глагола. Следовательно, не всякие отношения между субъектом и объектом действия являются залоговыми, а только те, которые получают в глаголе своё грамматическое оформление. Оформляются же залоги или посредством возвратных форм на - ся ( строить – строиться) или посредством особых образований – страдательных причастий ( выстроенный) [Грамматика–1960, т. 1, с. 412].

«Залог в русском языке является грамматической категорией, формируемой средствами морфологии и синтаксиса. Залог – это категория, образуемая противопоставлением таких рядов морфологических форм, значения которых отличаются друг от друга разным представлением одного и того же соотношения между семантическим субъектом, действием и семантическим объектом» [Русская грамматика–1980, т. 1, с. 613].

С переходностью-непереходностью тесно связана категория залога. Слово залог – это калька с греч. diathesis ( расположение , состояние ). Залог – это грамматическая категория глагола, отражающая направленность или ненаправленность действия на субъект.

В греческой грамматике выделяли 3 залога: 1) действительный (действие совершает субъект); 2) страдательный (предмет испытывает действие со стороны другого предмета); 3) совмещающий значение двух названных. Несмотря на то, что в русском языке нет залога, подобного третьему греческому, это учение оказало большое влияние на изучение залогов в русской грамматике. Количество выделяемых залогов в разное время и у разных авторов было неодинаковым: М.В. Ломоносов выделял 6 залогов, В.В. Виноградов – 3, современные лингвисты – 2. Основных точек зрения в современной лингвистике две: первая отражена в работах В.В. Виноградова (у истоков её находился Ф.Ф. Фортунатов) и в академической Грамматике–1960, вторая – в академической Грамматике–1980 и в работах Л.Л. Буланина, Ю.С. Маслова, И.Г. Милославского и др. В настоящее время ведутся споры о принципах выделения залога, о количестве и типах залогов, о понимании залога как словоизменительной или несловоизменительной категории, о выделении категории залога не только у глаголов, но и у имен существительных, прилагательных и т. д.

Некоторые лингвисты рассматривают понятие залога в широком значении термина, включая в него переходность, собственно залог и значение возвратных глаголов, более того – функционально-семантические поля залога и залоговость, привлекая различные языковые средства, с помощью которых выражается отношение субъекта и объекта.

Мы представляем залог в узком значении термина . Рассмотрим основные теории залога в лингвистике XX в.

Первая точка зрения представлена в работах В.В. Виноградова, Грамматике–1960, в вузовской грамматике Н.М. Шанского и А.Н. Тихонова и др. Это направление идет от академика А.А. Шахматова, имевшего свой особый взгляд на теорию переходности в системе глагольной лексики. Согласно этой точке зрения, категория залога выделяется не у всех глаголов. Вне категории залога находятся следующие глаголы:

  • непереходные невозвратные глаголы: идти, бежать, лететь, спать, стоять, гулять, дышать и под.;
  • глаголы с постфиксом –ся , образованные от непереходных глаголов: стучать – стучаться, грозить – грозиться, темнеть – темнеться, белеть – белеться и др.;
  • глаголы с постфиксом –ся , образованные от переходных глаголов, но изменившие свое лексическое значение: поручить – поручиться, пытать – пытаться, расправить – расправиться, прощать – прощаться, добрать – добраться, раздать – раздаться и т. п.;
  • глаголы, не употребляющиеся без –ся : бояться, каяться, надеяться, гордиться, кланяться, смеяться, здороваться, бороться, нравиться, расстаться, намереваться, сомневаться, улыбаться, стараться и др.;
  • безличные глаголы: дремлется, спится, смеркается, рассветает и под.

Перечисленные глаголы называются внезалоговыми. Все остальные глаголы распределяются по трем залогам: действительному, страдательному и средневозвратному (или среднему).

Глаголы действительного залога обозначают действие, совершаемое семантическим субъектом (производителем действия) и направленное на предмет, над которым производится действие (семантический объект). Например: Рабочие строят дом . Рабочие – семантический субъект, производитель действия; в данной активной конструкции он одновременно является и грамматическим субъектом предложения – подлежащим. Дом – семантический объект (предмет, над которым производится действие) – одновременно является и грамматическим объектом – дополнением. Глагол в активной конструкции обязательно переходный; дополнение при нем выражено винительным падежом без предлога или родительным падежом без предлога в двух случаях: при отрицательном сказуемом: не пил молока ; если обозначает часть целого: выпил молока .

Страдательный залог показывает, что живое существо или предмет, выступающий в роли подлежащего, то есть грамматического субъекта, не производит действие, а испытывает его со стороны другого живого существа или предмета, является семантическим объектом. Производитель действия (семантический субъект) выступает в роли грамматического объекта – дополнения в творительном падеже без предлога. Например: Дом строится рабочими . Дом – грамматический субъект, подлежащее; семантический объект, так как испытывает действие, а не производит его. Рабочими – грамматический объект, дополнение в творительном падеже и в то же время семантический субъект, так как называет производителя действия.

В совершенном виде страдательный залог выражается преимущественно причастиями прошедшего времени: Дом построен рабочими. Полы вымыты уборщицей. Смета составлена бухгалтером.

Таким образом, значение страдательного залога в русском языке может быть выражено двумя способами:

  1. личными формами глаголов 3 л . ед. и мн. ч. несовершенного вида переходных глаголов, у которых добавляется постфикс –ся : выполнять – выполнять ся ; убирать убирать ся;
  2. с помощью страдательных причастий, образуемых от переходных глаголов путём присоединения суффиксов –ем- (-им-), -нн-, -енн-, -т- : убираемый, убранный, выполненный, вымытый и т. д. Они имеют полные и краткие формы.

Страдательный залог является в отличие от действительного залога маркированным в формальном выражении и по содержанию.

Согласно первой точке зрения, кроме действительного и страдательного залога, выделяется третий – возвратный (или средний, средневозвратный) залог. Содержание этого залога заключается в том, что действие сосредоточено в самом субъекте, оно направлено не на объект, а на самого себя. Глаголы возвратного залога образуются, как и глаголы страдательного залога, присоединением постфикса -ся к переходному глаголу, но отличаются от страдательных по значению, по синтаксическому окружению (они не являются членом пассивной конструкции) и т. д.

В системе средневозвратных глаголов выделяют более полутора десятков семантических групп. Назовем некоторые из них.

Собственно-возвратные глаголы, которые называют действия, направленные на самого себя, обычно на внешность, и производящие внешние изменения, соответствующие лексическому значению. Постфикс -ся в них имеет значение себя . Таких глаголов немного: бриться, мыться, одеваться, пудриться, стричься, умываться и т. д.

Взаимно-возвратные глаголы обозначают действия двух или нескольких лиц. Постфикс -ся в них соответствует значению «друг друга», «друг с другом»: браниться, встречаться, мириться, переписываться, переговариваться, обниматься, ссориться, целоваться, шептаться и т. д.

Общевозвратные глаголы называют психические и физические процессы, происходящие в субъекте (к ним можно добавлять местоимение сам ): беспокоиться, волноваться, восхищаться, огорчаться, радоваться, торопиться, возвращаться, успокоиться и др.

Косвенно-возвратные глаголы показывают, что действие совершается субъектом в своих интересах: строиться (я строюсь), учиться, лечиться, собираться и т. д. При этих глаголах нет прямого дополнения.

Активно-безобъектные глаголы передают постоянное значение: корова бодается, собака кусается, крапива жжётся.

Главным недостатком изложенной теории является то, что категорией залога охвачена только часть глагольной лексики, хотя категория залога является одной из важнейших. Поэтому в науке о языке продолжаются поиски объективной, более убедительной теории залога. Одна из точек зрения, распространенных в современной лингвистике, представлена в Русской грамматике–1980 и в работах Л.Л. Буланина, Н.С. Авиловой, И.Г. Милославского и др. Общим для них является то, что категорией залога охватывается вся глагольная лексика и выделяется всего 2 залога: действительный и страдательный. Но в их учении о двух залогах имеются и некоторые различия.

Все сторонники второй точки зрения подчеркивают, что категория залога является такой, которая проявляется не только в морфологии, но и в синтаксисе. Согласно этой точке зрения, все глаголы обладают категорией залога. Их, в отличие от первой точки зрения, всего два: действительный и страдательный. Страдательный залог по форме и содержанию совпадает с объёмом и оформлением соответствующего залога в Грамматике–1960, а содержание и границы действительного залога значительно расширены. Сюда включают не только переходные глаголы, но и все непереходные глаголы с формально невыраженной непереходностью ( жить, закричать и под.), непереходные глаголы с формально выраженной непереходностью, то есть возвратные глаголы с постфиксом -ся нестрадательного значения в активных оборотах: фермеры строятся летом ; безличные глаголы рассветает, морозит и под.

Все глаголы, которые не вступают в залоговые противопоставления, являются несоотносительными по залогу . Эти глаголы не могут формировать пассивные конструкции. Такие глаголы Л.Л. Буланин и И.Г. Милославский называют однозалоговыми , Н.С. Авилова – несопоставимыми по залогу . Бoльшая часть переходных глаголов соответственно именуется двузалоговыми и сопоставимыми по залогу . Небольшая часть переходных глаголов относится к однозалоговым: Таня поблагодарила друга. Глагол поблагодарила является переходным; за ним следует дополнение в винительном падеже без предлога, но данная активная конструкция не имеет соответствующей пассивной (нельзя сказать: Друг благодарится Таней. Друг поблагодарен Таней ).

Н.С. Авилова считает, что категория залога является смешанной, отчасти словоизменительной ( построен – построил ), отчасти несловоизменительной ( строить – строиться ). У Л.Л. Буланина и А.В. Бондарко иная точка зрения. Они считают категорию залога словоизменительной, то есть противопоставленные залоговые формы действительного и страдательного залога считают формами одного слова независимо от способов этого противопоставления. Ср.: Профессор читает лекцию (действительный залог) . Лекция читается профессором (страдательный залог) .

Н.С. Авилова считает глаголы читать и читаться разными словами, Л.Л. Буланин и А.В. Бондарко – одним словом в двух формах.

В однозалоговых глаголах постфикс -ся всегда словообразующий.

•  Категория наклонения спрягаемых глаголов

«Категория н а к л о н е н и я выражает устанавливаемое говорящим лицом отношение действия к действительности» [Грамматика–1960, т. 1, с. 473].

«Морфологическая категория наклонения глагола – это система противопоставленных друг другу рядов форм, выражающих отношение действия к действительности и имеющих значение реальности (изъявительное наклонение), побуждения (повелительное наклонение) или предположительности, возможности (сослагательное наклонение).

Изъявительное наклонение тесно связано с категорией времени: значение этого наклонения выявляется в формах наст., прош. и буд. вр. Повелительное и сослагательное наклонения не имеют форм времени» [Русская грамматика – 1980, т. 1, с. 618–619].

Понятие о наклонении. Система наклонений глагола . В русском языке категория наклонения словоизменительная и представлена тремя наклонениями глагола: изъявительным, сослагательным (или условным) и повелительным. Из них только изъявительное наклонение является реальным, осуществляющим действие или состояние в трех временах: настоящем, прошедшем и будущем. Сослагательное и повелительное наклонения называются ирреальными и категории времени не имеют. Они характеризуют действие не как имеющее место в реальной действительности, а как возможное, желательное или представленное как побуждение.

Категория наклонения может быть рассмотрена как морфологический способ выражения модальности. Модальность – это одно из сложных и малоисследованных явлений языка. Она имеет разноуровневый характер и может быть лексической, морфологической и синтаксической.

Лексическая модальность может быть выражена в модальных словах, выделенных В.В. Виноградовым в самостоятельный структурно-семантический класс ( вероятно, кажется, наверное и др.), в словах других частей речи: кратких прилагательных ( рад, должен, обязан, намерен и др.), модальных глаголах ( мочь, желать, хотеть и т. д.), безлично-предикативных словах ( можно, нужно, надо, нельзя ); частицах ( ведь, не ).

Синтаксическое выражение модальности представлено разными типами предложений: повествовательными, вопросительными, побудительными. К модальности относят также категорию утверждения–отрицания.

Морфологически модальность выражается системой наклонений глагола.

Существуют разнообразные трактовки модальности. Мы будем понимать модальность как грамматически выраженное отношение говорящего к реальности высказывания. Наклонение показывает, как говорящий относится к своему высказыванию с точки зрения его отношения к действительности: возможности, желательности, долженствования или необходимости совершения каких-либо действий и т. д.

В глагольной лексике грамматическая категория модальности представлена в трёх наклонениях.

Изъявительное наклонение (индикатив). Изъявительное наклонение показывает, что действие, выраженное глаголом, мыслится как реальный факт, протекающий во времени. Отношение к реальной действительности в нём по существу не выражено, поэтому его называют «прямым наклонением», «нулевой грамматической категорией».

Модальные оттенки изъявительного наклонения передаются формами времени. Особенно богаты в этом отношении формы будущего времени. Значение времени, лица и рода глаголов изъявительного наклонения будет рассмотрено при изучении соответствующих категорий.

Повелительное наклонение (императив). Глаголы повелительного наклонения выражают волю говорящего (требование, совет, просьбу), побуждение к действию. Значение повелительного наклонения имеет широкий диапазон от совета, вежливой просьбы до приказания, запрета или мольбы. Важную роль при этом играет интонация. «Эта интонация сама по себе может превратить любое слово в выражение приказания. В системе повелительного наклонения эта интонация является органической принадлежностью глагольных форм. Вне этой интонации повелительного наклонения не существует» [В.В. Виноградов, 1972, с. 464].

Формы повелительного наклонения образуются от основы глаголов настоящего или будущего простого времени

•  путем присоединения –и в ед. ч.: доложи, убери, принеси, разведи и т. д. – и – и-те – во мн. ч.: доложите, уберите, принесите, разведите. На –и падает ударение в тех случаях, когда глагол в форме 1 л . ед. ч. имеет ударяемое окончание: уч-у – уч-и, улыбн-у-сь – улыбн-и-сь.

Чем является - и : окончанием или формообразующим суффиксом? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Авторы Грамматики–60, а также Л.В. Щерба, А.Н. Гвоздев, Е.А. Земская и др. считают - и окончанием, при этом они не выделяют нулевое окончание в формах типа работай, ешь (исключение составляет лишь Грамматика–70, авторы которой делают это). Если поддержать эту точку зрения и признать окончанием, необходимо найти те окончания, с которыми данное могло бы коррелировать (по типу, например, окончаний рода и числа у глаголов прошедшего времени: решал, решала, решало, решали ) . Такие окончания существуют на фоне друг друга и противопоставлены друг другу. Рассматриваемое ­ –и не противопоставлено каким-либо окончаниям в других наклонениях глагола, и поэтому логично его квалифицировать как формообразующий суффикс (Л.Л. Буланин, Ф.К. Гужва и др.).

Если в основе настоящего или будущего простого времени наблюдается чередование конечных согласных, избирается основа 2–3 лица, но не 1-го, ср.:

1 л . сижу Повелительное наклонение: сиди(те).

2 л . сидишь

3 л . сидит

При чередовании задненёбных и шипящих избираются задненёбные: отвлеку – отвлечёшь – отвлеки; бегу – бежишь – беги.

Глаголы пью, бью, вью, лью, у которых основа состоит из двух согласных [пj], [бj], [вj], [лj] и ударение падает на окончание, образуют повелительное наклонение, состоящее из одной основы; при этом в ней появляется беглое е : пей, бей, вей, лей.

Глаголы, у которых в основе настоящего времени отсутствует –ва- (в сравнении с основой инфинитива), получают это -ва- в повелительном наклонении; ср.: давать – даю – давай; вставать – встаю – вставай.

Глагол лечь имеет форму повелительного наклонения ляг ; есть – ешь, дать – дай, ехать – поезжай ( езжай – прост. вариант). В последнем случае форма образована от несуществующей в современном языке формы поезжать .

Ряд глаголов имеет вариантные формы: высунь – высуни, высыпь – высыпи, прочисть – прочисти, уведомь – уведоми, лезь – полезай, лакомься – лакомись и др.

Во мн. ч. добавляется - те : играйте, несите. Чем является -те в подобных примерах? Это частица у А.Н. Гвоздева, постфикс – в Грамматике–70, у Ф.К. Гужвы, формообразующий суффикс у Д.Э. Розенталя, окончание у Е.М. Галкиной-Федорук, в школьном учебнике.

В качестве окказиональной формы повелительного наклонения используется форма 3 л . ед. и мн. ч. настоящего или будущего простого времени с особой интонацией: Играем! Споёмте, друзья! Эти глаголы используются для приглашения к совместному действию.

Некоторые ученые выделяют аналитические формы глаголов повелительного наклонения, которые образуются двумя путями:

  • присоединением частиц пусть (пускай), да к форме 3 л . ед. и мн. ч. настоящего или будущего времени: пусть играет, пускай отдыхает, пусть напечатает, да здравствует;
  • прибавлением частицы давай(те ) к инфинитиву или глаголу в форме 3 л . ед. и мн. ч. настоящего и будущего простого времени: давай работать, давайте дружить.

Значения форм повелительного наклонения [по кн.: Шанский, Тихонов, 1981, с. 208– 210]:

  • простое побуждение : – Целуй сюда, он показал щеку (Л. Толстой);
  • шутливо-ироническое побуждение: Кричи шибче, чтобы соседи услыхали, коли стыда в тебе нет (А. Островский);
  • категорическое приказание: Не смейте говорить со мной так! (Горький);
  • запрещение : Не заходите , она спит (Горький);
  • угрозу : Ты у меня пикни только (А. Островский);
  • команду : Слушай мою команду ! Постройся ! (Фадеев);
  • позволение (разрешение) : … поезжай , уж если тебя так тянет отсюда! (Гончаров);
  • пожелание : Будь здоров! Расти большой!;
  • призыв : Разворачивайтесь в марше! (Маяковский);
  • наказ : Нам критика из года в год нужна, запомните, как человеку — кислород, как чистый воздух – комнате (Маяковский);
  • совет : Старайтесь зимой спать не меньше 8 часов;
  • предостережение, напутствие и напоминание : Смотрите же, берегите себя! (Куприн);
  • просьбу и мольбу : Подумай обо мне, и я буду с тобой (Куприн).

Модальность повелительного наклонения в наибольшей степени проявляется в предложениях, выражающих долженствование: Каждый сверчок знай свой шесток! (= должен знать). Он гуляет, а я работай за него (= должен работать). И после такой жизни на него вдруг навалили тяжелую обузу выносить на плечах службу целого дома! Он и служи барину, и мети , и чисть , он и на побегушках! (= должен служить, мести, чистить). С этим значением связан оттенок недовольства. Практически это значение выходит за рамки повелительного наклонения.

Повелительное наклонение имеют не все глаголы. Объясняется это семантическим содержанием наклонения, имеющим выход в экстралингвистику: приказать что-либо или попросить что-либо сделать можно только живое существо, прежде всего – человека (если не использовать прием олицетворения); нельзя просить совершить процессы, не подвластные человеку и т. д.

Не образуют формы повелительного наклонения:

  • безличные глаголы: рассветать, морозить, знобить, холодать и под.;
  • глаголы, называющие действия или состояния, не подвластные человеку: недомогать, зябнуть, хотеть, мочь и др.;
  • глаголы, называющие действия, относящиеся к неживой природе: белеть, зеленеть, ветвиться и т. д.

Сослагательное наклонение (конъюнктив) . Термин «сослагательное наклонение» был представлен в учебнике Л.В. Щербы, С.Г. Бархударова и С.Е. Крючкова и в настоящее время используется почти во всех учебниках. Термин «условное наклонение» был употреблен в работах XIX – начала XX в., в том числе в работах Ф.И. Буслаева, А.Б. Шапиро и др.

Сослагательное наклонение служит для выражения действия, которое говорящий считает желательным или возможным при определённых условиях.

Образуется форма сослагательного наклонения путем прибавления частицы бы к форме прошедшего времени глаголов: рассказал бы, отдохнул бы и под. Глаголы в сослагательном наклонении изменяются по родам и числам : улыбнулся бы, улыбнулась бы, улыбнулось бы, улыбнулись бы.

Значение глаголов сослагательного наклонения:

  • желательность: Я волком бы выгрыз бюрократизм! (Маяковский);
  • условность совершения возможного действия (обычно в придаточных условных частях сложного предложения): Я приехал бы к тебе, если бы не был занят.

Употребление форм одного наклонения и инфинитива в значении другого

Употребление форм сослагательного наклонения в значении других . Некоторые формы сослагательного наклонения способны передавать просьбу и совет, что является значением повелительного наклонения, например: Рассказал бы ты о своей поездке!

Употребление форм повелительного наклонения в значении других . Повелительное наклонение может употребляться в значении сослагательного при выражении условия: Умей я писать картины, как много я мог бы рассказать!

Употребление глаголов изъявительного наклонения в значении других наклонений.

  • Глаголы 2-го л. будущего времени могут использоваться в значении повелительного: Зайди на рынок, купишь продуктов и доедешь до охотничьего домика. В этом случае адресант речи отдает распоряжение выполнить какое-л. действие.
  • В значении повелительного наклонения могут использоваться глаголы прошедшего времени: Поехали! Встали, поклонились, пошли!

Очень редко глаголы в форме повелительного наклонения имеют значение прошедшего времени изъявительного наклонения, называя действие стремительное и мгновенное: А лошадь в это время возьми и взбрыкни.

Употребление инфинитива в значении наклонений . Инфинитив может выступать в роли сослагательного наклонения: Ехать бы нам (Чехов).

Обозначая приказание, запрет, реже – просьбу, глаголы в инфинитиве используются вместо повелительного наклонения: Стоять! (вм.: Стойте! ). Молчать! (вм.: Молчите! ).

•  11 . Категория времени спрягаемых глаголов

Понятие о темпоральности и объективном времени . Понятие времени используется в разных науках: философии, физике, биологии, лингвистике. В каждой науке это понятие наполняется новым содержанием. В философии время – форма существования материи. Физическая концепция изучает время как четвёртое измерение объективной действительности. Любой материальный объект существует в пространстве и времени.

В лингвистике категория времени рассматривается с нескольких сторон. Слова разных частей речи (имена существительные, прилагательные, наречия), объединённые временным лексическим значением, образуют темпоральное функционально-семантическое поле: утро, утренний, завтра, летом и под. Грамматическим ядром темпоральности является категория времени глагола. В нее традиционно включают систему времен изъявительного наклонения, времена причастно-страдательных форм ( был открыт – открыт, будет открыт ), времена полных причастий ( открывающий, открываемый, открывший, открывавший, открытый ), времена деепричастий ( открывая, открыв ). В это же поле включают и синтаксические средства выражения темпоральности (А.В. Бондарко, Ю.С. Маслов, Л.Л. Буланин и др.).

«Идея времени, заложенная в глаголе и его грамматических категориях, может реализовываться в качестве “внешнего времени”, связанного с отношением формы к моменту речи (категория времени) и “внутреннего времени”, обусловленного фазовой расчленённостью процесса, его отношением к внутреннему пределу и понятию комплексности (целостности) действия (аспектуальные категории)» [Соколова С.О., Шумарова Н.П. Семантика и стилистика русского глагола. – Киев: Наукова думка, 1988. – С. 3].

Система времён в русском языке. Связь категории времени с видом. Традиционное учение о трёх основных временах русского глагола сложилось на основе античной грамматики. В середине XIX в. зародилась и другая теория: о вневременности русского глагола. Все происходящие события рассматривались в контексте вида глагола (К.С. Аксаков, Н.П. Некрасов). Сторонники этой точки зрения базировались на философской концепции, согласно которой «природе, в строгом смысле, не свойственны ни время, ни пространство. Она вечна и бесконечна. Момент времени и измерения пространства придуманы человеком вследствие ограниченности его отношения к ней» [Некрасов Н.П. О значении форм русского глагола. – СПб, 1865. – С. 137]. Подчеркивая условный характер времени, являющегося продуктом человеческого сознания, Н.П. Некрасов писал о настоящем времени: «Настоящим моментом можно считать и самую малейшую часть времени, и минуту, и час, и день, и неделю, и месяц, и год и т. д. Поэтому если и существует настоящее время в представлении, то существует не действительно, а условно» [Там же, с. 138].

Чешский лингвист А.В. Добиаш, признавая наличие временных форм у русского глагола, выдвигал «точечную» теорию, согласно которой настоящее время сравнивается с математической точкой; «говорящий … сам растягивает математическую точку настоящего времени в линию, … причём поступает относительно размера самой линии совершенно произвольно … и доходит иногда в растягивании до беспредельного, чем, конечно, достигает полного уничтожения всякого прошлого и будущего» [Добиаш А.В. Опыт семасиологии частей речи и их форм на почве греческого языка. – Прага, 1897. – С. 116–117]. Эта точка зрения оказала определённое воздействие и на современную теорию глагольного времени.

Согласно второй точке зрения, лингвисты признают глагольную категорию времени, но ведут споры о количестве и содержании времен. М.В. Ломоносов насчитывал их 10, А.Х. Востоков – 8, другие ученые – 4 или 3 времени. Традиционным является признание 3-х времён в русском глаголе.

Принято считать, что грамматическая категория времени обозначает отношение действия к моменту его осуществления. Другими словами, в качестве точки отсчета используется акт говорения или мышления. Если событие предшествовало акту говорения или мышления, оно происходило в прошлом; если оно совпадает с данным моментом, совершается в настоящем; если будет происходить после этого момента, будет относиться к будущему времени; ср.: читал – читает – будет читать; переработал – переработает. Это огрубленное представление категории времени. Оно подвергалось критике и продолжает быть дискуссионным. Вопросы глагольного времени рассматривались в работах В.В. Виноградова, Н.С. Поспелова, А.В. Исаченко, А.В. Бондарко, Л.Л. Буланина, Ю.С. Маслова, В.Н. Мигирина и др. учёных. Наибольшие сложности возникают при теоретическом обосновании настоящего времени.

Время в каждый момент делится на настоящее и прошлое. Между ними находится настоящее время, отражающее непосредственное восприятие человеком окружающего мира. Оно находится в постоянном движении и в силу этого в отличие от прошедшего и будущего имеет краткую временную продолжительность.

Отдельных замечаний требует будущее время, которому Е. Курилович предлагал присвоить статус особого наклонения. Ход рассуждений автора следующий. Действительный залог передает реальное с точки зрения коммуниканта действие, условное и побудительное наклонение – ирреальное действие. Реальное действие могло быть осуществлено в прошлом или происходит в настоящем времени; будущее действие не обязательно осуществится, то есть может быть и нереальным. На этом основании Е. Курилович делает следующий вывод: … в сравнении с настоящим и прошедшим, которые выражают действительность, будущее, которое обозначает возможность, вероятность, ожидание и под., представляет собой наклонение» [Курилович Е. Очерки по лингвистике. – М., 1962. – С. 143]. Но, рассуждая таким образом, можно подвергнуть сомнению и реальность прошедшего – оно может оказаться вымышленным и на этом основании также может быть рассмотрено как особое наклонение [Храковский В.С., Володин А.П. Семантика и типология императива: Русский императив. – Л., 1986. – С. 66]. Некорректность такого подхода к взаимодействию категории времени и наклонения заключается, по нашему мнению, прежде всего в несоблюдении одного из важных законов логики, на которых строится любая научная классификация, – необходимости соблюдения единого основания выделения. С одной стороны, действие может совершаться в прошлом, настоящем и будущем. С другой стороны, оно может быть рассмотрено коммуникантом как реально осуществляемое или вымышленное в любом из времён: настоящем, прошедшем или будущем – и на этом основании рассмотрено в иной парадигме, которая морфологу менее важна и интересна, – скажем, в прагматическом аспекте. Такая «ирреальность» индикатива не идентична ирреальности условного и повелительного наклонений.

Традиционная грамматика различает абсолютное и относительное время. Термин «абсолютное» следует признать условным, так как, согласно теории философии и физики, и движение, и время могут быть только относительными. Абсолютное время обозначает порядок осуществления действия по отношению к акту говорения: читаю лекцию, пишу конспект; относительное – порядок действия, при котором в качестве исходной точки выступает время осуществления другого действия, ср.:

Я радуюсь тому, что вы хорошо отдохнули.

Я радуюсь тому, что вы хорошо отдыхаете .

Я радуюсь тому, что вы хорошо отдохнёте .

Значения форм отдохнули, отдыхаете, отдохнете являются относительными, так как глаголы обозначают действие не только по отношению к моменту речи, а по отношению ко времени осуществления процесса, названного глаголом «радуюсь». В одном случае эти значения совпадают ( радуюсь – отдыхаете ), в других – не совпадают ( радуюсь – отдохнули, радуюсь – отдохнёте ).

Это же различие у некоторых авторов квалифицируется как «внеязыковой момент речи» – элемент объективного времени и грамматический, языковой момент речи [Бондарко А.В. Вид и время русского глагола. – М.: Просвещение, 1971].

Личные формы при одиночном употреблении выражают только абсолютное время.

Традиционно система времен изъявительного наклонения представляется следующим образом:

Время

Видо-временные формы

Прошедшее

Настоящее

Будущее

Прошедшее НСВ:

рисовал

Настоящее НСВ:

рисую

Будущее НСВ

(аналитическое):

буду рисовать

Прошедшее СВ:

нарисовал

………

Будущее СВ

(простое):

нарисую

Взаимосвязь категории времени с видом проявляется прежде всего в том, что у глаголов НСВ выделяется 3 формы времени: настоящее, прошедшее и будущее сложное (аналитическое), а у глаголов СВ – 2 формы времени: прошедшее и будущее простое.

Споры возникают по поводу форм типа открою, найду , например: Никак не найду книгу, не открою окно и т. д. По мнению А.В. Бондарко, следует выделить «настоящее – будущее совершенное ( открою )». «Основным (главным) значением формы настоящего – будущего совершенного следует признать значение будущего. Это значение не ограничено какими-либо специальными условиями контекста. Оно синтаксически свободно. Иначе обстоит дело со значением настоящего неактуального. Выражение этого значения является побочной функцией рассматриваемой формы. Для его реализации необходимы особые условия контекста» [Бондарко А.В. Вид и время русского глагола (значение и употребление). – М., 1971. – С. 54]. Но широкого распространения эта точка зрения не получила, и главной причиной этого является контекстуальная обусловленность употребления формы будущего простого для выражения значения настоящего неактуального.

Настоящее время . Ключ к пониманию специфики семантики настоящего времени дает характер связи действий с ходом их протекания. «Через настоящее время из будущего проходят события, сменяя друг друга и становясь при своём завершении событиями прошлого. Проходя через настоящее, событие может восприниматься от начала и до конца, однако только в движении, отдельными своими частями, “не вмещаясь", так сказать, всей своей продолжительностью в “рамки” настоящего времени. Поэтому событие настоящего времени, то есть воспринимаемое непосредственно осуществляющимся, уходит обычно своим началом в прошлое, в то время как конечный пункт его может ещё находиться в будущем» [Криворучко П.М. Грамматические значения временных форм русского глагола. – Киев: Учпедгиз, 1963. – С. 9].

Формы настоящего времени имеют только глаголы несовершенного вида. Интересное объяснение отсутствия форм настоящего времени у глаголов совершенного вида дано А.А. Потебнёй: «… мысль о действии, действительно совершающемся в настоящее мгновение, а между тем оконченном, немыслима, потому что заключает в себе противоречие. Что я вижу, слышу в это мгновение, то не может быть оконченным» [Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. – М.:Л.: Изд-во АН СССР, 1941. – Т. IV . – С. 47].

Благодаря специфике связи настоящего времени с объективной действительностью оно включает в себя значение действий разной временной продолжительности вплоть до тех, которые осуществляются постоянно.

Выделяется два основных значения: настоящее актуальное и настоящее неактуальное .

Настоящее актуальное выражает конкретное действие, состояние, протекающее в момент речи; настоящее неактуальное не выражает протекания действия в момент речи, выходит за его пределы.

Настоящее актуальное имеет следующие значения.

Конкретное настоящее время момента речи . Действие или состояние реализуется в момент, период речи. Примеры: В окно стучат крупные дождевые капли.

Разновидностью настоящего момента речи является настоящее репортажное, рассказ о событиях, происходящих на глазах рассказчика: Мяч уходит за боковую линию.

Расширенное настоящее . Действие и состояние осуществляется не только в момент речи, оно не ограничивается им, а охватывает отрезок прошлого и может быть продолжено в будущем. Примеры: На западе красноватый отблеск еще теплится, светится возле камышей, а с востока быстро надвигается темнота (Ю.Б.). Я учус ь в Таврическом национальном университете. Этот вопрос обсуждаетс я уже давно.

Настоящее постоянного действия, вневременное . Несовершенный вид в настоящем постоянном выступает в постоянно-непрерывном значении. Широкая, относительно неопределённая локализация действия во времени делает этот вид промежуточным между настоящим актуальным и неактуальным. Примеры: Птицы летают . Рыбы плавают . Земля вращается вокруг Солнца. Волга впадает в Каспийское море. Глаголы настоящего времени называют здесь действия, состояния, постоянно присущие предметам или мыслимые как постоянные.

Неактуальность выражается в отсутствии соотнесения действия с моментом речи. Выделяют несколько разновидностей настоящего неактуального.

1. Настояще е повторяющегося и обобщенного действия (настоящее абстрактное) может сопровождаться такими лексическими показателями, как обычно, часто, ежедневно, всегда, никогда и под. (несовершенный вид при этом реализуется в неограниченно-кратном значении): Когда я думаю о Родине, я всегда вспоминаю Смоленщину… (К.С.). Грубым дается радость, нежным дается печаль (С.Е.). Цыплят по осени считают (Посл.). В кафе «Амиго» вкусно кормят . Он опаздывает на занятия.

Глаголы в таком значении особенно часто используются в пословицах и поговорках: Друг познается в беде. По одежде встречают , по уму провожают .

2. Настоящее потенциальное (термин предложен А.В. Исаченко). Некоторые лингвисты включают его в настоящее абстрактное. Субъект характеризует потенциальная способность осуществлять процесс. Примеры: Он малый с головой и славно пишет , переводит (А. Грибоедов). Мальчик хорошо говорит по-английски.

Прошедшее время . В современном русском языке глаголы прошедшего времени имеют в абсолютном большинстве случаев формообразующий суффикс – л . В то же время в значении этих глаголов имеются различия, связанные, во-первых, с тем, как события прошлого, называемые данными глаголами, соотносятся с событиями настоящего времени; во-вторых, с характером осуществления обозначаемых глаголом событий в прошлом, что отчётливо проявляется в синтаксическом контексте. Поэтому содержание прошедшего времени тесно связано с категорией вида.

У глаголов прошедшего времени НСВ различают имперфектное и аористическое значение. Объединяющим их признаком является то, что они не включают последствия, актуальные для настоящего времени, сообщают о том, что определенный процесс имел место до момента речи. О различиях названных значений писали Н.С. Поспелов, П.М. Криворучко и др. лингвисты.

Считают, что чаще всего эта форма выступает с имперфектным значением и выражает прошлое как таковое, недифференцированно, поэтому нередко используется в пословицах и поговорках. Примеры: Потом мы уходили на берег, всегда совсем пустой, купались и лежали на солнце до самого заката (И.Б.). То и дело звонил телефон (К.С.).

При глаголах прошедшего времени с имперфектным значением, как правило, не употребляются второстепенные члены предложения, называющие меру продолжительности действия или его отнесённость к какому-либо моменту из прошлого. Они обычно используются при глаголах прошедшего времени в аористическом значении, называющих отдельный акт прошлого. Особенно ярко различие между аористическим и имперфектным значением у глаголов прошедшего времени НСВ проявляется в сложноподчиненных предложениях, в которых в главной части используется глагол с аористическим значением, в придаточной – с имперфективным. Глагол главной части обозначает отдельный факт прошлого, глагол придаточной – прошлое действие вообще: Солнце еще не взошло, а садовник уже поливал цветы, которые выращивал в большом количестве и ассортименте.

Существенные особенности имеют глаголы прошедшего времени несовершенного вида со значением многократного способа действия: едал, сиживал, певал, говаривал и под. Они выражают повторяемость, обычность какого-л. действия в прошлом, отдаленном от настоящего. Примеры: Дедушка говаривал: «Не ленись трудить душу». В молодости он хорошо певал . Подобные глаголы были известны уже в памятниках Х V в., распространены в XVIII в., использовались в художественной литературе начала XIX в. Они показывают, что действие осуществлялось многократно и давно. Ср. у А.С. Пушкина: Старушка ей: «А вот камин; Здесь барин сиживал один. Здесь с ним обедывал зимою покойный Ленский, наш сосед… И старый барин здесь живал ».

Прошедшее аористическое (прошедшее несовершенное обобщенного факта) передает факт действия в прошлом, безотносительно к его единичности или повторяемости, длительности или кратности и под. В контексте содержится самое общее указание на наличие или отсутствие действия в прошлом: Ты разговаривал с Дмитрием? Я покупала груши на Центральном рынке. Я не брал у вас книг. В примерах подобного типа речь идет об отдельном факте, а не о цепи фактов, не о его месте в ряду других фактов.

В формах прошедшего времени глаголов совершенного вида выделяют перфектное и аористическое значения.

Прошедшее перфектное называет прошлое действие, результаты которого актуальны для более позднего плана («факт совершившийся и пребывающий доныне» в своем результате – по А.А. Потебне), например: Горы окружили Ялту с трех сторон. Чай остыл . Ты постарел , Федя. Кроме того, прошедшее перфектное глаголов совершенного вида называет «каков кто есть в силу прежде совершенного действия» – по А.А. Потебне. Е.Н. Прокопович выделяет это значение у глаголов нескольких семантических групп: глаголов со значением занять какое-либо место, пространство и имеющих приставку рас- : расположился, раскинулся и под., глаголов со значением изменения качественного состояния предмета, имеющих приставку по- ( постарел, погрустнел, помолодел и др.); приставку о- ( ослабел, омелел и под.) [Прокопович Е.Н. К вопросу о дифференциации перфектного и аористического значений в формах прошедшего совершенного // Рус. яз. в нац. шк. – 1977. – №5 .— С. 100–103 ].

Аористическое значение прошедшего времени у глаголов совершенного вида выражает действие как конкретный факт прошлого без указания на последствия, актуальные для более позднего временного плана. Такое употребление встречается в предложениях с цепью глаголов, называющих сменяющие друг друга факты: Встретил на Пушкинской Володю, остановился, поговорили; а также как одиночная форма, называющая факт прошлого: Я вчера сказала тебе об этом. Е.Н. Прокопович в цитированной выше работе называет глаголы нескольких семантических групп: глаголы со значением мгновенности, однократности действия, имеющие суффикс – ну- ( блеснуть, махнуть и под.); глаголы группы движения ( пробежал, промчался и др.); глаголы «звучания» со значением отдельного факта прошлого ( прозвучал, отзвенел и под); глаголы «говорения» с приставкой про- ( проговорил, провозгласил и т. д.) и др. [ Там же, с. 102–103 ].

Глаголы прошедшего времени образуются путём присоединения суффикса – л- к основе инфинитива: чита-л, говори-л, поверну-л и др. Суффикса –л- не имеют глаголы с основой настоящего времени на б, п, г, к, х, з, с, р : греб, берег, вез и т. д.

Будущее время. Формы будущего времени обозначают

  1. единичные конкретные процессы, реализуемые после момента речи: Мы прочитаем эту книгу;
  2. будущее вневременное, обобщенное или повторяющееся: Как аукнется, так и откликнется ; Я буду писат ь тебе каждую неделю;
  3. будущее в значении настоящего совершенного: Начну с судьбы человека, подвиг которого, совершённый им в сорок первом году на Среднем полуострове, стал сюжетом поэмы «Сын артиллериста» (К.С.) . Ты всегда все перепутаешь . Не заснёт никак.

Будущее время по форме может быть простым (однословным, синтетическим): проведу, нарисую и под. – и сложным (аналитическим), состоящим из личных форм вспомогательного глагола быть (буду, будешь, будет, будем, будете, будут) , выражающего грамматические значения лица, числа, будущего времени, изъявительного наклонения, а также инфинитива основного глагола, передающего лексическое значение слова ( буду рисовать ).

Будущее простое имеют глаголы совершенного вида, будущее сложное – несовершенного вида. Будущее простое совершенного вида имеет следующие значения:

  1. употребляется для выражения возможности достижения результата в будущем : Он напишет контрольную работу . При отрицании действия выражается невозможность достижения результата в настоящем: Решетом воду не переносишь ;
  2. для выражения готовности совершить действие в будущем: В лекции мы рассмотрим следующие вопросы… ;
  3. обозначает повторяемость действия: Бывало, прочитаешь интересную книгу и долго думаешь о ней.

Подводя итоги, можно сделать следующий вывод: глаголы, образующие видовую пару, имеют пять форм времени: 1) настоящего времени (только у глаголов несовершенного вида): читаю , 2) прошедшего времени несовершенного вида: читал ; 3) прошедшего времени совершенного вида: прочитал ; 4) будущего аналитического (сложного) у совершенного вида: прочитал ; 5) будущего аналитического (сложного) у глаголов несовершенного вида: буду читать ; 6) будущего простого у глаголов совершенного вида: прочитаю.

Переносные значения времени

Настоящее в значении прошедшего (настоящее историческое, повествовательное ). Глаголы в форме настоящего времени употребляются в повествовании о прошлом, например: Мы вчера закончили работу, выключили компьютер, собрались домой, как вдруг открывается дверь. Такое употребление оживляет повествование.

Настоящее в значении будущего – это настоящее намеченного действия, когда говорящий уверен в выполнении запланированного плана: Завтра я еду в Гурзуф.

Прошедшее может быть использовано в значении будущего : Ну все, мы пропали !

Прошедшее время может выступать в обобщенном, вневременном значении: Молодежь клуба всегда радовала почитателей.

Будущее время может выступать в значении настоящего: Всего не расскажешь. Вас и не узнаешь .

Будущее в значении прошедшего используется в контексте с рядом глаголов, передающих картину какого-либо события в прошлом, на фоне которого используется глагол в форме будущего времени: Летели мимо поезда, гудели провода, мчались машины, лишь изредка вдруг все стихнет, тогда усталое ухо различает голос перепела в пшенице и жаворонка в степной траве. Будущее время глаголов совершенного вида может быть употреблено с частицей как для обозначения стремительного действия, совершенного в прошлом: А Костя вдруг как вскочит , как засуетится.

Категория лица, рода и числа спрягаемых глаголов

Лицо – это грамматическая категория, означающая отношение процесса и его субъекта к говорящему лицу. Лицо – словоизменительная, номинативная грамматическая категория, которая выражается синтаксически (при помощи личных окончаний) и аналитически (при помощи личных местоимений).

Выделяют основное, частное и переносное значение лица. Основное значение проявляется в личной форме вне контекста; частное и переносное – только в контексте.

Основные значения передаются 1-ым, 2-ым и 3-им лицом глагола. «Категориальными значениями личных форм изъявительного наклонения являются: д л я ф о р м ы 1 л . в ед. ч. – отнесенность действия к говорящему: (я) говорю, хожу, учусь, читаю; во мн. ч. – отнесённость действия к группе лиц, включая говорящего: (мы) говорим, ходим, учимся, читаем. Д л я ф о р м ы 2 л . ед. ч. – отнесённость действия к собеседнику: (ты) говоришь , ходишь, учишься, читаешь; во мн. ч. – отнесённость действия к группе лиц, включающей собеседника: (вы) говорите, ходите, учите, читаете. Д л я ф о р м ы 3 л . ед. ч. – отнесённость действия к лицу, не являющемуся ни говорящим, ни собеседником, или к неодушевленному предмету: (он) говорит, ходит, учится, читает; (он, она, оно) кипит, бурлит, зеленеет, ржавеет; во мн. ч. – отнесенность действия к группе лиц, не включающих собеседника, или к группе неодушевленных предметов: (они) говорят, ходят, учатся, читают; (они) кипят, бурлят, зеленеют, ржавеют » [Русская грамматика – 1980, т. 1, с. 637].

Частные значения выделяются в определённых контекстах.

Обобщенное значение передается:

1-ым лицом ед. ч.: Чужую беду руками развед у (Посл.). Моя хата с краю, ничего не знаю (Посл.);

2-ым лицом ед. ч.: Что посеешь , то и пожнёш ь (Посл.). Любишь кататься, люби и саночки возить (Посл.). Из песни слова не выкинешь (Посл);

1-ым лицом мн. ч.: Что имеем не храним , потерявши – плачем (Посл.). Что мы читаем?;

2-ым лицом мн. ч.: Если вы любите красоту, вы везде будет е её ценить;

3-им лицом мн. ч.: Цыплят по осени считают (Посл.). Здесь не курят . Сегодня выдают стипендию.

Неопределённо-личное значение передается 3-им лицом мн. ч.: Сейчас мало читают.

Безличное значение имеют глаголы 2 и 3 л . ед. ч. Иногда разные лексико-семантические варианты одного и того же глагола могут иметь личное и безличное значение; ср.: Ветер дует (личное значение). В дверь дует (безличное значение).

Переносные значения имеют место там, где одно лицо употребляется вместо другого. Например, 1 л . может употребляться вместо 2 л .: «Что читаем , ребята?» – спросил Андрей Петрович.

3 л . мн. ч. используется в значении 1 л .: Говорят вам, оденьтесь теплее, на улице холодно.

Форма 2 л . ед. ч. повелительного наклонения в предложениях со значением долженствования, пожелания, допущения, возможности или невозможности, вынужденности и т. п. используется для представления самого говорящего, например: Все отдыхают, а я учись !

Личные формы имеются у глаголов настоящего и будущего времени изъявительного наклонения. Кроме того, категорию 2-го и 3-го лица выделяют у глаголов повелительного наклонения (говори, пусть читает!).

По второй точке зрения, категорию лица имеют также глаголы прошедшего времени и сослагательного наклонения. Категория лица в них выражается аналитически, то есть с помощью личных местоимений: я читал, ты читал и т. д. Мы будем придерживаться первой точки зрения, считая категорию лица у глаголов прошедшего времени и сослагательного наклонения синтаксической.

Но не все глаголы настоящего и будущего времени изъявительного наклонения имеют полную парадигму лица. Ряд глаголов не имеет:

формы 1 л .: бдеть, бузить, галдеть, дерзить, очутиться, победить, сопеть, убедить, чудить, шелестеть, шкодить и др.;

формы 1 и 2 лица: белеться, светлеться, зеленеться, раздаться (о звуках) , завариться и т. д.

Отсутствие форм лица объясняется как экстралингвистическими причинами (они обозначают действие, субъектом которого лицо не может быть), так и лингвистическими (омонимичным отталкиванием совпадающих форм разных глаголов в 1-ом и во 2-ом лице: дерзить, бузить и держать, будить ), неблагозвучием: бдить, сопеть и т. д..

Личные глаголы противопоставлены безличным.

Безличными называют глаголы, обозначающие действие, которое совершается без производителя. Эти глаголы называют: 1) явления природы ( моросит, похолодало, рассветает, смеркается, дует, пахнет, дождит и т. д.) ; 2) физические и психические состояния живого существа (нездоровится, знобит, морозит, дремлется, работается и под. ); 3) долженствование (следует, надлежит), 4) наличие или отсутствие чего-либо (хватает, недостаёт).

Грамматические особенности безличных глаголов: они имеют форму 3-го лица настоящего и будущего времени или форму ср. рода прошедшего времени изъявительного наклонения ( рассветает, рассветало ). Они могут быть представлены также в форме инфинитива и сослагательного наклонения (рассветать, рассветало бы ). Безличные глаголы не выражают значения числа и рода; от них не образуются причастия и деепричастия.

Некоторые глаголы употребляются только безлично (знобит, светает) , другие как безличный лексико-семантический вариант многозначного слова (ср.: пахнут духи – пахнет духами ).

Морфологическая категория рода у спрягаемых глаголов проявляется в форме прошедшего времени единственного числа изъявительного наклонения ( читал, читала, читало, читали ) и в сослагательном наклонении ( читал бы, читала бы, читало бы, читали бы ). Родовые формы одновременно выражают значение ед. числа. Во мн. числе у спрягаемых глаголов родовые различия отсутствуют.

Категория рода у причастий такая же согласовательная, синтаксическая, зависимая, как и у имён прилагательных ( работающий мотор, работающая машина, работающее устройство ).

Категория числа у глаголов выражает противопоставление ед. ч. (действие с одним производителем) и мн. ч. (действие с более чем одним производителем): читаю и читаем. Категория числа имеет два способа выражения: в глаголах настоящего времени и изъявительного наклонения окончания одновременно выражают значение лица и числа: читаю – читаешь, читает – читаем и т. д.; в прошедшем времени изъявительного наклонения и в сослагательном наклонении значение числа выражено родовыми окончаниями: читал, читала, читало. В повелительном наклонении также имеется противопоставление ед. и мн. числа: читай – читайте.

В некоторых контекстах возможно использование форм ед. ч. вместо мн. ч. и наоборот. Например: – Ты успеешь закончить работу сегодня? – Постараемся! Стройся ! Вас просят прийти завтра.

13. Ударение в спрягаемых глагольных формах

Учитывая соотношение неконечного и конечного ударения, в спрягаемых формах глагола выделяют 4 акцентных типа: А, В, С, D (буквы латинские).

Для акцентного типа А характерно неподвижное (постоянное) ударение на одном и том же слоге основы; при этом сравниваются во всех случаях соответствующие формы настоящего (или будущего простого) и прошедшего времени, а также формы повелительного наклонения: обедаю, -ешь, -ет, -ем, -ете, -ют; обедал, -а, -о, -и; обедай(те); читаю, -ешь, -ет, -ем, -ете, -ют; читал, -а, -о, -и; читай(те).

Акцентный тип В характеризуется ударением на последнем слоге основы прошедшего времени и на окончании во всех формах настоящего (или будущего простого) времени и повелительного наклонения : вернул , - а, -о, -и ; верну, -ёшь, -ёт, -ём, -ёте, -ут; верни(те); благодарил, -а, -о, -и; благодарю, -ишь, -ит, -им, -ите, -ят; благодари(те).

К акцентному типу С относят глаголы, имеющие ударение на последнем слоге основы прошедшего времени, а в настоящем (или будущем) времени – на окончании в 1-ом лице ед. числа и на основе – в остальных формах; в повелительном наклонении – на окончании (как и в 1 л . ед. ч.): писал, -а, -о, -и ; пишу, -ешь, -ет, -ем, -ете, -ут; пиши(те); молол, -а, -о, -и; мелю, -ешь, -ет, -ем, -ете, -ют, мели(те).

Глаголы акцентного типа D в спрягаемых формах имеют ударение на окончании (в словоформах с нулевыми окончаниями – условное ударение на окончании): нёс, несла, -о, -и; несу, -ёшь, -ёт, -ём, -ёте, -ут; неси(те).

Кроме перечисленных, имеются глаголы с нерегулярными акцентными характеристиками, имеющие отклонения в некоторых формах.

14. Словообразование спрягаемых глаголов

Глаголы обладают богатыми словообразовательными возможностями. Для них в наибольшей степени характерно внутриглагольное словообразование (то есть образование глаголов от глаголов), в меньшей степени – отымённое словообразование и почти отсутствует словообразование путём сложения.

1. Суффиксальный способ. Глаголы, образующиеся с помощью суффиксов, мотивированы чаще всего

  1. именами существительными: ужинать, потеть, смешить, утюжить, пилотировать, финансировать, плотничать, пророчествовать, завтракать;
  2. именами прилагательными: хитрить, фальшивить, чистить, синить, пустовать, важничать, свирепствовать, белеть;
  3. глаголами: хаживать, певать, толкнуть, изготавливать, подбадривать.

Немногочисленны глаголы, мотивированные именами числительными: двоить, троить и под., местоимениями: тыкать, выкать и др., наречиями: иначе; междометиями: охать, ахать.

2. Постфиксальный способ. К мотивирующим глаголам активно присоединяются приставки с пространственным, временным, количественным и другими значениями: добежать, перенести, запеть, дочитать, надписать, недоработать, обучить, отобедать, возгордиться, обойти, выгрузить, доварить, взбодрить и т. д.

3. Префиксально-суффиксальный способ. Префиксально-суффиксальные глаголы

мотивируются

  1. именами существительными: задымить, обанкротить, обмелить, обезжирить, отграничить, приохотить, прожарить, распылить, расчехлить, упорядочить;
  2. именами прилагательными: насытить, облегчить, обновить, перекислить, прояснить, расслабить, увлажнить, посерьёзнеть ;
  3. глаголами: припевать, недолюбливать, накручивать, накрапывать, отстукивать, перезванивать, потирать, поддразнивать, прихрамывать, выплясывать ;
  4. именами числительными: утроить, удесятерить.

4. Постфиксация . Большая часть постфиксальных глаголов мотивируется переходными глаголами: подниматься, умываться, встречаться, радоваться.

5. Суффиксация с постфиксацией . В качестве мотивирующих выступают

  1. имена существительные: толпиться, колоситься ;
  2. имена прилагательные: дичиться, упрямиться, резвиться.

6. Префиксация с постфиксацией . Префиксально-постфиксальные глаголы мотивируются, как правило, глаголами НСВ: задуматься, дозвониться, дождаться, доработаться, заслушаться, натерпеться, одуматься, обмолвиться, подлизаться, присмотреться, проговориться, разъехаться, разворчаться.

7. Префиксация с суффиксацией и постфиксацией . В качестве мотивирующих выступают:

  1. имена существительные: обанкротиться, омещаниться;
  2. имена прилагательные: осовремениться;
  3. глаголы: перестукиваться, сжалиться.

8. Сложение . Сложение с опорными глагольными компонентами делится на два типа:

  1. с первым компонентом полу-: полусидеть, полусгибаться;
  2. с первым компонентом сам-: самоустраниться, самоопыляться;
  3. опорным компонентом может выступать –фицировать: радиофицировать, электрифицировать.

9. Сложение с префиксацией : умиротворить.

10. Сращение : благотворить, заблагорассудится.

Сращение может сочетаться с суффиксацией: христарадничать.

В глаголах тесно переплетаются вопросы словообразования и формообразования.

15. Эмиграционный потенциал глаголов

У глаголов отсутствует иммиграционный потенциал, то есть они не пополняются за счет перехода из других частей речи. Данное утверждение верно, если не брать во внимание древний период образования глагола от имени. Вместе с тем они обладают и небольшим эмиграционным потенциалом. Спрягаемые формы глагола переходят:

в модальные слова: знать, значит, видать, знаешь, полагаю, думаю, казалось, кажется, разумеется , например: Весна, значит, скоро, – вздохнул железнодорожник (К.П.). Писатели, говорят, люди бывалые, интересные и разносторонние, но шумные и насмешливые (К.П.). Гляжу, охотники идут, видать , московские, бывалые, образованные (К.П.). Я тоже, пожалуй, закурю (К.П.). Что касается часовни, расписанной Матиссом, то, конечно , это интересно и своеобразно, хотя и непонятно, почему ему в голову пришло расписать часовню, а, скажем , не ресторан и не бар (В.Сол.). Ты, кажется , меня о чем-то хотела спросить? (К.С.);

в частицы: пусть, пускай, почти, почитай, было, бывало, хоть, вишь , например: К Тихону Петровичу постоянно приезжали садоводы из разных местностей России, бывало , даже из Москвы… (К.П.). Всмотритесь хоть бы в картины Левитана… (К.П.). Я встречал эту женщину почти на всех концертах (К.П.). Ведь он и прежде не искал в науке признания и славы (Д.Гр.);

в междомети я: брось, хватит, здравствуйте, прости и др., например: Постойте! Так это вы были с ним на «Казенной канаве»? (К.П.). « Здравствуйте », – говорю я (Б.П.).

Контаминанты, совмещающие свойства глаголов и других частей речи

Причастие (вербально-адъективный контаминант)

  1. Понятие о причастиях. История изучения вопроса.
  2. Глагольные свойства причастий.
  3. Свойства имен прилагательных в причастиях.
  4. Эмиграционный потенциал причастий.

« Причастие – это атрибутивная форма глагола, в которой совмещаются значения двух частей речи: глагола и прилагательного, т.е. значение действия и собственно определительное…» [Русская грамматика–1980, т. 1, с. 665].

«Сии глагольные имена служат к сокращению человеческого слова, заключая в себе имени и глагола силу» [Ломоносов М.В. Российская грамматика // Ломоносов М.В. Полн. собр. соч.: В 10-ти т. – Т.7: Труды по филологии. – М.; Л., 1952. С. 407].

«Древние грамматисты эту формы глагола называли причастием, так как считали, что она «причаствует», то есть принадлежит имени и глаголу» [Занимательно о русском языке, с. 210].

1. Понятие о причастиях. История изучения вопроса

Язык так же древен, как и сознание. Как и все в природе, он эволюционирует, подвергается изменениям. Изменяется количественный и качественный состав частей речи. Одним из интересных, дискуссионных лексико-грамматических классов слов, имеющих своеобразную историю, являются причастия. Приведем определения причастий.

«Причастия обозначают процесс как признак предмета и обладают общими с глаголами и прилагательными свойствами» [Шанский, Тихонов, 1981, с. 212].

В.В. Виноградов считает, что в причастиях «глагольность выражается как окачествлённое действие, приписанное предмету и определяющее его наподобие имени прилагательного… со стороны глагола в грамматическое строение причастий входят категории вида, залога и времени. Со стороны же имен прилагательных присоединяются сюда формы согласования в роде, числе и падеже, выражаемые аффиксами - ый, -ий, -ая, -яя, -ое, -ее и связанной с ними системой склонения» [Виноградов, 1972, с. 221].

Вывод: во всех определениях подчеркиваются многосторонние связи причастий одновременно с двумя частями речи: глаголами и прилагательными. В связи с этим возникает вопрос о грамматическом статусе причастий, их месте в системе частей речи.

С самых истоков славянской, в том числе и русской грамматической мысли, понятие о частях речи было центральным понятием грамматических учений. Уже в грамматике Мелетия Смотрицкого (1619 г.) выделялось 8 разрядов: имя, глагол, причастие, междометие, местоимение, предлог, наречие и союз. М.В. Ломоносов в «Российской грамматике» (1756 г.) тоже выделил 8 частей речи, в том числе причастия, служащие «для сокращения соединением имени и глагола в одно речение» [Ломоносов М.В. Полн. собр. соч. – Т.7: Труды по филологии. – М.; Л., 1952. – С. 408].

В дальнейшем по вопросу о грамматическом статусе причастий были высказаны следующие точки зрения.

  1. Представители формального направления А.Х. Востоков, В.А. Богородицкий и др. лингвисты включали причастия в состав имен прилагательных. «Отглагольными прилагательными» называет их Л.А. Булаховский.
  2. Причастия являются атрибутивной формой глагола. Это традиционная точка зрения (см. работы А.В. Бондарко, Л.П. Калакуцкой и др.). Основной недостаток этой точки зрения: исключаются свойства прилагательного.
  3. Причастия – самостоятельная часть речи (М.В. Ломоносов, Д.Н. Овсянико-Куликов­ский, Н.М. Шанский, А.Н. Тихонов и др.). В особую группу «гибридных слов», совме­щающих свойства глаголов и прилагательных, включал их В.В. Виноградов (но он ещё не называл их самостоятельной частью речи!) и рассматривал в составе имен прилагательных.

Недостатки этой точки зрения: самостоятельная часть речи обладает набором индивидуальных дифференциальных признаков, а в причастиях совмещаются свойства двух частей речи.

Интересной и перспективной является точка зрения, намеченная в работах В.Г. Адмони и В.В. Бабайцевой и требующая дальнейшей разработки. По нашему мнению, «гибридные» классы слов, совмещающие свойства двух частей речи, следует вывести за пределы частей речи и рассматривать их в новом ряду. Части речи и контаминанты имеют много общего, но не менее существенны их различия. Учитывая их, мы даём следующие определения.

Часть речи – это лексико-грамматический класс слов с набором индивидуальных дифференциальных признаков.

Контаминант – это лексико-грамматический класс слов с набором некоторых дифференциальных признаков двух частей речи, представленных иногда в трансформированном виде. Для такой контаминации характерно образование новой языковой единицы третьего порядка, совмещающей некоторые признаки двух смежных единиц.

Существование таких слов обусловлено динамикой развития языка, а выделение их в особую группу контаминантов позволяет снять противоречие между статикой классификации частей речи и динамикой языка.

2. Глагольные свойства причастий

Разделяя точку зрения академика В.В. Виноградова и других лингвистов о гибридном характере причастий, мы будем рассматривать их как контаминантные единицы, совмещающие признаки глаголов и имен прилагательных.

От глаголов причастия переняли следующие свойства:

основу, от которой они образуются путём присоединения суффиксов –ущ, -ющ, -ш, -ом, -ем, -им, -енн, -нн, -т ;

категории времени, залога, вида (в трансформированном виде);

некоторые синтаксические особенности.

С именами прилагательными причастия объединяются:

близким категориальным значением; различие на этом уровне состоит в том, что причастия обозначают не просто признак предмета, а признак предмета по действию, то есть действующего (действовавшего) или испытывающего (испытывавшего) действие предмета;

способностью изменяться по родам, числам и падежам;

общими синтаксическими функциями.

Вопрос о категориальном значении причастий. Глагол обозначает действие, состояние, связь и отношение как процесс. Это категориальное значение, отличающее его как часть речи от других классов слов.

Причастия обозначают признак предмета (в том числе и лица) действующего или испытывающего действие (другими словами: признак предмета по действию ). Следовательно, в категориальном значении причастий объединяются свойства имени прилагательного (на I ступени иерархического выделения учитывается способность обозначать признак предмета) и свойства глагола (на следующей ступени иерархического выделения подчеркивается динамический характер такого признака: это признак предмета действующего, действовавшего, испытывающего, испытывавшего действие). Таким образом, способность обозначать признак предмета есть главное в категориальном значении причастий; дополнительными, вторичными являются те свойства, которые переданы причастию глагольным «родителем» контаминанта, от которого в процессе исторического развития «отпочковалось» причастие.

Сравнивая дефиниции глаголов и причастий («обозначает действия и состояния как процесс…», «обозначает признаки…»), можно сделать вывод, что первая часть определения глагола и причастия раскрывает существенные различия между ними; различия, игнорировать которые нельзя: уже в категориальном значении причастия объединяются свойства двух частей речи: имени прилагательного и глагола.

Причастия образуются от глагольных основ. На образование причастий влияет вид глагола и переходность. Выявлена следующая закономерность: от глаголов несовершенного вида образуются причастия настоящего и прошедшего времени; от глаголов совершенного вида – причастия прошедшего времени (глаголы совершенного вида, как известно, не имеют настоящего времени). Все причастия не имеют форм будущего времени.

Вторая закономерность: от переходных глаголов образуются причастия действительного и страдательного залога; от непереходных глаголов – причастия только действительного залога.

Эти закономерности четко прослеживаются в таблице.

Действительный залог

Страдательный залог

наст. вр.

прош. вр.

наст. вр.

прош. вр.

НСВ

перех.

читающий

читавший

читаемый

читанный

неперех.

пахнущий

пахнувший

СВ

перех.

прочитавший

прочитанный

неперех.

наступивший

Кроме отмеченных общих закономерностей, в образовании причастий имеют место случаи отсутствия некоторых форм, то есть лексические лакуны, например:

отсутствуют или употребляются крайне редко страдательные причастия настоящего времени у глаголов беречь, бить, благодарить, брить, вить, гнуть, греть, держать, дуть, жарить, жать, жевать, иметь, класть, ковать, колоть, коптить кормить, красить, крахмалить, крыть, лепить, лить, мести, молоть, мыть, петь, печь, пилить, писать, пить, сушить, тереть, топить, чинить, шить, штукатурить и др.;

причастия прошедшего времени ( спрашивать, переделывать, раздувать (у глаголов с суффиксами – ива- , - ва -), носить, водить и под. (со значением неоднонаправленного движения) и др.

Небольшое количество страдательных причастий образовано от непереходных глаголов, управляющих косвенным падежом с объектным значением: руководить – руководимый, управлять – управляемый, командовать – командуемый и др.

Категории вида и времени причастий . Сложность задач, связанных с категорией вида в глаголе, сказывается и на низком уровне разработки проблемы вида в причастиях. Несмотря на то, что большинство современных лингвистов считает причастие глагольной формой, только немногие упоминают о категории вида в причастиях. Ни А.В. Бондарко, ни Н.С. Авилова не рассматривают эту проблему. В.В. Виноградов, считавший причастия гибридными глагольно-прилагательными формами, тоже не ставит своей задачей рассмотреть проявление категории вида в этой группе слов. Но все-таки он разделяет причастия на причастия совершенного вида и несовершенного вида. «В причастиях категория времени тесно связана с категорией вида и до некоторой степени подчинена ей. Значение причастий видо-временное» [Виноградов, 1972, с. 224]. Об особенностях проявления видовых значений в причастиях очень коротко говорит Л.Л. Буланин [Буланин Л.Л. Трудные вопросы морфологии. – М., 1976. – С. 154–155]. Только Н.А. Луценко даёт историю вопроса и делает попытку выработать своё отношение к этой проблеме.

Все мнения, имеющиеся по этому вопросу, можно свести в две группы. Первая точка зрения традиционная. Она сформулирована в работе Л.П. Калакуцкой следующим образом: «Вместе с глагольной основой получает причастие и одну из основных категорий русского глагола – вид… Вид в причастиях – атрибутивных формах глагола – полностью сохраняет специфику грамматического значения вида, свойственную предикативным формам… Поэтому нет необходимости подробно останавливаться на проявлениях категории вида в причастиях» [Калакуцкая Л.П. Адъективные причастия. – М., 1971. – С. 36–37].

Свою точку зрения Л.П. Калакуцкая мотивирует тем, что в причастиях, как и в глаголе, в зависимости от вида образуются соответствующие формы времени (без будущего времени): от основы НСВ – причастия настоящего и прошедшего времени ( читать – читающий, читаемый, читавший, читанный ), а от основы СВ – причастия только прошедшего времени ( прочитывать – прочитавший, прочитанный ).

Те ученые, которые рассматривают причастие как форму глагола, стремились доказать наличие у причастий всех основных глагольных категорий и не уделяли внимания раскрытию специфики вида у причастий.

Сторонники другой точки зрения, согласно которой причастие следует включать в прилагательное как часть речи, тоже признают вид в причастиях в неизмененном виде, но утверждают при этом, что это признак не глагольности, а отглагольности: вид в причастии – «результат его словообразовательных возможностей, а не выражение собственного формообразования» [Иванникова Е.А. О так называемом процессе адъективации причастий // Вопросы исторической лексикологии и лексикографии восточнославянских языков. – М.: Наука, 1974. – С. 299].

Надо отметить, что рассматриваемый нами вопрос осложняется тем, что семантика причастия рассматривается как видо-временная . Приоритет вида над временем подчеркивает ряд лингвистов (Ю.С. Маслов, А.С. Белова и другие).

Категория времени у глаголов представляет систему грамматических форм, используемых для выражения отношения действия к моменту речи. Например: писал – действие до момента речи; пишу – действие в момент речи; буду писать – действие после момента речи [Бондарко А.В., Буланин Л.Л. Русский глагол. – Л.: Просвещение, 1967. – С. 76].

В связи с этим выделяют 3 времени: происходящее в момент речи (настоящее время), до момента речи (прошедшее время) и после момента речи (будущее время).

Причастие в отличие от личных форм глагола обозначает не действие, а признак предмета по действию. Этот признак не является статичным, но значение действия в нём представлено как дополнительное. Видимо, с этим связана и «ущербность» временной парадигмы причастий – они не имеют будущего времени. Слова будущий, грядущий и под. являются именами прилагательными и выражают значение будущего времени лексически.

Причастие обозначает признак действующего (действовавшего) или испытывающего (испытывавшего) действие предмета. Таким образом, категория времени в причастиях претерпевает значительные изменения и не передает отношения к моменту речи. Формально категория времени причастий «закрепляется» за определенными суффиксами ( чита ющ ий, чита ем ый – наст. время; чита вш ий, чита нн ый – прош. время), но реальное время, выраженное через признак предмета по действию, далеко не всегда совпадает со временем действия самого предмета; ср.:

ребенок, читающий книгу, сидит у окна;

ребенок, читающий книгу, сидел у окна ;

ребенок, читавший книгу, сидел у окна;

ребенок, читавший книгу, сидит у окна.

Поэтому применительно к причастиям говорят об относительном времени. Оно в значительной степени отличается от времени глагола.

Вторая точка зрения представлена, например, в учебном пособии для студентов пединститутов (специальность «русский язык и литература в национальной школе») под редакцией Н.М. Шанского: «… причастия выражают не только относительное, но и абсолютное время, хотя и не имеют предикативных форм (наклонения, лица), отсутствие которых накладывает определённые ограничения на функции временных форм причастий. Причастные формы входят в два типа временных противопоставлений: находясь в оппозиции одно с другим, они обозначают абсолютное время; вступая в соотношения с личными формами глагола, они выражают относительное время» [Современный русский литературный язык / Под ред. Н.М Шанского. – Второе изд., перераб. – Л.: Просвещение, 1988. – С. 458]. В отличие от глаголов в причастиях выделяется только одна временная оппозиция – противопоставление настоящего времени прошедшему. «В этой оппозиции формы настоящего времени обозначают процесс-признак, проявляющийся в настоящем, а формы прошедшего времени – процесс-признак, относящийся к прошлому, ср.: книга, читаемая учеником – книга, читанная учеником; читаемая учеником книга – прочитанная учеником книга; ученик, читающий книгу – ученик, читавший книгу; ученик. читавший книгу – ученик, прочитавший книгу» [ Там же, с. 456]. Об абсолютном времени причастных форм говорят потому, что причастия настоящего времени обозначают проявление процесса-признака, совпадающее с моментом речи; наличие его до момента речи выражают причастия прошедшего времени. Но при этом не берётся во внимание главная особенность причастий: они обозначают не действие, а признак по действию, то есть признак предмета действующего (испытывающего действие) или действовавшего (испытывавшего действие).

Причастия несовершенного вида, как известно, обозначают не действия, а признаки предметов, испытывающих или испытывавших действия. Таким образом, этот признак не является статичным; в нем заключено значение действия как дополнительное. Причастие обозначает признак действующего или испытывающего действие предмета. Поэтому и категория вида в причастиях претерпевает значительные изменения. В причастиях вид является глагольным «остатком».

НСВ

Студент, читающий книгу…

Студент, читавший книгу…

СВ

Студент, прочитавший книгу…

Причастия НСВ обозначают признаки предметов, испытывающих или испытывавших действия, в которых нет указания на предел ( читающий, читавший ).

Причастия совершенного вида указывают на признак действия, достигшего предела ( прочитавший ). Достижение предела является во многих случаях второстепенным. Главным является предмет, о котором идет речь, и его признак. То, что этот признак процессуальный, важно не для всех высказываний. Ср.:

По реке плыла баржа, груженная углем.

По реке плыла баржа, нагруженная углем.

Результат действия ясен из контекста, поэтому предельность становится неважным фактором.

Попутно отметим, что и среди личных форм глагола встречаются подобные случаи, но редко. Ср.: Где ты шила пальто? – Где ты сшила пальто? Такое употребление личных форм является особенностью разговорного стиля речи. В причастиях оно встречается значительно чаще, что обусловлено и поддержано контекстом. Результативное значение свойственно страдательным причастиям прошедшего времени.

Итак, причастиям присущи видовые значения, но они проявляются особым образом. Их специфика обусловлена тем, что причастия в первую очередь обозначают признак, а действие является его второстепенной характеристикой, так как производится предметом, признак которого обозначает данное причастие.

Вопрос о категории наклонения причастий. Наклонение считается одной из основных глагольных категорий. Уже само определение категории наклонения («обозначает отношение действия к действительности, устанавливаемое говорящим лицом» – Виноградов, 1972, с. 457) исключает возможность проявления ее в причастиях, которые обозначают не действие, а признак предмета.

Некоторые авторы обращают внимание на то, что иногда можно в причастиях встретить элементы сослагательного наклонения. Это делает, например, Л.П. Калакуцкая, рассматривая следующие примеры: Я предложил встретившемуся бы человеку… Я прочту любую, лишь бы вышедшую из-под пера книгу. Автор приходит к выводу, что значение таких конструкций вполне покрывается значением обычного употребления глагольного наклонения.

В.Н. Мигирин считал, что само сослагательное наклонение – это явление не морфологическое, а синтаксическое: «В русском языкознании смешиваются не только свойства частей речи и членов предложения, но и свойства частей речи и предложения <…> Вопреки В.В. Виноградову и В.Я. Плоткину, мы считаем, что частица бы служит только для выражения модальности предложения. Следовательно, нет оснований выделять сослагательное наклонение как форму глагола» [Мигирин В.Н. Язык как система категорий отображения. – Кишинев: Штиинца, 1973. – С. 68]. Многие другие исследователи отрицают также сослагательное наклонение у причастий, говорят об окказиональном употреблении, обусловленном требованиями контекста.

Повелительное наклонение в причастиях не представлено вообще. Сказанное позволяет сделать вывод от том, что в причастиях отсутствует категория наклонения, идентичная с глагольной, что причастия не являются простым вместилищем некоторых характеристик двух смежных классов слов; они трансформируют, перерабатывают, «приспосабливают» к себе свойства глаголов и прилагательных.

Категория залога . Категория залога выделяется у причастий как вторичная, дополнительная характеристика признака предмета (действующего или испытывающего действие).

Обратим внимание на образование причастий: страдательные причастия образуются только от переходных глаголов, действительные – от всех глаголов, за исключением безличных ( рассветает ) и глаголов со значением многократности ( хаживать ).

Действительное причастие обозначает признак предмета, являющегося субъектом, производящим или производившим действие, а объект при этом выражен вин. п. имени: ( слушающий лекцию студент ).

Страдательное причастие обозначает признак предмета, являющегося семантическим объектом, испытывающим действие со стороны другого предмета – семантического субъекта: полы, вымытые хозяйкой. Такие конструкции называются пассивными. Попутно отметим, что позиция дополнения, выражающего субъект, реализуется не всегда: Вымытые полы влажно блестели.

Безусловно, категория залога у спрягаемых глаголов и у причастий в корне отличаются друг от друга, хотя те лингвисты, которые считают причастие глагольной формой, автоматически признают категорию залога и в последних: «Категория залога у причастий не отличается какими-либо особенностями по сравнению с другими формами глагола» [Буланин Л.Л. Трудные вопросы морфологии. – М., 1976. – С. 158]. Если придерживаться традиционной точки зрения, то залог следует рассматривать как выразитель отношения действия к субъекту и объекту. Сравним:

  • Рабочие строят дом.
  • Дом строится рабочими .

В первом предложении субъект речи ( рабочие ) стоит в им. падеже, объект ( дом ) – в вин. падеже. Во втором примере объект дом стал подлежащим, а субъект речи – рабочими – выражен дополнением в творительном падеже.

Обратимся к причастиям:

1. Рабочие, строящие девятиэтажный дом на Московской площади, выполнили полугодовой план.

2. Дом, построенный рабочими на Московской площади, хорошо вписался в рельеф местности.

В первом предложении действительное причастие строящие обозначает признак действующего предмета, во втором предложении страдательное причастие построенный обозначает признак предмета, испытывающего действие.

Сравнив полученные результаты с определением залога у спрягаемых глагольных форм, отметим, что причастия не обладают категорией залога в традиционном понимании. Вместе с тем глагольное происхождение причастий сказывается и в отношении последних к категории залога (см., например, зависимость объекта высказывания от причастия, реализацию валентных связей причастий по типу глагольных и т. д.). Поэтому принято считать, что причастия обладают ярко выраженными залоговыми признаками ( читающий – читаемый, ремонтирующий – ремонтируемый и т. д.).

Соглашаясь с возможностью и необходимостью разграничения действительных и страдательных причастий, мы обращаем внимание на специфику категории залога у причастий: она выделяется у них как вторичная, дополнительная характеристика признака предмета (действующего или испытывающего действие).

Сказанное относится прежде всего к полным причастиям. У кратких причастий страдательный залог в значительно бoльшей степени приближен к глагольному (ср.: Дом построили рабочие. – Дом построен рабочими ). Краткие формы страдательных причастий «коррелируют с возвратными страдательными глаголами несовершенного вида, которые среди личных форм глагола не имеют своего видового коррелята. Сюда относятся пары типа:

Дом строится плотниками. Дом построен плотниками.

Деньги выдаются кассиром. Деньги выданы кассиром.

Проект составляется инженером. Проект составлен инженером.

Краткие причастия, вступая в видовую пару с глагольными формами, с одной стороны, восполняют недостающие члены видовых корреляций глагола, с другой стороны, связывают в единую систему видовые и залоговые формы причастий и глагола [Современный русский литературный язык / Под ред. Н.М. Шанского. – 2-е изд., перераб. – Л.: Просвещение, 1988. – С. 461].

3 . Свойства имён прилагательных в причастиях

О свойствах имён прилагательных, содержащихся в причастиях, грамматики говорят значительно меньше, хотя они не менее важны для выявления частеречного статуса данной группы слов.

Полные причастия, как и имена прилагательные, имеют согласовательные, синтаксические, «отображательные» категории рода, числа и падежа, зависящие от рода, числа и падежа главного слова словосочетания; ср.: работающий мотор, работающая радиостанция, работающее предприятие, работающие системы и т. д.

Причастия, как и имена прилагательные, склоняются, а не спрягаются, как глаголы.

4. Эмиграционный потенциал причастий

Причастия не пополняются за счёт диахронной трансформации (перехода из других частей речи), то есть не имеют иммиграционного потенциала. Но они обладают способностью передавать слова в другие части речи, то есть имеют эмиграционный потенциал. Причастия могут переходить в имена существительные, прилагательные, местоимения.

  • В имена существительные перешли (субстантивировались) причастия ученый, заведующий, командующий, подчиненный, нападающий, опоздавший, приглашенный, ведомый, бастующий, любимый и др.
  • Имена прилагательные пополнились за счет адъективации причастий с прямым, чаще – переносным значением: блестящая лекция, цветущий вид, правящая партия, любимый автор, избитая истина, вызывающее поведение, танцующая походка, изысканное блюдо, рассеянный прохожий, торгующие организации, утонченные чувства, кричащие противоречия, воодушевлённый труд и т. д.
  • В местоимен ия указательного семантического разряда перешли (прономинализировались) причастия данный, указанный, определённый. Например: В данном (этом) контексте предпочтение отдается .

Наблюдения над эмиграционным потенциалом причастий позволяют сделать следующие выводы.

Причастия могут переходить только в именные части речи. Это можно объяснить историческим путем, который прошли данные части речи: от имени существительного «отпочковалось» имя прилагательное; о времени появления разных семантических разрядов местоимений учёные продолжают спорить, но большая часть местоимений, вероятно, появилась позже имён существительных.

Невостребованными в плане переходности остались глагольные свойства причастий: они не мешали переходу и не способствовали ему.

Полученные в результате перехода из причастий трансформанты, представленные именами прилагательными (адъективатами) и местоимениями (прономинантами), обозначают признак предмета: в первом случае – номинативный, во втором – прономинальный.

Причастия, перешедшие в имена существительные, как правило, называют лиц, но в редких случаях могут обозначать общие понятия типа случившееся, происшедшее и т. п.

Деепричастие

  1. Деепричастие как вербально-адвербиальный (глагольно- наречный контаминант.
  2. Глагольные признаки деепричастий.
  3. Наречные признаки деепричастий.
  4. Эммиграционный потенциал деепричастий.

«Деепричастие совмещает в себе признаки глагола и наречия.

Подобно глаголу оно обладает категорией вида, возвратными и невозвратными формами и сохраняет глагольное управление. Подобно наречию оно не имеет форм словоизменения и примыкает к глаголу. Деепричастие обозначает второстепенное, сопровождающее действие при главном действии, выраженном спрягаемыми формами глагола (сказуемого) или же неопределённою формой. Близость деепричастия к наречию выражается также в том, что деепричастие имеет тенденцию в известных словосочетаниях усиливать в себе значение качественности и ослаблять и даже утрачивать значения вида, а также способность глагольного управления. Это в некоторых случаях полностью отождествляет деепричастие с наречием…» [Грамматика–1960, т. 1, с. 522].

«Деепричастие – это атрибутивная форма глагола, в которой совмещаются значения двух частей речи: глагола и наречия, т.е. значения действия и обстоятельственно-определительное: сидит, потупясь ; бежал, подпрыгивая ; вышел, хлопнув дверью; испугавшись , заплакал; прыжок пригнувшись ; чтение лежа . Деепричастие функционирует как определение при всех предикативных формах глагола, при инфинитиве и (реже) при существительном и причастии» [Русская грамматика–1980, т. 1, с. 672].

•  Деепричастие как вербально-адвербиальный (глагольно-наречный) контаминант

Гибридным классом слов, совмещающих некоторые признаки глаголов и наречий

(чаще – в трансформированном виде), являются деепричастия. Поэтому они, как и гибридный класс причастий, рассматриваются отдельно, но характеризуются как вербально-адвербиальный (глагольно-наречный) контаминант. Деепричастия могут употребляться как одиночно, так и в составе деепричастных оборотов.

В современном русском языке имеются следующие разновидности деепричастий:

  1. деепричастия на –а (-я) , образованные от глаголов совершенного вида: прочтя, возвратясь (таких деепричастий немного, и они, как правило, имеют параллельные формы с суффиксами совершенного вида –в-, -вши-, -ши- : увидя – увидев, возвратясь – возвратившись и др.;
  2. деепричастия на –а (-я) , образованные от глаголов несовершенного вида: ворча, бормоча, прыгая, перелистывая и т. п.
  3. деепричастия на –в-, -вши-, -ши- , образованные от глаголов совершенного вида: прочитав прочитавши ), написав написавши ) и т. д .;
  4. деепричастия на –в-, -вши-, -ши- , образованные от глаголов несовершенного вида и встречающиеся почти исключительно в письменной речи: живши, не читавши и под.

От некоторых глаголов деепричастия не образуются.

Не образуются деепричастия от следующих глаголов несовершенного вида:

  • от некоторых односложных основ, в которых в форме настоящего времени происходит потеря гласных: бить, пить, лить, лгать, ткать, тереть, шить и под.;
  • от основ, имеющих в инфинитиве конечные з, с, х , а в форме настоящего времени оканчивающихся на шипящие: лизать, мазать, писать, плясать и др.;
  • от основ, оканчивающихся в инфинитиве на чь , а в форме настоящего времени – на заднеязычные г, к : беречь, лечь, печь, сечь, толочь и т. д.;
  • от основ, оканчивающихся в инфинитиве на – ну , а в настоящем времени – на н : блекнуть, вянуть, зябнуть, киснуть, мёрзнуть, пахнуть и под.;
  • от основ настоящего времени глаголов бежать (бегут), гнить (гниют), драть (дерут), ехать (едут), звать (зовут), лезть (лезут), петь (поют), хотеть (хотят).

Деепричастия совершенного вида образуются от основ инфинитива или прошедшего времени с помощью суффиксов –в, -вши, -ши : построив, устав, обласкавши и т. д. Равноправные прежде формы с суффиксами –в и –вши в современном русском языке стилистически разошлись, формы на –вши приобрели просторечный или разговорный характер: поевши, перенёсши и т. д. Обязательной форма на –вши остается у возвратных глаголов: наевшись, наговорившись.

Параллельные формы деепричастий имеют глаголы, оканчивающиеся на – ну в инфинитиве и не имеющие его в прошедшем времени ( озябнуть – озябши и озябнув ), и глаголы, оканчивающиеся на –ере- ( растереть – растерши, растерев ).

Некоторые деепричастия совершенного вида, как и деепричастия несовершенного вида, получают суффикс –а (-я) , образуясь от основы глагола будущего времени (ср.: наклонить – наклонят – наклоня ). Как правило, это вариантные формы, так как они имеют и формы на -в, -вши : увидя – увидев – увидевши.

2. Глагольные признаки деепричастий

Видо-временная характеристика деепричастий в сравнении с глаголами. Как и у причастий, категории вида и времени деепричастий значительно отличаются от соответствующих глагольных категорий. Глагол называет процесс, который может быть реализован в момент речи (настоящее время), до него (прошедшее время) или после него (будущее время). Деепричастие называет признак действия, состояния или отношения (процесса), которые совершались в прошлом, имеют место в настоящем или будут произведены в будущем. Поэтому прямой связи со временем деепричастия не имеют; в зависимости от глагола это время может иметь разные соотношения: идет, разговаривая – шёл, разговаривая – будет идти, разговаривая. Деепричастие разговаривая обозначает признак действия, который в свернутом виде содержит добавочный процесс; поэтому, хотя представленные сочетания можно «развернуть» ( идет и разговаривает, шел и разговаривал, будет идти и разговаривать ), но характеризовать время деепричастия как настоящее нельзя. Глагольное время в деепричастиях трансформировалось потому, что данный гибридный класс слов получил новое категориальное значение. Деепричастия вследствие своей неизменяемости не могут передавать такие грамматические значения, как время.

Грамматическое значение времени в деепричастии в целом неотделимо от вида. Категория вида у этого класса слов также трансформируется в связи с новым категориальным значением. Характеризуя признак процесса, деепричастия имеют собственные особенности, хотя и сохраняют некоторые особенности исходного глагола.

Деепричастия несовершенного вида, обозначая признак процесса, развивающегося во времени, в скрытом виде через признак действия и состояния предают значение одновременности так называемого относительного времени: Они неслись по улице, расталкивая прохожих, словно куда-то опаздывали (Д.Гр.).

Значение одновременности глагольного действия и действия, скрытого в признаке процесса (в деепричастии), может противоречить семантике несовершенного вида. Такое временное соотношение можно понимать как частичную одновременность: Надела старый тёплый салопчик, тёплый платок и, крепко держась за мою руку, медленно спустилась с крыльца (К.П.). – Референдум устроить? – всё более сердясь, сказал зампред, потом примирительно протянул ладонь (Д.Гр.).

Особенно ярко значение частичной одновременности проявляется в тех контекстах, где деепричастие обозначает признак, передающий повторяющееся действие: Он полз, иногда хватаясь рукой за выступы и подтягиваясь .

Деепричастия несовершенного вида могут в конструкциях с временным, причинным, уступительным и другими значениями деепричастного оборота выражать значение предшествования. Как правило, в подавляющем большинстве случаев такие деепричастия находятся в препозиции к глагольному предикату, представленному совершенным видом: Он, переступая порог, пьяно ударился плечом о косяк (Тендряков). Ощущая жажду, он поставил чайник на огонь.

В исключительно редких случаях деепричастие несовершенного вида может выражать через признак действие, следующее за основным, в предыдущий период объединенное с ним: Внезапно в глубине толпы произошло движение, шум, плотный круг людей разомкнулся, пропуская всклокоченного, бледного Крылова (Д.Гр.).

Совершенный вид деепричастий может влиять на формирование значений вторичного действия, скрытого в признаке процесса. Значение предшествования отражено в деепричастиях, изображающих целостный, законченный, достигший своего предела процессуальный признак: Чех, настроив рояль, сказал, что рояль старый, но очень хороший (К.П.). Дан был лишён слабостей, он не стал бы терзаться и мучиться, порвав с близкими (Д.Гр.).

Деепричастия совершенного вида могут в определенных условиях, как и деепричастия несовершенного вида, выражать значение одновременности: Варюша стояла, приоткрыв рот, слушала и улыбалась (К.П.).

Деепричастия совершенного вида в некоторых случаях могут выражать значение следования, то есть через процессуальный признак способны передать следствие или вывод по отношению к предикату. При этом деепричастие в преобладающих случаях находится в постпозиции к предикату: Автобус пополз по разбитой подводами дороге, растянув за собой хвост пыли.

Сказанное позволяет сделать следующие выводы.

Вид и время взаимообусловлены, равноправны и не зависят от особых контекстуальных условий лишь в некоторых примерах. В остальных случаях большую роль играет семантика вида у глагола и деепричастия, позиция деепричастия в предложении и т. д.

Система временных значений, выраженных деепричастиями, имеет отличный от системы временных форм глагола характер. Помимо того, что деепричастие не имеет морфологических показателей времени и не может выражать абсолютное время, разница заключается и в выражении относительного времени. Основное отличие заключается в том, что деепричастие обозначает процессуальный признак действия или состояния. Если относительное время глаголов выражает последовательность, одновременность и др. характеристики протекания действия, то деепричастия, отражая относительное время, называют прежде всего признак действия в его процессе. Ср.: обдумывая, пишет статью. Но, в отличие от наречия, признаковая характеристика действия у деепричастий динамична. Ср.: пишет быстро и пишет , обдумывая .

Деепричастия не имеют категорий наклонения, лица, числа, свойственных глаголам.

3. Наречные признаки деепричастий

Деепричастия имеют следующие свойства, присущие наречиям: 1) у них отсутствуют формы словоизменения; 2) во многом схожи их синтаксические функции. Последнее рассмотрим более подробно.

По вопросу о функциональной нагрузке деепричастий в лингвистической литературе имеется несколько точек зрения: 1) деепричастие (деепричастный оборот) квалифицируются как обстоятельство (Р.И. Аванесов, В.М. Никитин, В.Н. Сидоров и др.); 2) как второстепенное сказуемое или обстоятельство (Л.А. Дерибас, Е.В. Кротевич, Г.Н. Самарина и др.); 3) как второстепенное сказуемое или второстепенное сказуемое и обстоятельство одновременно (А.А. Шахматов, А.В. Ананин, Л.А. Буланин, И.П. Распопов и др.); 4) как предикативное обстоятельство (Т.В. Лыкова, А.Г. Руднев, Д.И. Арбатский и др.).

Сопоставление разных точек зрения свидетельствует о том, что всеми лингвистами признаётся за деепричастиями наличие обстоятельственной функции в предложении. Наибольшие споры вызывает выделение у деепричастий функции так называемого «второстепенного сказуемого». В лингвистической практике существует следующий способ определения функции второстепенного сказуемого у деепричастий: если при трансформации деепричастного оборота деепричастие способно заменяться спрягаемой формой глагола и образовывать однородное сказуемое, то это второстепенное (добавочное) сказуемое. Например: Капли дождя падали на мостовую, подпрыгивая и дробясь ; ср.: падали, подпрыгивали и дробились.

Логично предположить, что в составе обстоятельств может в большей или меньшей степени проявляться глагольность вербально-адвербиального контаминанта; при большем её проявлении и возникает возможность замены деепричастия глаголом, иллюзия «второстепенного сказуемого» например: Монета падала, звеня и подпрыгивая. – Монета падала, звенела и подпрыгивала.

В других деепричастиях в большей степени проявляется наречный характер контаминанта, и тогда замена деепричастия глаголом становится невозможной.

Одиночные обособленные деепричастия, как правило, выражают обстоятельственные значения образа или способа действия. Но нельзя исключать и определенную полупредикативность таких отношений, которая проявляется в интонационном и пунктуационном обособлении, например: Утром поезд дотащился до Борисова, и комендант станции, кривясь , заявил, что эшелон дальше не пойдет (К.С.).

Одиночные обособленные деепричастия могут выражать также значение

обстоятельства времени: – Да, – сказал он, помолчав , и вздохнул (В.Сол.);

обстоятельства причины: При этом Несвицкий сконфузился, не понимая , зачем он это спросил (Д.Гр.);

обстоятельства условия: Все казалось ему бесплодным, но, напрягшись , он мог бы и вспомнить.

Функционально деепричастия в составе деепричастного оборота имеют двойственный характер: с одной стороны, они выступают организующим центром, возможно, большой группы слов; с другой – они вместе со своими распространителями в гораздо большей степени зависят от семантики предложения, от его лексического наполнения. В связи с этим деепричастные обороты могут более отчетливо и разнообразно выражать обстоятельственные отношения, чем одиночные деепричастия.

Деепричастный оборот выступает в функции

обстоятельства образа и способа действия: За ним, прыгая через воронки, бежали ездовые Рубин и Сергуненков (Ю.Б.); в этой функции как результат осуществлённого действия способно проявляться состояние: Шацкий, опустив голову, покорно ушёл в свою комнату (К.П.). Он долго сидел на берегу, опустив руку в бегущую воду, перебирая пальцами её струистые пряди (Д.Гр.);

обстоятельства времени: А потом, поздним вечером, Татьяна Петровна, сидя у рояля и осторожно перебирая клавиши, обернулась к Потапову (К.П.);

обстоятельства причины: Лес стоял безмолвно, тоже слушая пение Гайдара, и только река всё бормотала, сердясь на неудобную корягу (К.П.). Он даже развеселился, представив физиономию Уварова (Д.Гр.);

обстоятельства цели: Он прикрыл глаза, вглядываясь в прошлое (Д.Гр.). Гайдар походил по саду, что-то ворча про себя, потом опять прошёл мимо окна, но теперь уже явно стараясь задеть меня (К.П.);

обстоятельства условия: Только чувствуя их (людей – Е.С.), любя их, радуясь и страдая за них, можно писать о них (К.П.); обороты со значением условия часто совмещаются с временной семантикой: Можно представить себе, что человек, подобрав на улице измятый рубль, начнет с этого рубля свой роман… (К.П.);

обстоятельства уступки: – Передайте ему, что я зайду в воскресенье, – сказал Лосев, не успев сообразить, зачем он это делает (Д.Гр.).

Вывод: деепричастия (как одиночные, так и в составе деепричастных оборотов) способны передавать широкий спектр семантических и синтаксических отношений. Функция обстоятельства передана им наречным компонентом деепричастия, но гибридный характер контаминанта проявляется и в том, что в ряде деепричастий, выступающих в роли обстоятельств, ярко проявляется глагольность и деепричастие получает возможность синонимической замены глаголом, ср.: сидел, читая газету – сидел и читал газету.

Глагольность деепричастий проявляется и в реализации валентных свойств деепричастий.

 

•  Эмиграционный потенциал деепричастий

Деепричастия не пополняются за счет диахронного трансформационного процесса, но сами могут переходить в наречия и предлоги. Этот процесс не отличается высокой активностью и ограничивается небольшим количеством трансформантов.

Переход деепричастий в наречия основывается на гибридном характере деепричастий, совмещении в них некоторых глагольных и наречных признаков одновременно. Теряя глагольные характеристики и укрепляя наречные, деепричастия переходят в адвербы, при этом трансформант и исходная форма образуют функциональные омонимы, например: Так они и дошли до самого дома, шутя и переругиваясь ( шутя – деепричастие). Он шутя поднимал двухпудовую гирю одной рукой ( шутя – наречие). В наречия переходят деепричастия молча, стоя, походя, шутя, нехотя, немедля и др.:

Несколько деепричастий переходит в предлоги : благодаря, исключая, включая, спустя и т. п.

Глагольно-междометные контаминанты

К этой группе относятся так называемые глагольные междометия (глагольно-междометные формы) типа бах, бух, тук, скок .

Л.В. Щерба, как и многие другие лингвисты, считал эти слова особыми глагольными образованиями: «…нет никаких оснований во фразе а она трах по его физиономии! отказывать трах в глагольности: это не что иное, как особая, очень эмоциональная форма глагола трахнуть с отрицательной (нулевой) суффиксальной морфемой» [Щерба Л.В. О частях речи в русском языке // Щерба Л.В. Избранные работы по русскому языку. – М., 1957. – С. 78].

Синтаксическая функция рассматриваемых слов сходна с глаголами, хотя морфологических признаков глагола (лица, времени, наклонения и т. д.) они не имеют. В то же время данные слова не называют действия, а передают их эмоционально-экспрессивно, как и междометия.

Поэтому, на наш взгляд, можно говорить об объединении в словах типа толк, прыг некоторых глагольных и междометных признаков, то есть об их контаминантном характере.

Наречие
Часть 3

  • Наречие как часть речи. Объём и границы наречий.
  • Семантическая классификация наречий.
  • Степени сравнения качественных наречий.
  • Степени качества наречий.
  • Словообразование наречий.
  • Иммиграционный потенциал наречий.
  • Эмиграционный потенциал наречий.

« Наречием называется неизменяемая часть речи, обозначающая признак действия, качества или предмета и выступающая в предложении в роли обстоятельственного слова или несогласованного определения, например: работает быстро, уверенно, хорошо; делает мастерски; замечательно интересная книга; чрезвычайно способный ученик; бег взапуски; чтение вслух; сны наяву» [Грамматика–1960, т. 1, с. 606].

« Наречие – это часть речи, обозначающая непроцессуальный признак действия, предмета или другого непроцессуального признака – качества либо свойства: идти домой – дорога домой , прекрасно читает – прекрасно образован, очень интересуется, очень интересно рассказывает; по-московски гостеприимен по-московски гостеприимно встретил – гостеприимство по-московски » [Русская грамматика–1980, т. 1, с. 703].

•  Наречие как часть речи. Объём и границы наречий

Наречие, по мнению историков языка, самая поздняя по времени образования знаменательная часть речи. Наиболее ранней была эпоха имени-глагола, в которую те и другие были нечетко разграничены. В процессе дифференциации имени и глагола в составе имени выделились существительные, прилагательные, числительные, местоимения.

Сравнительная «молодость» наречий, «мозаичность» их значения, синтаксическая пестрота объясняют трудности, с которыми встретились лингвисты при выделении этой части речи и её дефиниции. Н.С. Рыжков совершенно справедливо отмечает: «Исключительная пестрота семантики и морфологического строения, зыбкость и текучесть границ (постоянная адвербиализация изменяемых частей речи и переход наречий в служебные слова) характеризуют наречия как наиболее сложную и трудную часть речи, которая все ещё находится в стадии развития, не являет собой законченного процесса и вследствие этого не порождает возможности окончательного вывода о ней» [Рыжков Н.С. К вопросу о наречии как части речи // Труды Самаркандского университета им. А. Навои, 1973. – Новая серия. – Вып. 248.: Исследования по русскому и славянскому языкознанию, IV. – С. 149]. Не случайно В.В. Виноградов назвал наречия «свалочным местом»: «Категория наречий исстари являлась свалочным местом для всех так называемых «неизменяемых» слов» [Виноградов, 1972, с. 569].

Содержание любой знаменательной части речи определяется набором дифференциальных признаков, основанных на критериях разграничения частей речи, в число которых входят: способ отображения объективной действительности, категориальное значение, морфологические и синтаксические особенности, словообразовательные возможности. Рассмотрим наречия с названных позиций, переместив способ отображения с первого на последнее место по стратегическим соображениям: он важен для разграничения широкого и узкого понимания объема наречий как части речи.

Вопрос о категориальном значении наречий является одним из наиболее трудных. По словам А.М. Пешковского, в наречиях изображается признак того, что высказано в глаголе и прилагательном, то есть передается значение «признака признака» [Пешковский, 1938, с.113]. Наречие характеризуется как признак глагола, обозначающего, в свою очередь, процессуальный динамический признак предмета. Известно, что термин «наречие» представляет собой греко-латинскую кальку «приглаголие». Некоторые основания для появления такого термина даёт то обстоятельство, что к глаголам, по наблюдениям М.Н. Петерсона, относится около 78 % наречий ( ходить быстро , любить крепко, отдыхать вечером , повернуть направо и под.). Объяснение этого явления можно найти в истории образования наречий. А.П. Рифтин считал, что «первоначально действия и состояния, выражаемые в глаголе, не мыслились отвлеченно, но всегда включали в себя определённую характеристику, выступая с этой характеристикой как одно понятие», но затем «характеристика действия или состояния выделяется из семантики глагола и выражается особым словом». Глагол получает возможность использоваться с разными характеристиками [Рифтин А.П. Об образовании наречий // Учён. зап. Ленинградского госуниверситета. – 1940. – Вып. 7: Серия филол. наук. – С. 55].

Некоторые наречия могут зависеть от имён прилагательных ( очень высокий ), причастий ( впереди едущий), наречий ( крайне медленно ). Можно сказать, что во всех перечисленных случаях наречия обозначают признак непроцессуального признака, что и признано категориальным значением данной части речи.

В то же время в современном русском языке имеется несколько десятков наречий, которые используются в сочетании с именами существительными: яйца всмятку, дважды герой, дом напротив , с именами прилагательными: очень важный , крайне сложный и т. д.; следовательно, характеризовать наречие только как «приглаголие» будет неверным. Неправильным, на первый взгляд, будет и определять категориальное значение наречий как признак другого признака, потому что, если даже согласиться с характеристикой глаголов, имен прилагательных и причастий как слов, обозначающих процессуальный и непроцессуальный признак, за его пределами остаются имена существительные, называющие предмет, а не признак. Сочетаемость наречий с именами существительными представлена небольшим количеством слов, поэтому в дефиницию наречий подобную сочетаемость не включают в силу малочисленности фактов. Но, по нашему мнению, нельзя не учитывать любые явления, существующие в языке; важно только определить их точное место. Попутно отметим, что использование наречий в роли несогласованных определений можно рассматривать как синтаксическую особенность небольшой группы слов данной части речи в окказиональном употреблении; в узуальном, нормативном употреблении абсолютное большинство наречий входит в состав определений, выраженных причастными оборотами; ср.:

яйца всмятку – яйца, сваренные всмятку;

кофе по-турецки – кофе, приготовленный по-турецки.

Некоторые лингвисты (В.Н. Мигирин и др.) называют категориальное значение наречий циркумстантивностью (по другой терминологии – цирконстативностью), сохраняя при этом то же содержание.

Категориальное значение наречий, таким образом, можно представить как непроцессуальный признак другого признака, выражающий способ существования субстанции во времени, пространстве, в разных взаимоотношениях.

Любопытно отметить, что учёт пестроты сочетательных связей наречий, их синтаксического функционирования и лексической разнородности дал основание В.Н. Мигирину говорить о возможности рождения на базе наречий нескольких частей речи: «Отсутствие единства самых существенных признаков показывает, что наречия ни в коем случае нельзя рассматривать как единую часть речи, если строго придерживаться общепринятых принципов выделения частей речи.

Детальное изучение истории наречий и выяснение их функциональной роли в современном русском языке покажет, должны ли мы видеть в наречиях несколько частей речи или оформляющуюся часть речи, или группу слов, таящую в себе зародыши складывающихся частей речи» [Мигирин В.Н. Язык как система категорий отображения. – Кишинев: Штиинца, 1973. – С. 64]. Соглашаясь с В.Н. Мигириным в вопросе о нестандартности наречий и возможных путях их дальнейшего развития, мы тем не менее не можем принять положение о невозможности выделения наречий в самостоятельную часть речи, в пользу которого, на первый взгляд, «работает» и невозможность установить единое, присущее только этой части речи категориальное значение. По нашему мнению, в данном случае происходит подмена одного понятия другим: вместо категориального значения мы рассматриваем синтаксическое значение наречий. Если поступить таким же образом, то можно, например, лишить собственного категориального значения даже имена существительные, ибо они в предложении могут обозначать не только предметность, но и признак предмета ( дом лесника ), признак другого признака ( передать по назначению , пойти в кафе , работать по субботам , задержаться из-за дождя и т. п.). Тем не менее мы по начальной форме определяем категориальное значение имен существительных как предметность. Логично категориальное значение наречий рассматривать по словарной форме: наречия называют место, время, образ и способ действия, причину, цель, меру и степень проявления процесса. До сих пор не найден термин, объединяющий все эти значения, но это говорит не о неразрешимости проблемы, а о недостаточной изученности данного явления. В связи с этим в лекциях в качестве рабочего используется термин, предложенный А.М. Пешковским, – «признак признака». Работа по поиску термина, передающего содержание категориального значения наречий, должна быть продолжена.

Кроме категориального значения каждая часть речи имеет собственный набор морфологических и синтаксических особенностей.

Морфологические особенности наречий . Главной морфологической особенностью наречий считается их неизменяемость. Но наречия качественной характеристики имеют две степени сравнения (см. п. 3), поэтому можно говорить об изменяемости некоторой части наречий.

Синтаксические особенности наречий . На уровне словосочетаний наречия характеризуются следующими особенностями: большая часть наречий зависит от глаголов (в состав которых включают причастия и деепричастия): успешно завершить, грустно улыбнуться, быстро идущий ; но для некоторых имен прилагательных преобладающим является сочетание с именами прилагательными: очень добрый, крайне невоспитанный, чрезвычайно сложный и т. д. «Они даже, можно сказать, больше “любят” именно прилагательные, а не глаголы, и не со всяким глаголом всякое такое наречие можно соединять» [Пешковский, 1938, с. 118]. Это связано с тем, что данные наречия обозначают меру и степень, а не все действия и состояния могут проявляться в разной степени.

Сравнительно небольшая группа наречий обладает способностью сочетаться с именем существительным. В.В. Виноградов выделил группу таких наречий и описал их: «В современном русском языке у наречий расширяется способность примыкать к имени существительному, особенно в именных словосочетаниях. Наречие все чаще выступает в роли несогласуемого именного определения, образуя конструкции, синонимичные сочетаниям имени прилагательного и существительного» [Виноградов, 1972, с. 303]. Примеры: бег взапуски , разговор по-немецки , переписка набело , обед даром , парк летом, Москва сегодн я, губки бантиком , душа нараспашку , город ночью , дом напротив , взгляд исподлобья , дважды лауреат и др.

В лингвистической литературе обращено внимание также на возможность некоторых наречий относиться к целому предложению.

Всё сказанное объясняет причину отсутствия убедительного, общепринятого определения наречий. Тем не менее это не мешает одинаково квалифицировать абсолютное большинство слов этой части речи. Объясняется это, по-видимому, тем, что и при минимальном контексте наречия как словарные единицы легко распознаются всеми, кто знаком с основными понятиями грамматики. По этому поводу следует вспомнить слова О. Есперсена о том, что «человек узнает одно слово как прилагательное, другое – как глагол, не справляясь с определениями частей речи, а тем же, в сущности, способом, каким он узнает в том или другом животном корову или кошку» [Есперсен О. Философия грамматики. – Л.: Иностранная литература, 1958. – С. 81].

По вопросу об объёме наречий как части речи имеются две точки зрения. В узком понимании к наречиям относят только назывную лексику, причем в их состав не включают безлично-предикативные слова. В широком понимании в состав наречий включают так называемые «местоименные наречия», то есть вопросительные где, куда, откуда, как, когда, зачем, почему, отчего, насколько и все ответные местоименные формы: нигде, там, здесь, тут, где-то, где-либо, где-нибудь, кое-где, везде, всюду и т. д. Данная группа слов обладает прономинальным способом отображения, при котором за определённым звуковым комплексом не закрепляется постоянное значение, оно зависит от контекста и ситуации, так же как и у остальных местоимений. Кроме того, данная группа слов, как и все местоимения, распределяется по тем же семантическим прономинальным разрядам: выделяют вопросительные, указательные, отрицательные, определительные и неопределенные местоимения. Анализируемую группу неизменяемых слов, обладающую категориальным значением, одинаковым с наречиями, но особой семантической структурой, прономинальным способом отображения и разрядовыми значениями, идентичными с остальными местоимениями, следует отнести не к наречиям, а к местоимениям.

Споры ведутся вокруг предложно-падежных форм наречного типа до отказа, без устали, на ходу. Большая часть научных грамматик рассматривает их в составе наречий, но в «Правилах русской орфографии и пунктуации» они рассматриваются как «близкие по значению к наречиям сочетания существительных с предлогами» [83, п. 6].

Количество наречий не определено даже приблизительно. Они бедно, фрагментарно представлены в толковых словарях и нуждаются в изучении и добротном лексикографическом представлении.

•  Семантическая классификация наречий

Количество разрядов наречий колеблется у разных авторов от 2 до 19.

Академик В.В. Виноградов отмечает, что «в русской грамматике с самого начала XIX века установилось деление наречий на два основных грамматико-семантических класса: на наречия качественные и наречия обстоятельственные… Классификация наречий на качественные (или определительные) и обстоятельственные дожила до нашего времени» [Виноградов, 1972, с. 296]. Автор вносит в традиционную классификацию существенные дополнения: во-первых, он показывает и промежуточные разряды; во-вторых, создает иерархическую классификацию семантических разрядов наречий. В.В. Виноградов выделяет три основные семантические группы наречий: 1) количественные, 2) качественные, 3) обстоятельственные, а также одну промежуточную – качественно-обстоятельственные наречия. На следующей ступени обстоятельственные наречия делятся на 4 разряда:

  • наречия времени ( издавна, изредка, смолоду, засветло, исстари, вскоре, накануне, летом, завтра и под.);
  • места ( справа, слева, издалека, вверх, вниз, назад, наверху и т. д);
  • причины: сдуру, сгоряча, поневоле и т. д.;
  • цели: назло, нарочно, невзначай и т. п.

Менее удачно проведено деление на разряды остальных наречий. В составе количественных автор выделяет 1) наречия степени: очень, крайне, совершенно, чрезвычайно, замечательно и под.; 2) меры и числового выражения степени: втрое, много, трижды и т. д.

В составе качественно-обстоятельственных наречий названы: 1) наречия образа и способа действия ( молчаливо, шутливо, умело, неохотно и под.), 2) сравнения ( по-старому, по-хорошему и т. д.).

Зыбкость границ между отдельными разрядами и подразрядами наречий в классификации В.В. Виноградова, отнесение одной и той же лексемы одновременно к двум разрядам свидетельствует о невозможности считать данную классификацию удовлетворительной.

Наибольшее число семантических разрядов наречий называет В.М. Никитин – 19 (с дополнительным выделением в одном из них трех подтипов: наречий степени, меры, количества) [Никитин В.М. Морфология современного русского языка: глагол и наречие: (Учебно-методическое пособие для студентов-заочников). – Рязань, 1961]. Представим некоторые семантические разряды из этой классификации: 1) наречия качества действия ( исподлобья, некрасиво ), 2) наречия способа или средств (мер) действия ( верхом, нахально ), 3) наречия состояния ( натощак, босиком, врасплох ), 4) наречия соответствия в приёмах и характере действия ( по-приятельски, впору, неправильно ), 5) наречия сравнения ( по-волчьи, по-братски ), 6) наречия порядка ( попеременно, поровну ), 7) наречия совокупности или совместности ( вдвоём, дружно, вереницей ), 8) наречия меры, степени и количества ( очень, досыта, пополам ), 9) наречия цели ( преднамеренно, насмех, наперекор ), 10) наречия следствия, результата действия ( бестолку, напрасно, волнующе ), 11) наречия условия договоренности ( взаймы, авансом, поурочно ), 12) наречия причины ( спросонья, второпях, заслуженно ) и т. д. Уже перечисленные разряды с соответствующими примерами дают основание говорить об алогичности семантической классификации, субъективизме в выделении разрядов. Одно и то же наречиё может быть с равным правом одновременно отнесено к нескольким разрядам: например, наречие заслуженно включено В.М. Никитиным в наречия причины, но с неменьшим правом оно может быть отнесено к наречиям следствия, результата действия (п.10) и к наречиям качества действия (п.1).

Изучая семантические классификации наречий, представленные в теоретической грамматике русского языка, Л.Л Буланин в книге «Трудные вопросы морфологии» [М.: Просвещение, 1976] приводит следующие данные. Все наречия традиционно делят на обстоятельственные и определительные. Обстоятельственных наречий немного – около 200. Они указывают на различные моменты, связанные с протеканием действия, и делятся на 4 разряда: наречия места ( дома, вперед, сзади ), времени ( вчера, утром ), причины ( сгоряча, сдуру ), цели ( нарочно, назло ). Первый и второй разряды, по мнению Л.Л. Буланина, насчитывают по сотне наречий, третий и четвертый – десяток вместе. Последнее явно требует уточнения. Следует согласиться с тем, что наречия причины и цели в количественном отношении немногочисленны. По нашему мнению, это можно объяснить несколькими причинами: во-первых, сложностью их семантического содержания, объёмом отображаемых в них явлений. Они предполагают наличие двух событий, одно из которых определенным образом влияет на другое. Это многообразие и сложность отражаемого очень трудно выразить в одном слове, несколько легче – в словосочетании и намного удобнее – в придаточной части сложноподчинённого предложения. Поэтому категории причины и цели богато представлены на уровне синтаксиса и гораздо беднее – на уровне морфологии, лексики. Во-вторых, категории причины и цели – поздние по времени появления. Причинные взаимосвязи явлений, целевую установку человек осознал значительно позже, чем предметность, признак предмета, время, пространство, количество и т. д., а осознанное вербализуется прежде всего на уровне синтаксиса, с помощью словосочетаний и придаточных частей сложноподчинённого предложения. Справедливо в этой связи вспомнить слова В.В. Виноградова: «Морфологические формы – это отстоявшиеся синтаксические формы. Нет ничего в морфологии, чего нет или прежде не было в синтаксисе и лексике. История морфологических элементов и категорий – это история смещения синтаксических границ, история превращения синтаксических пород в морфологические. Это смещение непрерывно. Морфологические категории неразрывно связаны с синтаксическими. В морфологических категориях происходят постоянные изменения соотношений, и импульсы, толчки к этим преобразованиям идут от синтаксиса» [Виноградов, 1972, с. 31].

Сказанное позволяет говорить о семантических разрядах наречий цели и причины как самых молодых. И тем не менее, нельзя согласиться с Л.Л. Буланиным, который насчитывает в двух разрядах около 10 наречий (наречия причины: почему? отчего? потому, оттого, сгоряча, сдуру, сослепу ; наречия цели: зачем?, затем, нарочно, умышленно, назло, напоказ ). Если быть объективным, то надо заметить, что в приведенном списке половина слов местоименного характера; их количество гораздо больше (не перечислены неопределенные, определительные и отрицательные местоимения, категориально соотносительные с наречиями, типа почему-то, почему-либо, ниотчего, зачем-то и под.). Они должны быть выведены из наречий и размещены в местоимениях. Таким образом, в списке причинных и целевых наречий Л.Л. Буланина останутся: сгоряча, сдуру, сослепу; нарочно, умышленно, назло, напоказ (соответственно 3 и 4). На самом деле их в несколько раз больше. По нашим наблюдениям, к наречиям причины следует отнести: сдуру, спьяну, сослепу, сгоряча, поневоле, спросонья, спроста, поневоле, второпях, впопыхах, случайно и др.; к наречиям цели: нечаянно, назло, нарочно, специально, наперекор, зря, невзначай, умышленно, насмех, преднамеренно, ненамеренно, бесцельно, неспроста, ненароком.

Большая часть наречий причины имеет просторечный характер и ярко выраженную негативную окраску, поэтому их сфера употребления – разговорная речь.

В связи со сказанным выше заметим, что в русском языке в системе наречий можно прогнозировать появление в будущем наречий условия, уступки и следствия. Они отображают важные понятийные категории, сформировавшиеся в языке и мышлении, разнообразно представленные на уровне синтаксиса, и это дает основание говорить о возможности появления в будущем этих трех разрядов в системе обстоятельственных наречий.

Вторую группу составляют определительные наречия. Они называют внутренние признаки действий и качеств и представлены более богато – их около 5000 (по данным БАС, приведенным Л.Л. Буланиным). Определительные наречия делятся на 3 разряда:

  • качественные наречия, обозначающие признак действия, состояния, другого качества ( хорошо, быстро, медленно );
  • наречия образа и способа действия ( наизусть, верхом, второпях );
  • количественные ( много, мало, очень, досыта ).

На наш взгляд, приведенная классификация проигрывает школьной, в которой выделяются наречия места, времени, причины, цели, образа действия, меры и степени. В качестве рабочей можно использовать последнюю, внеся в неё некоторые коррективы, и выделить следующие разряды:

  • наречия качественной характеристики ( быстро, весело, грустно, широко );
  • наречия образа и способа действия ( вплавь, верхом, по-княжески, по-английски );
  • наречия времени ( утром, вчера, весной, накануне );
  • наречия пространства (места и направления) ( вверх, издалека, справа, налево );
  • наречия меры и степени ( весьма, очень, крайне, слишком );
  • наречия причины ( сгоряча, сдуру, сглупу, спросонья, спьяну );
  • наречия цели ( специально, назло, наперекор, нарочно ).

Первый разряд логично назвать наречиями качественной характеристики потому, что они обозначают качество, которое может быть представлено в большей или меньшей степени (соответственно – имеет степени сравнения).

Четвёртый разряд правильнее назвать наречиями не места, а пространства, так как он включает в себя не только место, где происходят какие-либо события, но и направление (соответственно – имеет несколько учебно-исследовательских вопросов: где?, куда?, откуда? ).

Дальнейшая работа по усовершенствованию классификации наречий должна состоять прежде всего в уточнении объёма и названия некоторых семантических разрядов. Например, дискуссионным является объединение в одном разряде наречий образа и способа действия таких лексем, как пешком и по-дружески, вместе. По-видимому, этот разряд нуждается в дальнейшем дроблении и выделении в его составе нескольких подразрядов.

•  Степени сравнения качественных наречий

Качественные наречия – это самая богатая в количественном отношении семантическая группа наречий. Эти наречия, как правило, мотивированы именами прилагательными и наследуют от них не только лексическое значение корня, но и степени сравнения. Формы степеней сравнения наречий во многом совпадают с формами сравнительной степени имени прилагательного.

Степени сравнения наречий

Сравнительная

  1. простая (синтетическая) – громче, быстрее;
  2. аналитическая – более громко, быстро.

Превосходная

  1. простая (синтетическая) – отсутствует;
  2. аналитическая – более громко, громче всех; более быстро, быстрее всех.

Сравнительная простая форма наречий образуется с помощью суффиксов - е: громко – громче; -ее: сильно – сильнее; -ше: рано – раньше.

Некоторые наречия имеют две вариантные формы сравнительной степени: далеко – далее, дальше; рано – ранее, раньше; поздно – позднее, позже. Возможна добавка префикса по-: выше – повыше; медленно – помедленнее.

Аналитическая форма сравнительной степени образуется, как и у прилагательных, путем присоединения к положительной степени слова более (наиболее): более громко, наиболее громко. По поводу включения слова менее существуют разные мнения. В.В. Виноградов писал: «…сочетания прилагательных со словом менее (вследствие отсутствия соотносительных форм превосходной степени) не сливаются в грамматическое целое, не «морфологизируются». Они сохраняют характер свободного синтаксического сцепления. Менее выступает лишь как антоним к более ». [Виноградов, 1972, с. 203–204].

Мнение о том, что в качестве компонента аналитической формы может выступать только слово более, основывается на том, что сравнительная степень выражает большую интенсивность признака, а слово менее разрушает эту теорию.

Возможно образование супплетивных форм сравнительной степени: х орошо – лучше, мало – меньше.

Существует мнение, что аналитические формы сравнительной степени имеют не только наречия качественной характеристики, но и некоторые наречия, оканчивающиеся на –ски, по…ски, по…ому, например: дружески – более дружески.

Формы превосходной степени у наречий образуются так же, как и у прилагательных, – с помощью суффиксов –айше, -ейше, но встречаются крайне редко, в небольшой группе слов: строжайше, глубочайше, покорнейше, почтеннейше, почтительнейше, высочайше, милейше, нижайше, подробнейше, ближайше. Эти устаревшие формы используются в стилистических целях.

Аналитические формы имеют компоненты: 1) форму сравнительной степени и слов всего, всех: быстрее всех, удобнее всего; 2) положительную форму наречия и слово наиболее: наиболее понятно.

•  Степени качества наречий

Как и прилагательные, наречия, образованные от качественных адъективов, выражают степень качества без сравнения с помощью суффиксов субъективной оценки и особых приставок.

Степени качества наречий образуются:

  1. с помощью суффиксов - оньк-(-еньк-), -оват-(-еват-), -онечк-(-енечк-), -охоньк-(-ёхоньк-): тихонько, давненько, легонечко, тихонько, близёхонько и т. д. При этом часть суффиксов используется для усиления признака ( частенько, быстренько и т. п.), другая – для выражения ослабленности признака ( маловато, рановато );
  2. при помощи приставок пре-, раз-, все-, архи-, сверх-: преспокойно, распрекрасно, архисовременно, сверхизысканно;
  3. путём повторения наречий: далеко-далеко, быстро-быстро и т. д.

•  Словообразование наречий

Наречия образуются от имён прилагательных, существительных, причастий, деепричастий и т. д. Наиболее продуктивными являются суффиксальный и префиксально-суффиксальный способы словообразования. Кратко остановимся на основных способах.

  1. Суффиксация . Самым продуктивным является образование наречий с помощью суффикса –о от имён прилагательных: вольно, быстро, умеренно, трудно, удобно, ежедневно, высоко, верно, ловко, задорно, незаслуженно, упорно, грустно, весело .
    От имён прилагательных на ский, -цкий образуются наречия с суффиксом –и : братски, дружески, варварски, начальнически, молодецки.
    Наречия вызывающе, угрожающе, раздражающе, волнующе, умоляюще, любяще и под., имеющие суффикс –е , мотивированы соответствующими причастиями настоящего времени действительного залога.
    Наречия могут мотивироваться именами существительными ( днём, утром, весной, порой, рысью, верхом, кругом, мигом, домой, гуськом ), числительными ( пятью, трижды, единожды ), глаголами ( молчком, трусцой, настороже ), наречиями ( маловато, частенько, кратенько, давненько, тихохонько, вразвалочку ). В некоторых случаях словообразование тесно переплетается с адвербиализацией – пополнением наречий за счёт перехода из других частей речи. Так, адвербиализации подверглись имена существительные вечер ом , весн о й , в которых бывшее окончание превратилось в суффикс.
  2. Префиксация. Наречия образуются от соответствующих наречий с помощью приставок не- ( недалеко, ненадолго ), за- ( засветло, заранее ), до- ( доныне ); от местоимений ( навсегда, досюда, отсюда ).
  3. Префиксация с суффиксацией . Наречия могут быть мотивированы именами прилагательными ( по-деловому, по-прежнему, по-видимому, по-товарищески, по-собачьи, вручную, вдалеке, взаперти, досуха, заново, изредка, направо, навеселе, сгоряча, исстари ), местоимениями ( по-нашему, по-моему ), именами существительными ( вправду, вничью, наполовину, вверху, сверху, впереди, наутро, замужем ), именами числительными ( втроём, вдесятером, вдевятеро ), глаголами ( вприглядку, вприкуску ), наречиями ( подолгу, помногу ).
  4. Сложение : полулёжа, полушутя.
  5. Суффиксация со сложением : мимоходом, самоходом.
  6. Префиксация с суффиксацией и сложением : вполсилы, вполголоса, втридорога.

6. Иммиграционный потенциал наречий

Одним из активных путей пополнения наречной лексики является адвербиализация – переход слов из других частей речи в наречия ( от латин. adverbum – наречие).

1. Активно переходят в наречия имена существительные в творительном падеже: босиком, молчком, мельком, нагишом, огулом, опрометью, пешком, бегом, верхом, кругом, ползком, прямиком, ничком, ощупью, порой, украдкой, урывками, временами, тайком, гуськом, зимой, весной, осенью, летом, вечером, утром, днём, шёпотом и др., например: Федор шёл пешком к своему общежитию (Тендряков). Он даже почувствовал ещё не ушедший ночной холодок камней на утреннем пляже, по которому она прошла босиком (Ю.Б.). Порой можно было подумать, что он с целью разбрасывал вокруг себя неудобное для общего согласия остроколющее железо, способное ранить, вызывать сопротивление, обиду, злословие (Ю.Б.). Днём его кормили сердобольные турки на набережной (К.П.). Зимой он читал лекции (Д.Гр.). … она смотрела на него взглядом беспомощного ребенка и повторяла почти шёпотом ( Ю.Б.). По вокзалу и по платформе я пробежал бегом , надвинув на глаза шляпу и уткнув лицо в воротник пальто (И.Б.).

Особая склонность творительного падежа к адвербиализации объясняется тем, что ему свойственны качественно-обстоятельственные оттенки значений, указывающие на время, место, способ и образ действия.

Кроме творительного падежа в единичных случаях в качестве исходных форм выступают: а) именительный падеж существительного, имеющего яркую эмоциональную окраску: страсть, жуть, малость и под.: И хотя Николай Никитич и говаривал, что Шишкин малость скучноват, но при долгом рассмотрении эти картины все же действовали (К.П.); б) винительный падеж количества: капельку, чуточку, крошечку : В дороге я чуточку устал: в) родительный падеж имени существительного дома : Дома он отдыхал от суеты и многолюдья.

2. Процессу адвербиализации подвергаются деепричастия. Деепричастия – гибридные слова, совмещающие в разных пропорциях некоторые свойства глаголов и наречий. Логично предположить, что при определённых условиях, когда ослабевают глагольные свойства контаминанта, появляется возможность реализовать наречные свойства, перейти в эту часть речи. Адвербиализуются деепричастия молча, нехотя, сидя, припеваючи, играючи, крадучись, шутя, зря, погодя и др.; например: Они ломали лед сосредоточенно и молча (К.П.). Немного погодя она сказала снисходительно: «Вы чудак, честное слово» (В.Аст.). – И мы с тобой, – подтвердил Тарутин нехотя (Ю.Б.).

На современном этапе развития языка зарегистрированы случаи: а) одновременного функционирования исходной формы и трансформанта; иногда при этом происходит акцентологическое смещение, ср.: молчa – деепричастие (исходная форма) – мoлча – наречие (трансформант); б) функционирование новой модели (трансформанта), когда исходное слово полностью вышло из употребления.

Специфика наречия как части речи проявляется, в частности, в том, что переход слова из любой части речи в наречие выражается прежде всего в приобретении обстоятельственной синтаксической функции и утрате свойств изменяться по падежам, родам, числам, видам и т. д.

Некоторые лингвисты считают возможной адвербиализацию числительных в беспредложных косвенных падежах. Речь идет о словах типа пятью, семью и под. «В отличие от обычных числительных в творительном падеже эти наречия имеют ударение на первом слоге» [Лукин М.Ф. Морфология современного русского языка. – М: Просвещение, 1973. – С. 72.]. Такая точка зрения, на наш взгляд, недостаточно аргументирована. Как известно, основной причиной адвербиализации является употребление исходной части речи в роли обстоятельства, а в данном случае мы имеем дело с фразеологизацией, «затуманивающей» частеречную принадлежность слова.

Таким образом, иммиграционный потенциал наречий складывается из трансформантов, исходной формой которых являются имена существительные и деепричастия.

7. Эмиграционный потенциал наречий

Наречия могут переходить в модальные слова, предлоги, союзы, частицы, междометия, безлично-предикативные слова (слова категории состояния). По вопросу о переходе наречий в безлично-предикативные слова нет единого мнения: одни лингвисты (В.В. Бабайцева и др.) считают, что исходной формой для безлично-предикативных слов являются краткие прилагательные среднего рода на –о, другие в качестве исходной формы называют наречия (М.Ф. Лукин), третьи объединяют оба источника (В.В. Виноградов, Н.М. Шанский, А.Н. Тихонов и др.). Если за наречиями признать право выступать в качестве исходной формы при образовании безлично-предикативных слов, то в эмиграционный потенциал этой части речи войдёт большая группа слов с качественным значением: весело, грустно, хорошо, плохо, приятно, удобно и под. Сохраняя номинативность и в большинстве ЛСВ лексическое значение корня, они качественно меняют синтаксическую нагрузку, а в ряде случаев расширяют значение, например: наречие удобно имеет значение ‘вполне подходяще; так, чтобы было хорошо, приятно пользоваться: Удобно разместил книги на столе' . Безлично-предикативное слово удобно имеет значения: 1) вполне подходяще, испытывая удобства: Здесь удобно работать; 2) уместно, прилично: Вас удобно просить подвинуть лампу к краю стола?

По наблюдениям И.Я. Сидоренко, приведенным в кандидатской диссертации, прослеживается закономерность в выражении определенного значения с помощью омонимов, выраженных наречиями и безлично-предикативными словами. Она заключается в том, что безлично-предикативные слова, называющие состояние среды, чаще имеют прямое значение ( в комнате холодно , на улице ветрено ), а соответствующие наречия – переносное значение ( холодно посмотрел, вела себя ветрено ), хотя у некоторых наречий возможно и то и другое значение ( жарко натопил, жарко спорил ) [Сидоренко И.Я. Эмиграционный трансформационный потенциал русских наречий в синхронном освещении. – Орел, 1992. –19 с.]. Приведём примеры безлично-предикативных слов, омонимичных наречиям: Шёл мелкий снежок, и было довольно холодно (К.С.). Удивительно , что нередко такой писатель, добрый гений, бывает далёк от нас по характеру своего творчества, по манере и по темам (К.П.). Ему было интересно смотреть на людей, на цветы, на деревья… (К.С.).

За счет наречий активно пополняется фонд предлогов : вблизи, вдоль, возле, вокруг, впереди, внутри, мимо, наверх, навстречу, накануне, напротив, около, относительно, поверх, поперек, против, согласно, соответственно, соразмерно и др. (таких предлогов насчитывается около 70 – по подсчетам И.Я. Сидоренко). Абсолютное большинство из них имеет исходную форму – наречие, активно функционирующее в современном русском языке. Лишь несколько наречий исчезли из языка и представлены в настоящее время только предлогами: кроме, сверх и др. Приведем примеры: Посредине группы стоял Штерн в форме командарма (К.С.). Против ожидания, мы ехали быстрей, чем думали, и четвёртого днём были уже во Всполье (К.С.). Они двинулись вдоль лесистого берега Пры (Ю.Наг.). Они встретили Полифема, который стоял посреди дороги и рычал (В.Сан.). Потом вошел боец с вещевым мешком, сел против меня и попросил прикурить (К.П.). Внизу уже светилась вода, шумела около мельницы, и из деревни тянуло дымком соломы – осенним русским дымком (К.П.).

Круг наречных слов, подвергшихся конъюнкционализации, невелик: в союзы перешли наречия пока, лишь, едва, только, раз, ровно, точно. Они относятся к группе подчинительных, получили способность выражать грамматическую зависимость и закрепились в структуре придаточной части сложноподчинённого предложения: И едва в два могучих меха промыл застойный воздух, горная свежесть разлилась по Москве (Л.Л.). Не рассказал он об этом из глубочайшего убеждения, что, пока дело не начато, лучше о нём не болтать (К.П.). Слегка покачиваясь, он говорил так, точно обвинял в чём-то Аню (Ю.Б). День ровно год.

В частицы переходят наречия решительно, ровно, точно, просто, прямо, совершенно, лишь, только, ладно, ещё, уже, хорошо, отлично и др., например: Когда люди так говорят, это ровно ничего не значит (К.С.). Гиляров просто кричал на нас (В.Бог.). Только у себя в саду Гарт понял причину волнения (К.П.). По первому адресу Альберт двинулся прямо с утра, после особенно промозглой ночи, проведенной в очередном подвале (А.Чак). Дорога шла в гору, но лошадь бежала довольно резво (К.П.). Изрядно замерзшие и усталые, мы добрались до места уже перед самым вечером (К.С.).

Некоторые наречия перешли в модальные слова : безусловно, бесспорно, верно, естественно, несомненно, определенно и под. Ср.: Задача была решена верно ( верно – наречие). Ты , верно , торопишься ( верно – модальное слово). Модальные слова наречного происхождения имеют значение уверенности (бесспорности, убеждённости, очевидности), реже – вероятности, предположительности.

В междометие переходит всего несколько наречий: горько, вон, прочь, вперед, полно, довольно, прямо, хорошо, отлично, например: « Горько !» – повторялось много раз за свадебным столом. « Полно, полно !» – успокаивал Петька собаку, норовившую лизнуть его в лицо от радости.

В некоторых грамматиках говорится о переходе наречий в имена существительные. Считается, что в имена существительные переходят наречия сегодня, завтра, вчера и слова, называющие оценку: неудовлетворительно, удовлетворительно, хорошо, отлично. Например: За светлое завтра надо бороться. Её хорошо далось нелёгким трудом. За курсовую работу она получила заслуженное отлично .

Безлично-предикативные слова (слова категории состояния)
Часть 3

  • Вопрос о словах категории состояния (безлично-предикативных словах) в лингвистической литературе. Объем и границы лексико-грамматического класса безлично-предикативных слов.
  • Категориальное значение и основные лексические разряды безлично-предикативных слов.
  • Морфологические особенности безлично-предикативных слов.
  • Синтаксические особенности безлично-предикативных слов.
  • Иммиграционный потенциал безлично-предикативных слов.

« Категория состояния – это неизменяемые слова, обозначающие состояние, способные сочетаться со связкой и употребляемые в функции сказуемого безличного предложения или в роли сказуемого двусоставного предложения с подлежащим-инфинитивом» [Шанский, Тихонов, 1987. – С. 223].

1. Вопрос о словах категории состояния (безлично-предикативных словах) в лингвистической литературе. Объём и границы лексико-грамматического класса безлично-предикативных слов

Понятие о безлично-предикативных словах (словах категории состояния) . В современной лингвистике вопрос о безлично-предикативных словах (словах категории состояния) не получил однозначного решения. Назовём основные точки зрения.

1. Слова категории состояния представляют собой самостоятельную часть речи (В.В. Виноградов, Е.М. Галкина-Федорук, Н.С. Поспелов, А.Н. Тихонов и др.).

2. Слова категории состояния нельзя рассматривать как самостоятельную часть речи; они включатся в состав наречий, имен прилагательных и существительных на правах особых групп слов в каждой из названных частей речи (И.И. Мещанинов, А.Б. Шапиро, В.Н. Мигирин, Грамматика –1960, Русская грамматика –1980, И.Г. Милославский и др.).

О дискуссионности анализируемых слов свидетельствует и наличие 5 (!) названий: слова категории состояния (Л.В. Щерба, В.В. Виноградов и др.), безлично-предикативные слова (А.М. Пешковский), предикативы (А.В. Исаченко и др.), предикативные наречия (Д.Н. Овсянико-Куликовский и др.), бессубъектные прилагательные (В.Н. Мигирин). При этом из названных только два первых термина характеризуют исследуемые слова как отдельную часть речи, а два последних в своем названии содержат отрицание частеречной самостоятельности данных слов (их относят к наречиям или именам прилагательным). Некорректным является и третий термин – предикативы, ибо он используется для характеристики синтаксического явления и не относится к морфологии.

Признавая за данной группой слов право на частеречную самостоятельность, мы отдаём предпочтение термину «безлично-предикативные слова» в силу того, что он содержит в себе и семантическую, и синтаксическую характеристику одновременно, в то время как термин «категория состояния» отражает только семантическую характеристику данных слов, причём далеко не в полном объеме.

Семантическая характеристика безлично-предикативных слов была объектом внимания ещё в работах А.А. Барсова, А.Х. Востокова, Г.П. Павского и др. Н. Колшанский, учитывая их синтаксическую энергетику, способность выступать в роли главного члена безличного предложения, включал их в глаголы. А.М. Пешковский обратил внимание на функционирование безлично-предикативных слов, но не назвал их частеречную принадлежность. А.А. Шахматов называл данную группу слов спрягаемыми краткими прилагательными.

В некоторых грамматиках, например в учебнике Н.С. Валгиной и др., говорится: «Впервые в особую часть речи выделил наречия Л.В. Щерба в работе «О частях речи в русском языке», назвав их категорией состояния и включив в неё не только безлично-предикативные слова, но и наречия, употребляемые в функции сказуемого в личном предложении, а также краткие прилагательные со значением состояния и долженствования (например, настороже, без памяти, грустен, должен, намерен и др.)» [Валгина, Розенталь, Фомина, 1987, с. 260].

Обратимся к работе Л.В. Щербы «О частях речи в русском языке», впервые вышедшей в 1928 г. Рассматривая такие слова, как нельзя, можно, надо, пора, жаль, холодно, светло, весело, автор отмечает, что подведение их «под какую-либо категорию затруднительно». Они неизменяемы, но не могут быть отнесены к наречиям, так как не зависят ни от глагола, ни от имени прилагательного, ни от другого наречия, имеют связку. «Под форму среднего рода единственного числа прилагательных они тоже не подходят, так как прилагательные относятся к существительным, а здесь этих последних нет, ни явных, ни подразумеваемых. Может быть, мы имеем здесь дело с особой категорией состояния …» [Щерба Л.В. Избранные работы по русскому языку. – М.: Учпедгиз, 1957. – С. 74].

Формальными признаками этой категории Л.В.Щерба называет неизменяемость и употребление со связкой. Но автор лишь высказывает предположение о возможности выделения слов категории состояния в самостоятельную часть речи, сомневаясь в том, следует ли это делать. «Если не признавать в русском языке категории состояния (которую за неимением лучшего термина можно назвать предикативным наречием , следуя в этом случае за Овсянико-Куликовским), то такие слова, как пора, холодно, навеселе и т. п., все же нельзя считать наречиями, и они просто остаются вне категорий…» [Там же, 76]. Более того, состав слов категории состояния у Л.В. Щербы разнороден и не имеет четких границ. Сюда включаются не только названные выше формы, но и краткие прилагательные типа готов, должен, рад, способен, болен, дружен и выражения типа быть навеселе, наготове, настороже, замужем, в состоянии, в сюртуке и т. п. Таким образом, заслугой Л.В. Щербы следует считать не решение вопроса о категории состояния путем выделения ее в самостоятельную часть речи, а привлечение внимания к нему и попытку придать особую значимость совокупности таких слов.

Впервые как самостоятельную часть речи квалифицировал их В.В. Виноградов в книге «Русский язык (грамматическое учение о слове)»: «Все это выделяет категорию состояния как новую для русского языка, но очень активно развивающуюся часть речи» [Виноградов В.В., 1972, с. 339]. «Под категорию состояния подводятся несклоняемо-именные и наречные слова, которые имеют формы времени (для прошедшего и будущего времени аналитические, образованные посредством присоединения соответствующих форм связки быть ) и употребляются только в функции сказуемого» [Виноградов, 1972, с. 320].

Категория состояния складывается на почве сложного грамматического переплетения свойств имени, глагола и наречия. «В её грамматическом строе скрыты зародыши, источники новых грамматических сдвигов (особенно в области имён существительных и прилагательных… Всё это выделяет категорию состояния как новую для русского языка, но очень активно развивающуюся часть речи» [Виноградов, 1972, с. 335].

В 50-е годы ХХ в. слова категории состояния были объектом дискуссии на страницах журналов. На московской дискуссии 1954 г. о частях речи против выделения слов категории состояния в самостоятельную часть речи выступили А.Б. Шапиро, М.И. Стеблин-Каменский, В.М. Жирмунский, А.В. Миртов (см. обзорные статьи о дискуссии в журналах «Вопросы языкознания», 1955, №1; «Иностранный язык в школе», 1955, №1). В 1955–1956 гг. дискуссия о словах категории состояния была продолжена журналом «Вопросы языкознания», опубликовавшим 4 статьи. Мнение А.Б. Шапиро поддержал чешский академик Ф.Травничек (см.: 1955, №1; 1956, №3). Н.С. Поспелов назвал свою статью «В защиту слов категории состояния» (1955, №2). А.В. Исаченко (1955, №6) говорил о развитии категории состояния в славянских языках, но предложил назвать их предикативами.

Таким образом, слова категории состояния (безлично-предикативные слова) выделяются не всеми лингвистами; они были и остаются предметом дискуссий. В дальнейшем теорию слов категории состояния (безлично-предикативных слов) разрабатывали Н.С. Поспелов, Е.М. Галкина-Федорук, А.Н. Тихонов, Н.Ф. Вердиева, Е.И. Воинова, О.К. Кочинева, А.А. Ломовцева и др.

Безлично-предикативные слова служат специализированным средством выражения категории состояния в системе частей речи.

Категория состояния – разноуровневая категория. Она изучается не только в лингвистике, но и в других науках, в том числе – в философии. Состояние рассматривается как одна из форм существования объекта, его качественная предметность, это стадия в генетическом развитии целого, момент устойчивости в изменении. В.Н. Мигирин определяет состояние как фазу в существовании, характеризующуюся одновременностью качеств [Мигирин В.Н. Язык как система отображения. – Кишинев: Штиинца, 1973. – С. 174].

Состояние в морфологии выражается различными частями речи: специально предназначенными для этого безлично-предикативными словами ( В комнате светло ), именами прилагательными ( Комната светлая ), глаголами ( На востоке светлело ), именами существительными ( Сон освежил его силы ), редко – наречиями ( Он сонно потянулся и встал ).

Безлично-предикативные слова как лексико-грамматический класс слов (часть речи) и составляют ядро семантической категории состояния. Считается, что эта часть речи – чисто славянское явление. В других западноевропейских языках ей соответствуют конструкции «я имею».

Объём и границы безлично-предикативных слов . В состав безлично-предикативных слов (при условии выделения их в качестве самостоятельной части речи) включают прежде всего:

  • слова на , омонимичные наречиям и кратким прилагательным: весело, трудно, пасмурно, жарко, досадно, удобно, сыро, ветрено, пыльно, тепло, приятно и т. д.;
  • небольшую группу слов, не имеющих соответствий в кратких прилагательных и наречиях: можно, нужно, нельзя, надобно и т. д.;
  • слова, омонимичные именам существительным: охота, лень, неволя, время, недосуг и др.;
  • слова, омонимичные кратким причастиям: накурено, набросано, насорено, натоплено и под.

Чтобы определить, является ли рассматриваемая группа слов самостоятельной частью речи, необходимо установить набор её дифференциальных признаков, основанных на критериях разграничения частей речи, то есть изучить ее семантику, морфологические и синтаксические особенности, выявить категориальное значение, способ отображения объективной действительности, сопоставить с соответствующими признаками смежных частей речи.

Категориальное значение и основные лексические разряды безлично-предикативных слов

Принято считать, что по семантике все безлично-предикативные слова можно разделить на две группы: 1) слова, обозначающие физическое состояние живого существа: больно, голодно, тошно, удобно, неловко и др.; 2) слова, называющие состояние природы, окружающей среды: холодно, душно, пасмурно, ветрено, шумно, людно, грязно, тихо и др. Некоторые многозначные безлично-предикативные слова могут быть разными значениями представлены в различных разрядах, ср.: Ему жарко (состояние живого существа). На улице жарко (состояние окружающей среды).

Но далеко не все безлично-предикативные слова выражают состояние живого существа или окружающей среды. Поэтому дополнительно к перечисленным выше необходимо отнести следующие разряды: 1) слова, выражающие оценку состояния или действия с этической стороны: стыдно, красиво и др.; 2) слова, передающие оценку с точки зрения времени или пространства: рано, далеко, близко, глубоко, высоко и т. д.; 3) безлично-предикативные слова, обозначающие оценку состояния с точки зрения зрительного или слухового восприятия: слышно, видно и под.; 4) слова, передающие модально-волевые характеристики: неохота, можно, нужно, надо, достаточно и др.

На основании того, что не все безлично-предикативные слова могут обозначать состояние живого существа или окружающей среды, нельзя признать корректным использование термина «слова категории состояния» применительно ко всей лексике, включаемой в изучаемую часть речи. Другими словами, категория состояния лишь условно, с опорой на большую часть безлично-предикативных слов, может быть признана категориальным значением данной части речи. Поиски объективного решения данного вопроса должны быть продолжены.

Морфологические особенности безлично-предикативных слов

Морфологические особенности безлично-предикативных слов не отличаются особым разнообразием – это неизменяемые слова. Исключение составляют безлично-предикативные слова на - о , омонимичные наречиям и кратким прилагательным среднего рода. Они имеют степени сравнения, отличающиеся некоторыми характеристиками от соответствующих форм у названных частей речи. Имена прилагательные имеют две степени сравнения: сравнительную и превосходную, каждая из которых может проявляться в двух формах: простой (синтетической) и составной (сложной, аналитической).

 

Имя прилагательное

Наречие

Безлично-предикативное слово

Положительная степень

удобный

удобно

удобно

Сравнительная степень сравнения

удобнее, более удобный

удобнее, более удобно

удобнее, более удобно

Превосходная степень сравнения

удобнейший, удобнее всех, самый удобный

удобнее всего (всех)

удобнее всего (всех)

Сопоставление форм степеней сравнения трёх частей речи позволяет сделать следующие замечания: имена прилагательные имеют наиболее разветвлённую систему степеней сравнения; в ней присутствуют синтетические и аналитические формы с элятивной и суперлятивной семантикой. Беднее представлены формы степеней сравнения у наречий (практически отсутствуют синтетические формы превосходной степени и др.). Еще меньше форм степеней сравнения у безлично-предикативных слов (они не имеют синтетической формы превосходной степени; употребление аналитической формы с компонентом всего или всех зависит от того, состояние среды или лица передает безлично-предикативное слово).

В ряде работ (В.В. Виноградов, А.Н. Тихонов и др.) у безлично-предикативных слов выделяются формы вида, наклонения и времени. С этим нельзя согласиться. Приведем аргументы. Известно, что существует морфологическая и синтаксическая категория времени. Морфологическая категория, выраженная в глаголах, показывает отношение к моменту речи: читал – читаю – буду читать. Синтаксическая категория времени проявляется в предложении и присуща словам разных частей речи, например, именам прилагательным: День был жарким. День жаркий. День будет жарким; именам существительным: Антон был студентом. Антон студент. Антон будет студентом.

В формировании синтаксического времени участвует прежде всего связка. Время безлично-предикативных слов также определяется с помощью связки: На улице было прохладно. На улице прохладно. На улице будет прохладно. Более того, безлично-предикативные слова имеют не одну связку, а несколько: быть, стать, становиться, казаться, делаться, сделаться. Эти факты свидетельствуют в пользу синтаксической природы категории времени, а также вида и наклонения. Ср.:

  1. Становится светло. – Стало светло.
  2. Ночи становятся тёмными. Ночи стали тёмными.
  3. Артём становится хорошим инженером. – Артём стал хорошим инженером.

В первом предложении связка относится к безлично-предикативному слову, во втором – к имени прилагательному, в третьем – к имени существительному. Если признать наличие аналитической категории вида у безлично-предикативных слов, то следует признать её и у имён прилагательных, существительных, что, безусловно, абсурдно. Таким образом, логично сделать следующий вывод: безлично-предикативные слова не обладают морфологическими категориями вида, времени и наклонения.

Синтаксические особенности безлично-предикативных слов

Безлично-предикативные слова в словосочетании . Безлично-предикативные слова реализуют лишь активную валентность, то есть могут иметь зависимые от них формы, например: холодно мне, Тане, на улице, вечером и т. д.; сами же безлично-предикативные слова ни от каких слов не зависят.

Безлично-предикативные слова в предложении . В предложении при обычном порядке слов безлично-предикативные слова занимают позицию главного члена односоставного предложения. Они имеют связку: нулевую или материально выраженную (типа становится, делается в настоящем времени; было, стало, делалось, сделалось – в прошедшем времени; будет, станет, сделается – в будущем времени). Примеры: Шли дожди. Густые пасмурные дни были похожи на рассветы, в избе стало сыро и холодно (К.П.). Было как-то странно сидеть здесь, в театре, в Москве, на этой своей довоенной пьесе (К.С.).

Реализация валентных связей безлично-предикативных слов в предложении зависит от семантики предложения, от того, состояние живого существа или среды они обозначают. В первом случае они могут иметь зависимое дополнение в дательном падеже имени, например: весело мне, ему, Александру и т. д. Возможно управление родительным и винительным падежом: Ей было жаль Гарта (К.П.). Ему было жалко девочку (К.П.). Такие безлично-предикативные слова могут употребляться с инфинитивом: удобно заниматься, трудно сосчитать, грустно вспоминать и т. д. В этом случае предложение имеет прямой порядок слов: Вредно читать лежа. Нелепо было бы доказывать, что литература существует и действует лишь до тех пор, пока она понятна (К.П.). В предложениях с обратным порядком слов частеречная принадлежность слова становится дискуссионной. Некоторые лингвисты считают, что морфологическая квалификация слова остается прежней: оно является безлично-предикативным словом, хотя и выполняет не характерную для него функцию именного сказуемого двусоставного предложения: Читать лежа вредно.

Согласно второй точке зрения, частеречная принадлежность слова меняется: из безлично-предикативного оно превращается в краткое прилагательное, выступающее в обычной для него функции сказуемого двусоставного предложения (такая точка зрения изложена, например, в книге: Буланин Л.Л. Трудные вопросы морфологии. – М.: Просвещение, 1976. – С. 179).

Мы считаем, что следует принять первую точку зрения, так как при изменении порядка слов в предложении меняется только синтаксическая нагрузка безлично-предикативного слова, сохраняются семантика, неизменяемость как важный морфологический признак, основные синтаксические связи.

Если в предложении речь идет о состоянии окружающей среды, то в качестве зависимого слова выступают чаще всего обстоятельства места и времени: В сарае было темно и пахло сыростью (К.П.). Во время туманов слышно , как мрачно ревут сирены на далеких маяках (К.П.).

Таким образом, основными грамматическими признаками безлично-предикативных слов являются: синтаксическая функция главного члена односоставного предложения (при прямом порядке слов) или сказуемого (в преобразованном двусоставном предложении при обратном порядке слов; ср.: Вредно читать лежа. – Читать лежа вредно ); наличие связок ( быть, стать, становиться, делаться, казаться ); зависимое дополнение в дательном падеже (редко – в родительном и винительном падежах) или обстоятельство места и времени.

5. Иммиграционный потенциал безлично-предикативных слов

Лексико-грамматический класс безлично-предикативных слов образовался и пополняется за счёт диахронной трансформации из других частей речи, а именно – за счёт процесса предикативации. Наибольшее количество слов на - о омонимично кратким прилагательным среднего рода и наречиям. В лингвистической литературе представлены две основные точки зрения по вопросу об исходной части речи для трансформантов подобного типа. Первая точка зрения отражена в работах Е.М. Галкиной-Федорук, В.В. Бабайцевой и др. «Основным источником обогащения слов категории состояния в XIX-XX вв. являются прилагательные в краткой форме среднего рода, которые стали выполнять новую функцию – обозначение состояния» [Галкина-Федорук, 1957, с.16].

Согласно второй точке зрения, безлично-предикативные наречия образовались из наречий (М.Ф. Лукин и др.). Эта точка зрения тоже не охватывает всю рассматриваемую лексику, так как ряд безлично-предикативных слов на - о не имеет функциональных омонимов в наречиях, например: совестно, стыдно, можно, слышно, видно и под.

В.В. Виноградов, Н.М. Шанский, А.Н. Тихонов и другие объединяют оба источника, совершенно справедливо полагая, что предикативация как диахронный трансформационный процесс могла начаться с имён прилагательных, затем включить в свою систему наречия. Правда, при этом надо помнить об объёме безлично-предикативных слов, ибо В.В. Виноградов, например, включает в их состав и краткие прилагательные, не имеющие полных форм, типа рад, горазд, готов и под. По-видимому, в качестве рабочей можно принять точку зрения, согласно которой безлично-предикативные слова образовались от той и другой части речи, ибо есть безлично-предикативные слова, которые не имеют омонимичных форм отдельно в наречиях и кратких прилагательных. Например, не имеют омонимов в системе наречий безлично-предикативные слова совестно, стыдно, можно, слышно, видно и под., у безлично-предикативных слов отсутствуют омонимы, выраженные некоторыми краткими прилагательными.

Необходимы дальнейшие изыскания в этой области, позволяющие уточнить вопрос о происхождении безлично-предикативных слов.

Принято считать, что в наибольшей мере подвергаются предикативации слова с качественным значением: Было поздно , всё спало (Л.Л.). А хорошо жить на свете, Варька! (Л.Л.). Было светло, торжественно , радостно (А.Чак.). Ему приятно было щегольнуть перед Гуреевым своей удачливостью (Д.Гр.).

Значительно реже, чем краткие прилагательные и наречия, в безлично-предикативные слова переходят имена существительные: охота, жаль, досуг, недосуг, судьба, грех, стыд, позор, срам, мука, каторга, ужас, беда, пора, время и др. Примеры: Охота мне её повидать (К.П.). Скоро ночь, а тебе все смех (В.Пан.). Кириллу Петровичу пора было возвращаться (В.Суб.). Было жал ь просиживать немногие дневные часы в комнате, когда я мог в это время бродить по лесам и лугам, уже готовым к приходу зимы (К.П.). Артемьев чувствовал такую усталость, что ему было лень идти сейчас двести шагов (К.С.).

Подчиняясь логике доказательств, в состав безлично-предикативных слов следует включить предикативаты с исходной формой, выраженной кратким причастием, например: В комнате накурено . В доме натоплен о (об этом говорили, например, В.В. Виноградов, Е.М. Галкина-Федорук, И.И. Мещанинов и др. ученые).

Безлично-предикативные слова, омонимичные наречиям качественной характеристики, сохраняют степени сравнения. Например: Чем угрюмее были тучи, волочившие по земле мокрые обтрепанные подолы, чем холоднее дожди, тем свежее становилось на сердце, тем легче, как бы сами по себе, ложились на бумагу слова (К.П.). Лучше всего было в лесах (К.П.).

Вопросы для самостоятельной работы и рекомендации для индивидуальной работы
Часть 3

Глагол

 

Дайте определение глагола как части речи. Сравните определения глагола в Грамматике–1960, Русской грамматике–1980, учебнике Н.М. Шанского и А.Н. Тихонова. В каком понимании – широком или узком – представлен в данных работах глагол?

Известно, что комплекс дифференциальных признаков части речи выделяется с учетом основных критериев: способа представления действительности, категориального значения, морфологических, синтаксических и словообразовательных (последних – факультативно) особенностей. Как характеризуется категориальное значение глагола; почему действие, состояние и отношение рассматриваются как процесс (сравните глагол бежать и имя существительное бег )?

В школьных грамматиках в дефинициях глагола указывается, что он отвечает на вопросы что делать? что сделать? Все ли глаголы отвечают на эти вопросы? Какие учебно-исследовательские морфологические вопросы, кроме названных выше, можно использовать по отношению к глаголам? Чем, по вашему мнению, можно объяснить отсутствие специальных местоименных учебно-исследовательских вопросов к глаголам?

Перечислите основные морфологические и синтаксические категории спрягаемых глаголов, причастий и деепричастий. Можно ли включать «гибридные лексико-грамматические классы» (причастие и деепричастие) в состав глагольной лексики? Аргументируйте свой выбор.

Какие из морфологически категорий глагола являются классификационными, какие – словоизменительными?

Инфинитив (неопределенная форма глагола) занимает особое положение в системе глагольной лексики. А.М. Пешковский определил инфинитив как «существительное, не дошедшее на один шаг до глагола» [Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – М., 1956. – С. 143]. Чтобы ответить на вопрос о том, какие основания существуют в современном языке для такой трактовки, прочитайте статью: Жаркова А.В. Отражение глагольно-именной природы инфинитива в его синтаксических функциях // Рус. яз. в шк. – 1982. – №4. – С. 88–92.

Особое место инфинитива в системе глагольной лексики объясняет и споры о морфеме ть ( ти ) и о – чь в глаголах неопределённой формы. Ознакомьтесь с материалами, изложенными в работах: Буланин Л.Л. Трудные вопросы морфологии. – М.: Просвещение, 1976. – С. 108–110; Баранов М.Т. Суффикс или окончание –ть (-ти) // Рус. яз. в шк. – 1972. – №2. – С. Определите свою позицию, аргументируйте ее.

Какие основы выделяют у глаголов? Почему одна из основ называется основой настоящего или будущего простого времени?

Для определения основы настоящего или будущего простого времени используется форма 3-го лица мн. ч. в сопоставлении с другими формами. Чем это можно объяснить?

Как определяется основа инфинитива–прошедшего времени? У каких глаголов основы инфинитива–прошедшего времени не совпадают?

Перечислите формы глаголов, которые образуются от основы инфинитива–прошедшего времени и от основы настоящего или будущего простого времени.

Какие характеристики глагола положены в основу выделения классов глагола? Какие классы глаголов названы продуктивными, сколько их, на каком основании они выделяются? Приведите примеры глаголов непродуктивных классов.

Дайте понятие спряжения глагола в широком и узком значении термина. Как рассматривается спряжение в школьной грамматике?

Какие способы определения спряжения существуют и в какой последовательности они применяются?

Покажите особенности разноспрягаемых глаголов.

Какие глаголы относятся к недостаточным? При ответе на этот вопрос используйте следующие работы: Дружинина А.Ф. Глаголы, не имеющие формы 1-го лица единственного числа // Рус. яз. в шк. – 1962. – №4. – С. ; Дружинина А.Ф. О недостаточных глаголах в русском языке // Рус. яз. в шк. – 1963. – №4. – С.

Какие глаголы относятся к избыточным? Характеризуя глаголы, имеющие вариантные формы в парадигме спряжения, используйте словарь: Граудина Л.К., Ицкович В.А., Катлинская Л.П. Грамматическая правильность русской речи: Опыт частотно-стилистического словаря вариантов. – М.: Наука, 1976. – С. 202–210.

Какие глаголы называются переходными? Как рассматривает переходность А.А. Шахматов? Можно ли считать глагол переходным, если позицию прямого объекта замещает придаточная изъяснительная часть сложноподчинённого предложения?

Назовите семантические группы переходных и непереходных глаголов.

С теорией переходности тесно связано понятие залога и функционально-семантического поля залоговости. Как эти категории трактует А.В. Бондарко? (См.: Бондарко А.В. Теория морфологических категорий. – Л.: Наука, 1976. – С. 223–244). Ознакомьтесь с двумя основными точками зрения на проблемы залога: В.В. Виноградова [Виноградов В.В. Русский язык: (грамматическое учение о слове). – М.: Высш. шк., 1972. – С. 476–510] и современной, представленной в Русской грамматике–1980 и большинстве вузовских учебников [Русская грамматика. – М.: Наука, 1980. – Т. 1. – С. 613–618]. Что общего в этих учениях и чем они отличаются?

Раскройте содержание действительного залога в работах В.В. Виноградова и Русской грамматике–1980. Как проявляется взаимодействие категории залога с категорией вида и лексико-грамматическими разрядами переходных и непереходных глаголов?

Какие глаголы называются однозалоговыми? Корректно ли это название в сопоставлении с двузалоговыми глаголами?

Проблема соотношения словообразования и формообразования отражена в работах: Виноградов В.В. Русский язык: (грамматическое учение о слове). – М.: Высш. шк., 1972. – С. 507-511; Милославский И.Г. (раздел в кн.: Современный русский язык / Под ред. В.А. Белошапковой. – М.: Высш. шк., 1981. – С. 320–324); Буланин Л.Л. Трудные вопросы морфологии. – М.: Просвещение, 1976. – С. 130–138 и др.). Какой подход вам представился убедительным? Объясните свою позицию.

Дайте определение понятия аспектуальности. Какое место в теории аспектуальности занимает вид глагола?

Является ли категория вида морфологической? Аргументируйте свое мнение. Чтобы ответить на этот вопрос, изучите необходимую литературу. В ней представлены 3 направления:

•  Категория вида является морфологической: «Морфологические категории глагола различаются по составу охватываемых ими форм. Категории вида и залога присущи всем формам глагола, включая причастия и деепричастия» [Русская грамматика–1980, т. 1, с. 582]. Категория вида является не словоизменительной, а классифицирующей [См. также: Авилова Н.С. Вид глагола и семантика глагольного слова. – М.: Наука, 1976. – С. 28–41]. В этом случае члены видовой пары являются самостоятельными словами.

•  Категория вида – грамматическая, словоизменительная [Виноградов В.В. Русский язык: (грамматическое учение о слове). – М.: Высш. шк., 1972. – С. 395; Тихонов А.Н. Русский глагол. – М.: Academia , 1998. – С. 10 и др.]. Члены видовой пары являются формами одного слова.

•  Категория вида относится к смешанным категориям [Бондарко А.В., Буланин Л.Л. Русский глагол. – Л.: Просвещение, 1967. – С. 37–41]. Видовые пары, возникающие в результате перфективации, рассматриваются как разные слова, имперфективации (с помощью суффиксов) – как формы одного слова.

В чем проявляется специфика семантики вида? Существует ли инвариантный семантический признак вида? Можно ли считать инвариантным значением СВ предельность, законченность, результативность, точечность, целостность?

Какие семантические характеристики выделяли у глаголов СВ?

Дайте определение понятия «внутренний предел». Является ли он достаточным для включения глагола СВ в видовую пару?

Перечислите грамматические признаки СВ и НСВ.

Назовите способы образования видов.

Покажите место двувидовых глаголов в системе русских глаголов.

Какие звенья включает в себя видовая цепь? В какой степени видовая цепь отражает историю русского глагола?

Дайте понятие видовой пары. Принято считать, что глаголы, образующие видовую пару, имеют тождественное лексическое значение [см., например, определение А.Н. Тихонова: «Видовую пару образуют две соотносительные формы одного и того же глагола, совпадающие лексически и имеющие разные видовые значения: одна несовершенного вида, другая совершенного вида». – Тихонов А.Н. Русский глагол. – М.: Academia, 1998. – С. 10]. Как в этом случае следует рассматривать префиксальные глаголы (перфективы)? Изменяет ли приставка лексическое значение глагола? В каких случаях говорят о чистовидовом значении приставки?

Как устанавливают видовые пары у многозначных глаголов?

Какие глаголы относят к одновидовым?

Назовите лексические разряды одновидовых глаголов НСВ.

Назовите лексические разряды одновидовых глаголов СВ.

Охарактеризуйте группу глаголов движения; покажите, на каких основаниях их выделяют в самостоятельную группу.

Каковы особенности формирования видовых пар у глаголов движения?

Раскройте содержание понятия «способ глагольного действия». Определите, какие принципы лежат в основе выделения способа глагольного действия [см.: Русская грамматика–1980, т. 1, с. 596 и след.; Шанский, Тихонов–1987, с. 173 и др.; Бондарко А.В., Буланин Л.Л. Русский глагол. – Л.: Просвещение, 1967. – С. 11; Анисимов Г.А. О способах глагольного действия в русском языке // Рус. яз. в шк. – 1974. – №2; Ремчукова Е.Н. Морфология современного русского языка. Категория вида глагола: Учебное пособие. – М.: Флинта: Наука, 2004 ]. Сколько способов глагольного действия и какие выделяет А.Н. Тихонов, Е.Н. Ремчукова?

Как категория вида связана со способами глагольного действия? В чём их различия?

Принято считать, что категория наклонения входит в функционально-семантическое поле модальности. Что такое модальность? Какие средства выражения модальности существуют в русском языке?

Охарактеризуйте изъявительное наклонение. По какому принципу оно противопоставлено сослагательному и повелительному наклонениям?

Как изъявительное наклонение взаимодействует с категориями вида и времени?

По отношению к сослагательному наклонению использовался также термин «условное» наклонение. Какой из терминов вы считает более удачным и почему?

Какими категориями обладает сослагательное наклонение?

Вопрос о выделении сослагательного наклонения в лингвистической литературе решается неоднозначно. Так, В.Н. Мигирин выступал против выделения этого наклонения: «Вопреки В.В Виноградову и В.Я. Плоткину, мы считаем, что частица бы служит только для выражения модальности предложения. Следовательно, нет оснований выделять сослагательное наклонение как форму глагола» [Мигирин В.Н. Язык как система категорий отображения. – Кишинев: Штиинца, 1973 – С. 68]. Аргументируйте вашу точку зрения.

Что обозначают глаголы повелительного наклонения? Как они образуются? Чем является –и ( говор и ) – суффиксом или окончанием; - те ( говори те ) – окончанием, постфиксом, суффиксом и т. д.?

В каких случаях допускаются вариантные формы повелительного наклонения?

Что такое «формы императива совместного действия»? [См.: Кондрашов Н.А., Сержевская Л.А. О формах императива совместного действия в современном русском языке // Рус. яз. в шк. – 1981. – №3. – С. 50].

Приведите примеры употребления одного наклонения вместо другого [См.: Шанский, Тихонов, 1987. – С. 147, 152–153, а также: Шмелев Д.Н. Внеимперативное употребление формы повелительного наклонения в современном русском языке // Рус яз. в шк. – 1961. – №5. – С. 50–55; Розенталь Д.Э. Практическая стилистика русского языка. – М.: Высш. шк., 1977. – С. 193–197].

Категорию времени включают в функционально-семантическое поле темпоральности. Как понимает функционально-семантическое поле темпоральности А.В. Бондарко (см.: Бондарко А.В. Теория морфологических категорий. – Л.: Наука, 1977. – С. 204–223)? Какие еще категории, кроме категории времени глагола, включают в поле темпоральности?

Некоторые учёные выделяют абсолютное и относительное время глаголов. Какие особенности они учитывают при этом? Согласны ли вы с данной классификацией?

Почему категория времени характерна только для глаголов изъявительного наклонения?

Сколько времён и какие имеют глаголы в современном русском языке? Как вы относитесь к точке зрения, согласно которой выделяют 5 времен русского глагола, например: «Система времен русского глагола в изъявительном наклонении состоит из пяти временных форм: 1) настоящего времени (только несовершенного вида, например: улетаю ); 2) прошедшего несовершенного вида ( улетал ); 3) прошедшего совершенного вида ( улетел ); 4) будущего сложного (несовершенного вида: буду улетать ); 5) будущего простого (совершенного вида: улечу ) [Шанский, Тихонов, 1981, с. 196].

Почему формы прошедшего времени характеризуются как маркированные по значению и выражению?

Охарактеризуйте глаголы настоящего, прошедшего и будущего времени.

Перечислите случаи асимметрии языкового знака в употреблении глаголов в форме одного времени в значении другого.

Как категория времени взаимодействует в глаголах с категорией вида?

Какое место в выражении персональности занимает грамматическая категория лица глагола? [См.: Бондарко А.В., Буланин Л.Л. Русский глагол. – Л.: Просвещение, 1967. – С. 135–137]. Как рассматривается вопрос о категории лица в глаголах прошедшего времени изъявительного наклонения, в глаголах сослагательного и повелительного наклонения?

Дайте общую характеристику глагольного словообразования, покажите особенности глагольного, отымённого, отнаречного словообразования и других типов. Раскройте содержание основных способов глагольного словообразования: префиксации, постфиксации, префиксально-суффиксального, суффиксально-постфиксального, префиксально-суффиксально-постфиксального способов, сложения, сращения, сращения с суффиксацией, префиксации со сложением.

 

Контаминанты, совмещающие свойства глаголов и других частей речи

 

 

Причастие (вербально-адъективный контаминант)

 

Причастие характеризуется как гибридный класс слов, совмещающий свойства глаголов и имён прилагательных. Известно, что причастия в XIX  в. включали в состав имён прилагательных; в настоящее время они рассматриваются как часть глаголов. Можно ли согласиться с таким подходом?

Почему причастия нельзя рассматривать как самостоятельную часть речи?

В чем проявляется контаминантный характер причастий?

Охарактеризуйте вид и залог причастий, сопоставив их с соответствующими категориями у спрягаемых глаголов.

Чем можно объяснить трансформации, произошедшие с этими категориями у причастий, в сравнении с соответствующими категориями спрягаемых глаголов?

Охарактеризуйте категорию времени причастий, сопоставив ее со временем спрягаемых форм глагола. Чем они отличаются?

Имеют ли причастия категорию наклонения?

Изучив комплекс дифференциальных признаков причастий, сделайте вывод о месте причастий в системе частей речи.

При образовании причастий учитываются вид и переходность/непереходность исходного спрягаемого глагола. От глаголов СВ не образуются причастия настоящего времени; от глаголов непереходных – страдательные причастия. Учитывая это, ответьте на следующие вопросы: от каких глаголов образуется максимальное количество причастий – 4? Подтвердите это примерами. От каких глаголов образуется минимальное количество причастий – 1? Покажите это на примерах.

В какие части речи могут переходить причастия? Как разграничиваются причастия и отглагольные прилагательные на –мый , образованные морфологическим способом и путем адъективации? [См.: Буланин Л.Л. Трудные вопросы морфологии. – М.: Просвещение, 1976. – С. 166–167].

Расскажите о разграничении страдательных причастий прошедшего времени и омонимичных отглагольных прилагательных [Осемчук Л.П. О разграничении страдательных причастий прошедшего времени и омонимичных отглагольных прилагательных // Рус. яз. в шк. – 1977. – №2. – С. ].

 

Деепричастие (вербально-адвербиальный контаминант)

 

Признаки каких частей речи объединяет в себе деепричастие? Какие глагольные признаки и каким образом проявляются в деепричастии? Имеет ли этот гибридный класс слов такие же категории залога, вида и времени, как и глагол? Охарактеризуйте эти грамматические категории.

Какие признаки наречий имеют деепричастия?

Как образуются деепричастия? От каких групп глаголов они не образуются? [См.: Николенко Л.В. К вопросу о роли семантики производящего глагола в процессе образования и употребления деепричастий // Актуальные вопросы грамматики и лексики русского языка. – М., 1978. – С. ].

В каких случаях у деепричастий появляются вариантные формы?

Каков эмиграционный потенциал деепричастий? Покажите особенности перехода деепричастий в наречия, предлоги, союзы.

 

Наречие

 

В современной лингвистике существует широкое и узкое понимание термина «наречие». В широком понимании в состав наречий включают так называемые «местоименные наречия». Логично ли это? Для ответа на этот вопрос сравните их семантику с семантикой традиционно выделяемых местоимений, то есть местоимений в узком понимании термина (для сравнения можно использовать, с одной стороны, «местоименные наречия» где, куда, откуда, как, когда, зачем, почему, насколько, всегда, так, никогда и под.; с другой стороны: 1) местоимения в узком значении термина что, кто, какой, чей, который, то, это, такой, никто, ничто, никакой, кое-кто, что-то, что-либо, что-нибудь, всякий, любой и под; 2) назывные наречия: быстро, вечером, влево, справа, слева, внутри, созла и под. Главное внимание обратите на способ отображения объективной действительности, который выступает в качестве основного критерия разграничения номинативной и прономинальной лексики.

Назовите категориальное значение наречий. Является ли оно единственным? Какие точки зрения существуют по этому вопросу? Как категориальное значение коррелирует с синтаксическими функциями этой части речи? Как Вы относитесь к мнению, высказанному В.Н. Мигириным: «С точки зрения существующих принципов выделения частей речи, предусматривающих их выделение по единому категориальному значению, общности грамматических форм и функциональной общности, наречие невозможно считать отдельной частью речи… Детальное изучение истории наречий и выяснение их функциональной роли в современном русском языке покажет, должны ли мы видеть в наречиях несколько частей речи или оформляющуюся часть речи, или группу слов, таящую в себе зародыш складывающихся частей речи» [Мигирин В.Н. Язык как система категорий отображения. – Кишинев: Штиинца, 1973. – С. 77].

Назовите семантические разряды наречий. Какие критерии используются при выделении семантических разрядов наречий? Какие семантические разряды наречий представлены наименьшим количеством лексем? Как вы можете это объяснить? Перечислите все известные вам наречия причины, цели. Чем, по вашему мнению, можно объяснить небольшое количество наречий подобного типа? Перечислите все известные вам наречия причины, цели. С.П. Обнорский писал: «Всякая классификация может иметь значение не сама по себе, а лишь как средство в объяснении динамики в жизни классифицируемого материала. Если классификация содействует познанию линий движения в языке, она имеет основания для своего признания. Иначе её значение остается лишь внешнее…» [Обнорский С.П. Очерки по морфологии русского глагола. – М., 1953. – С. 5 ]. Наречие – развивающаяся часть речи. Можно ли прогнозировать появление в будущем не только отдельных слов, но и семантических разрядов, например, наречий следствия, условия, уступки? На какие процессы в языке, явления в системе морфологии и синтаксиса мы можем при этом опираться?

Охарактеризуйте степени сравнения качественных наречий. Почему именно эти наречия могут иметь степени сравнения? Являются ли степени сравнения формами наречий или это новые слова? Можно ли в связи с этим считать наречия неизменяемыми словами?

Почему А.М. Пешковский и В.В. Виноградов назвали наречия «свалочным местом» в системе частей речи?

Охарактеризуйте особенности словообразования наречий. Покажите соотношение наречий и предложно-падежных форм имен существительных [см.: Буланин Л.Л. Трудные вопросы морфологии. – М.: Просвещение, 1976. – С. 183–187].

Назовите иммиграционный потенциал наречий. Какие падежи имён существительных в наибольшем количестве пополняют класс наречий? Какие дифференциальные признаки характерны для наречий типа весной ?

В какие части речи переходят наречия? Наречия какой семантики переходят в предлоги? Охарактеризуйте частицы и междометия, образованные путём перехода из наречий. Что можно сказать о субстантивации наречий? [См.: Сидоренко Е.Н., Сидоренко И.Я. Диахронный и синхронный аспекты переходности в системе частей речи и контаминантов. – Симферополь, 1993].

Почему наречия обладают богатой синонимикой? При подготовке ответа используйте статью И.К. Марковского [Марковский И.К. Синонимика наречий в современном русском языке //Рус яз. в шк. – 1987. – № 6. – С. 76–82].

Изучите словарную статью «Наречие», написанную О.П. Ермаковой в энциклопедии «Русский язык» [С. 153–154]. Дайте анализ этого раздела с позиций традиционной грамматики и принятой вами точки зрения.

 

Безлично-предикативные слова (слова категории состояния)

 

Кто из русистов впервые обратил внимание на особое место слов категории состояния в системе частей речи? Изучите и прорецензируйте с учетом современных достижений лингвистики в этой области работу Л.В. Щербы «О частях речи в русском языке» [Щерба Л.В. О частях речи в русском языке // Избранные работы по русскому языку. – М.: Учпедгиз, 1957. – С. 63–84].

Какие дополнения в определение морфологического статуса этой группы слов внёс В.В. Виноградов? Какой объём слов включил В.В. Виноградов в новую часть речи?

В чём состоит суть дискуссии о словах категории состояния как части речи? Примените четыре основных критерия выделения частей речи (категориальное значение, морфологические и синтаксические особенности, словообразовательные возможности) к анализируемой группе слов и сделайте вывод об их морфологическом статусе (о возможности или невозможности выделения их в самостоятельную часть речи).

Сколько названий для данной части речи существует в современной лингвистике? Чем, по вашему мнению, объясняется наличие такого большого количества названий для одного и того же класса слов? Какие стороны анализируемой части речи отражает каждое название?

Как представлены безлично-предикативные слова в толковых словарях? Что означают пометы «в знач. сказ.», «безл. сказ.», принятые в лексикографической практике? К какой части речи относятся слова, сопровождаемые такими пометами? Приведите примеры.

Перечислите основные морфологические особенности безлично-предикативных слов. Как вы относитесь к точке зрения, согласно которой данные слова имеют морфологические категории наклонения и времени? Аргументируйте свой ответ.

Какие безлично-предикативные слова могут иметь степени сравнения? Охарактеризуйте степени сравнения данных слов. Являются ли они формообразующими или словообразующими единицами? Можно ли считать безлично-предикативные слова в связи с этим неизменяемыми? Приведите примеры омонимии сравнительной и превосходной степени имен прилагательных, наречий, безлично-предикативных слов; назовите критерии их разграничения, примените их к конкретным примерам [См.: Сергеев Ф.П. Методика разграничения сравнительной степени на –ее, -е, -ше прилагательных, наречий и категории состояния // Рус. яз. в шк. – 1963. – №2].

Назовите особенности безлично-предикативных слов.

От каких частей речи и каким образом образованы безлично-предикативные слова? (Назовите обе точки зрения, касающиеся образования безлично-предикативных слов на –о, и охарактеризуйте их). Как можно квалифицировать способ образования омонимичных наречий и безлично-предикативных слов?

Почему безлично-предикативные слова на –о составляют абсолютное большинство слов этой части речи в количественном отношении? (См.: Кочинева О.К. Что нужно знать учителю о предикативах или словах категории состояния // Рус. яз. в шк. – 1972. – № 6).

Как изучаются безлично-предикативные слова в школе?

Прочитайте словарную статью «Предикативы», написанную В.А. Плотниковой и помещённую в энциклопедию «Русский язык» [ С. 226–227 ] . Дайте анализ этого раздела с позиций научной грамматики и принятой вами точки зрения.

При написании данного раздела были использованы материалы работы Сидоренко Е.Н., Забродченко В.П., Семиколеновой Е.И. «Методические указания и задания к основным темам курса «Современный русский язык» ( Наречие. Категория состояния. Служебные части речи. Переходные явления в области частей речи)». – Ч. 3. – Симферополь: СГУ, 1989. – 31 с.

Контрольно-тренировочные упражнения
Часть 3

Глагол

Упр. 1. Из данного ниже текста выпишите сначала спрягаемые, затем – неспрягаемые формы глаголов.

Лето выдалось прохладное. Почти каждый день небо заволакивали низкие, тяжёлые тучи, и из них косо летел, барабаня по крышам, быстрый холодный дождь.

Луноцвет, пренебрегая всем этим, рос так же быстро и буйно, как у нас растёт только бурьян – крапива, чистотел и лебеда.

К августу его кусты уже вытянулись в человеческий рост и на них появились большие, длинные бутоны. Они были похожи на наконечники пик или на свёрнутые и спрятанные в зелёные чехлы полковые знамена.

В сумерки одного из таких августовских дней все бутоны луноцвета внезапно вздрогнули и на них появились узкие щели. Тотчас из каждого бутона вытянулись белые тугие звезды пестиков. Каждый пестик начал быстро вращаться слева направо, чашелистики (бутонные чехлы), скрывавшие цветок, отлетели от него, как на пружинах, и показался туго свёрнутый, напоминавший веретено, бледно-золотой венчик.

Пестик, вращаясь, быстро раскручивал этот венчик. И, наконец, цветок, похожий на большую чашку из золотистого прозрачного фарфора, раскрылся до конца со странным шумом, будто легко вздохнул. И выдохнул при этом легковатый миндальный запах, до тех пор прочно запертый внутри лепестков... Деревенский сад, привычный к запаху мяты и ромашки, как бы заполнился воздухом тропических чащ ( К.П. ).

 

Упр. 2. Образуйте формы инфинитива от данных ниже глаголов.

 

Сочтет, достигнет, постигнет, перешлет, брезжит, завянет, застрянет, колет, мелет, ткёт, застынет, переберет, остынет, бреет, устраивает, стережёт, ведёт, бережёт, голубеет, хорошеет.

 

Упр. 3. Выпишите из данных ниже предложений глаголы в форме инфинитива; назовите их грамматические свойства.

 

Человек выживает, когда он умеет трудиться ( К.С. ). Мне хотелось пить ( К.П. ). Мы ехали на аэродром встретить товарища ( В.Суб. ). А ему казалось, что до рейхстага ещё надо идти да идти ( В.Суб ). Николаю поручили договориться насчёт машины ( В.Сан. ). Будущий Мурманск, кроме озёр, будет брать воду из незамерзающей шумной реки Колы ( К.П. ). Вот и захотелось поделиться с читателями пометками и памятками о некоторых замечательных людях и о делах их, через которые подчас ещё раз видишь время, прожитое нами ( Л.К. ). Мама набрала воды из ручья в кружку и дала мне напиться ( К.П. ). Она готовилась впервые танцевать Золушку и обещала на первый же спектакль взять Петровну и Машу ( К.П. ). Наташа Ляпунова пробовала записывать, получались обрывки, потому что слишком интересно было, запись отвлекала, мешала… ( Д.Гр. ). О Жарове Зубр очень любил рассказывать ( Д.Гр. ). Я попросил его созвониться со штабом укреплённого района и попросить, чтобы за нами будущей ночью прислали из Озерков моторку ( К.С. ). Хорошо было, зарывшись в тёплое сено, слушать звуки этой ночи, представлять себе это полесье, тёмные дороги, быструю и холодную реку, где на берегу крепко спят перевозчики и только дотлевают в тумане угли костра ( К.П. ). Одновременно рождается предложение: угостить походников свежевыпеченным пирогом ( В.Сан. ). Звёзды ещё сверкали остро и холодно, но небо на востоке уже стало светлеть ( Б.П. ). Как-то мы приехали в Обнинск вместе встречать Новый год ( Д.Гр. ). Каждый соавтор удивлялся его манере работать ( Д.Гр. ). Чтобы развлечь гостей, тетя Вера заставляла свою дочь Надю играть на пианино и петь ( К.П. ). Мама попросила соседей по купе присматривать за мной и не позволять мне выходить на станциях ( К.П. ). «Человек, – говорил Гиляров, – должен осмыслить, обогатить и украсить жизнь» ( К.П. ). Их едва можно было прочесть ( К.П. ). Все молчали, чтобы лучше расслышать шорох цветов ( К.П. ). В старые времена литераторы любили обращаться к читателям со всякого рода вопросами ( К.П. ). Началось с того, что гость долго мешал заснуть хозяину: всё переворачивал подушку свежей, прохладной стороной ( Л.Л. ). Долгие годы на письма школьников, спрашивающих о дальнейшей судьбе «сына артиллериста» – Леньки, мне приходилось отвечать, что я не знаю его судьбы, но мне хочется надеяться, что Лёнька, пройдя всю войну до конца, остался жив и здоров ( К.С. ). Вскоре он вернулся, и мы сели завтракать ( К.С. ). Ответив ему на все вопросы об Одессе, я всё-таки стал выяснять, как нам добраться в Озерки ( К.С. ). Он начал приносить книги и старался читать их незаметно, а прочитав, куда-то прятал ( М.Г. ). Он умел учиться у людей и учил их этому учиться ( В.Кож. ). И вот утром повар наш пошёл кашу варить ( В.Суб .). Сани остановились около деревянного дома на склоне горы. Я поднялся на крыльцо. Дверь распахнулась … От мороза у меня свело губы. Я не мог говорить ( К.П. ). Посмотри-ка на свои руки, дружок ( Л.К. ). В этой книжке говорится о том, как люди тысячи лет искали дорогу к счастью ( Л.К. ).

 

Упр. 4. Найдите у данных ниже глаголов основу инфинитива и основу прошедшего времени. Установите, в каких случаях происходит несовпадение основ.

 

Выйти, беречься, мокнуть, класть, идти, бороться, вытереть, петь, влечь, веять, привести, красоваться, пригодиться, печатать, брести, плыть, петь.

 

Упр. 5. Распределите данные ниже глаголы, причастия и деепричастия по основам, от которых они образованы.

 

Куплю, купи, купил бы, купивший, купленный, купить, улыбаться, улыбайся, улыбнулся, улыбающийся, перечистил бы, перечисти, перечищу, перечистивший, перечищенный, мерзну, мёрз бы, добьюсь, добейся, добившийся, тружусь, трудись, трудился бы, трудившийся, трудясь.

 

Упр. 6. Образуйте все возможные формы глаголов, причастий и деепричастий от основы настоящего (или будущего простого) времени и основы инфинитива (прошедшего времени) следующих глаголов.

 

Покупать, купить, обедать, пообедать, петь, запеть .

 

Упр. 7. От данных ниже глаголов образуйте все возможные формы.

 

Укреплять, редактировать, пролетать, мелькнуть, закрыть, развлечь, совпасть, принести, надоесть, привлечь, приехать, вымыть, открыть, рисовать, улыбаться.

Упр. 8. Укажите класс данных ниже глаголов.

 

Улыбаться, хотеть, говорить, кормить, купаться, редактировать, планировать, уметь, мёрзнуть, разговаривать, выделять, сотрудничать, велеть, стеречь, киснуть, присылать, хотеть, понравиться.

 

Упр. 9. Определите спряжение глагола. Назовите, по какому способу определялось спряжение.

 

Достигнуть, колоть, добреть, колыхать, греть, молоть, курлыкать, бороться, брызгать, тереть, хотеть, дышать, плескать, смотреть, держаться, видеть, надеть, бежать, зависеть, полоскать, строить, хвалить.

 

Упр. 10. Определите вид глаголов, выпишите вначале глаголы совершенного и несовершенного вида, затем двувидовые глаголы. Укажите, какие глаголы не имеют видовой пары.

 

Запеть, задеть, загородить, закрыть, закурить, звонить, выбрать, вытягивать, вычесть, выделять, высмотреть, очутиться, возвращаться, молвить, пенить, атаковать, уполномочить, бравировать, нуждаться, организовывать, телеграфировать, разговориться, велеть, адресовать, хлынуть, ожидать, разговаривать, ощутить, обогащать, сортировать, пропищать, мелеть, позировать, копировать, возликовать.

 

Упр. 11. От глаголов несовершенного вида образуйте, где это возможно, глаголы совершенного вида, указывая в скобках способ образования. Назовите глаголы, которые не имеют видовой пары.

 

Различать, блестеть, шагать, объявлять, хлопать, говорить, встречать, приплясывать, глотать, решать, мелькать, варить, строить, дергать, увядать, угождать, затруднять, женить, просить, ночевать, ступать, изображать, рассчитываться, преследовать, рассыпать, злиться, топить (течь), рисовать, идти, обедать.

 

Упр. 12. От глаголов совершенного вида образуйте, где это возможно, глаголы несовершенного вида, указывая в скобках способ образования. Назовите глаголы, которые не имеют видовой пары.

 

Откупоривать, запеть, утомить, нагрузить, посмотреть, обусловить, организовать, спеть, приготовить, крикнуть, вычесть, перечитать, дать, привыкнуть, возвратить, использовать, передвинуть, пройти, предупредить, понадобиться, улыбнуться, украсить, стереть, сжать, засолить, вместить, сообразить, прикрепить, задобрить, уполномочить, усвоить, устроить.

 

Упр. 13. К данным глаголам подберите видовую пару. Отметьте морфологические явления, сопровождающие образование видовых пар. Используя словари, проверьте, во всех ли случаях происходит чередование гласных.

 

Ознакомить, подытожить, уполномочить, удостоить, обособить, уподобить, накопить, оспорить, переспорить, сплотить.

 

Упр. 14. Выберите из данных ниже глаголов те, которые образуют видовые пары путем переноса ударения.

 

Здороваться, насыпать, переписать, рассыпать, собрать, учиться.

 

Упр. 15. Выпишите из данного ниже текста глаголы, определите их вид, подберите к ним, если это возможно, видовую пару.

 

Когда ещё только учишься писать стихи и думаешь о том, как и кому ты их принесёшь и покажешь, то в твоём первом впечатлении о человеке, который станет потом первым судьёй твоих стихов, очень важно ощущение его доступности или недоступности. Внешность у Луговского была недоступная. Но в манере держать себя проскальзывала доброта и снисходительность (К.С.).

Я рассказал ему пьесу. Это заняло больше часа времени. Два-три раза в кабинет заглядывали люди, но Берсенев только поворачивал голову, делал короткое решительное движение пальцем, чтобы не мешали, и продолжал слушать. Когда я кончил рассказывать, Берсенев закурил погасшую сигару, поглядел куда-то мимо меня в потолок, соображая что-то своё, имевшее отношение к планам театра, и коротко сказал: пьеса его интересует; если я действительно закончу её через две недели и она понравится в театре, то её можно будет поставить ещё в этом сезоне, к июню (К.С.).

 

Упр. 16. Определите вид выделенных глаголов. В чём проявляется специфика категории вида у глаголов движения?

 

Ночью мы прошли по мосту через Сан и вошли в Галицию ( К.П. ). Мимо поезда скакали ездовые ( К.П. ). Поезд шёл с огромной скоростью ( К.П. ). Сидят в проходах, на ступеньках, на краю эстрады, на коленях друг у друга ( Л.К. ).

В половине второго мы вдвоём с переводчиком поехали к Чаплину. Расстояния в Лос-Анжелосе изрядные, и мы ехали почти полчаса, прежде чем остановились на широкой улице около маленькой зелёной калиточки… Я не сразу понял, что мы добрались до места… Мы бродили уже минут тридцать или сорок, как вдруг откуда-то из-за угла нам навстречу выбежал живой Чаплин… Он поздоровался и попросил у нас извинения, что заставил нас так долго ждать и что всё так вышло (К.С.).

Мы едем дальше. Знакомому грустно расставаться с нами и не хочется вылезать на этой станции, где он не знает ни души.

Мы прощаемся с ним в вагоне, но Петров выходит на платформу, стоит там с ним до самого отхода поезда, потом вскакивает на подножку и ещё долго машет фуражкой (К.С.).

 

Упр. 17. Выпишите из данных ниже глаголов двувидовые.

 

Адресовать, аккомпанировать, формировать, аргументировать, корректировать, дегустировать, демонстрировать, планировать, классифицировать, редактировать, рекламировать.

 

Упр. 18. Выпишите глаголы, определите их вид и способ глагольного действия.

 

Солнце грело грудь и влажную голову, и хотелось только хохотать и болтать об интересных вещах или бежать наперегонки с Глебом обратно до самой дачи ( К.П. ). За дощатой изгородью по навалу битых кирпичей рывками двигалась гусеничная машина, напоминавшая подъемный кран, на её крюке нацеленно, грозно размахивался, неуклонно ударяя в изуродованную грудь стены стальной шар – коричневая пыль висела в воздухе, сыпалась штукатурка, обрушивался, стучал разбитый красный кирпич, обваливались балки толстых перекрытий ( Ю.Б. ). Курлыкали журавли, свистели иволги, парили ястребы ( К.П. ). С листьев стекал туман. Внизу на Днепре трубили пароходы. Они уходили зимовать в затоны и прощались с Киевом ( К.П. ). «Редчайшая бабочка с острова Борнео!» – с гордостью произнес Черпунов и закрыл крышку ящика ( К.П. ). Он сотрясает своими шагами пол эстрады. Он двигает стол. Грохочут стулья. Рядком раскладываются книжки, стихи, бумажки, часы. Громко звенит ложечка в стакане. Маяковский медленно, методично мешает ложечкой чай. Вот он обжился. Он осмотрен и осмотрелся. С мрачной иронией оглядывает он первые ряды и поднимает голову. Теперь он смотрит наверх, на балкон. Крепко закушенный, втиснутый в самый угол рта окурок вдруг сдвигается в широкой улыбке ( Л.К. ). Указательный палец Щеглова взметнулся в воздух, выписал в полете стремительные вензеля вопросительных знаков, и заблистала солидная золотая запонка на жёсткой манжете, и внушительно колыхнул крыльями чёрный галстук-бабочка под зеркально-бледным острым подбородком ( Ю.Б. ). Он не смеялся в голос, только въедливо покряхтывал, постанывал смехом, взглядывая сквозь стёкла очков проникающими глазами, потом вкусно подносил сигарету к змеисто-узким губам, вкусно выдыхал дым длинной струей и то и дело принимал позу человека, вынужденного в безделии нескучно провести время ( Ю.Б. ). Он не мог позировать спокойно, беспрестанно курил, говорил, острил, трескуче кашлял ( Ю.Б. ). Я читал в старых книгах о том, как шуршат падающие листья, но я никогда не слышал этого звука ( К.П. ). Ветер треплет чистые скатерти. В порту хрустит антрацит, хохочут рыбачки и сверкает море, качаясь у берегов ( К.П. ). Жизнь обладает одним чудесным свойством: она, как хлеб, не приедается ( Д.Гр. ). Великим именам оказывалось должное уважение, им кланялись, но живого чувства не было ( Д.Гр. ). Радость успеха, что маячит впереди, достигается так редко, что не следует на неё рассчитывать ( Д.Гр. ). В Тригорском парке я несколько раз встречал высокого человека. Он бродил по глухим дорожкам, останавливался среди кустов и долго рассматривал листья ( К.П. ). Мы разговорились ( К.П. ).

 

Упр. 19. В левую колонку выпишите непереходные, в правую – переходные глаголы. Покажите основания для отнесения каждого глагола к той или иной рубрике.

 

Отговаривать, смотреть, высмотреть, выйти, мечтать, заметить, состоять, радоваться, показать, объяснить, сыпаться, подниматься, шелестеть, засмеяться, приехать, вздрагивать, работать, попрощаться, уйти, привести, расстилаться, тянуться, позванивать, поверить, понять, согласиться, ржаветь, захотеть, придерживать, катиться, обогнать, улыбнуться, сплавлять, закричать, пожаловаться, поставить, потянуть, взглянуть, стоять, качаться, задуматься, поблагодарить.

 

Упр. 20. Выпишите в один столбик возвратные глаголы, не имеющие параллельных невозвратных глаголов, в другой – глаголы, имеющие такие параллели с постфиксом –ся . Укажите отличия в значениях возвратных и невозвратных глаголов.

 

Улыбаться, изгибаться, создаваться, наплаваться, признаваться, доставаться, оставаться, расставаться, одеваться, согреваться, разбушеваться, застраиваться, устраиваться, добиваться, развиваться, притрагиваться, дотягиваться, приклеиваться, посмеиваться, прохаживаться, усаживаться, воздерживаться, выслуживаться, натуживаться, отнекиваться, вскарабкиваться, приспосабливаться, прицеливаться, поливаться, прицениваться, переговариваться, припудриваться, заслушиваться, руководствоваться, пользоваться, жаловаться, соревноваться, баловаться, стосковаться, столоваться, тренироваться, здороваться.

 

Упр. 21. Распределите все глаголы по трем рубрикам: 1) глаголы, имеющие залоговое значение (по Грамматике–1960); 2) глаголы, не имеющие залоговых значений: а) безличные глаголы, б) глаголы, у которых с присоединением постфикса –ся изменяется лексическое значение, в) глаголы, не имеющие соотносительных форм с –ся , г) возвратные глаголы, образованные от непереходных глаголов.

Образец выполнения.

1. Глаголы, имеющие залоговое значение: а) страдательный залог: дома строятся рабочими , песня исполняется ансамблем ; б) средне-возвратный залог: умываться, одеваться, бодаться.

2. Глаголы, не имеющие залоговых значений: а) безличные глаголы: думается, не спится, дремлется; б) глаголы, у которых с присоединением постфикса –ся изменяется лексическое значение: плакаться (жаловаться), забыться (впасть в беспамятство); в) нет соотносительных пар без –ся у глаголов: суетиться, гордиться ; г) от непереходных образованы возвратные глаголы: чернеться, светиться .

 

Расчёсываться, подписываться, обрабатываться, накатываться, расшатываться, рассчитываться, протаптываться, перешёптываться, воспитываться, зачитываться, располагаться, набегаться, брызгаться, двигаться, домогаться, лягаться, впрягаться, драться, наведаться, наслаждаться, объедаться, охлаждаться, убеждаться, дождаться, нуждаться, дожидаться, проголодаться, удаться, изображаться, раздражаться, сражаться, выражаться, приближаться, удорожаться, мужаться, грузиться, казаться, вкарабкиваться, смеркаться, шагаться, кувыркаться, вдуматься, дрематься, добраться, заиграться, стараться, сочетаться, наработаться, похвастаться, размечтаться, насмехаться, разъехаться, ворочаться, стучаться, общаться, уменьшаться, улучшаться, восхищаться, одеться, темнеться, греться, добиться, сдружиться, веселиться, напечататься.

 

Упр. 22. Среди данных ниже глаголов найдите те, которые, согласно классификации Грамматики–1960, находятся вне залога.

Тянуть, торопить, идти, учиться, наслаждаться, сгибать, ненавидеть, шагать, светить, рисовать, улыбаться, догадываться, удивлять, бояться, смеяться, найти, соглашаться, участвовать, кланяться, нести, нравиться, творить, нуждаться, класть, мелькать, пользоваться, радоваться.

Упр. 23. Определите залог следующих глаголов (по Грамматике–1960 и Русской грамматике–1980).

Поздороваться, дышать, прикоснуться, смотреть, видеть, закрепить, поскрипывать, проснуться, слушать, сесть, очутиться, нависать, услышать, догадаться, спросить, окончить, думать, привыкнуть, одеться, петь, строиться, бодаться, отдыхать, дрожать, перезнакомиться, появиться, ездить, читать, надевать, спорить, облокотиться, пробормотать, окликнуть, прерываться, укрыться, насмехаться, подниматься, требовать, повернуться, прогреть, принести, отдохнуть, работать, смешить, смеяться, виднеться, трудиться.

Упр. 24. Из данных ниже предложений выпишите глаголы в следующем порядке: глаголы в изъявительном, повелительном и сослагательном наклонении. Определите их значения и укажите, в каких случаях они употреблены в функции другого наклонения.

 

С каким стремительно бьющимся сердцем она побежала бы к нему навстречу, обняла бы за шею, прижалась мокрой от слез щекой к его щеке и сказала бы только одно слово: «Спасибо!» ( К.П. ).

Знай, что себе поможешь только ты.

Пускай земля тебе не будет пухом,

Ты должен уставать до глухоты,

Чтоб слышать жизнь своим оглохшим ухом.

 

И если разболится голова

И будешь плакать, сидя в чахлом сквере,

Никто не вытрет слез твоих. Москва

Таким слезам по-прежнему не верит.

 

Какое б море мелких неудач,

Какая бы беда ни удручала,

Руками стисни горло и не плачь,

Засядь за стол и всё начни сначала ( К.С. ).

 

Нам по-взрослому любится и ненавидится,

Но, быть может, все эти года

Я бы отдал за то, чтоб с тобою увидеться

В переулке Каретном тогда ( К.С. ).

 

Я б тебя оберёг от тоски одиночества,

От измены и ласки чужой ( К.С. ).

 

Ты не горюй обо мне, не тужи, –

тебе, а не мне доживать во лжи,

мне-то никто не прикажет «молчи!»,

улыбайся, когда хоть криком кричи ( В.Тушнова ).

 

Я стала невесёлая…

Прости!

Пускай тебя раскаянье не гложет.

Сама себя попробую спасти,

никто другой

спасти меня не может.

Забудь меня.

Из памяти сотри.

Была – и нет, и крест поставь

на этом!

А раны заживают изнутри.

А я ещё уеду к морю летом.

Я буду слушать, как идёт волна,

как в грохот шум её перерастает,

как, отступая, шелестит она,

как будто книгу верности листает ( В.Тушнова ).

 

Если бы можно было собрать всё золото и медь, какие есть на земле, и выковать из них тысячи тысяч тоненьких листьев, то они составили бы ничтожную часть того осеннего наряда, что лежал на горах ( К.П. ). – По командировкам катаетесь, трюмо с собой из Саратова приперли, а я вас вези! ( К.П. ). Жди меня, и я вернусь ( К.С. ).

Если любишь, готовься

удар принимать за ударом,

После долгого счастья

остаться на месте пустом;

Все романы обычно

на свадьбах кончают недаром,

Потому что не знают,

что делать с героем потом ( К.С. ).

 

Упр. 25. От данных ниже глаголов, если это возможно, образуйте форму повелительного наклонения. Правильность выбора проверьте по словарю.

 

I . Придти, пить, лить, чистить, достичь, портить, бежать, есть, дать, ехать, перепрыгнуть, брать, рассветать, выйти, зеленеть, собраться, портить, уважать.

II . Выгладить, вывесить, выехать, выкрасить, выморозить, выплавить, выполоскать, выстроить.

 

Упр. 26. Выделите у данных ниже глаголов основу наст. (буд. прост.) времени, образуйте от них формы ед. и мн. числа повелительного наклонения. Укажите, какие глаголы образуют форму повелительного наклонения двояко, от каких глаголов форма повелительного наклонения не образуется (объясните причину отсутствия этих форм).

 

Давать, лежать, лечь, пить, плыть, сесть, хотеть, плясать, таять, тереть, опубликовать, лить, поднимать, поднять, дружить, позволить, ехать, использовать, встретиться, повторять; морозить, экономить, бодрить, проехать, нравиться, взять, заправиться.

 

Упр. 27. Выпишите глаголы настоящего времени, определите их значения.

Он писал и видел, как навстречу ему бежит, задыхаясь от радости, девушка с зелеными сияющими глазами. Она обнимает его за шею и прижимается горячей щекой к его седой небритой щеке. «Спасибо!» – говорит она, сама ещё не зная, за что она благодарит его ( К.П. ). Потом она, наконец, услышала, как поёт ранним утром пастуший рожок и в ответ ему сотнями голосов, чуть вздрогнув, откликается струнный оркестр ( К.П. ). Иные места покидаешь и всё думаешь, что когда-нибудь сюда вернёшься. Это легче, чем оставлять места, хорошо зная, что ты уезжаешь навсегда. При этом непременно возникает горькое чувство, будто ты оставляешь здесь частицу сердца ( К.П. ). Он вышел, а время идёт. Прошло полчаса, сижу я один и уже не рад, что ввязался в эту историю… Но тут вернулся этот человек – видимо, немалый начальник – и протягивает мне пенсионную книжку и ордера на питание и одежду и ещё на что-то – не то на дрова, не то на лечение в клинике. Заставляет меня расписаться и даёт мне пачку денег ( К.П. ). Растения спасают нас от болезней, дают крепкий сон, свежие силы, одевают, кормят, – всего не перечтешь ( К.П. ). По одёжке встречают, по уму провожают ( Посл. ). Вола зовут не пиво пить, а хотят на нем воду возить ( Посл. ).

Улыбаюсь, а сердце плачет

в одинокие вечера.

Я люблю тебя.

Это значит –

я желаю тебе добра ( В.Тушнова ).

 

Подарков не просят

и не обещают,

подарки приносят

и отдают ( В.Тушнова ).

 

Кусты гваюлы вырывают целиком из земли, прессуют, сушат, перетирают в порошок и порошок этот растворяют в воде. Мелкий каучук всплывает белой пеной. Её пускают через вальцы, и из них выползает тонкая каучуковая лента ( К.П. ). Она чувствует себя удовлетворённой только тогда, когда на каждом квадратном метре нашей квартиры стоит, сидит или лежит гость ( В.Сан. ). Начинаешь понимать, что прекрасное несовместимо с суетой ( К.П. ). После дождя легко полется… ( В.Сол. ).

Там начало конца,

где читаются старые письма,

Где реликвии нам – чтоб о близости вспомнить – нужны ( К.С. ).

 

Упр. 28. Выпишите глаголы а) прошедшего времени, б) будущего времени. Определите их значения.

 

Тем временем разветрилось ( Л.Л. ). Похолодало в воздухе, солнце спряталось, Вихров всё не возвращался. Стало накрапывать, зарябилась вода в бочажке ( Л.Л. ). С тех пор я подолгу живал в деревенских избах и полюбил их за тусклый блеск бревенчатых стен, запах золы и за их суровость ( К.П. ). Возвращались из лугов мы уже вечером. Солнце село. Над озерами задымились туманы. Кричали по низинам коростели. Цвел шиповник – спутник светлых июльских ночей… В шиповнике по берегам Старицы уже притаилась ночь. Только цветы на кустах светились отражённым блеском ещё не погасшей зари. Потом в кустах, стараясь не нарушить вечернюю тишину, щёлкнул, пустил стеклянный перезвон и затих соловей ( К.П. ). Решетом воды не наносишь ( Посл. ). Дождь пошёл. Облака поднялись и поредели. Вялый солнечный свет блестел в лужах ( К.П. ). Парк отряхивался от дождя и шуршал. В деревне на разные голоса орали петухи. Рассвет проступал над вершинами ( К.П. ). Карелины тотчас же начали прибираться и устраиваться ( К.П. ). Однажды он (Гиляровский) приехал погостить к отцу и, желая показать свою силу, завязал узлом кочергу. Глубокий старик отец не на шутку рассердился на сына за то, что тот портит домашние вещи, и тут же в сердцах развязал и выпрямил кочергу ( К.П. ). Форель-то я, конечно, едал и до этого ( В.Сол. ). Когда мы рассматривали старинные кружева из олонецкого жемчуга, в стеклянную дверь лицея постучали ( К.П. ). Я пошёл к морю, к Аркадии. Пустыня воды мирно колебалась и бесшумно набегала на размытые пески. Вся угрюмость, весь неуют осеннего моря вошли в сознание сложной и холодной тоской. Я не сопротивлялся ей ( К.П. ). Парк качался и стонал. Листья кувшинок на реке становились дыбом. Дождь грохотал по крыше ( К.П. ). Судя по тому, что застряли не одни мы, а ещё несколько пароходов, пришедших раньше нас, ледокол уже давно ожидали ( К.С. ). Чёрный ветер задувал с оловянного моря. Угрюмые занавеси дождей висели над ним ( К.П. ). Взошло солнце, позолотило перила веранды и открыло вокруг необыкновенную чистоту и свежесть ( К.П. ). Я часто выезжал на шлюпке далеко в море, обычно к вечеру, после работы. Садилось солнце. Я останавливал шлюпку. С весел падали капли ( К.П. ). Только гудение пчёл нарушало безмолвие. Пчёлы собирали мёд в высокой липовой аллее, где Пушкин встретился в Анной Керн. Липы уж отцветали ( К.П. ). Навстречу шли эшелоны ( К.П. ). Но жёны дружно закричали, что мы так легко не отделаемся и что они берут нас по самым благородным побуждениям: научить жить ( В.Сан ). Грело солнце. Ручьи несли зеленоватую воду, пахли хвоей и как будто первыми фиалками ( К.П. ). Было совсем тихо, лишь изредка плеснёт рыба, прошелестит камыш. Вначале она спокойно слушала, потом вдруг как вспыхнет! Вечером мы идём в театр.

Ты по письмам моим нашу жизнь прочитать захотела ( К.С. ).

 

Упр. 29. Найдите в данных ниже предложениях безличные глаголы, назовите их время, число (если возможно – род). Определите, в каких случаях они могут быть заменены личными глаголами.

С равнины тянуло горьким миндальным запахом болотных трав ( К.П. ). Найти жильё в Одессе было очень трудно, но нам повезло ( К.П. ). Кандалакшский залив тем временем затянуло льдом; мела поземка, и минутами казалось, что мы стоим вмёрзшие в лед где-нибудь в Арктике ( К.С. ). За окнами посветлело ( К.П. ). Ей хотелось сказать очень много, но не хватило терпения ( К.П. ). Уже начинало светать ( К.С. ). Пахнет бурьяном, травой, устоявшимся летом ( К.П. ). С моря постоянно наносит туман, и от обилия влаги буйно разрастается мох ( К.П. ). Вдобавок его давно тянуло побродить по родным местам и, пока спина гнётся, поклониться зелёной колыбели, откуда впервые увидел свет ( Л.Л. ). Уже смеркалось ( К.П. ). Пахло скипидаром от молодых зелёных шишек ( К.П. ). В антрактах занавес качало тёплым ветром ( К.П. ). Тянуло сыростью, запахом осоки ( К.П. ). Самолет раскачивало ветром даже на земле ( К.С. ). Сани мотало из стороны в сторону и заваливало то в один, то в другой кювет ( К.С. ). Пахло вялой травой, ивовым местом ( К.П. ). На Спасской башне било семь ( К.С. ). Когда он дописывал последние слова, за окнами уже синело ( К.П. ). Предполагалось, что мы с вечера отъедем вверх по Иртышу километров на десять–пятнадцать ( В.Сол. ).

Упр. 30. Выпишите глаголы, которые не употребляются в 1-ом лице (правильность ответов проверьте по словарям). Покажите, как преодолевается недостаточность этих глаголов.

 

Шутить, плясать, победить, побеждать, полюбить, убедить, убеждать, ответить, лелеять, бесить, гудеть, беречь, бдеть, ощутить, построить, пылесосить, дерзить, лазить, шелестеть, шуметь, очутиться.

Упр. 31. Определите способ образования следующих глаголов. Выделите производящую основу, сделайте морфемное членение.

I. Плотничать, перейти, переработать, проходить, чернеть, провожать, чернить, маскировать, пробегать, разговаривать, исследовать, рыбачить, чихнуть, слесарничать, перевести, сдвинуть, войти, фантазировать, проталкивать, вибрировать, разбушеваться, недооценивать, дисквалифицировать, порасспрашивать, переосмыслить, поблагодарить, согласовать, отсчитать, дотанцеваться, отпроситься, добраться, реорганизовать, промокнуть, разбрестись, растворяться, перемещаться, ускорять, понимать, предупреждать, проэкзаменовать, устроить, добиться, улыбнуться.

II . Добавляю, рассчитывайте, дозвонитесь, разбираются, бодрит, воспрепятствовал, учится, наговоритесь, важничает, удовлетворяет, принимаем, позабавит, поздоровались, умывается, переплывите, определяем, доносились, погощу, полюбопытствовал, строим, привыкайте, убери, порадуемся.

 

Упр. 32. В данных ниже предложениях разберите глаголы как часть речи.

И большущая радость – такая, что не охватишь руками, зазвенела, запела у неё на сердце ( К.П. ). На отцовскую лекцию она пришла за целый час и долго гуляла по аллейкам институтского дендрария, пока её не втянуло в общий поток молодёжи, такой же незрелой и взволнованной, как и она сама; никто не спросил ни пропуска, ни студенческого удостоверения ( Л.Л. ). Чехов в молодости умел писать на подоконнике в тесной и шумной московской квартире ( К.П. ). И у Чехова болело сердце оттого, что он тратил время здесь, в Крыму, ничего не видя, когда ему нужно было, до зарезу нужно быть там, в России, на севере, чтобы следить за отблесками ночи на тесовой крыше избы или в омутах родных притихших озер ( К.П. ). Сообщается программа вечера ( Л.К. ). Зельма по дороге загрустил: ему хотелось ехать до Москвы вместе с нами ( К.С. ). Он чтил не только учёных первого ряда ( Д.Гр. ). Помнится, пришлось от площадки, где мы оставили наш «пежо», подниматься по узкой и декоративной лесенке ( В.Сол. ). Муравьёв решил поселиться на этой даче и пробыть там до тех пор, пока не окончит рассказ ( К.П. ). Они считали Зубра своим союзником, но он только посмеивался ( Д.Гр. ). Я сушился и смотрел на реку. Жёлтые листья плыли островами, цеплялись за коряги, останавливались. Сзади наплывали новые груды листьев. Они запруживали реку, потом начинали медленно разворачиваться, вырываться из цепких лап коряг и, наконец, отрывались и уплывали… ( К.П. ). А в общем, как там ни объясняй, а в ближайшие два дня, пока их не отремонтируют, лететь на них дальше нельзя ( К.С. ). Слушали упоённо ( Д.Гр. ).

Пусть друзья простят меня за то, что

повидаться с ними не спешу.

Пусть друзья не попрекают почту, –

это я им писем не пишу.

Пусть не сетуют, что рвутся нити, –

я их не по доброй воле рву ( В.Тушнова ).

 

Шагаю хвойною опушкой,

и улыбаюсь, и пою,

и жестяной помятой кружкой

из родничка лесного пью ( В.Тушнова ).

Ночью над Опочкой буйствовал ветер. Дуло в окно, скрипели от сквозняков двери. Плотная тьма лежала над землей. Её не могли отодвинуть за город даже яркие электрические фонари ( К.П. ).

 

Материал для дополнительной работы

 

Материал для дополнительной работы содержит предложения, включающие слова соответствующей части речи. Они могут быть использованы как преподавателем, так и студентом для подтверждения какого-либо теоретического положения, а также в качестве примеров для контроля и т. п.

 

К концу пути многих из них укачало ( К.С. ). 2. Душою кривить не годится ( К.С. ). 3. Да, ты бы поняла, как я люблю тебя, когда б хоть день со мной тут прожила незримо ( К.С. ). 4. Падавший снег останавливался и повисал в воздухе, чтобы послушать звон, лившийся ручьями из дома ( К.П. ). 5. Мне пришлось видеть много городов, но лучшего, чем Севастополь, я не знаю ( К.П. ). 6. Какое это счастье – пробуждаться от первых солнечных лучей в Доме поэта! Откроешь ставни – и утреннее солнце побежит вверх по портретам и пейзажам, по книжным полкам, до высокого потолка ( С.Нар. ). 7. Еду сегодня ( К.С. ). 8. А ехать туда сейчас вам не ко времени ( К.С. ). 9. <…> если добраться до Гродно уже нельзя, пусть его пошлют в любую армейскую или дивизионную газету ( К.С. ). 10. Шофёр обогнул несколько грузовиков, съехал на обочину, застрял, выскочил с лопатой в снег, побуксовав, снова выехал на шоссе, объехал ещё один грузовик и, не рискуя опять завалиться в снег, остановился ( К.С. ). 11. Будь под руками хоть несколько пушек, может, и с этими редкими цепочками людей удалось бы вырваться на станцию, подавив огнём пулемётные точки ( К.С. ). 12. Иди спи, пока ( К.С. ). 13. Пойдите попробуйте получите их, эти две «Отваги» ( К.С. ). 14. И храбрый до бесчувствия, и ленив ходить ( К.С. ). 15. Иди работай (К.С.). 16. Пойдём узнаем ( К.П. ). 17. Пускай девочка <…> посмотрит, как устроен свет, как живут люди, и немного повеселится ( К.П. ). 18. В Феодосии Грин прожил до 1930 года.<…> Писал он преимущественно зимой, по утрам. Иногда часами сидел в кресле, курил и думал, и в это время его нельзя было трогать ( К.П. ). 19. Стоило чуть нажать их, и в лицо брызгал зелёный сок ( К.П. ). 20. Парк тонул в тумане. Сквозь него пробивалось солнце. Очевидно, над туманом простиралось чистое небо – туман был голубой ( К.П. ). 21. Наши плащи деревенели. Мы перекликались. Мы попадали в самую гущу бури, задыхались, поворачивались к ней спиной ( К.П. ). 22. Мела метель, под ногами крутилась позёмка ( К.С. ). 23. Если мы обратимся к лучшим образцам прозы, то убедимся, что они полны подлинной поэзии ( К.П. ). 24. Тучи запутывались в них (вершинах деревьев – Е.С .), потом вырывались, оставляя на ветвях сырые клочья, и мчались в испуге куда глаза глядят ( К.С. ). 25. <…> и я пойду лягу ( К.П. ). 26. Грин погружался в свои раздумья так глубоко, что почти глох и слеп, и вывести его из этого состояния было трудно ( К.П. ). 27. Мне не нравится и то, что у нас сейчас, как на дрожжах, создаются репутации ( Ю.Б. ). 28. Мы быстро собрались и спустились вместе с Ерёминым в овраг, где его ждала машина ( К.С. ). 29. Над Таганрогом темнеет ночь, дует «сгонный» ветер и на широких молах шелестят степные травы ( К.П. ). 30. Но, видимо, я пишу сейчас вещи, известные достаточно хорошо. Не лучше ли рассказать о том, что дорого м н е в этой истории? Стареет любимая женщина. Седеют волосы, морщинами покрывается лицо, тяжелеет походка. Мне могут возразить, что Петрарка, ослеплённый любовью, не замечал, как стареет Лаура, которую он видел изредка на улицах и в церквах ( Е. Богат ). 31. Человек не обладает истиной, но неутомимо её ищет ( Д.Лих. ). 32. Считается, что в науке могут хорошо руководить плохие учёные ( Д.Лих. ). 33. Он упорно повторял это и не на шутку сердился, когда с ним не соглашались ( К.С. ). 34. Гудел самовар, лаял Мордан, смеялась тётя Маруся, из печей с треском вылетали искры ( К.П. ). 35. Румянцев редко участвовал в общих разговорах. Он только покашливал и посматривал прищуренными глазками ( К.П. ). 36. Засиживались мы до утра ( К.П. ). 37. За часовней дорога терялась в сухой траве ( К.П. ). 38. И здесь я понял то свойство Петрова, из-за которого с таким интересом читались многие его корреспонденции, слушались его рассказы о виденном на фронте <…> ( К.С. ). 39. Ченстоховский монастырь оказался средневековым замком. В стенах его торчали ржавые шведские ядра. В крепостных рвах гнила зелёная вода. На валах шумели густые деревья ( К.П. ). 40. Бабушка хорошо выращивала цветы. 41. Зубр хорошо запоминался ( Д.Гр. ). 42. – А давай ему позвоним, – предложил Стаднюк, – поздравим его с праздником ( В.Сол. ). 43. Пароход приткнулся к крутому берегу и затих ( К.П. ). 44. Каждый сам копался, открывал, ахал, ошибался, спрашивал, чувствовал себя исследователем ( Д.Гр. ). 45. Я посмотрел на избу, и у меня сжалось сердце, – так всегда бывает, когда увидишь то, о чём думал много лет ( К.П. ). 46. Это была, пожалуй, не зима, а то, что называют «зимкой» – пасмурный день, когда порывами набегает сырой ветер, вот-вот начнётся оттепель и полетят с оттаявших веток первые капли ( К.П. ). 47. Хамса – универсальная рыба. Её солят, маринуют, коптят, из неё делают сардины ( К.П. ). 48. В партере свистят, на галёрке аплодируют ( Л.К. ). 49. Из чащи тянуло прелью и папоротниками ( К.П. ). 50. Помни один мой совет (я тебе своими советами никогда не надоедал): не осуждай сгоряча никого, в том числе и меня, пока ты не узнаешь всех обстоятельств и пока не приобретёшь достаточный опыт, чтобы понять многое, чего ты сейчас, естественно, не понимаешь. Будь здоров, пиши мне и не волнуйся ( К.П. ). 51. Киев начало заносить туманом. Его часто разгонял тёплый ветер. У нас на Лукьяновке пахло талым снегом и корой – ветер приносил это запах из-за Днепра, из потемневших к весне черниговских лесов. Капало с крыш, играли сосульки, и только по ночам, да и то редко, ветер срывал тучи, лужи промерзали и на небе поблескивали звезды ( К.П. ). 52. Ветер бил с такой силой, что накрепко припечатывал к щеке сорванный с дерева мокрый лист ( К.П. ). 53. Курлыкали журавли, свистели иволги, парили ястребы ( К.П. ). 54. Днём паутина летала по воздуху, запутывалась в некошеной траве, пряжей налипала на вёсла, на лица, на удилища, на рога коров ( К.П. ). 55. Но как описать рыбный базар в Марселе? Он располагается, серебрится, сверкает, трепещет, шумит, источает все запахи моря тут же, на набережной, и в прилегающих к набережной переулках ( В.Сол. ). 56. Колюша ходил из угла в угол и проповедовал, спорил, возглашал ( Д.Гр. ). 57. Где понравится, там и разобьём лагерь Робинзонов ( В.Сан. ). 58. Пар подымался над сырыми скалами, В пропасти рычал и перекатывал камни ручей ( К.П. ). 59. Шуршали хлеба, низко над ними загорались и, подрожав розовым огнём, гасли зарницы ( К.П. ). 60. Днём капало с крыш, устало и потно дымились серые стены домов, а к ночи везде смутно белели ледяные сосульки ( М.Г. ). 61. Потом мы разговорились ( К.С. ). 62. Я невольно рассмеялся ( К.С. ). 63. Спрос усиливается, темпы рубок возрастают, цены удваиваются ( Л.Л. ). 64. Победители рыскали в поисках побеждённых, таких не было ( Л.Л. ). 65. Ещё бы несколько секунд, и всё бы осталось позади: и село, и липовая аллея, и обломки вельможьего замка ( В.Сол. ). 66. Каждый, кто пил по ночам это чай, согласится с тем, что он был тогда единственной нашей поддержкой <…> ( К.П. ). 67. Но чужая юность становилась нашей, когда я глядел на низкий коктебельский берег, когда переходил, огибая Кара-Даг, из бухты в бухту <…> ( С. Наровчатов ). 68. Сухая трава покрылась инеем и качалась под ветром, поблескивая и звеня. Прибой тяжело и лениво облизывал прибрежные скалы и осталял на них белую корку льда. Ветер срывал с морских валов густую, как сбитый белок, солёную пену. Клочья её дрожали и шевелились на берегу, и легко было поверить древним эллинам, что из этой пены родилась нечеловечески прекрасная богиня Афродита ( К.П. ). 69. Бой, очевидно, приближался, но мы не видели этого ( К.П. ). 70. Неожиданно Анастас запел ( К.П. ). 71. Надо отдать должное Берсеневу: располагая большим сценическим обаянием, он беспощадно отшвыривал его в сторону, когда этого требовала правда образа ( К.С. ). 72. Ему не хотелось ни о чём ей рассказывать ( В. Панова ).73. Кусты гваюлы вырывают целиком из земли, прессуют, сушат, перетирают в порошок и порошок этот растворяют в воде. Лёгкий каучук всплывает белой пеной. Её пускают через вальцы, и из них выползает тонкая каучуковая лента ( К.П. ). 74. Он (Чаплин – Е.С. ) с самого начала стремился, вводя актёров, дать им почувствовать, что сейчас они будут участвовать в очень весёлой репетиции, где им предстоит сыграть очень смешную сцену ( К.С. ). 75. Заговорив о возвращении, он сказал, что, конечно, очень хочется поехать, посмотреть, побывать в знакомых местах, но его смущает возраст ( К.С. ). 76. Допускаю, что он ждал, что я сам заговорю на эту тему, и хотел предупредить меня ( К.С. ). 77. Он поблагодарил меня за чтение стихов, сказал какие-то хорошие слова, спросил, долго ли ещё пробуду в Париже, и заметил, что хорошо бы ещё раз повидаться ( К.С. ). 78. Пассажиры стихают. Ночь грохочет туннелями и непроглядными выемками. Луна проносится в чёрной воде болот. Мы ждём, но, кроме тьмы и гула, ничего не ощущаем ( К.П. ). 79. Глухие отсеки нужны, чтобы мощное давление Камы не перекосило здание. Возьмите спичечную коробку и сожмите её между пальцами, – она перекосится и лопнет. Но вставьте в неё несколько поперечных дощечек – упоров, и сопротивляемость коробки увеличится ( К,П. ). 80. Леле хотелось найти такую профессию, что соединяла бы много качеств, захватывала бы большие и необыкновенно интересные области жизни ( К.П. ). 81. Потянуло дымком ( К.П. ). 82. – Два дня, как приехали с Чёрного моря моя дочка и внучка, – говорил Пётр Софронович. – Пускай отдохнут ( К.П. ). 83. Всё же шторм захватил нас крылом. Волчьим воем пели снасти. Лицо резала колючая снежная крупа. Ветер стремительно проносил над мачтами чёрные тучи. Они казались обрывками тьмы. На рассвете я проснулся от тишины. Монотонно гудела машина. Я пошёл на палубу. Шторм стих. В необыкновенной ясности всходило солнце ( К.П. ). 84. Всмотритесь хотя бы в картины Левитана, и вы увидите, как необыкновенно разнообразно освещение, кажущееся нам при мимолётном взгляде довольно монотонным ( К.П. ). 85. Уже начало смеркаться ( К.С. ). 86. Синцов вытащил из сугроба ноги, выбрался на твёрдый наст, догнал Малинина и пошёл рядом с ним ( К.С. ). 87. Дело человека – высказать то, что молчаливо переживается миром ( М.П. ). 88. Если человек прожил долгую жизнь и ему ещё хочется жить, то прошлое складывается в его душе неминуемо как роман или сказка ( М.П. ). 89. Не оплошай он, не упусти из виду траву белоус на тропе человеческой, он давным-давно бы уже был на том месте, куда пришла только теперь Настя ( М.П. ). 90. Проходи мимо и не мешай нам радоваться ( М.П. ). 91. Вставай же, друг мой! Собери в пучок лучи своего счастья, будь смелей, начинай борьбу, помогай солнцу! ( М.П. ). 92. Допевают свои весенние песни соловьи, ещё сохранились в затишных местах одуванчики, и, может быть, где-нибудь в сырости чёрной тени белеют ландыши ( М.П. ). 93. Я прислонил велосипед к дереву, а сам сел на бревно, мне захотелось после движенья собраться с мыслями ( М.П. ). 94. Наполеон изменился, обрюзг, отяжелел ( Д.Гр. ). 95. Вечерело. Где-то, гоняя с сопки на сопку, ловят одичавшую лошадь ( М.П. ). 96. Мысль человека подобна воде, размывающей первозданную породу скалы: не будь воды – скала была бы бесплодной, не будь скалы – вода бы осталась без дела, и только взаимодействие воды и скал намывает плодородную почву ( М.П. ). 97. Пользуйся свободой, не угашай духа, не зарывай талант в землю, но помни, что ты произошёл от тех, кто в поте лица добывал свой хлеб на земле, и ты несёшь в своём таланте их поручение ( М.П. ). 98. Эту весеннюю тёмно-красную клюкву парят у нас в горшках вместе со свёклой и пьют чай с ней, как с сахаром ( М.П. ). 99. Я отчаялся и подумывал о том, не вернуться ли мне обратно в усадьбу совхоза, откуда я вышел не вовремя, опоздав на рейсовый автобус ( Е. Богат ). 100. Не заставляйте нас разводить на каждом шагу принципиальную мораль. Вообще не подражайте газетам и не забывайте, что мы со всеми нашими недостатками и опрометчивостью гораздо умнее, чем нас усиленно изображают писатели ( К.П. ). 101. Кто бывал в Узбекистане в гостях, тот знает, что такое узбекское гостевое застолье ( В.Сол. ). 102. К вечеру Гинзбург наконец дозвонился, и ему обещали, если хоть мало-мальски позволит погода, прислать за ними из Озерков моторку ( К.С. ). 103. Ей вдруг подумалось, что сын нарочно преувеличивал опасность собрания, чтобы подшутить над ней ( М.Г. ). 104. Груды нот валялись на креслах. Дымили свечи. Рокотал рояль, а я иногда просыпался ночью от грудного и нежного голоса, певшего баркаролу ( К.П. ). 105. Летом в саду, заросшем около заборов лопухом, распускалось столько цветов, что сад казался сплошным букетом. Запах цветов проникал даже в дедушкин мезонин и вытеснял оттуда табачный перегар. Дедушка сердито захлопывал окна. Он говорил, что от этого запаха у него разыгрывается застарелая астма ( К.П. ). 106. В такие дни в лесных оврагах уже осторожно позванивают подо льдом родники ( К.П. ). 107. В его голосе клокотало, раскатывалось, гремело мужество ( К.С. ). 108. Набирайся ума в учении, храбрости в сражении ( Посл. ). 109. Не гордись званием, а гордись знанием ( Посл. ). 110. И хотелось бы думать, что этот русский человек, человек несгибаемой воли, выдюжит, и около отцовского плеча вырастет тот, который, повзрослев, сможет всё вытерпеть, всё преодолеть на своём пути, если к этому позовёт его Родина ( М.Ш. ). 111. И после такой жизни на него вдруг навалили тяжёлую обузу выносить на плечах службу целого дома! Он и служи барину, и мети, и чисть, он и на побегушках! ( И. Гончаров ). 112. После скандала со звонками гимназия временно как будто немного притихла ( Л.К. ). 113. Мне тоже хотелось заседать, выступать, выбирать ( Л.К. ). 114. Он не дожил, не долюбил, не допил, Не доучился, книг не дочитал ( Дудин ). 115. Разговор закончился вовремя: электрический чайник уже закипел на столе, а через край ванны тоненькой струйкой начинала переливаться вода ( Л.Л. ). 116. Даша ненавидела себя и негодовала на этого человека ( А.Т. ). 117. Чередилов спустил ноги с кровати, заскрежетавшей всеми пружинами, и стал закуривать ( Л.Л. ). 118. Наполеон изменился, обрюзг, отяжелел ( Д.Гр .). 119. Звонки звенели на разные голоса. Одни трещали, другие переливались, третьи шипели, четвёртые просто звонили ( Л.К. ). 120. Человек медленно снял меховую куртку, поднял одну ногу, смахнул шапкой снег с сапога, потом то же сделал с другой ногой, бросил шапку в угол и, качаясь на длинных ногах, пошёл в комнату ( М.Г. ). 121. Понтон сильно опустился, лёг на воду. Машину сильно раскачивало, мотало во все стороны, и я обеими руками держался за дверцу кабины. Митя хотел, чтобы я показывал ему, как ехать ( В.Суб. ). 122. Понимать – это значит схватывать главное и угадывать пропущенное ( А.Крон ).

123. Ну что ж, поцелуй меня, добрый мой друг.

Ещё мою руку чуть-чуть подержи.

Любовь не боится

огромных разлук.

Любовь умирает

от маленькой лжи (В. Тушнова).

 

Причастие

 

Упр. 33. Запишите каждое причастие с новой строки, рядом – глагол, от которого оно образовано. Выделите основу этого глагола.

 

Прославившийся, существующий, соприкасающийся, перегруженный, вымытый, растираемый, выметенный, обогащённый, встроенный, переоборудованный, бросаемый, брошенный, зыблющийся, перебравшийся, выкупленный, бритый, стиранный, выбеленный, перекачанный, достигнутый, замеченный, покинутый, прочищаемый, прочищенный, обессилевший, голосующий, добытый, переодетый, пристроившийся, измеряемый, перепрыгиваемый, склеенный, прокисший, передвинутый, удешевлённый, опубликованный.

 

Упр. 34 . От данных глаголов образуйте все возможные формы причастий и запишите их в таблицу. Образец:

 

Глагол

Действительные причастия

Страдательные причастия

Наст. время

Прош. время

Наст. время

Прош. время

Читать

Улыбнуться

Читающий

-

Читавший

Улыбнувшийся

Читаемый

-

Читанный

-

 

Глаголы: проветривать, покачивать, бросить, умыться, обернуться, отважиться, сверкать, открывать, засмеяться, переоборудовать, ремонтировать, проветривать, вычеркивать, обмануть, увести, уставать, отварить, убедить, убеждать, купить, покупать, лакировать, преодолеть, сотворить, рисовать, премировать, трудиться.

 

Упр. 35. Замените полные причастия краткими и добавьте частицу не . Образец: нераспечатанное письмо – письмо не распечатано.

 

Незавершенное издание, нераспаханное поле, неизданная монография, неразработанная концепция, незаполненный журнал, недостроенный дом, неиспользованные ресурсы, нераскрытая книга.

 

Упр. 36 . Из данных ниже предложений выпишите причастия с теми словами, к которым они относятся. Сделайте грамматический разбор частей речи.

 

К беседке вела расчищенная в снегу дорожка. На её ресницах и щеках таял снег, осыпавшийся, должно быть, с веток. На краю омутов были неясно видны валявшиеся на дне морёные дубы. Снова на реке появились заросшие травой плоты. Я осторожно перешел по перекинутому бревну, нагнулся и увидел обыкновенную пивную бутылку. Она была запечатана воском. Это было письмо, сложенное треугольником. Судя по дате, написанной почему-то особенно крупным почерком, оно пролежало в бутылке около двух лет. Колеи, налитые дождем, блестели в тени. Сами мы казались себе странниками, пробирающимися на какие-то Далекие воды, где цветут, не отцветая, плакучие травы, и что ни день – то синева небес, солнце, паутина, летящая по ветру над пажитями... Должно быть, каждый из нас подумал о лесных ручьях, бегущих под буреломом и сгнившей листвой... Это солнечный свет охватил и прогревал океаны сентябрьского воздуха над ещё спящей и сумрачной страной. (Из произведений К. Паустовского).

 

Материалы для дополнительной работы

 

1. Лесовод вытащил из кармана чёрной пыльной куртки сложенную во много раз карту, развернул её и показал мне линии недавно посаженных лесов ( К.П. ). 2. Шофёр догнал нас, и мы сели в пахнущую горячим бензином машину ( К.П. ). 3. Задумываясь над секретом Зубра, убеждаешься, что в нём было развито именно самостоятельное – слово, изобретённое великим поэтом ( Д.Гр. ). 4. Иногда попадались обкатанные волной круглые голыши из розового мрамора и кованые корабельные гвозди, заросшие колючей ржавчиной ( К.П. ). 5. Проселок через рощу привел к невысокому храму, окруженному полуразрушенной стеной. Над разросшимися липами жарко горел в глубокой синеве золотой крест, и вместе с тёплым воздухом, настоянным цветочной горьковатостью пересушенного сена, наносило сыровато-берёзовой плесенью дров, уложенных штабелем в бывшем монастырском дворе ( Ю.Б. ) . 6 . И маленький мальчик – ему было около трёх лет, – пораженный не меньше взрослых удивительным зрелищем шевелящихся и шепчущихся цветов, замолчал и только каждый раз, когда, зашумев, раскрывался, как бы вспыхивая, новый цветок, боязливо притягивал к нему руку, но тотчас её отдергивал ( К.П. ). 7. По небу, гонимые ветром, бежали низкие, серые, рваные облака; сквозь них помаргивали бледные осенние звёзды ( К.С. ). 8. Картина эта – как хрустальный светильник, зажжённый художником во славу своей страны, своей России ( К.П. ). 9. Она остановила машину перед стеклянным подъездом отеля в узкой, заросшей деревьями улице, сравнительно отдалённой от непрерывно шелестящего шума, от ревущего потока машин, в котором всё время двигались по городу, и здесь, взяв чемоданы из багажника, они вошли в просторный пустынный вестибюль, застланный коврами, по-особенному тихий, где не слышен был даже бегущий по асфальту стук дождя ( Ю.Б. ). 10. Мы сели на старый, давным-давно поваленный бурей вяз у дороги. Такие одинокие обветренные вязы среди лугов и полей всегда почему-то напоминают крепких стариков в сермягах со спутанными ветром седыми бородами ( К.П. ). 11. В скоростном лифте они поднялись на пятый этаж и, выйдя в напоённый теплом длинный коридор, зеленеющий пушистой синтетической дорожкой, быстро нашли номера своих комнат, расположенных рядом: двери предупредительно полуоткрыты, ключи в замках, чемоданы внесены ( Ю.Б. ). 12. Зал переполнен… Только в первых рядах ещё видны пустые места, оставленные для лиц, особо уважаемых администрацией и пренебрежительно опаздывающих ( Л.К. ). 13. Поиски пробковых деревьев начаты недавно ( К.П. ). 14. Мне кажется, что Ромадин – один из художников, умеющих жить в полном ладу со счастьем ( К.П. ). 15. К беседке вела расчищенная в снегу дорожка ( К.П. ). 16. Дерево является сырьём, годным к немедленному употреблению, и любой кусок заточенного железа, насаженный на рукоять, превращал его в ценности первобытного существования ( Л.Л. ). 16. Поиски пробковых деревьев начаты недавно ( К.П. ). 17. Стол был застлан прикреплённой кнопками бумагой <…> ( К.С. ). 18. В степях Техаса был найден кустарник, седой, как полынь, – гваюла. В его стеблях, листьях и корнях был заключён каучук ( К.П .). 19. Не так давно в Мурманске были устроены первые оленьи бега ( К.П .).

20. А что глядеть тебе назад? –

Там дарено, – не крадено.

Там всё оплачено стократ, а мне гроша не дадено. ( В. Тушнова ).

 

 

 

Деепричастие

 

Упр. 37 . Определите вид глаголов, образуйте от них деепричастия. Укажите, от какой глагольной основы образовано деепричастие, подчеркните суффикс. Выпишите отдельно глаголы, от которых нельзя образовать деепричастие.

 

1. Заметить, записать, плясать, жать, стремиться, приготовиться, увлекаться, вставать, писать, нести, держать, пить, сечь, кричать, сохнуть, переглянуться, удивляться.

2. Принести, держать, стеречь, узнавать, слушаться, лить, любоваться, хотеть, помочь, везти, лежать, вянуть, увидеть, писать, сделать, жечь, стонать, рассказывать, повернуться, поглядывать, утомляться, улыбаться.

 

Упр. 38 . Найдите в тексте деепричастия, определить их морфемный состав, разберите по частям речи.

Чех, настроив рояль, сказал, что рояль старый, но очень хороший. Варя, насупившись, недоверчиво взглянула на нее. Он вошёл в дом, что-то смущенно бормоча... А потом, поздним вечером, Татьяна Петровна, сидя у рояля и осторожно перебирая клавиши, обернулась к Потапову... Параська рванулась в сторону и, ломая кусты, исчезла. Ослики, семеня по улицам, потряхивали заиндевелыми ушами. Она поблагодарила его, возвращая книгу. Толя спал на диване, свернувшись калачиком. Лучи у звезды были разной длины, и Настя, наморщив лоб, долго смотрела на рисунок звезды, стараясь в нем разобраться. Она легко и сильно дышала и думала, что вот всё кончено и теперь она, Настя, строже стала к жизни. Толя стоял на балконе, уцепившись за жидкие железные перила и, прищурившись, смотрел вдаль (Из произведений К. Паустовского).

 

Материалы для дополнительной работы

1. Ещё ночью задул сильный ветер с Каспийского моря и продолжался весь день, не переставая, сметая с песчаных горбов снег, засыпая колючей порошей пушки, забиваясь под воротники шинелей ( К.С. ). 2. Теперь Караулов снова шёл первым, а Синцов – за ним, видя впереди широкую спину Караулова и слыша, как сзади, тяжело дыша, идёт Комаров ( К.С. ). 3. Спускаясь по лестнице из мансарды, выйдя в теплынь сада, на посыпанную речным песком дорожку, исполосованную тенями, Крымов опять среди солнценосного июльского дня увидел ту пустынную земную ночь, лунные сугробы и морозное утро в комнате Ольги с их счастливым одиночеством ( Ю.Б. ). 4. Сбросив пиджак, он прошёлся по комнатам ( Ю.Б. ). 5. Разливаясь колокольцами, дикие лошади с размаху вынесли пёстрые сани на пригорок и, пыля снегом, вырвались в полярную ночь ( К.П. ). 6. Пароходы медленно отходили на рейд, густо дымя и тяжело работая винтами ( К.П. ). 7. Котёл, изнемогая, начал затихать ( К.П. ). 8. В морской дали, приглядевшись, можно различить очертания островов ( К.П. ). 9. Низкие тучи проносились, клубясь, над черепичными крышами ( К.П. ). 10. Сухая трава покрылась инеем и качалась под ветром, поблескивая и звеня ( К.П. ). 11. Там начало конца, где, не выдернув боли вчерашней, Мы, желая покоя, по-дружески день провели ( К.С. ). 12. Там начало конца, где, на прежние глядя портреты, В них находят тепло, а в себе не находят тепла ( К.С. ). 13. Мы долго шли, обнявшись, и молчали ( В.Кав. ). 14. Касаясь трёх великих океанов, Она лежит, раскинув города , <…> ( К.С. ). 15. Учитывая тысячелетний опыт русской истории, мы можем говорить об исторической миссии России ( Д. Лихачёв ). 16. Прослыть эрудитом проще всего, зная немного, но именно то, чего не знают другие ( Д. Лихачёв ). 17. «Студебеккер» шёл быстро, тяжело гудя, давя и расшвыривая снег ( К.С. ).

Наречие

 

Упр. 39. Раскройте значение термина наречие , разберите это слово по составу. Для этого сопоставьте ранее употребляемые формы речь – реку – ректи с синонимичными глагол – глаголю – глаголити.

 

Упр. 39. В данных ниже предложениях найдите наречия, выпишите их с той частью речи, к которой они примыкают. Укажите, на какой вопрос отвечает наречие и каким членом предложения оно является.

 

Маленькая комната, густо населённая знакомыми вещами ( Б.П .). Далеко, золотясь в тёмной листве, всходила предрассветная луна ( К.П .). Мы втроем – Алексей, Сташевский и я – решили ехать в море со знакомым рыбалкой ( К.П. ). Словом, вид у нас был достаточно воинственный ( К.С. ). Сердце его стучало гулко, на всю гостиницу, – бой его нёсся по пустым коридорам ( К.П .). По дороге на извозчике девочка болтала, крепко держась за его рукав ( К.П. ). Лично я думаю так ( К.П. ). Теплоход, круто разворачиваясь, вошел в Босфор ( К.П .). Никогда Берг не писал так легко, как в этой комнате, засыпанной жёлтой листвой и сеном, под лай мохнатого пса ( К.П .). Дни напролет он просиживал у Харчилавы... ( К.П. ). Волосы были холодные, и по ним было приятно проводить рукой ( К.П. ). Наконец, совершенно промокшие, мы возвращались и дрожа залезали под одеяла ( К.П .). Всё вокруг заросло пахучими от летней сухости травами ( К.П. ). Мересьев и не подозревал, что эта тихая и немолодая уже сестра может быть такой по-женски сильной и привлекательной ( Б.П. ). Посмотри, так спят только очень счастливые люди ( К.П. ). Истинное счастье – это прежде всего удел знающих, а не невежд ( К.П. ). Спокойно, даже небрежно он передал доктору свой разговор с Левшиным ( К.П. ). Я совершенно спокойна ( К.П. ). Мне очень трудно оставаться наедине с собой в здешние злые ночи ( К.П. ). Рано утром выезжал, поздно ночью возвращался (К.С.). По отношению каждого человека к своему языку можно совершенно точно судить не только о его культурном уровне, но и гражданской ценности (К.П.).

 

Упр. 40 . Выпишите наречия, назовите, к какому семантическому разряду относится каждое их них, каким членом предложения является.

Волны с тихим шумом шли с запада и уходили прочь, к Таганрогу ( К.П. ). Рыбак читает уже полчаса ( К.П. ). Внутри были видны кристаллы ( К.П. ). Он споткнулся и упал вниз лицом ( К.П. ). В лугах было совсем пусто ( К.П.) . Он рассказывал, что там много солнца, моря и песка, и звал нас с собой ( К.П. ). Тогда Пашка, назло старой вороне, начал ловко утаскивать из ларька ворованные вещи и приносить их обратно к Маше ( К.П .). Соль всю начисто смыло ( К.П. ). Вода в набережных обыкновенно лежит совсем низко ( В.Шкл. ). Настроение было окончательно испорчено ( К.П. ). Когда шли в город, капитан думал, что Заремба слишком просто решает вопросы ( К.П. ). Вечером в номере стало даже уютно ( К.П. ). Внизу лежал незнакомый город ( К.П. ). Вернулись поздно ( К.П. ). Раньше он был вожатым трамвая ( К.П. ). Адрес героини запутал меня совершенно ( К.П. ). И рядом с этим снегом окаймлявшее его море казалось почти чёрным ( К.П. ). Дождь стоял до самой земли совершенно бесшумный ( К.П. ). Подальше торчали трубы и мачты еще двух затопленных судов ( К.П. ). Удивительно приятная публика сегодня собралась ( К.П. ). Особенно длинного разговора не получилось ( К.С. ). Стали опять тащить машину ( К.С. ). Говорил он отрывисто ( К.П. ). Берг потом очень скупо рассказывал о своих одесских поисках, но на основании его записей в тоненькой синей тетради можно восстановить примерно следующую последовательность событий ( К.П. ). Далеко, золотясь в темной листве, всходила предрассветная луна (К.П.). Всё вокруг заросло пахучими от летней сухости травами (К.П.). Я совершенно спокойна (К.П.). Мне очень трудно оставаться наедине с собой в здешние злые ночи (К.П.). Они вшестером за двадцать километров пришли, чтобы спеть эту песню (В.Пес.). Не любил её раньше, потому что не любил людей, которые слишком громко смеются (А.Чак.).

 

Упр. 41. К какому семантическому разряду относятся выделенные наречия? Используйте по отношению к ним исследовательский вопрос как? и его синонимы каким образом ?, каким способом?, в какой степени? и под.

 

Письма и газеты разносил, когда стемнеет, шумно воевал чуть ли не в каждом подворье с собаками, пока те не привыкли к новому почтальону ( М.А. ). Я не знал, рассматривали ли они так внимательно свои матросские ботинки или пытались скрыть слёзы, не свойственные этим, как они сами себя шутливо называли, «скитальцам морей» ( К.П. ). Она улыбается широко и одновременно всем ( М.А. ). Юнге прищурил глаз и хитро посмотрел на Гарта ( К.П. ). На следующее утро Васька сел за стол чисто выбритый ( В.Д. ). Тимофей, не глядя ни на кого, усердно караулил огонь в печке, подбрасывал дрова ( В.Д. ). А для этого он должен усиленно помогать нынешнему председателю в организации дела ( М.А. ). Кто-то из собутыльников в разгар очередной невесёлой пирушки услужливо предложил выход: отобрать корма – сено и солому – у колхозников ( М.А. ). С приходом электричества положение игроков сильно облегчилось ( М.А. ). Звезды ещё сверкали остро и холодно , но небо на востоке уже стало светлеть ( Б.П. ). И за опущенными предохранительными решетками ювелиров, за зеркальным стеклом уютно дремлют драгоценные портсигары, золотые кольца, роскошные ожерелья ( Ю.Б. ). Посреди стола уже возрастала стопа блинов. Над ними курился соблазнительно пахнущий дымок ( М.А. ). Греки и шкипера в морских «каскетках» смотрели на Валю и дружелюбно улыбались ( К.П. ). Весь порт глухо шумел внизу ( Ю.Б. ). Это была поза уставшего вконец человека ( К.П. ). Вторая половина сентября в Монголии в тот год была уже по-зимнему холодной и ветреной ( К.С. ). Деревья понемногу выступали из тьмы ( Б.П. ). Зря, совсем зря и глупо я начал врать ( К.П. ). Мы изрядно замерзли ( К.С. ). Ему было как-то не по себе от мысли остаться наедине с этой славной смешной девушкой, так старательно учившей его танцам ( Б.П. ). А наискосок , против нашего домишка, было общежитие летных учеников ( К.П. ).

 

Упр. 42. Определите степень сравнения наречия, его начальную форму.

 

Настасья же про сахар стала вспоминать всё реже и реже: в последние годы в сельском магазине продукт этот водится в избытке ( М.А. ). Вздох повторился – громче, резче ( В.Д. ). Разве когда-нибудь раньше я замечал молниеносную быстроту уходящего времени? ( Ю.Б. ). Поезд, замедляя ход, все размереннее, все тише, успокоительнее постукивал на стрелках ( Ю.Б. ). Когда утром вы замечаете на лице своего двойника бледность усталости, тусклую полуулыбку грустного опыта, новые морщинки вокруг глаз, не кажется ли вам, что всё продолжительнее, всё настойчивее и печальнее звонят дальние колокола? ( Ю.Б. ). Позже там были курсы ликбеза ( Д.Гр. ). День ото дня его сильные, широченные в запястье, поросшие буроватыми волосами руки все туже натягивали поводья как в отношении членов своей семьи, так и в отношении членов артели ( М.А. ). Труднее всего давалось Зуле столярное дело, то самое, ради которого, в сущности, и родился он, мастер, на свет божий ( М.А. ). У Енисея есть своя особенность – он взламывается чаще сего только ночью ( С.С. ). Гораздо позднее я понял, что любовь мужчины к женщине есть великий акт творчества, где оба чувствуют себя святейшими богами ( Ю.Б. ).

 

Упр. 43. Образуйте степени сравнения от наречий дорого, медленно, красиво, твердо, упорно. Придумайте с ними предложения.

 

Упр. 44. Подберите антонимы к наречиям, введите их в контекты.

 

Грустно, щедро, богато, высоко, справа, вниз, вечером, всерьез, смело, хорошо, тихо, твердо, холодно.

 

Упр. 45. Найдите в тексте наречия, образованные путем перехода из других частей речи. Назовите исходную часть речи.

 

Мы вышли молча (К.П.). Грозный свет нехотя сползал с рыхлых туч (К.П.). Оставшиеся четыре километра до самолёта мы шли пешком (К.П.). Рано утром мы пошли с Трояновским в штаб узнавать ситуацию под Калугой (К.С.). Посреди неё стоял чудом уцелевший дом, как потом оказалось – сельсовет (К.С.). Осенью над Финским заливом часто проходят короткие бури (К.П.). Ночью я вставал, зажигал лампу и писал… (К.П.). … сейчас он почти шутя напишет то главное, чего раньше не мог, как ни мучился, передать множеством слов (К.П.). Люди стали нехотя расходиться (В.Сан).

 

Упр. 46. Назовите, с помощью каких средств в выделенных наречиях выражается степень качества.

 

Такой аттракцион Стышной и Катя демонстрировали частенько на клубной танцевальной площадке ( М.А. ). И они пошли по дороге, обдаваемые влажным, до обморока зябким запахом сирени, синевато белеющей под пыльными заборами в лунном свете ( Ю.Б. ). В темноте набухшей сыростью мартовской ночи пахло талым снегом, всюду капало, шуршало, тоненько звенели расколотые сосульки ( Ю.Б. ). Его, расстрелявшего все боеприпасы, фактически безоружного, обступили четыре немецких самолета и, не давая ему ни вывернуться, ни уклониться с курса, повели на свой аэродром ( Б.П. ). Ещё фосфорически тлела, не дотлевая, в недосягаемой, как прошлое, бесконечности рваная полоса ледяного заката ( Ю.Б. ). Птица время от времени начинала часто-часто махать крыльями, раздувать вокруг шеи перышки, и вот тогда-то от неё лилось это курлыканье ( М.А. ). Спарский, совсем маленький по сравнению с приезжими, покуривал трубочку, слушал их, стоя чуть-чуть в стороне ( В.Д. ).

 

Упр. 47. Определите, какой частью речи являются выделенные слова.

 

Сорока вскрикнула и, распустив хвост, похожий на оперение стрелы, по прямой полетела прочь ( Б.П. ). Я обрадовался несказанно, встретив этого широкоспинного человека, – да, да, ведь у него должен быть мой билет на поезд, ведь прежде этот человек был очень хорошо знаком мне ( Ю.Б. ). Лось ушел, зато рядом раздался звук, производимым каким-то живым и, вероятно, слабым существом ( Б.П. ). Вчера Алексей почти не обратил на это внимание ( Б.П. ). Восемнадцать минут ещё есть, можем пока поглядеть кое-что для первого знакомства ( М.Р. ). Но это надо сделать расчетливо и точно ( Б.П. ).

Упр. 48. Выделите суффиксы наречий, укажите их значение.

 

Грустновато, легонечко, хорошенько, трудновато, тихонечко, холодновато, мелковато, мягонько .

 

Упр. 49. Из данных ниже предложений выпишите наречия. Разберите их по составу, определите способ словообразования.

 

Краска рождает запах, свет – краску, а звук восстанавливает ряд удивительно точных картин (К.П.). Поэзия сопровождала Чернышова неотступно (К.П.). Где-то поблизости вдохновенно рыдали ослы (К.П.). Он холодно и несколько принуждённо вежлив (К.П.). Мы насквозь промокли (К.С.). Взгляд её упал на букет, о котором впопыхах все позабыли (Б.Пол.). Он неодобрительно покашливал, поглядывая на мою возню с удочками (К.П.). В окна лился синий свет, и ветер безнаказанно гулял по комнатам (К.П.). Никто из писателей не знал так всесторонне Москву, как Гиляровский (К.П.). Ночью сквозь шорох дождя пароход прокричал четыре раза (К.П.). Впереди плавился в солнце, как глыба снега, океанский белый пароход (К.П.). Мы просиживали ночи напролёт в моей тесной каморке и читали стихи (К.П.). Нужен сильный талант, такой, как у Горького, чтобы многократно рассказывать одну и ту же историю, а потом написать её свежо и по-иному, чем сложился словесный рассказ (К.П.).

 

Упр. 50. Назовите способ образования наречий.

 

Сборочный цех экскаваторов жил своей, по-особому интересной жизнью ( В.П .). Захожу в комнату налево ( В.Суб .). Солдатик подобрал шинель руками, вприпрыжку, судорожно вытянув шею, пытался настичь свою роту ( Л.К .). На полу, вперемешку с пакетами чая и табаку, валялись кожаные перчатки и странные красивые меховые сапоги ( В.Кав .). В военной форме, в новых, блестящих, скрипящих сапогах, в фуражке набекрень, из-под которой ровной волной выходили кудри, он явился домой и положил на стол двести рублей (В.Кав.). Петухов смотрел ей вслед и, думая, что она всё-таки вернётся, улыбался виновато и вместе с тем радостно ( В.Кож .). Они вшестером за двадцать километров пришли, чтобы спеть эту песню ( В.Пес .). Только что я взял из больничной библиотеки «Записки охотника» и прочитал страниц пять, как книга показалась мне втрое скучнее, чем прежде ( В.Кав .).

 

Упр. 51. Придумайте предложения с наречиями и существительными с предлогами: доверху – до верху, вглубь – в глубь, вдаль – в даль.

 

Упр. 52. Спишите раскрывая скобки.

 

(В) пустую, (на) удалую, (в) верх, (под) мышкой, в (открытую), (до) ныне, (до) отказа, (до) тла, (под) час, (за) муж, (по) близости, (по) новому, точь (в) точь, (по) прежнему, (на) бекрень, (на) прокат, (на) угад, (в) расплох, (на) перекор, (на) изусть.

 

Упр. 53. Сделайте словообразовательный и морфологический разбор выделенных наречий.

 

Он танцевал бесстрастно, щегольски и, полный холодного высокомерия, не глядел на нее ( Ю.Б. ). Я сидел сзади и видел молодые и напряженные затылки моряков ( К.П. ). Лёшка – свой в доску, не обременяет головушку слишком уж глубокими мыслями ( М.А. ). Поля сказала, что, по её мнению, московская соседка неспроста отпускала внучку в эвакуацию без себя… ( Л.Л. ). Слева выступал среди пасмурного неба устремлённый в дождливые тучи костел, рядом мокро мерцала площадь, где не было ни души ( Ю.Б. ). И как было бы славно, если б он мог слышать этот голос сегодня, завтра, послезавтра , каждый день, каждый час, каждую минуту – слышать всегда! ( М.А. ). Ему хотелось поскорее глянуть на Бухара, одногорбого верблюда, которого купил в Заволжье перед самым уходом на гражданку ( М.А. ). Тут было тихо, но ночной ветер гулял по вершинам сосен, лес шумел то успокаивающе-певуче, то порывисто и тревожно ( Б.П. ). И к гуденью их примешивался порой частый короткий треск, похожий на вечерний скрип дергача на болоте ( Б.П. ). Огни над водой горели по-разному ( К.П. ). Возвращались домой поодиночке , пристыженные ( М.А. ). Он в свою очередь понимающе взглянул на неё, и ему подумалось, что они поняли друг друга ( М.А. ). Курсанты, загорелые до черноты, пропыленные, ничего не ели, хотелось только пить – готовились к экзаменам в классе артиллерии и поминутно выбегали в умывальную ( Ю.Б. ). Вам, однако, грустно смотреть на экс-председательскую улицу, убежавшую под гору будто специально для того только, чтобы поменьше глаз глядело на нее ( М.А. ). Петькина изба была получше – в ней и поселились ребята ( М.А. ). Поначалу она взяла невозможно высокую ноту, но, увидев, что её не смогут поддержать остальные, быстро перестроилась, снизила голос ( М.А. ). Они по-кошачьи лазали по кривым столбам, ввинчивали белые фарфоровые чашки ( М.А. ). Я не видел, как утром он уехал, поэтому не знаю, простился ли с ним отец или сам гость уехал, ни с кем не попрощавшись ( Ю.Б. ). Он подолгу рассматривал каменистые дворы, полные кошек, сухой листвы платанов и голубоватых рыбачьих сетей ( К.П. ). Она только вскрикивала по-девичьи восторженно: «Ой, как же красиво!» ( М.А. ). – Слышите? – Ольга Серафимовна слегка повернулась к Лосеву ( Д.Гр. ). Переулок был по-весеннему яростно залит солнцем, нежно, сквозисто зеленели тополя за тёплыми заборами ( Ю.Б. ). Но теперь он шёл по-звериному , осторожно ( Б.П. ). Но кое-кто и сейчас за бесценок продает свои дома и уезжает поближе к городским удобствам ( Ю.Б. ). И сейчас он убеждался, что вряд ли от этого он что-нибудь потерял ( Д.Гр. ). Должно быть, осенью , а вернее всего, ранней зимой по опушке леса, через это поле проходил один из оборонительных рубежей, на котором недолго, но упорно, как говорится – насмерть, держалась красноармейская часть ( Б.П. ). Пришёл как-то поутру , разбудил Петьку и Ваську, спавших в обнимку прямо н полу, дождался, когда они протрут кулачонками глаза, да и объявил: «Завтракайте, ребятишки, и на поле» ( М.А. ). Он был постарше меня на четыре-пять лет, но вроде что-то связано было у меня с ним ( М.А. ). Теперь будет трудно писать по-старому ( К.П. ). И решили после расстановки мебели отпраздновать по-стариковски новоселье: в ближнем гастрономе купили бутылку «красненького», минеральной воды, нехитрой закуски ( Ю.Б. ). Алексей сам видел, как однажды звено истребителей под командой его приятеля Героя Советского Союза Андрея Дегтяренко привело и посадило на свой аэродром немца-разведчика ( Б.П. ). Сегодня он поднял сумку ( Б.П. ). Потом в саду, под яблонями, их угощали ухой, сваренной тут же на костре, в рыбацком ведерке; ели её, обжигающе горячую, деревянными ложками ( Ю.Б. ). У ворот рядком стояли довольные, счастливые богомолки ( М.А. ). Лошади рысцой унесли за поворот наших гостей, а Спарский вошел в избу, хлопнул дверью и сел за стол ( В.Д. ). Под иконой, чуть сбоку , висела ее фотография с Астаховым ( Д.Гр. ). Все время сверху падали только отдельные и очень тяжёлые капли ( С.С. ). Волк сидел по-собачьи и глядел в их сторону ( М.А. ).

 

Упр. 54 . Найдите в тексте наречия, определите их семантический разряд и способ словообразования.

 

Вплавь реку переплывать не легко ( М.А .). На просветлевшем несколько, но все еще довольно тёмном небе выделялся уже хребет. На нём, вверху, шумел лес, внизу, в темноте, плескалась река ( В.Кор .). Я быстро оделся и вышел на улицу ( А.Чак .). А тут, как назло, мои девушки куда-то пропали ( А.Чак .). Он дул при ясном небе, на котором днем светило вовсю солнце, а ночью, казалось, можно было пересчитать все звёзды ( А.П .). Но вот подул северный ветер, который на строительстве почему-то называли «свистограй» ( Б.П. ). Днём в городе было по-прежнему оживлённо ( А.Чак .). Кипрей разрастается на гарях неспроста. Дело в том, что кипрей очень смягчает жару и не даёт солнцу на гарях сжигать молодые побеги деревьев ( К.П .). «Здравствуй, Маша, – ответила Анфиса. – Слезай, иди к нам. Будем чай пить вместе» ( К.П .). Ел он очень мало и всегда не вовремя ( В . Кож .). Где-то далеко-далеко светился бакен ( Б.П .). Рядом со мной, на придвинутой вплотную койке, лежал человек, укрытый одеялом с головой ( Чак .). Я не любил её раньше, потому что не любил людей, которые громко смеются ( А.Чак .). Вечером мы собрались в нашем купе ( А.Чак .).

 

Упр. 55. Произнесите правильно наречия глубоко, мельком, назло, наперегонки ,

 

Упр. 56. Выпишите наречия, проведите их разбор по частям речи.

 

Я как-то особенно остро запомнил этот вечер в бревенчатом доме на окраине Мурманска ( К.С .). Будущее бродит в нём началом свежести, блеска, совершенно особого восприятия мира ( К.П. ). Особенно хорошо и просторно бывает в дождь, когда дым прилипает к влажному молу и в камбузах беспечные коки варят крепкий кофе ( К.П. ). Батурин уехал позже всех в Ростов ( К.П. ). Приезжайте скорей ( К.П. ). Валя часто смеялась, потом подолгу молчала, будто прислушиваясь к отдаленным звукам ( К.П .). Здесь очень холодные ночи в горах ( К.П .). Чаще всего я писал по ночам ( К.П. ). А населения в этом районе совершенно не было ( К.П. ). Обратно шли по тропе через заросли голых кустов ( К.П. ). За стеной прогремел веский гром и ещё тоньше задрожали трубы ( К.П. ). Матросы умеют говорить лучше нас ( К.П. ). Он быстро и отрывисто со мной поздоровался ( К.С .). Лицо у нее было по-детски чисто и спокойно ( К.П. ). Батурин уехал позже всех в Ростов (К.П.). За стеной прогремел веский гром и ещё тоньше задрожали трубы (К.П.). Лицо у него было по-детски чисто и спокойно (К.П.). Я сдуру поехал без шинели (К.С.). Ставский отдал мне свою плащ-палатку и при этом как-то особенно заботливо укрыл меня (К.С.). По отношению каждого человека к своему языку можно совершенно точно судить не только о его культурном уровне, но и гражданской ценности (К.П.).

 

Материал для дополнительной работы

 

1. Чтобы шедшая без фар машина не врезалась в деревья, Синцов вышел из кабины и пошёл впереди ( К.С. ). 2. Лейтенант смолчал, зло поигрывая желваками, подошёл к борту машины и заглянул внутрь ( К.С. ). 3. Но Синцов только молча посмотрел на него ( К.С. ). Но прошла ночь, и им пришлось поверить в гораздо худшие вещи ( К.С. ). 5. Ответили, что пока нельзя ( К.С. ). 6. Толком никто ничего не знал ( К.С. ). 7. Он очень спешил и был окончательно не в состоянии скрывать это ( К..С. ). 8. Через пятьсот шагов они действительно увидели стоявшую в гуще молодого ельника 45-миллиметровую пушку ( К.С. ). 9. Лопатин ехал в грузовике стоя ( К.С. ). 10. Поезд пришёл в городок днём ( К.П. ). 11. Больше всего я боялся заблудиться ( Д.Гр. ). 12. Пока только один завод во Владикавказе добывает из кукурузы и сорго сахар и сироп ( К.П. ). 13. О том, как приручают растения, лучше всего говорит история каучукового кустарника гваюлы (К.П.). 14. Бунин много и долго говорил о нём ( К.С. ). 15. Живём весело, но, как водится, безалаберно ( К.П. ). 16. Решение должно было быть единодушным, но трое стариков колхозников из Дериглазова шли наперекор ( К.П. ). 17. Давно, ещё в детстве, мне почему-то очень хотелось попасть в Витебск ( К.П. ). 18. Порой от человека оставалась только одна фамилия – какой-нибудь напыщенный телеграфист Ять ( К.П. ). 19. Машина действительно стояла там, где он сказал ( К.С. ). 20. Я сдуру поехал без шинели ( К.С. ). 21. Мы пошли обратно ( К.С. ). 22. Он стоял прямо, вытянувшись, и глаза его были такими, каких никогда не видела у него Зинаида Ивановна ( К.С. ). 23. Захаров исподлобья посмотрел на него ( К.С. ). 24. Хотя всё вокруг было осмотрено, я принялся снова обыскивать поляну ( В.Бог. ). 25. Посредине прямо перед ним возле походного столика с какими-то бумагами стояли и разговаривали несколько генералов и среди них в центре – Егоров ( В.Бог. ). 26. Хижняк сразу вылез и пошёл вокруг полуторки, осматривая и обстукивая баллоны ногой; Алёхин, соскочив на обочину, разглядывал, что делается впереди ( В.Бог. ). 27. Далеко впереди завиднелись освещенные неярким вечерним солнцем окраины Лиды ( В.Бог. ). 28. Командующий стоя выслушал его, коротко пожал руку и предложил сесть ( К.С. ). 29. За всё время Пантелеев впервые прямо спросил его о чём-то ( К.С. ). 30. Она перехватила его взгляд и, почувствовав укоризну, взглянула ему прямо в лицо ( К.С. ). 31. Здесь очень холодные ночи, в горах ( К.П. ). 32. Будущее бродит в нём началом свежести, блеска, совершенно особого восприятия мира ( К.П. ). 33. Я как-то особенно остро запомнил этот вечер в бревенчатом доме на окраине в Мурманске ( К.С. ). 34. А населения в этом районе совершенно не было ( К.С. ). 35. Хозяйка говорила вполголоса и то и дело от волнения роняла напёрсток, а Катя, её внучка, лазала за ним под стол и каждый раз долго сидела под столом, вероятно рассматривая Егорушкины ноги ( А.Ч. ). 36. Сопка была отсюда хорошо видна ( К.П. ). 37. Обратно шли по тропе через заросли голых кустов ( К.П. ). 38. Он быстро и отрывисто со мной поздоровался ( К.С. ). 39. Не проехали ещё и десяти вёрст, а он уже думал: «Пора бы и отдохнуть» ( А.Ч. ). 40. Лицо у неё было по-детски чисто и спокойно ( К.П. ).

 

Безлично-предикативное слово

 

Упр. 57. Найдите в тексте безлично-предикативные слова, омонимичные наречиям и кратким прилагательным на –о; докажите, почему эти слова принадлежат к безлично-предикативной лексике.

 

У вас чудесно ( К.П .). Но ползти было совсем трудно ( Б.П. ). Сабурову было жалко Парфенова, как всегда особенно жалко бывает людей, погибающих в первой схватке ( К.С. ). Ему было очень тяжело в эту минуту ( К.С. ). Учиться никогда не поздно ( Посл .). Работать этому человеку было трудно ( К.П .). В вагоне было тесно ( К.П .). На душе было легко и пусто – даже как будто что-то позванивало во всем теле ( К.П. ). В маленькой комнате Власовых становилось тесно и душно ( М.Г .). Вокруг одинокой кузницы было безлюдно и пусто ( М.Ш. ). В лесу было безветренно, тепло, пахло прелью ( К.П. ). В блиндаже было душно и сыро, со стен текло ( К.С. ). Ей было неловко и обидно ( М.Г. ). Писать было легко ( К.П. ). Во время туманов слышно, как мрачно ревут сирены на далеких маяках ( К.П. ). Было смешно и немного завидно ( Д.Гр. ). На базе было пусто ( К.П. ). Было морозно ( Л.К. ). Ему было приятно, что Масленников тревожится за него и пришел сюда, чтобы на всякий случай быть поближе ( К.С. ). Ромадина трудно увидеть в Москве ( К.П. ). Мне было ещё рано возвращаться в редакцию ( К.С. ).

 

Упр. 58. Выпишите в две колонки безлично-предикативные слова, омонимичные: а) наречиям, б) именам существительным. Покажите особенности каждой группы. Отдельно выпишите безлично-предикативные слова, не имеющие функциональных омонимов.

 

В лугах было совсем пусто ( К.П. ). Город было трудно узнать ( К.С. ). Смешно было говорить Гарту о моих мыслях по этому поводу ( К.П. ). Скоро ночь, а тебе всё смех ( В.Пан .). Идти было недолго и после долгой качки на паровозе удивительно приятно ( Л.Л. ). Было как-то странно сидеть здесь в театре, в Москве, на этой своей довоенной пьесе ( К.С .). Жаль китов ( В.Сан .). Охота мне её повидать ( К.П. ). Досадно, что так быстро разгорается заря ( К.П. ). Ехать надо было через Москву ( К.П. ). Было жаль просиживать немногие дневные часы в комнате, когда я мог в это время бродить по лесам и лугам, уже готовым к приходу зимы ( К.П. ). Кириллу Петровичу пора было возвращаться ( В.Суб. ). Только что мы задыхались в тайге от жары, а тут впору надевать фуфайки ( В.Пес. ). Возражать всерьёз было нельзя ( Д.Гр .). Пора выбросить из описаний строительств лексикон трескучих слов, искажающих трудную и прекрасную действительность ( К.П. ). В комнате было холодно ( К.П. ). Догадаться, в чём тут дело, пожалуй, легко ( К.П. ). Очень трудно подчас передать свои ощущения ( К.П .). Я ошибся, подумав, что ему было лень слушать рассказ о пьесе, которую он вскоре мог прочесть своими глазами ( К.С. ). Но ему становилось страшно: вдруг поезд уйдёт без него ( В.Пан .). Ей немножко неловко, что она так улизнула ( В.Пан. ). Шли дожди, густые пасмурные дни были похожи на рассветы, в избе стало сыро и холодно ( К.П. ). Без него просто уже нельзя было обойтись ( В.Суб .). Можно усомниться, что именно здесь проходит передовая ( В.Суб .). Ему приятно было щегольнуть перед Гуреевым своей удачливостью ( Д.Гр .). Принято считать, что научная работа даёт человеку высшее удовлетворение ( Д.Гр. ). Мне давно надо было поехать в Пущино ( Д.Гр. ). В блиндаже было жарко натоплено ( К.С. ). У этого поезда плакать не принято ( К.С. ). А больше не положено, а больше не заслужено ( К.С. ).

Был у меня хороший друг –

Куда уж лучше быть, –

Но все, бывало, недосуг,

Нам с ним поговорить ( К.С. ).

Было сухо и пыльно ( К.С. ). Во время разлива в сельпо всегда было особенно людно и шумно ( К.П. ). Внутри было пусто, мусорно ( К.П. ). Пора, однако, кончать этот рассказ ( К.П. ). Писать об этом было трудно, но интересно ( К.П. ). В котельной было дымно ( К.П. ).В вагоне узкоколейки было темно и тесно ( К.П. ). Надо было ехать ( К.П. ).

 

Упр. 59. Найдите в тексте функциональные омонимы, представленные безлично-предикативными словами, наречиями и именами прилагательными в сравнительной и превосходной степени. Каковы критерии их разграничения?

 

Она очень обрадовалась мне, гораздо больше, чем я думал ( В.Кав .). Лучше всего было в лесах ( К.П .). От этого мой внутренний мир становился богаче ( К.П .). Я был захвачен севером сильнее, чем югом ( К.П .). Гораздо позже из записок путешественника Миклухо-Маклая я узнал об этом ( К.П. ). В этом введении к своим книгам я пытаюсь проследить свой собственный путь, сделать его более ясным... ( К.П. ). Чем больше знает человек, тем резче он воспринимает, тем теснее его окружает поэзия и тем он счастливее ( К.П. ). Всем известно, что Пушкин писал лучше всего осенью ( К.П .). Чем дальше, тем лес делался глуше, торжественнее, сумрачнее ( К.П .). С годами каждая новая зима казалась Тихону Петровичу длиннее прошлогодней ( К.П. ). Чем угрюмее были тучи, волочившие по земле мокрые, обтрёпанные подолы, чем холоднее дожди, тем свежее становилось на сердце, тем легче, как бы сами по себе, ложились на бумагу слова ( К.П .). Из всех работающих на нас машин лес – одна из самых долговечных, но и труднее всех поддающихся починке ( Л.Л. ). Я не знал, что полярные путешественники ценят его дороже золота потому, что алыча – надёжное средство против цынги ( К.П. ). Жизнь в маленьком домике Власовых протекала более тихо и спокойно, чем прежде, и несколько иначе, чем везде в слободе ( М.Г .). Облака плыли медленнее, тени их стали тоньше, прозрачнее ( М.Г. ). Становилось веселее, голоса звучали громче, заглушая дальний шум возни машин ( М.Г. ). Строжайше были запрещены прогулки по платформе и Народному саду ( Л.К .). Если хорошенько подумать, на что был похож Одензе, то, пожалуй, он больше всего напоминал игрушечный город, вырезанный из почерневшего дуба ( К.П. ). Чем прозрачнее воздух, тем ярче солнечный свет. Чем прозрачнее проза, тем современнее ее красота и тем сильнее она отзывается в человеческом теле ( К.П. ). Но удивительнее всего в этих местах был воздух ( К.П. ). История – лучший драматург, она позволяет себе любые условности, симметрию почти геометрическую ( Д.Гр. ). Запоздалая сова чиркнула крылом по снегу и полетела туда, где погуще и потемнее ( В.Пес .). Пышнее кучевых облаков зелеными клубами поднимались из земли ветлы ( В.Сол .). Даже самая большая река начинается ручьём ( В.Пес .). Одно из самых высоких человеческих чувств, по-моему, – чувство вины перед детьми ( Е.Богат ). Старая рыбачка казалась Алеше самой дорогой, самой красивой, самой умной на свете ( Е.П .). Родина превыше всего ( Посл .). Толя-капитан дальше всех закидывал самолов ( К.П .). Но больше всего обогащает язык прозаика знание поэзии ( К.П. ). У меня сразу сделалось веселее на душе, и я стал говорить увереннее и тверже ( В.К. ). Чем ближе мы подъезжали к Пушкинским горам, тем больше волновались, будто нам предстояло встретиться с живым поэтом ( К.П. ). Легче быть пророком прошлого, чем настоящего ( Д.Гр. ). По писательскому своему опыту я знаю, что гораздо лучше работать в деревне, чем в городе ( К.П. ).

Даже лучше, что ты

в этот день от меня далеко ( К.С. ).

Стало холода меньше и ветра,

но остался всё тот же

бивачный невыжитый дух ( К.С. ).

Чем тоскливее было,

тем дольше гостей не пускали ( К.С. ).

 

Упр. 60. Сделайте разбор безлично-предикативных слов как части речи.

 

На станции было безлюдно ( К.П .). Не слышно ни мычания коров, ни петушиных криков ( К.П. ). В лесу было безветренно, тепло, пахло прелью ( К.П .). В вагоне узкоколейки было тепло и тесно ( К.П. ). Подчас трудно было определить эти запахи ( К.П .). В лугах было совсем пусто ( К.П .). Маше стало жаль расставаться с этим берегом, с шалашом и дедом-корзинщиком ( К.П .). Удивительно легко было дышать ( К.П. ). У вас тут чудесно ( К.П .). Там у меня до сих пор полно родных ( К.П. ). Горький говорил о том, что нельзя писать в пустоту ( К.П. ). Ромадина трудно увидеть в Москве ( К.П. ). Становилось слышно, как, отсчитывая секунды с точностью метронома, капает из крана вода ( К.П. ). Пора было возвращаться: Кате стало холодно, и, пройдя вдоль набережной, заваленной лесом, мы повернули домой ( В.К. ). Под ними хорошо прятаться от дождя, – сухо, как в хате, а в двух шагах дождь шумит, льётся стеной ( К.П. ). Известно, что настойчивость учёных чудовищна и может вывести из себя даже самого спокойного человека ( К.П. ). Хондриллу нашли, но этого мало. Надо её сделать домашней ( К.П. ). Невозможно описать всё это ( К.П. ). Но кричать было бесполезно ( К.П. ). До Заборья было ещё далеко ( К.П. ). С ними было скучно, пресно, в них не хватало куража, огня ( Д.Гр. ). Хороших зоологов мало ( Д.Гр. ). Ещё водно, рыбно и лесно на Руси; при том же Иване лось и зубр бродят под Угличем, медведь и верна ( Л.Л. ). Было жалко уходящего лета ( К.П. ). Рассмотреть Румянцева с первого взгляда было не очень легко ( К.П. ). Я не буду продолжать этот блистательный список экспедиций. Довольно и этого ( К.П. ). Было очень интересно наблюдать за ним ( К.С. ). На душе было скверно, а в животе пусто ( К.С. ). Невозможно было ни пройти пешком, ни проехать на лодке ( К.С. ). Можно и нужно перечитывать с карандашом книги полюбившихся поэтов ( С.Н. ). Растению нельзя ни в чём уступать, иначе оно выйдет из повиновения ( К.П. ). В Мурманске женщин заметно меньше, чем мужчин. Город сугубо холостой ( К.П. ).

 

Материал для дополнительной работы

 

1. Идти стало трудней ( К.П. ). 2. По писательскому своему опыту я знаю, что гораздо лучше работать в деревне, чем в городе ( К.П. ). 3. Видно было, что всё у него рассчитано, налажено, особенно же меня поразило, с какой ловкостью он орудовал палочками ( Д.Гр. ). 4. Иногда от такой свободы даже становится неуютно ( Д.Гр. ). 5. Меня легко уговорить, а ещё больше я верю печатному слову ( Д.Гр. ). 6. По отношению каждого человека к своему языку можно совершенно точно судить не только о его культурном уровне, но и о его гражданской ценности ( К.П. ). 7. Охота в свою дивизию съездить? ( К.С. ). 8. Везде хорошо было идти ( В.Сол. ). 9.Жалко, что Борисов не умел живо рассказывать ( В.Сол. ). 10. Образованность нельзя смешивать с интеллигентностью ( Д. Лихачёв ). 11.Отрадно, что это понимают мои корреспонденты ( Д.Лихачёв ). 12. < … > и где он теперь – в небе , на земле или под землёй – мне неведомо ( К.С. ). 13. Степану сейчас некогда думать. Ему нужно, и он делал ( П.П. ). 14. И тут она увидела, что ему плохо, она понимала и не знала, как ему помочь ( Л.Л. ). 15. Дмитрий потёр руки и тут же с силой отбросил их, ему было жарко под десятками любопытных взглядов ( П.П. ). 16. Голос, говоривший с ним, звучал в нём самом, глазам было горячо и приятно ( П.П. ). 17. Вам не стыдно? ( П.П. ). 18. Он оставался на месте, лишь сильнее прижимаясь к стене, становилось душно и жарко ( П.П. ). 19. Было бы совсем плохо, если он и теперь ошибётся ( П.П. ). 20. Он помнил только ощущение боли в затылке и висках. Ему показалось, что она опять усилится, и ему стало страшно ( П.П. ). 21. А люди с утра до ночи работали. Дмитрий видел, как им тяжело ( П.П. ). 22. – Вкусно, – неожиданно сказал Дмитрий, ни к кому не обращаясь, и у деда Матвея ложка повисла на полпути ко рту ( П.П. ). 23. Про жену узнал, совсем худо < … > ( П.П. ). 24. Разговаривая, Полякову приходилось запрокидывать голову. Было неудобно и утомительно, и он почёл за лучшее шага на два отступить ( П.П. ). 25. Борисова огляделась. В саду было запущенно ( П.П. ). 26. Борисова ещё не привыкла к своему новому положению. Вначале было очень трудно ( П.П. ). 27. Хандриллу нашли, но это мало. Надо её сделать домашней. Всем известно, что домашние куры, так же как и домашние свиньи, приносят гораздо больше пользы, чем дикие. Этот закон распространяется и на растения. Приручить их труднее, чем дикого кабана <…> Растению нельзя ни в чём уступать , иначе оно выйдет из повиновения ( К.П. ). 28. Химический процесс снять и увидеть нельзя – его можно только описать ( К.П. ). 29. В башне газгольдера было гулко и пусто ( К.П. ). 30. Редко бывает, что наше представление о чём-нибудь совпадает с действительностью ( К.П. ). 31. Авиации было много с обеих сторон <…> ( К.С. ). 32. Ночи были холодные, днём бывало то сухо и ветрено, то дождливо и ветрено ( К.С. ). 33. Ей становится смешно, и она молча кивает ( П.П. ). 34. Лестно слышать от вас. Горжусь ( П.П. ). 35. У нас давно не топлено ( К.П. ). 36. Закурили и сразу почувствовали: душно ( П.П. ). 37. В комнате сыро, батареи отключены ( П.П. ). 38. Борисова торопится, ей неприятно и никого не хочется видеть ( П.П. ). 39. В мезонине было уже натоплено, прибрано ( К.П .). 40. Уж было ему говорено не раз: «Не зная броду – не лезь в воду» ( В.Ш.. ). 41. Доказано, что общение с природой по меньшей мере полезно человеку ( Л.Л. ). 42. Он понял, что сейчас нельзя ни о чём говорить с Басаргиным и лучше оставить его наедине с собой ( К.П. ). 43. Счастливо вам оставаться ( К.П .). 44. В комнате было натоплено и душно ( К.С. ). 45. Было очень тихо, свежо и росисто ( В.Бог. ). 46. На совещании у Дымченко было решено сдать монету в музей ( К.П. ). 47. Решено было оказать эту честь Арго ( Д.Гр. ). 48. Вокруг продавленного, жёсткого клеёнчатого дивана <…> было густо насыпано пепла, насорено окурками ( Б.П. ). 49. Особенно хорошо и просторно бывает в дождь, когда дым прилипает к влажному молу и в камбузах беспечные коки варят крепкий кофе ( К.П. ).

Задания для блицконтроля
Часть 3

Глагол

 

№ 1

Задание : определите основы и класс глаголов.

 

1. Повернуть, тупеть, копить, собирать, определить, вертеть, вымыть.

2. Редактировать, закрыть, смотреть, мёрзнуть, владеть, пилить, разбросать.

3. Беседовать, носить, зябнуть, делать, белеть, думать, стоять.

4. Рисовать, видеть, заработать, крикнуть, сереть, любить, завтракать.

5. Достигать, открыть, обидеть, толкнуть, зеленеть, говорить, начинать.

6. Рубить, жалеть, пухнуть, завидовать, косить, сохнуть, стремиться.

7. Умнеть, прыгнуть, негодовать, толстеть, спеть, строить.

8. Стремиться, советовать, любить, верить, стукнуть, замечать, решать.

9. Звонить, командовать, смотреть, бросать, стремиться, махнуть, торговать.

•  Развеселить, прыгнуть, прыгать, писать, запасать, зеленеть, восхищаться.

 

№ 2

 

Задание : определите залог по Грамматике–60 и Грамматике–80.

 

1. Бороться, похвалить, возвратиться, течь, идти, молиться, одеваться, бросать, стремиться, премировать.

2. Торопиться, хвалить, строиться, мёрзнуть, белеть, носить, улыбаться, переговариваться, молоть, заботиться.

3. Ремонтироваться, шагать, расширить, потеплеть, работать, считаться, соревноваться, поверить, поблагодарить.

4. Писать, встречаться, дружить, умываться, восстановить, убедиться, потеплеть, варить, тренироваться, устраиваться.

5. Запомнить, жить, отдыхать, рассказать, издаваться, дарить, радоваться, руководствоваться, найти, здороваться.

6. Кормить, бежать, прижиматься, откликнуться, расписаться, наносить, звучать, догадаться, надевать, улучшаться.

7. Задымиться, возникнуть, думать, возвращаться, притаиться, щёлкнуть, плыть, переработать, сочетаться, смеяться.

8. Брать, светиться, бежать, обниматься, ответить, пить, расписаться, благодарить, вдуматься, оценивать.

9. Строиться, понять, согласиться, расстилаться, взглянуть, улыбаться, обогащать, считаться, запомнить, сдружиться.

•  Изображать, рассчитываться, решать, обедать, добиваться, обогнать, засмеяться, поздороваться, переплыть, веселиться.

 

№ 3

 

Задание : определите, к какому залогу (по Грамматике–60 и Грамматике–80) относятся данные ниже глаголы. Назовите точки зрения на словообразовательный характер постфикса -ся (-сь).

 

1. Устроиться, добиться, уменьшаться, бриться, интересоваться, встречаться, убедиться.

2. Добиться, оторваться, докатиться, одеваться, беспокоиться, ссориться, хвалиться.

3. Строиться, качаться, отпроситься, наряжаться, кататься, советоваться, гнуться.

4. Радоваться, спуститься, броситься, причёсываться, опуститься, видеться, согреться.

5. Догадываться, браться, храниться, разъезжаться, купаться, устраиваться, оформляться.

6. Улыбнуться, перемешаться, растворяться, довольствоваться, стричься, открываться, мириться.

7. Грузиться, выкупаться, взгрустнуться, казаться, отказаться, удивляться, подниматься.

8. Казаться, увлечься, раскинуться, злиться, вертеться, убедиться, ссориться.

9. Охлаждаться, тянуться, оторваться, раздражаться, задержаться, обернуться, договориться.

10. Улучшаться, достаться, держаться, успокаиваться, перемешаться, советоваться, восхи- щаться.

 

№ 4

 

Задание : образуйте все возможные формы глагола от основы инфинитива (прошедшего времени) и от основы настоящего (будущего простого) времени.

 

1. Исполнить, радовать.

2. Любить, прочитать.

3. Разговаривать, выиграть.

4. Трудиться, нагрузить.

5. Добавить, умываться.

6. Писать, расположиться.

7. Грузить, повернуться.

8. Читать, умыться.

9. Рисовать, обрадовать.

•  Решать, восхищаться.

 

№ 5

 

Задание : подберите к глаголам (где возможно) видовые пары, укажите способ образования видовых пар.

 

1. Откупорить, блестеть, грузить, посмотреть, возвращаться, идти, телеграфировать, крикнуть, строить.

2. Беречь, включать, чинить, согреться, обедать, хмуриться, рассказать, устремляться, выгружать, рассыпать.

3. Закусывать, ринуться, гарантировать, одеваться, искать, затормозить, носить, экономить, устроить, варить.

4. Запасаться, командировать, ловить, заполнять, бегать, здороваться, велеть, рассчитываться, хлынуть, крепнуть.

5. Хвалить, настраиваться, беседовать, деформировать, утешить, рисовать, засолить, найти, улыбнуться, поблагодарить.

6. Преклоняться, добиться, поймать, разрешить, садиться, господствовать, ранить, грузиться, запеть, смеяться.

7. Разговаривать, велеть, адресовать, располагаться, дожидаться, проходить, реорганизовать, побежать, положить, плотничать.

8. Побежать, изображать, воздействовать, устроить, дегустировать, ловить, ссориться, вставить, нахваливать.

9. Уменьшать, важничать, увеличить, поговорить, добиться, гофрировать, варить, подъезжать, рисовать, похвалить.

•  Обувать, бодрствовать, стабилизировать, класть, читать, соглашаться, дозвониться, писать, благодарить, восхищаться.

 

№ 6

 

Задание: назовите спряжение глагола и способ его определения. Образуйте формы 3-го лица единственного и множественного числа настоящего или будущего времени, повелительного наклонения; запишите их по образцу:

 

 

инфинитив

 

спряжение

способ определения спряжения

3 л. ед. ч.

наст. или

буд. вр.

3 л. мн. ч.

наст. или

буд. пр. вр.

повелит.

наклонение

колоть

I

по инф.

колет

колют

коли(те)

 

 

 

 

 

 

 

1. Хотеть, таять, стеречь, гнать, киснуть.

2. Молоть, обязать, поберечь, дышать, глохнуть.

3. Колоть, искать, вязать, слышать, шепнуть.

4. Махать, подписать, рыскать, держаться, зябнуть.

5. Плясать, терпеть, колыхать, подписать, крикнуть.

6. Бороться, лечь, взять, лизать, скакать, стукнуть.

7. Вытерпеть, достигнуть, смотреть, тянуться, зевнуть.

8. Выслать, стлать, клеветать, вязать, свистнуть.

9. Плескать, свистнуть, дремать, мокнуть, воскликнуть.

•  Вытереть, искать, грохотать, прыгнуть, крепнуть.

 

№ 7

 

Задание : определите способ словообразования данных слов.

 

1. Облокотиться, зазвенеть, беседовать, разбежаться, темнеть, возвратить, построить.

2. Плотничать, переработать, светлеть, провожать, отпроситься, проэкзаменовать, устроиться.

3. Рассчитать, позабавить, умыться, полюбопытствовать, возгордиться, удесятерить, выплясывать.

4. Обозначить, досолить, охладить, вызванивать, вскочить, запылиться, обедать.

5. Собирать, докупить, обобществить, выскочить, разгуляться, хмуриться, выстроить.

6. Уценить, доплатить, поклониться, умиротворить, заблагорассудиться, наклониться, утвердить.

7. Пододвинуть, оборудовать, поручиться, вслушаться, уменьшиться, прогуляться, нахваливать.

8. Разогреть, обойти, переизбрать, прислушаться, согреться, переспорить, похвалить.

9. Отобедать, переделать, обучить, отремонтировать, возвратиться, прислушаться, сотрудничать.

•  Обучить, перегруппировать, всмотреться, улыбнуться, обогатиться, торговать, отблагодарить.

 

Причастие

 

№ 8

 

В- I : 1. Сколько причастий максимально можно образовать от переходных глаголов совершенного вида? Объясните причину, приведите примеры.

2. Образуйте все возможные формы причастий от следующих глаголов: утверждать, прошагать, промокать, засмеяться.

В- II : 1. Сколько причастий максимально можно образовать от переходных глаголов несовершенного вида? Объясните причину, приведите примеры.

2. Образуйте все возможные формы причастий от следующих глаголов: утвердить, строить, обуваться, разгрузиться.

В- III : 1. Сколько причастий максимально можно образовать от непереходных глаголов совершенного вида? Объясните причину, приведите примеры.

2. Образуйте все возможные формы причастий от следующих глаголов: защитить, одеваться, построить, слышать.

В- IV : 1. Сколько причастий максимально можно образовать от непереходных глаголов несовершенного вида? Объясните причину, приведите примеры.

2. Образуйте все возможные формы причастий от следующих глаголов: победить, трудиться, мыть, улыбнуться.

В- V : 1. Сколько причастий максимально можно образовать от переходных глаголов совершенного вида? Объясните причину, приведите примеры.

2. Образуйте все возможные формы причастий от следующих глаголов: подойти, здороваться, прочитать, хвалить.

В- VI : 1. Сколько причастий максимально можно образовать от переходных глаголов несовершенного вида? Объясните причину, приведите примеры.

2. Образуйте все возможные формы причастий от следующих глаголов: купить, передвигаться, бежать, передвинуть.

В- VII : 1. Сколько причастий максимально можно образовать от непереходных глаголов совершенного вида? Объясните причину, приведите примеры.

2. Образуйте все возможные формы причастий от следующих глаголов: протирать, удержаться, дышать, пристроить.

В- VIII : 1. Сколько причастий максимально можно образовать от непереходных глаголов несовершенного вида? Объясните причину, приведите примеры.

2. Образуйте все возможные формы причастий от следующих глаголов: полить, умыться, читать, работать.

В- IX : 1. Сколько причастий максимально можно образовать от переходных глаголов несовершенного вида? Объясните причину, приведите примеры.

2. Образуйте все возможные формы причастий от следующих глаголов: вписать, утвердиться, шутить, покупать.

В- X : 1. Сколько причастий максимально можно образовать от переходных глаголов несовершенного вида? Объясните причину, приведите примеры.

•  Образуйте все возможные формы причастий от следующих глаголов: гордиться, проехать, увлечься, хвалить.

 

№ 9

 

Задание : определите залог и время данных причастий; назовите глаголы, от которых они образованы.

 

1. Настроенный, умытый, погасший, объявляющий, возмущавшийся, убираемый, молчащий.

2. Премированный, протёртый, забредший, объясняющийся, преображавшийся, ремонтируемый, спотыкающийся.

3. Выставленный, примятый, померкнувший, занимающийся, встречавшийся, рисуемый, переходящий.

4. Пересчитанный, забытый, достигший, выставляющийся, утихомирившийся, говоримый, вздрагивающий.

5. Наполненный, выпитый, принесший, улыбающийся, закончившийся, утверждаемый, предлагающий.

6. Ободрённый, опрокинутый, замерший, переворачивающийся, удивившийся, выбираемый, сменяющийся.

7. Пересчитанный, покинутый, зазвавший, выстраивающийся, гримировавшийся, передаваемый, хохочущий.

8. Выпущенный, перевёрнутый, пославший, перерабатывающийся, бранившийся, произносимый, ворчащий.

9. Усиленный, открытый, преобразовавший, пересчитывающий, сдерживавшийся, изобретаемый, шептавшийся.

•  Вознаграждённый, переполотый, переждавший, обучающийся, забывшийся, возвышаемый, торжествующий.

 

Деепричастие

 

№ 10

 

Задание: от данных глаголов образуйте деепричастия совершенного и несовершенного вида. Как влияет на образование деепричастия принадлежность глагола к определённому классу? Как влияет основа на выбор суффикса? Если форма не образуется, объясните причину.

 

1. Преклоняться, гнуть, вывести, обуть, ткать, жужжать, держать.

2. Улыбаться, обуть, вымести, избрать, натереть, брать, уважать.

3. Утверждаться, вздремнуть, расцвести, создать, дышать, появиться, торговать.

4. Притворяться, свистнуть, обрести, смешать, врать, дожидаться, прислониться.

5. Перебираться, вздрогнуть, пронести, переиздать, мять, утвердить.

6. Интересоваться, выткать, изобрести, сдать, печь, курить, составлять.

7. Дожидаться, вытянуть, напрясть. вернуть, лить, опуститься.

8. Перевоплощаться, встряхнуться, вывезти, признать, пить, звать, цитировать.

9. Усмехаться, вернуть, внести, убрать, таить, молоть, трудиться.

10. Торговаться, согнуть, принести, переждать, ходить, велеть, премировать.

 

Наречие

 

№ 11

 

Задание : определите семантические разряды наречий и способы образования наречий.

 

1. По-весеннему, сгоряча, быстро, издалека, капельку, вдалеке, исподтишка.

2. По-летнему, спьяну, весело, впереди, пешком, запросто, поодаль.

3. По-зимнему, сдуру, ласково, засветло, верхом, втридорога, настороже.

4. По-осеннему, вприпрыжку, радостно, тотчас, нарочно, волнующе, вдалеке.

5. По-русски, вперемешку, мудро, изредка, нечаянно, временами, сзади.

6. По-немецки, врассыпную, грустно, издавна, неожиданно, назло, даром.

7. По-английски, вдвоём, честно, помесячно, наискось, сгоряча, впереди.

8. По-французски, втроём, правильно, навстречу, исстари, смолоду, нарочно.

9. По-испански, поодиночке, медленно, вразбивку, поодаль, наудалую, сегодня.

10. По-братски, вшестером, тепло, засветло, издавна, наугад, хорошо.

•   

Безлично-предикативное слово (слово категории состояния)

 

№ 12

 

Задание : определите частеречную принадлежность выделенных слов. Подробно аргументируйте свой выбор.

 

1. От этого мой внутренний мир становился богаче (К.П.). Я был захвачен севером сильнее , чем югом (К.П.). Здесь было значительно теплее .

2. Чем прозрачнее проза, тем совершеннее её красота и тем сильнее она отзывается в человеческом теле (К.П.). Лучше всего было в лесах (К.П.).

3. Чем больше знает человек, тем резче он воспринимает, тем теснее его окружает поэзия и тем он счастливее (К.П.). К вечеру на улице стало ещё холоднее .

4. Чем угрюмее были тучи, волочившие по земле мокрые, обтрёпанные подолы, чем холоднее дожди, тем светлее становилось на сердце, тем легче , как бы сами по себе, ложились на бумагу слова (К.П.).

5. Я не знал, что полярные путешественники ценят её дороже золота потому, что алыча – надёжное средство против цинги (К.П.). С годами каждая новая зима казалась Тихону Петровичу длиннее прошлогодней (К.П.). Бродить у моря было приятнее , чем сидеть в душном кафе.

6. Становилось веселее , голоса звучали громче , заглушая дальний шум возни машин (М.Г.). Но удивительнее всего в этих местах был воздух (К.П.).

7. Пышнее кучевых облаков зелёными клубами поднимались от земли вётлы (В.Сол.). Запоздалая сова чиркнула крылом по снегу и полетела туда, где погуще и потемнее (В.Пес.). Она очень обрадовалась мне, гораздо больше , чем я думал (В.Кав.).

8. Облака плыли медленнее , тени их стали тоньше , прозрачнее (М.Г.). На улице стало ещё пасмурнее .

9. Но больше всего обогащает язык прозаика знание поэзии (К.П.). Чем дальше, лес делался глуше, торжественнее , сумрачнее (К.П.). Уютнее всего было в небольшой светлой комнате.

•  Одно из самых высоких человеческих чувств, по-моему, чувство вины перед детьми (Е. Богат). Толя-капитан дальше всех закидывал самолов (К.П.). Приятнее всего для неё было бродить по старому, ухоженному парку.

 

№ 13

 

Задание : придумайте предложения, в которых данные ниже слова были бы представлены как функциональные омонимы: а) имя существительное и безлично-предикативное слово; б) наречие и безлично-предикативное слово.

 

1. Охота, грустно, свежо.

2. Лень, страшно, приятно.

3. Недосуг, холодно, отлично.

4. Пора, уютно, весело.

5. Грех, светло, беспокойно.

6. Время, тихо, удобно.

7. Жаль, тоскливо, торжественно.

8. Тепло, больно, спокойно.

9. Досуг, ясно, легко.

10. Время, темно, хорошо.

Схемы разбора
Часть 3

Глагол в спрягаемой форме

1. Словоформа в тексте с зависимым словом, если оно имеется.

2.1. Вид глагола с точки зрения вхождения в видовую пару:

2.1.1. глагол несовершенного вида, являющийся членом видовой пары ( писать – написать, перечитывать – перечитать );

2.1.2. глагол совершенного вида, являющийся членом видовой пары ( написать – писать, перечитать – перечитывать );

2.1.3. глагол несовершенного вида, не являющийся членом видовой пары (одновидовой, несоотносительный по виду: мочь, принадлежать, сидеть );

2.1.4. глагол совершенного вида, не являющийся членом видовой пары (одновидовой, несоотносительный по виду: вздремнуть, толкнуть, зарычать );

2.1.5. двувидовый глагол ( телеграфировать, использовать ).

2.2. Для глаголов, входящих в видовые пары, определяется способ формирования видовой пары:

2.2.1. видовая пара образуется путем перфективации ( пахать – вспахать, строить – построить );

2.2.2. видовая пара образуется путем имперфективации ( переписать – переписывать, решить – решать );

2.2.3. видовая пара образуется супплетивным способом ( возвращать – вернуть, говорить сказать, класть – положить ).

3. Переходность:

3.1. переходный глагол, объект выражен винительным падежом ( благодарить воспитателя, читать книгу );

3.2. переходный глагол, объект выражен родительным падежом со значением части целого или при отрицательном сказуемом ( выпить чая, не пить молока );

3.3. переходный глагол, объект выражен придаточной частью сложного предложения ( Я знаю, что эту задачу можно решить другим способом );

3.4. непереходный глагол ( бежать, заниматься ).

4. Залог

по Грамматике русского языка–1960 (по В.В. Виноградову):

4.1. 1. действительный ( Бухгалтер составляет смету. Рабочие строят дом );

4.1. 2. страдательный ( Смета составляется бухгалтером. Дом строится рабочими );

4.1.3. возвратно-средний ( умываться, бодаться, жечься );

4.1.4. вне залога ( ходить, молиться, смеркаться );

по Русской грамматике–1980:

4.2.1. действительный двузалоговый ( ремонтировать, строить );

4.2.2. действительный однозалоговый ( рваться, радоваться );

4.2.3. страдательный двузалоговый ( смета составляется бухгалтером, составлена ).

5. Выделить и назвать основу глагола в инфинитиве (в прошедшем времени) и в настоящем (или будущем простом) времени.

6. Класс:

6.1. I продуктивный ( читать, гулять );

6.2. II продуктивный ( владеть, худеть );

6.3. III продуктивный ( зимовать, корчевать );

6.4. IV продуктивный ( возить, хранить );

6.5. V продуктивный ( обмануть, шагнуть ).

7. Спряжение:

7.1. 1 спряжение ( читать, идти );

7.2. 2 спряжение ( говорить, дышать );

7.3. разноспрягаемый глагол ( хотеть, бежать );

7.4. особое (архаичное) спряжение ( есть, дать ).

8. Наклонение:

8.1. изъявительное ( пою, говорим, создам );

8.2. сослагательное ( пел бы, говорил бы, создал бы );

8.3. повелительное ( пой, говори, создайте );

8.4. изъявительное в значении повелительного ( Пойдёшь и скажешь брату, чтобы он пришёл завтра к нам );

8.5. повелительное наклонение в значении сослагательного ( Догадайся я прийти утром, работу можно было бы закончить );

8.6. повелительное в значении изъявительного ( И блесни мне тут счастливая мысль! Тургенев);

8.7. сослагательное наклонение в значении повелительного ( Шёл бы ты к себе! Рассказал бы нам что-нибудь интересное! ).

9. Время:

настоящее:

9.1. актуальное, обозначающее действие, совпадающее с моментом речи ( читаю книгу );

9.2. неактуальное, обозначающее постоянное действие ( человек дышит лёгкими );

9.3. неактуальное, абстрактное, называющее повторяющееся, типичное действие, представленное в широком плане настоящего времени, не связанного с моментом речи ( Студенты при подготовке к экзамену используют конспекты и учебники );

9.4. неактуальное, комментирующее ( Мяч уходит за боковую линию );

9.5. время, промежуточное между актуальным и неактуальным, обозначающее действие, совпадающее с моментом речи, но выходящее за его пределы ( учусь в Таврическом национальном университете );

переносное употребление форм настоящего времени:

9.6. настоящее историческое ( Сижу, пишу лекцию, как вдруг открылась дверь …);

9.7. настоящее в значении будущего времени ( Вечером я иду в театр );

 

прошедшее:

9.8. перфектное ( Скалы нависли над морем );

9.9. имперфектное ( Мы подходили к калитке, когда начался дождь );

9. 10. аористическое ( Петух прокукарекал и затих. Вы звонили в деканат? );

особые формы прошедшего времени:

9.11. давнопрошедшее, выраженное многократными глаголами ( Здесь барин сиживал один . Пушкин);

9.12. прерванное ( Пошёл было, да остановился );

9.13. обозначающее внезапно-мгновенное действие ( Вдруг слышим у двери: кто-то звяк в кольцо . Лесков);

переносное употребление форм прошедшего времени:

9.14. прошедшее время вместо будущего ( Ну всё, мы пропали! );

9.15. прошедшее вместо настоящего времени ( Хорошо летом в деревне! Встал утром, вышел во двор, видишь, как птицы просыпаются, солнце встаёт, всё наполняется теплом и светом );

 

будущее время:

9.16. обозначает действие после момента речи ( пойду в театр );

9.17. абстрактное (… по праздникам за этот стол сядут лучшие люди округа . Горький);

переносное употребление форм будущего времени:

9.18. будущее в значении настоящего неактуального ( Только голубь остановится, кошка тоже замирает; он двинется дальше по двору – она крадётся за ним );

9.19. будущее в значении прошедшего ( Всё было тихо, листок не шелохнётся, лишь иногда плеснёт рыба ).

10. Лицо:

10.1. 1-е лицо в основном значении ( читаю, читаем );

10.2. 2-е лицо в основном значении ( читаешь, читаете );

10.3. 3-е лицо в основном значении ( читает, читают );

10.4. безличный глагол ( рассветает, смеркается );

10.5. 1-е лицо с обобщённо-личным значением ( Чужую беду руками разведу. Что имеем – не храним, потерявши – плачем);

10.6. 2-е лицо с обобщённо-личным значением ( Что посеешь, то и пожнёшь );

10.7. 2-е лицо вежливости ( Татьяна Викторовна, Вы знаете эту работу? );

10.8. 3-е лицо с обобщённо-личным значением ( Цыплят по осени считают );

10.9. 3-е лицо с неопределённо-личным значением ( Просят не курить );

10.10. 1-е, 2-е и 3-е лицо выражены не с помощью особых форм, а синтаксически ( я пришёл, ты пришёл, он пришёл );

переносные значения:

10.11.1-е лицо мн. ч. в значении второго лица ( читаем? );

10.12. 3-е лицо мн. ч. в значении 1-го лица ( тебе говорят! ).

11. Род:

11.1. мужской ( играл );

11.2. женский ( играла );

11.3. средний ( играло );

11.4. не различается ( играли );

11.5. отсутствует ( играю, переведу ).

12. Число:

12.1. единственное ( пишу );

12.2. множественное ( пишем );

12.3. множественное в значении единственного ( Как себя чувствуем? );

12.4. единственное в значении множественного ( Слушай мою команду! ).

13. Словообразование:

13.1. нечленимая немотивированная основа ( везу, идут );

13.2. членимая немотивированная основа (читать );

13.3. префиксация ( написать, вбежать );

13.4. суффиксация ( тренировать, сапожничать );

13.5. префиксально-суффиксальный способ ( затруднить, удешевить );

13.6. постфиксальный способ ( учиться, плескаться );

13.7. префиксально-постфиксальный способ ( отмахнуться, вчитаться );

13.8. суффиксально-постфиксальный способ ( петушиться, ветвиться );

13.9. префиксально-суффиксально-постфиксальный способ ( ухитриться, изловчиться );

13.10. сложение ( самоопределиться, радиофицировать );

13.11. префиксация со сложением ( умиротворить );

13.12. сращение ( благотворить, заблагорассудиться );

13.13. сращение в сочетании с суффиксацией ( христарадничать ).

14. Синтаксическая функция:

14.1. сказуемое или его компонент;

14.2. подлежащее или его компонент;

14.3. дополнение;

14.4. несогласованное определение;

14.5. обстоятельство.

Примерные варианты разбора

Народное творчество учит понимать условность искусства (Д. Лихачёв)

Анализируемый глагол – учит.

•  Минимальный контекст: (народное творчество ) учит ( понимать ).

•  Инфинитив – учить.

•  НСВ, является членом видовой пары ( учит – научит ).

•  Видовая пара образуется путём перфективации.

•  Переходный глагол в основном значении, когда объект может быть выражен винительным падежом ( учит уроки ), но в данном лексико-семантическом варианте – непереходный.

•  Залог по Грамматике–60 – действительный в основном значении, в данном ЛСВ – вне залога, так как глагол непереходный; по Русской грамматике–80 – действительный, однозалоговый.

•  Основа инфинитива – учи-, основа настоящего времени – уч-.

•  Класс IV продуктивный.

•  Спряжение II.

10. Наклонение изъявительное.

•  11. Время настоящее; глагол обозначает действие, совпадающее с моментом речи, но выходящее за его пределы.

12. 3-е лицо в основном значении (с дополнительным обобщённо-личным значением?).

13. Род отсутствует.

14. Число отсутствует.

15. Членимая немотивированная основа.

16. Синтаксическая функция – простое глагольное сказуемое.

 

Анализируемый глагол – понимать.

•  1. Минимальный контекст – ( народное творчество учит ) понимат ь.

•  2. Инфинитив – понимать.

•  3. НСВ, не является членом видовой пары (одновидовой).

•  4. Переходный глагол; объект выражен винительным падежом ( понимать искусство ).

•  5. Залог по Грамматике–60 – действительный, по Русской грамматике–80 – действительный, двузалоговый.

•  6. Основа инфинитива – понима-, основа настоящего времени – понима j -.

•  7. Класс I продуктивный.

•  8. Спряжение I .

•  9. Наклонение отсутствует.

•  10. Время отсутствует.

•  11. Лицо отсутствует.

•  12. Род отсутствует.

•  13. Число отсутствует.

•  14. Префиксально-суффиксальный способ словообразования.

•  15. Синтаксическая функция – дополнение.

•   

Примечание . Здесь и далее номер позиции в разборе конкретного глагола (наречия, безлично-предикативного слова) не обязательно соответствует номеру позиции схемы. Поэтому прочерки при разборе делать не следует.

 

Школьная грамматика

«Порядок разбора

I . Часть речи. Общее значение.

II . Морфологические признаки. 1. Начальная форма (неопределённая форма). 2. Постоянные признаки: а) вид; б) спряжение; в) переходность. 3. Непостоянные признаки: а) наклонение; б) число; в) время (если есть); г) лицо (если есть); д) род (если есть).

III . Синтаксическая роль.

Образец разбора

Характер закаляется трудом. (Д.Писарев).

Устный разбор

Письменный разбор

Закаляется – глагол, так как, во-первых, обозначает действие; во-вторых, имеет начальную форму закаляться и следующие морфологические признаки: несовершенный вид, I спряжение, непереходный, употреблён в изъявительном наклонении, в единственном числе, в 3-м лице; в-третьих, в предложении является сказуемым.

Закаляется – глагол, так как:

а) обозначает действие; б) закаляться , несов. вид, I спряж., неперех., в изъявит. накл., в ед. ч., в 3-м л.;

3) что делает?»

 

 

 

Причастие

 

1. Словоформа в тексте с зависимым словом.

2. Начальная форма причастия (муж. р., ед. ч., им. п.).

3. Инфинитив глагола, от которого образовано причастие.

4. Вид причастия:

4.1. совершенный ( переписавший, вылепленный );

4.2. несовершенный ( писавший, лежавший ).

5. Залог:

5.1. действительный ( моющий, принявший );

5.2. страдательный ( ремонтируемый, вымытый ).

6. Время:

по формальному показателю :

6.1.1. настоящее ( смеющийся, колеблемый );

6.1.2. прошедшее ( общипанный, крытый );

по значению :

6.2.1. настоящее абсолютное ( студент, слушающий лекцию );

6.2.2. прошедшее абсолютное ( студент, слушавший лекцию );

6.2.3. причастие называет признак предмета, совершающего (совершавшего) действие, одновременное с действием глагола-сказуемого ( День потухающий дымился… Тютчев);

6.2.4. причастие называет признак предмета, совершавшего действие, предшествующее действию глагола-сказуемого ( Росой обрызганный душистой…Из-под куста мне ландыш серебристый Приветливо кивает головой. Лермонтов).

7. Полная или краткая форма:

7.1. полная форма страдательных причастий, имеющих краткую форму ( разбавленный, поджаренный, омытый );

7.2. краткая форма страдательных причастий, имеющих полную форму ( разбавлен, поджарен, омыт );

7.3. полная форма причастий, не имеющих краткой формы ( работающий, читающий ).

8. Род:

8.1. мужской ( работающий );

8.2. женский ( работающая );

8.3. средний ( работающее );

8.4. не различается ( работающие ).

9. Число:

9.1. единственное ( звеневший );

9.2. множественное ( звеневшие ).

10. Падеж:

10.1. именительный ( приехавший );

10.2. родительный ( приехавшего );

10.3. дательный ( приехавшему );

10.4. винительный ( приехавшего, приехавший );

10.5. творительный ( приехавшим );

10.6. предложный ( о приехавшем ).

11. Склонение:

11.1. адъективное, твердый вариант ( поднятый, выжатый );

11.2. адъективное, смешанный (графически) вариант ( перебежавший, подающий );

11.3. краткие причастия не склоняются ( сварен, прочитан ).

12. Формообразование причастий:

12.1. суффиксальное ( произносящий, слышимый, услышанный, добытый );

12.1. супплетивное ( шедший ).

 

13. Синтаксическая функция:

13.1. согласованное определение;

13.2. компонент составного сказуемого.

 

 

Примерные варианты разбора

 

Тогда-то и возникает чудесный прохладный запах земли, смоченной дождём (К. Паустовский).

 

Смоченной – причастие (вербально-адъективный контаминант).

•  Минимальный контекст: ( земли ), смоченной ( дождём ).

•  Начальная форма – смоченный.

•  Инфинитив глагола, от которого образовано причастие, – смочить.

•  СВ.

•  Залог страдательный.

•  Время по формальному показателю – прошедшее, по значению – причастие называет признак предмета, совершившего действие, предшествующее действию глагола-сказуемого.

•  Полная форма страдательного причастия, имеющего краткую форму ( смочен ).

•  В форме жен. рода.

•  В форме ед. числа.

•  В форме род. падежа.

•  Склонение адъективное, твердый вариант.

•  Образовано от глагола смочить с помощью формообразующего суффикса – енн -.

•  Синтаксическая функция – определение (компонент причастного оборота).

 

На зорях трава омыта росой, а по деревням пахнет тёплым парным молоком (К. Паустовский).

Анализируемое причастие – омыта.

1. Минимальный контекст: ( трава ) омыта ( росой ) .

2. Начальная форма – омыта; полная форма – омытая.

3. Инфинитив глагола, от которого образовано причастие, – омыть.

4. СВ.

5. Залог страдательный.

6. Время по формальному показателю – прошедшее, по значению – прошедшее абсолютное.

7. Краткая форма страдательного причастия, имеющего полную форму ( омытая ).

8. В форме жен. рода.

9. В форме ед. числа.

10. Не склоняется (так как краткая форма).

11. Образовано от глагола омыть с помощью формообразующего суффикса – т -.

12. Компонент именной части составного глагольного сказуемого.

 

Школьная грамматика

 

«План разбора

I . Часть речи (особая форма глагола). Общее значение.

II . Морфологические признаки. 1. Начальная форма (именительный падеж единственного числа мужского рода). Постоянные признаки: а) действительное или страдательное; б) время; в) вид. 3. Непостоянные признаки: а) полная или краткая форма (у страдательных причастий); падеж (у причастий в полной форме); в) число; г) род.

III . Синтаксическая роль.

 

Образец разбора

Остывшая за ночь степь окутана сизым туманом.

Устный разбор

Письменный разбор

Остывшая – особая форма глагола – причастие.

Во-первых, обозначает признак по действию: (степь какая ?) остывшая . Начальная форма – остывший .

Во-вторых, имеет постоянные морфологические признаки: действительное, прошедшего времени, совершенного вида.

Здесь употреблено в именительном падеже, в единственном числе, в женском роде – это его непостоянные признаки.

В-третьих, в предложении является определением.

Остывшая – особая форма глагола – причастие.

I . (Степь какая ?) остывшая . Н. ф. – остывший .

II . Пост. – действ., прош. вр., сов. вид; непост. – им. п., ед. ч., ж. р.

III . Какая степь? остывшая »

 

 

 

 

 

 

[ С. 46 ]

 

Деепричастие

 

1. Деепричастие с зависимым словом.

2. Инфинитив глагола, от которого образовано причастие.

3. Вид:

3.1. совершенный ( преобразовав, пройдя, умывшись );

3.2. несовершенный ( преобразуя, переходя, умываясь ).

4. Время:

4.1. деепричастие обозначает признак действия, совершаемого или совершенного одновременно с действием глагола-сказуемого ( Гуляя по парку, мы встретили давнего знакомого );

4.2. деепричастие обозначает признак действия, предшествующего действию глагола-сказуемого ( Завершив работу, старик аккуратно сложил инструменты и встал );

4.3. деепричастие обозначает признак действия, следующего за действием глагола-сказуемого ( мяч сильно ударился о землю, подскочив на несколько метров вверх ).

5. Синтаксическая функция:

5.1. обстоятельство;

5.2. компонент обстоятельства, выраженного деепричастным оборотом.

 

Примерный вариант разбора

 

Если писатель , работая , не видит за словами того, о чём он пишет, то читатель ничего не увидит за ними (К. Паустовский).

Работая – деепричастие (вербально-адвербиальный контаминант).

•  Минимальный контекст: ( писатель ) , работая, ( не видит того ) .

•  Инфинитив глагола, от которого образовано деепричастие, – работать.

•  НСВ.

•  Время настоящее; деепричастие обозначает признак действия, совершаемого одновременно с действием глагола-сказуемого ( работая, не видит ).

•  Синтаксическая функция – обособленное обстоятельство.

 

Школьная грамматика

«План разбора

I . Часть речи (особая форма глагола). Общее значение.

II . Морфологические признаки. 1. Начальная форма (неопределенная форма глагола). 2. Вид. 3. Неизменяемость.

III . Синтаксическая роль.

 

Образец разбора

Мересьев полз, задыхаясь , падая, теряя сознание. (Б.Полевой.)

Устный разбор

Письменный разбор

Задыхаясь – особая форма глагола – деепричастие.

Во-первых, обозначает добавочное действие глагола: полз ( как ?) задыхаясь. Начальная форма – задыхаться .

Во-вторых, имеет следующие морфологические признаки: несовершенного вида, неизменяемое.

В-третьих, в предложении является обстоятельством.

Задыхаясь – особая форма глагола – деепричастие.

I . Полз ( как ?) задыхаясь . Н.ф. – задыхаться .

II . Морф. призн.: несов. вид, неизм. ф.

III . К ак полз? Задыхаясь ».

[C. 74] .

 

Наречие

 

1. Наречие с зависимым словом.

2. Разряд по значению:

2.1. наречие качественной характеристики ( удобно, весело );

2.2. образа действия ( пешком, бегом );

2.3. меры и степени ( очень, крайне );

2.4. пространственной характеристики, то есть места и направления ( мимо, вперёд, сбоку );

2.5. времени ( вчера, сегодня );

2.6. причины ( сдуру, спьяну );

2.7. цели ( нарочно, специально ).

3. Степени сравнения качественных наречий:

3.1. сравнительная степень, синтетическая форма ( быстрее, выше );

3.2. сравнительная степень, аналитическая форма ( более быстро, более высоко );

3.3. превосходная степень, синтетическая форма ( высочайше, превосходнейше );

3.4. превосходная степень, аналитическая форма ( быстрее всего, всех; выше всего, всех ).

4. Словообразование наречий:

4.1. наречие с непроизводной основой ( прочь, вон );

4.2. суффиксальный способ ( творчески, быстро );

4.3. префиксальный способ ( затемно, доныне );

4.4. префиксально-суффиксальный способ ( издавна, по-хорошему );

4.5. префиксация с нулевой суффиксацией ( вниз, нарасхват, вплавь );

4.6. сложение ( полулёжа, полусидя );

4.7. суффиксация со сложением ( мимолётом, мимоходом );

4.8. префиксально-суффиксальный способ со сложением ( вполнакала, вполголоса );

4.9. повторение основы ( тихо-тихо ).

5. Синтаксическая функция:

5.1. обстоятельство;

5.2. компонент составного сказуемого;

несогласованное определение.

 

Примерный вариант разбора

 

Хорошо может видеть людей и землю только тот, кто их любит (К.П.).

Хорошо – наречие.

•  Минимальный контекст: хорошо (может видеть тот).

•  Разряд по значению – наречие качественной характеристики (с оттенком меры и степени?).

•  Положительная степень; наречие может иметь степени сравнения ( хорошо – лучше – лучше всех ).

•  Суффиксация.

•  Синтаксическая функция – обстоятельство.

Учебник для 7 кл.

Безлично-предикативные слова

(слова категории состояния)

 

1. Безлично-предикативное слово со связкой.

2. Разряд по значению:

2.1. состояние живого существа ( грустно, неудобно );

2.2. состояние среды ( ветрено, пыльно );

2.3. этическая, модальная, временная, пространственная и т. д. оценка состояния ( неловко, надо, пора, далеко );

2.4. другие значения.

3. Степени сравнения:

3.1. сравнительная, синтетическая форма ( веселее, теплее );

3.2. сравнительная, аналитическая форма ( более тепло );

3.3. превосходная, аналитическая форма ( теплее всего, веселее всего );

3.4. отсутствует.

4. Разряд по происхождению:

4.1. образовано путем перехода наречия на –о или краткого прилагательного ср. р., ед. ч. ( холодно, грустно );

4.2. образовано путем перехода из имени существительного ( охота, пора );

4.3. образовано путем перехода из кратких причастий ср. р. ед. ч. ( накурено, натоплено );

4.4. не соотносится по образованию с другими частями речи ( можно, совестно ).

5. Синтаксическая функция:

5.1. главный член односоставного безличного предложения;

•  сказуемое двусоставного предложения.

 

 

Примерный вариант разбора

Хорошо гулять летним вечером по набережной Ялты.

 

•  Хорошо – безлично-предикативное слово.

•  Минимальный контекст – хорошо ( гулять ).

•  Разряд по значению: называет состояние живого существа.

•  Положительная степень, имеющая степени сравнения ( хорошо – лучше – лучше всего ).

•  Разряд по происхождению: образовано путём предикативации от краткого прилагательного или наречия.

•  Синтаксическая функция – компонент главного члена односоставного безличного предложения ( хорошо гулять ).

 

В школьной практике безлично-предикативные слова (слова категории состояния) как часть речи не выделяются.

Литература

Основная

Буланин А.А. Трудные вопросы морфологии: Пособие для учителей. — М.: Просвещение, 1976.

Виноградов В.В. Русский язык: (грамматическое учение о слове). — М.: Высш. шк., 1972.

Грамматика русского языка. В двух томах. — М.: Изд-во АН СССР, 1960. — Т. I.

Краткая русская грамматика / Белоусов В.Н., Ковтунова И.И., Кручинина И.Н. и др. — М.: Рус. яз., 1989.

Современный русский язык / Под ред. В.А. Белошапковой. — М.: Высш. шк., 1981.

Русская грамматика. В двух томах. — М.: Наука, 1980. — Т. I .

Шанский Н.М., Тихонов А.Н. Словообразование. Морфология / Современный русский язык. — В 3 ч. — Ч. II. — М., 1981.

 

Дополнительная

Бондарко А.В. Функциональная грамматика. — Л., 1984.

Волохина Г.А., Попова З.Д. Морфологическая парадигматика русского языка. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1983.

Зализняк А.А. Русское именное словоизменение. — М., 1967.

Занимательно о русском языке / Иванова В.А., Потиха З.А., Розенталь Д.Э. – 2-е изд., дораб. – СПб.: Просвещение, 1995.

Калечиц Е.П. Взаимодействие слов в системе частей речи. — Свердловск, 1990.

Камынина А.А. Современный русский язык: Морфология: Учеб. пособие для студентов филол. фак. гос. ун-тов. – М.: Изд-во МГУ, 1999.

Кубрякова Е.С. Части речи в ономасиологическом освещении. — М., 1978.

Кузнецова Э.В. Части речи и лексико-грамматические группы слов // Вопр. языкознания. — 1975. — № 5.

Леоненко М.А., Сергеева Г.Н., Сухурова Л.В. Практические занятия по морфологии современного русского языка: Учеб. пособие для студентов филолог. наук госуниверситетов. – Владивосток: Изд-во ДГУ, 2001.

Милославский И.Г. Морфологические категории современного русского языка. — М.: Просвещение, 1981.

Панов М.В. О частях речи в русском языке // Филолог. науки. — 1960. — № 4. — С. 8—14.

Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – М.: Учпедгиз, 1956.

Подгаецкая И.М. Проблемный анализ литературы по современному русскому языку. — М., 1981.

Попов Р.Н., Валькова Д.П., Маловицкий Л.Я., Фёдоров А.К. Современный русский язык. — М.: Просвещение, 1978.

Пригоровская Н.М. Переход полнознаменательных слов в предлоги и союзы: (Учебное пособие). — М., 1975.

Современный русский язык : Анализ языковых единиц: В 3-х ч. – Ч. 2: Морфология / Л.Д. Чеснокова, В.С. Печникова; Под ред. Е.И. Дибровой – М.: Просвещение, 1995.

Современный русский язык. В 3-х частях. – Ч. 2: Словообразование. Морфология / Н.М. Шанский, А.Н. Тихонов. – М.: Просвещение, 1987.

Современный русский язык: Теория. Анализ языковых единиц: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений: В 2 ч. – Ч. 2: Морфология. Синтаксис / В.В Бабайцева, Н.А. Николина, Л.Д. Чеснокова и др.; Под ред. Е.И. Дибровой. — М.: Издательский центр «Академия», 2001.

Современный русский язык. Учеб. / Под ред. Л.А. Новикова. – СПб.: Лань, 1999.

Суник О.П. Общая теория частей речи. — М.: Л.: Наука, 1966.

Супрун А.Е. Части речи в русском языке. — М.: Просвещение, 1971.

 

Словари

Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. — М.: Сов. Энциклоп., 1966.

Ахманова О.С. Словарь омонимов русского языка. — М.: Сов. Энциклоп., 1974.

Граудина Л.К., Ицкович В.А., Катлинская Л.П. Грамматическая правильность русской речи: Опыт частотно-стилистического словаря вариантов. — М., 1976.

Зализняк А.А. Грамматический словарь русского языка. — М., 1977.

Касаткин Л.Л. и др. Краткий справочник по современному русскому языку / Под ред. П.А. Леканта. – М.: Высш. шк., 1991.

Колесников Н.П. Словарь омонимов русского языка. — Тбилиси, 1976.

Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В.Н. Ярцевой. — М., 1990.

Обратный словарь / Под ред. М.В. Лазова. — М., 1974.

Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М.: Рус. яз., 1978 и последующие.

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1997 и последующие.

Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. — М.: Просвещение, 1976.

Русский язык: Энциклопедия / Под ред. Ю.Н. Караулова. — М., 1997.

Словарь русского языка. — В 4-х томах. — М.: Рус. яз., 1981 — 1984. (МАС).

Словарь современного русского литературного языка. В 17-ти томах. — М.: Изд-во АН СССР, 1950—1965. (БАС).

Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. — М., 1947—1949. — Т. I—IV.

Частотный словарь русского языка / Под ред. Л.Н. Засориной. — М., 1977.

 

Глагол

 

Авилова Н.С. Вид глагола и семантика глагольного слова. — М.: Наука, 1976.

Авилова Н.С. Способ глагольного действия и возможности видовой соотносительности глагола // Науч. докл. высш. школы. Филол. науки. — 1975. — № 2. — С. 13—21.

Апресян Ю.Д. Экспериментальное исследование семантики русского глагола. — М., 1967.

Белоусов В.Н. Трудности в образовании форм повелительного наклонения // Рус. речь. — 1975. — № 6.

Бережан С.Г. Обусловленность словарного значения глагола его грамматическими особенностями // Слово в грамматике и словаре. — М., 1984. — С. 51—59.

Бондарко А.В. Вид и время русского глагола. — М.: Просвещение, 1971.

Бондарко А.В. Значение видов русского глагола // Рус.яз. в нац. школе. — 1970. — № 1. — С. 21—31.

Бондарко А.В. О значениях видов русского глагола // Вопр. языкознания. — 1990. — № 2. — С. 102—112.

Бондарко А.В. Проблемы грамматической семантики и русской аспектологии. — СПб., 1996.

Бондарко А.В., Буланин Л.Л. Русский глагол. — Л., 1967.

Возный Т.М. Некоторые особенности глагола как части речи // Вестн. Львов. университета. Сер. филолог. — 1985. — Вып. 16. — С. 34—38.

Вопросы глагольного вида. — М., 1962.

Вопросы сопоставительной аспектологии. — Л., 1978.

Гайсина Р.М. К вопросу о специфике значения глагола // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. — 1982. — Т. 41. — № 1. — С. 59—64.

Гиро-Вебер М. Вид и семантика русского глагола // Вопр. языкознания. — 1990. — № 2. — С. 102—112.

Гловинская М.Я. Семантические типы видовых противопоставлений русского глагола. — М.: Рус. язык, 1982.

Горбенко В.Н. Явления семантической экономии в сочетаемости глаголов // Рус. яз. в нац. шк. — 1986. — № 12. — С. 7—10.

Гуревич В.В. Вид и лексическое значение глагола // Науч. докл. высш. школы. Филолог. науки. — 1979. — № 5. — С. 83—86.

Гуревич В.В. Модальность и семантика глагольного вида // Вопр. языкознания. — 2000. — № 2.

Дешериева Т.И. К проблеме определения категории глагольного вида // Вопр. языкознания. — 1976. — № 1. — С. 73—81.

Дешериева Т.И. Лингвистический аспект категории времени в его отношении к физическому и философскому аспектам // Вопр. языкознания. — 1975. — № 2. — С. 111—117.

Дружинина А.Ф. Глаголы, ограниченные в образовании или употреблении форм повелительного наклонения // Лингвистический сборник. — Вып. 4. — Сб. трудов. — М., 1975. — С. 11—20.

Евтюхин В.Б. Наречие: Учеб. пособие. – СПб, 1999.

Ермоленко С.С. Образные средства морфологии. – Киев: Наук. думка. – 124 с.

Еськова Н.А. К интерпретации некоторых факторов русской глагольной морфологии // Вопр. языкознания. — 1989. — № 5. — С. 50—56.

Загнитко А.П. Категория состояния в системе грамматических категорий глагола // Українське мовознавство. — Вып. 17. — Киев, 1990. — С. 77—84.

Зализняк А.А., Шмелёв А.Д. Введение в русскую аспектологию — М.: Языки русской культуры, 2000.

Зарецкая Е.Н. Формы повелительного наклонения в русском языке // Филол. науки. — 1976. — № 3.

Золотова Г.А. Аспекты изучения категории глагольного времени // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. — 1975. — Т. 34. — № 3. — С. 248—258.

Золотова Г.А. Категория времени и вида с точки зрения текста // Вопр. языкознания. — 2002. — № 3. — С. 8—29.

Ибрахимов С. Глаголы движения и особенности их изучения (в вузах) // Рус. яз. в нац. шк. — 1989. — № 11. — С. 45—48.

Иванова В.М. Переносное употребление форм настоящего времени глагола в языке художественной литературы // Рус. яз. в школе. — 1969. — № 2. — С. 83—86.

Исаченко А.В. Грамматический строй русского языка в сопоставлении со словацким. Морфология. – Ч. 2. – Братислава, 1960.

Катлинская Л.П. Лингвопсихологический аспект в работе над видами русского глагола // Рус. яз. в нац. школе. — 1980. — № 3. — С. 8—13.

Колшанский Г.В. К вопросу о содержании языковой категории модальности // Вопр. языкознания. — 1961. — № 1. — С. 94—98.

Коробова М.М. Глаголы несовершенного вида с непарновидными значениями и их лексическая характеристика // Слово и грамматические законы языка: Глагол. — М.: Наука, 1989.

Королев Э.И. О залогах русского глагола // Мысли о современном русском языке. — М., 1969. — С. 199—214.

Кузнецова Э.В. Семантическая структура многозначного глагола: Опыт анализа // Науч. докл. высш. школы. Филолог. науки. — 1982. — № 3. — С. 29—37.

Кузнецова Э.В. Лексико-семантические группы глаголов и семантические модели предложений // Классы глаголов в функциональном аспекте. — Свердловск, 1986. — С. 4—11.

Кукушкина О.В. Из истории вида русского глагола // Вестник Моск. ун-та. Сер. 9. Филология. — 1978. — № 1. — С. 51—61.

Кронгауз М.А. Приставки и глаголы в русском языке: семантическая грамматика. – М., 1998.

Лексико-семантические группы русских глаголов: Учебный словарь-справочник / Под общ. ред. Т.В. Матвеевой. — Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1988.

Литвина З.Н. О происхождении двух спряжений глагола // Проблемы стилистики и лексики русского языка. — М., 1978. — С. 23—31.

Ломов А.М. Временная система русского глагола и ее особенности // Школьная и научная грамматика. — Воронеж, 1977. — С. 84—92.

Ломов А.М. Очерки по русской аспектологии. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 1977.

Луценко Н.А. Асимметрия в пределах вида // Науч. докл. высш. шк. Филолог. науки. — 1988. — № 2. — С. 41—47.

Маслов Ю.С. Очерки по аспектологии. — Л., 1984.

Мейеров В.Ф. Инфинитив, его семантика и структура // Науч. докл. высш. шк. Филол. науки. — 1985. — № 3. — С. 36—43.

Мещанинов И.И. Глагол. — Л., 1982.

Милославский И.Г. Вид русского глагола как словобразовательная категория // Науч. докл. высш. шк. Филолог. науки. — 1989. — № 4. — С. 37—44.

Мухин А.М. Лексическая семантика переходных и непереходных глаголов (в синхронии и диахронии) // Лингвистические исследования 1984. Грамматика и семантика предложения. — М., 1984. — С. 123—131.

Мучник И.П. Развитие системы двувидовых глаголов в современном русском языке // Вопр. языкознания. — 1966. — № 1. — С. 61—75.

Окунева А.П. Русский глагол: Словарь-справочник. — М.: Рус. яз., 2000.

Падучева Е.В. Семантические исследования: Семантика времени и вида в русском языке: Семантика нарратива. — М.: Школа «Языки русской культуры»: 1996.

Перльмуттер И.А. Семантическое определение залога // Вопр. языкознания. — 1987. — № 6. — С. 10—20.

Перцов Н.В. Русский вид: словоизменение или словообразование // Типология вида. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1998. — С. 343—355.

Петрухина Е.В. К дискуссии о теории глагольного вида в русском языке // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9. Филология. — 1988. — № 4. — С. 81—87.

Поспелов Н.С. О соотношении грамматических значений глагольных форм времени в русском языке // Проблемы современной лингвистики. — М., 1968. — С. 111—137.

Прокопович Е.Н. К вопросу о дифференциации перфектного и аористического значения в формах прошедшего совершенного // Рус. яз. в нац. шк. — 1977. — № 5. — С. 100—103.

Прокопович Е.Н. Формы глагольного времени в их употреблении // Рус. язык: Функционирование грамматических категорий: Текст и контекст. — М.: Наука, 1984. — С. 85—95.

Рассудова О.П. Употребление видов глагола в русском языке. — М.: Русский язык, 1982.

Русанівський В.М. Дієслово // Сучасна українська літературна мова: Морфологія / За ред. І.К. Білодіда. — Київ, 1969. — С. 296—429.

Ремчукова Е.Н. Морфология современного русского языка. Категория вида глагола: Учебное пособие. – М.: Флинта: Наука, 2004.

Русанівський В.М. Структура українського дієслова. — Київ: Наукова думка, 1971.

Силкина З.А. Связочные глаголы в современном русском языке // Филологические этюды. Языкознание. — Ростов-на-Дону, 1976. — Вып. 2. — С. 181—186.

Слово и грамматические законы языка: Глагол / Под ред. Н.Ю. Шведовой, В.В. Лопатина. — М.: Наука, 1989.

Соколов О.М. Семантика категории фазовости в русском языке // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. — 1988. — Т. 47. — № 6. — С. 539—549.

Соколов О.М. Фазовость как лексико-грамматическая категория русского глагола // Русское языкознание. — Вып. 10. — К., 1985. — С. 51—57.

Соколов О.М. Основы имплицитной морфологии русского языка. — М.: Изд-во РУДН, 1997.

Соколова С.О., Шумарова Н.П. Семантика и стилистика русского глагола. — Киев: Наукова думка, 1988.

Таривердиева М.А. Семантика модальных глаголов и их роль в предложении-высказывании // Науч. докл. высш. шк. Филолог. науки. — 1987. — № 6. — С. 53—59.

Тарланов З.К. Глаголы с неполной личной парадигмой в русском языке // Вопр. языкознания. — 1979. — № 1. — С. 63—73.

Типология вида: проблемы, поиски, решения. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1998.

Тихонов А.Н. Русский глагол. — М., 1998.

Труды аспектологического семинара филологического факультета МГУ. — Т. 1. — М.: Изд-во МГУ, 1997.

Труды аспектологического семинара филологического факультета МГУ. — Т. 2. — М.: Изд-во МГУ, 1997.

Тураева З.Я. Категория времени: Время грамматическое и время художественное. — М.: Высш. школа, 1979.

Улуханов И.С. Отношение мотивации между глаголом и существительным со значением действия // Вопр. языкознания. — 1975. — № 4. — С. 38—45.

Филиппов А.В. К вопросу о каузативных и некаузативных глаголах // Рус. яз. в шк. — 1978. — № 1. — С. 90—93.

Храковский В.С. Взаимодействие грамматических категорий глагола: Опыт анализа // Вопр. языкознания. — 1990. — № 5. — С. 18—36.

Чернов В.И. О классификации связочных глаголов современного русского литературного языка // Рус. яз. в школе. — 1971. — № 2. — С. 83—88.

Черткова М.Ю. Грамматическая категория вида в русском языке. — М.: Изд-во МГУ, 1996.

Чурганова В.Г. К морфонологии русского глагола // Изв. АН СССР. Сер. литературы и яз. — 1970. — Т. 29. — Вып. 4. — С. 329—337.

Чурганова В.Г. Очерк русской морфонологии. – М.: Наука, 1973.

Шелякин М.А. Категория вида и способы действия русского глагола. — Таллин, 1983.

Шмелев Д.Н. Внеимперативное употребление формы повелительного наклонения в современном русском языке // Рус. яз. в шк. — 1961. — № 5.

Шмелева Н.Н. О видовых соответствиях многозначных глаголов // Рус. яз. в шк. — 1979. — № 6. — С. 81—83.

Ясан Л. О принципах выделения видовой пары в русском языке // Вопр. языкознания. — 1997. — № 4. — С. 79—84.

Причастие

Боровлев А.А. Функционально-семантические характеристики категорий вида и времени на материале кратких причастий на -н, -т // Науч. докл. высш. шк. Филолог. науки. — 1989. — № 5. — С. 49—54.

Войнова А.В. Суффиксы «-нн-» и «-н-» в причастиях и отпричастных прилагательных // Рус. яз. в шк. — 1982. — № 2. — С. 86—92.

Князев Ю.П. Конструкция с русскими причастиями на -н, -т в семантической классификации предикатов // Вопр. языкознания. — 1989. — № 6. — С. 83—94.

Князев Ю.П. Причастия на -н, -т от непереходных глаголов (в русском и других славянских языках) // Грамматические категории в разносистемных языках. — М., 1985. — С. 99—107.

Кузьмина И.Б. Некоторые итоги исторического изучения русских причастий // Общеславянский лингвистический атлас. Материалы и исследования. 1980. — М., 1982. — С. 263—274.

Кузьмина И.Б., Немченко Е.В. Из истории действительных причастий настоящего времени // Материалы по русско-славянскому языкознанию. — Воронеж, 1981. — С. 44—51.

Лопатин В.В. Адъективация причастий в её отношении к словообразованию (в русском языке) // Вопр. языкознания. — 1966. — № 5. — С. 37—47.

Лукин М.Ф. Об особенностях процессов перехода причастий в прилагательные и существительные в современном русском языке // Дослідження з української та російської мов. — К., 1964. — С. 157—168.

Луценко Н.А. О перфектной функции глагольных форм настоящего: (На материале причастий современного русского языка) // Науч. докл. высш. шк. Филолог. науки. — 1988. — № 5. — С. 73—77.

Милейковская Г.М. Из истории страдательных причастий с суффиксом - м- в русском языке // Науч. докл. высш. шк. Филолог. науки. — 1963. — № 3. — С. 16—29.

Милейковская Г.М. К истории действительных причастий настоящего времени в русском языке // Рус. яз. в шк. — 1958. — № 4. — С. 12—19.

Осенмук Л.П. О разграничении страдательных причастий прошедшего времени и омонимичных отглагольных прилагательных // Рус. яз. в шк. — 1977. — № 2. — С. 81—85.

 

Деепричастие

 

Арбатский Д.И. О лексическом значении деепричастий // Вопр. языкознания. — 1980. — № 4. — С. 108—118.

Богуславский И.М. О семантическом описании русских деепричастий: неопределённость или многозначность? // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. — 1977. — Т. 36. — № 3. — С. 270—281.

Дерибас Л.А. Временные значения деепричастий совершенного вида // Русский язык. — М., 1975. — С. 90—97.

Коротаева Э.И. Из наблюдений над деепричастным оборотом // Проблемы истории и диалектологии славянских языков. — М., 1971. — С. 153—161.

Корчиц М.А. О деепричастных конструкциях с нечленимыми сочетаниями слов // Рус. яз. в шк. — 1985. — № 5. — С. 81—85.

Луценко О.Е. О деепричастиях типа читав в современном русском языке // Учен. зап. Тарт. ун-та. — 1981. — Вып. 579. — С. 137—142.

Одинцова М.А. О грамматическом значении деепричастия в современном русском языке // Вопросы грамматики русского языка. — Иркутск, 1977. — С. 34—46.

Панфилов В.М. Деепричастные обороты в безличных конструкциях // Рус. речь. — 1968. — № 1. — С. 67—69.

Полковникова С.А. О некоторых частных значениях постпозитивных деепричастий совершенного вида // Проблемы общего и русского языкознания. — М., 1978. — С. 50—62.

Филякова Е.В. Глаголы, от которых не образуются деепричастия в современном русском языке // Рус. яз. в шк. — 1985. — № 2. — С. 96—99.

Шигуров В.В. Функциональный анализ деепричастий // Рус. яз. в шк. — 1988. — № 1. — С. 67—72.

 

Наречие

Баранов А.Н. К описанию семантики наречий степени (едва, еле, чуть, немного) // Науч. докл. высш. шк. Филолог. науки. — 1984. — № 3. — С. 72—77.

Битехтина Г.А. Семантико-синтаксические условия употребления качественно-количественных наречий в русском языке // Вестн. Моск ун-та. — Сер. 9: Филология. — 1982. — № 5. — С. 44—50.

Блажев Б.И. К вопросу о морфологической характеристике наречия как части речи // Рус. яз. в школе. — 1963. — № 6. — С. 95—96.

Боброва Т.А. Наречия на -ски в русском языке // Рус. яз. в шк. — 1980. — № 4. — С. 79—83.

Галаншина И.К. К вопросу об изучении производных наречий // Уровни текста и методы его лингвистического анализа. — М., 1982. — С. 88—99.

Галкина-Федорук Е.М. Наречие в современном русском языке. — М., 1959.

Дымский А.С. О критериях отграничения предложно-падежных сочетаний от наречий в современном русском языке // Науч. докл. высш. шк. Филолог. науки. — 1978. — № 6. — С. 97—104.

Евтюхин В.Б. Обстоятельственные наречия в современном русском языке: Автореф. дис. … канд. филол. наук. — Л., 1979. — 24 с.

Евтюхин В.Б. Семантико-синтаксические аспекты наречия как части речи // Семантические аспекты языка. — Л., 1981. — С. 130 — 141.

Журавлев А.Ф. Об одном периферийном явлении в русской морфологии: категория числа у наречия // Общеславянский лингвистический атлас. — М., 1980. — С. 226—235.

Иванова Н.Ф. Наречия с суффиксом эмоциональной оценки -еньк- (-оньк-) в современном русском языке // Рус. яз. в шк. — 1965. — № 1. — С. 83—85.

Капитанова Т.И. Проблема определения наречия // Учён. зап. Вологодского пединститута, 1964. — Т. ХХVIII: Вопросы теории и истории языка. — С. 239—256.

Коневецкий А.К. История наречий в русском языке: Автореф. дис. … д-ра филол. наук, 1977. — 44 с.

Кочинева О.К. Омонимия наречий со словами других частей речи // Рус. яз. в шк. — 1967. — №. — С. 16—22.

Никитин В.М. Морфология современного русского языка: глагол и наречие: (Учебно-методическое пособие для студентов-заочников). — Рязань, 1961.

Падучева Е.В. Наречие как кванторное слово // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. — 1989. — Т. 48. — № 1. — С. 26—37.

Салмина Д.В. Семантика наречий как гибридной части речи // Семантика переходности. — Л., 1977. — С. 68—76.

Сергеев Ф.Н. Методика разграничения форм сравнительной степени на -ее, -е, -ше прилагательных, наречий и категории состояния // Рус. яз. в шк. — 1963. — №2. — С. 56—59.

Сидоренко И.Я. Эмиграционный трансформационный потенциал русских наречий в синхронном освещении: Автореф. дис. … канд. филол. наук. — Орел, 1992. — 19 с.

Тихонов А.Н. Образование наречий в синхронном освещении // Труды Самаркандского ун-та, 1969. — Вып. 170. — С. 1—24.

Чен М.А. Случаи «некомпаративного» употребления формы сравнительной степени наречий // Лингвистические исследования. 1981: Грамматическая и лексическая семантика. — М., 1981. — С. 236—242.

Чурмаева Н.В. Наречие в грамматике и словаре // Теория и практика русской исторической лексикографии. — М., 1984. — С. 163—172.

Штепа Л.А. Наречие «уж» и частица «уж» // Рус. яз. в нац. шк. — 1973. — №7. — С. 77—78.

Ямшанова В.Я. О разграничении синтактико-семантических понятий орудия, средства, способа действия // Лингвистические исследования, 1978. — Синтаксис и морфология языков различных типов. — М., 1978. — С. 250—254.

Янович Е.И. Наречие в истории русского языка: (генезис и функция основных морфологических типов производных наречий). — Минск, 1972.

 

Безлично-предикативные слова

(слова категории состояния)

 

Валькова А.И. Предикативные наречия в современном русском литературном языке: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. — Саратов, 1961. — 21 с.

Вердиева Н.Ф. Слова категории состояния в современном русском языке: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. — Л., 1971. — 20 с.

Вердиева Н.Ф. Факторы, ограничивающие образование слов категории состояния от прилагательных // Вопросы русского словообразования и формообразования. — Грозный, 1974. — С. 140—155.

Воинова Е.И. Предикативные слова на -о, сочетающиеся с инфинитивом, в современном русском литературном языке: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. — Л., 1965. — 19 с.

Ефанова Р.А. К вопросу о грамматикализации семантики состояния в современном русском языке // Теоретические аспекты лингвистических исследований: Межвузовский тематический сб. — Ярославль, 1979. — С. 30—35.

Кочинева О.К. Лексические значения предикативов (слов категории состояния) // Грамматические классы слов: Сб. статей. — Тамбов, 1976. — С. 54—67.

Кульбеков С.А. Некоторые лексико-семантические и грамматические особенности функциональных разрядов слов с аффиксом - о в современном русском языке: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. — Алма-Ата, 1972. — 31 с.

Ломовцева А.А. Категория состояния как особая часть речи в русском языке // Лекции по русскому языкознанию. — Калининград, 1978. — С. 52—58.

Сирота Е.Н. Структурно-семантическая и функциональная характеристика категории состояния: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. — Днепропетровск, 1990. — 17 с.

Список условных сокращений
Часть 3

А.П. – Александр Сергеевич Пушкин

А.Т. – Алексей Николаевич Толстой

А.Ф. – Александр Александрович Фадеев

А.Чак. – Александр Борисович Чаковский

А.Чех. – Антон Павлович Чехов

Б.П. – Борис Николаевич Полевой

В.Аст. – Виктор Петрович Астафьев

В.Кав. – Вениамин Александрович Каверин

В.Кож. – Вадим Михайлович Кожевников

В.Пес. – Василий Михайлович Песков

В.Пан. – Вера Федоровна Панова

В.Рас. – Валентин Григорьевич Распутин

В.Сан. – Владимир Маркович Санин

В.Сол. – Владимир Алексеевич Солоухин

В.Суб. – Василий Ефимович Субботин

В.Ш. – Василий Макарович Шукшин

Д.Гр. – Даниил Александрович Гранин

Е.П. – Ефим Николаевич Пермитин

И.Б. – Иван Алексеевич Бунин

И.Т. – Иван Сергеевич Тургенев

К.П. – Константин Георгиевич Паустовский

К.С. – Константин Михайлович Симонов

Л.К. – Лев Абрамович Кассиль

Л.Л. – Леонид Максимович Леонов

Л.Т. – Лев Николаевич Толстой

М.А. – Михаил Николаевич Алексеев

М.Г. – Максим Горький

М.Л. – Михаил Юрьевич Лермонтов

М.Ш. – Михаил Александрович Шолохов

Н.Гр. – Николай Матвеевич Грибачев

Посл. – Пословица

П.П. – Петр Лукич Проскурин

Р.Рож. – Роберт Иванович Рождественский

С.Е. – Сергей Александрович Есенин

С.Кр. – Сергей Андреевич Крутилин

С.С. – Сергей Венедиктович Сартаков

С. Нар. – Сергей Сергеевич Наровчатов

Ф.А. – Федор Александрович Абрамов

Ю.Б. – Юрий Васильевич Бондарев

Ю.Г. – Юрий Павлович Герман

Ю.Наг. – Юрий Маркович Нагибин

 

Именной указатель

Аванесов Рубен Иванович

Аксаков Константин Сергеевич

Апресян Юрий Дереникович

Арутюнова Нина Давидовна

Ахманова Ольга Сергеевна

Бабайцева Вера Васильевна

Белошапкова Вера Арсеньевна

Бондарко Александр Владимирович

Богородицкий Василий Алексеевич

Бодуэн де Куртенэ Иван Александрович

Бругман Карл

Будагов Рубен Александрович

Буланин Лев Львович

Булаховский Леонид Арсеньевич

Буслаев Федор Иванович

Бюлер Карл

Виноградов Виктор Владимирович

Вольф Елена Михайловна

Востоков (Остенек) Александр Христофорович

Гак Владимир Григорьевич

Галкина-Федорук Евдокия Михайловна

Гвоздев Александр Николаевич

Гловинская Марина Яковлевна

Гумбольдт Вильгельм

Дмитриев Николай Константинович

Дурново Николай Иванович

Есперсен Йенс Отто

Жирмунский Виктор Максимович

Зализняк Андрей Анатольевич

Звягинцев Владимир Андреевич

Золотова Галина Александровна

Ильиш Борис Александрович

Исаченко Александр Васильевич

Карцевский Сергей Осипович

Киприянов Владимир Федорович

Кодухов Виталий Иванович

Крушевский Николай Вацлавович

Кубрякова Елена Самойловна

Кузнецов Петр Саввич

Курилович Ежи

Ломтев Тимофей Петрович

Майтинская Клара Евгеньевна

Марр Николай Яковлевич

Маслов Юрий Сергеевич

Матезиус Вильям

Мейе Антуан

Мещанинов Иван Иванович

Мигирин Виктор Николаевич

Николаева Татьяна Михайловна

Ожегов Сергей Иванович

Панов Михаил Викторович

Пешковский Александр Матвеевич

Поливанов Евгений Дмитриевич

Поспелов Николай Семенович

Потебня Александр Афанасьевич

Реформатский Александр Александрович

Сепир Эдуард

Серебренников Борис Александрович

Сидоренко Евдокия Николаевна

Сидоренко Игорь Яковлевич

Сидоров Владимир Николаевич

Смирницкий Александр Иванович

Солнцев Вадим Михайлович

Соссюр Фердинанд де

Суник Орест Петрович

Тихонов Александр Николаевич

Ушаков Дмитрий Николаевич

Фортунатов Филипп Федорович

Хомский Ноам

Черкасова Евдокия Трофимовна

Шанский Николай Максимович

Шахматов Алексей Александрович

Шведова Наталья Юльевна

Шелякин Михаил Алексеевич

Щерба Лев Владимирович

Щербак Александр Михайлович

Якобсон Роман Осипович

Якубинский Лев Петрович